Адвокат по статье 205.1. Содействие террористической деятельности

с последними изменениями на сегодняшний день

  • По любым вопросам юридического характера
  • По телефону или на приёме в нашем офисе
  • Не навязываем платные услуги
  • Представляем полный порядок действий
  1. Выработка стратегии защиты Вашего права
  2. Подготовка досудебной претензии
  3. Составление жалоб в государственные органы
  4. Оформление и подача заявления в суд
  • Полное сопровождение дела до 100% результата
  • Представление интересов в досудебном порядке
  • Представление интересов в суде первой инстанции
  • Обжалование судебных актов и апелляции

Предоставим бесплатную консультацию по телефону горячей линии 8 (800) 201-78-33 в онлайн-чате в правом нижнем углу сайта, на личном приёме у нас в офисе.

В ходе консультации проанализируем Вашу ситуацию с точки зрения законодательства Российской Федерации

с последними изменениями на сегодняшний день.

Наш специалист определит всевозможные пути решения Вашей ситуации,выявить всевозможные подводные

камни и подскажет как их избежать.

Постоянную поддержку с Вашим личным специалистом В любое время мы на связи и вы всегда сможете

расчитывать на нас и воспользоваться нашими услугами.

  • Вы получите помощь уже на первой консультации.
  • Будете осведомлены и будете знать, как вести себя в Вашей ситуации.
  • Определитесь с порядком действий.

Более 10 тысяч успешных дел

Более 10 лет успешной работы

Приём заявок 24 часа в сутки

Контролируем законностьдеятельности банков

Обеспечиавем защитубезопасности наших клиентов

Пресекаем любые попыткинарушения прав наших клиентов

Пресекаем разглашение информациио долгах клиентов третьим лицам

Защищаем права наших клиентов какпотребителей финансовых продуктов

Добиваемся снижения илисписания выплат по долгам

Адвокат по статье 205.1. Содействие террористической деятельности Адвокат по статье 205.1. Содействие террористической деятельности Адвокат по статье 205.1. Содействие террористической деятельности Адвокат по статье 205.1. Содействие террористической деятельности

Мария Мирошникова

Город Москва

Адвокат по статье 205.1. Содействие террористической деятельности

Александра Смирнова

Город Москва

Просто честно ответьте себе на эти вопросы:

Вы хотите оградить себя и близких от проблем

юридического характера?

Вы хотите снизить Ваши проблемы юридического

характера до минимума?

Вы хотите, чтобы Ваши проблемы решали лучшие

юристы Москвы?

Записаться на приём к юристу

2021 Юридическая компания «Закон»

Адвокат по статье 205.1 УК РФ Содействие террористической деятельности в Москве и РФ, стоимость услуг адвоката

Время на прочтение: 2 мин. • •

Все преступления, попадающие в категорию терроризма, считаются особо опасными и влекут серьезное наказание (чаще всего лишение свободы). Если вам были выдвинуты подобные обвинения, адвокат по статье 205.1 «Содействие террористической деятельности» поможет защититься на всех стадиях расследования и добиться переквалификации, либо освобождения.

Адвокат по статье 205.1. Содействие террористической деятельностиАдвокат по статье 205.1 УК РФ Содействие террористической деятельности в Москве и РФ, стоимость услуг адвоката

Суть статьи 205.1 и специфика дел по ней

Под содействие терроризму попадают вербовка и другие способы привлечения граждан к совершению преступлений такой категории. Такие действия наказываются тюремным заключением от 5 до 15 лет с наложением штрафа до полумиллиона рублей или в размере заработка осужденного за срок до трёх лет.

Также в подпункте этой части указываются меры пресечения спонсирования терроризма или подготовки лица для совершения теракта. Такие действия наказываются тюремным заключением до 15 лет с штрафной санкцией до 700.000 руб., или в размере дохода осужденного за время до 4 лет, либо пожизненным лишением свободы.

По части 2 действия, предусмотренные частью 1, должны быть совершены с использованием своего должностного положения. Наказанием служит заключение под стражу до 20 лет с наложением штрафа до 1000000 рублей или в размере заработка, либо другого дохода подозреваемого до 5 лет и даже пожизненным лишением свободы.

По части 3 рассматривается пособничество в совершении преступлений по ч. 1 и 2, либо 3 ч. ст. 261, ч. Ст. 208 Уголовного Кодекса. Наказание — тюремный срок от 10 до 20 лет.

Часть 4 считается особо тяжёлой. Сюда попадает организация или совершение какого-либо противоправного действия, нарушающего ст. 205, ч. 3 и 4 ст. 206, ч. 4 ст. 211 УК РФ или руководство совершением террористического акта, либо организация финансирования террористической организации.

Такие деяния наказываются тюремным заключением до 20 лет с последующим ограничением свободы до двух лет или пожизненным заключением.

Статья 205.1 считается тяжелой, поэтому квалифицированная помощь адвоката по статье «Содействие террористической деятельности» здесь необходимо чтобы максимально минимизировать последствия для доверителя.

Важно учесть, что лицо, активно помогающее следствию, даже если оно совершило преступление по этой статье, может быть освобождено от уголовной ответственности. Тем более в случаях, если оно своевременно сообщило органам власти о готовящемся преступлении либо предотвратило его.

Стоимость услуг адвоката по статье 205.1 УК РФ

Для защиты по таким тяжелым обвинением важно найти квалифицированного адвоката с большой практикой. И в нашем штате предусмотрены такие специалисты. Стоимость услуг адвоката по статье 205.1 включает:

  • Тщательное ознакомление со всеми документами и подготовка надёжной линии защиты.
  • Сбор доказательств, проведение дополнительных экспертиз, поиск свидетелей —  чтобы доказать невиновность доверителя или переквалифицировать тяжёлую статью на более лёгкую.
  • Адвокат будет присутствовать на всех этапах проведения расследования для предотвращения нарушения прав подозреваемого.

Если вы столкнулись с такими тяжкими обвинениями — не стоит затягивать время! Своевременное обращение к правозащитнику способно дать шанс на освобождение или снижение мер наказания.

Обоснованность законодательной модели состава содействия террористической деятельности и ответственности за это деяние

Казалось бы, формулирование уголовно-правовой нормы, содержащейся в ст.205.

1 УК РФ, направлено на исполнение принятых на себя Россией международно-правовых обязательств, тем более, что состав содействия террористической деятельности сконструирован как усеченный: преступление считается оконченным с момента оказания содействия в целях совершения преступлений террористического характера, независимо от того, будет ли соответствующее преступление фактически совершено и будет ли при этом использоваться оказанное лицом содействие. Однако более глубокий анализ позволяет усомниться в оптимальности избранных средств. Кроме того, выделение в самостоятельный состав содействия конкретным преступлениям террористического характера (как и вовлечения в и их совершение) не согласуется с концептуальными подходами уголовного права к ответственности за соучастие в преступлении, принципом дифференциации ответственности.

Адвокат по статье 205.1. Содействие террористической деятельности

Хабаров А.В.

Самостоятельная норма об уголовной ответственности за содействие террористической деятельности, именовавшаяся «Вовлечение в совершение преступлений террористического характера или иное содействие их совершению» (ст.205.1 УК РФ) была введена Федеральным законом от 24 июля 2002 года № 103-ФЗ[1] и действовала с 28 июля 2002 года.

Указанная норма устанавливала ответственность за вовлечение лица в совершение преступления, предусмотренного статьями 205, 206, 208, 211, 277 и 360 УК РФ, или склонение лица к участию в деятельности террористической организации, вооружение либо обучение лица в целях совершения указанных преступлений, а равно финансирование акта терроризма либо террористической организации.

Включение в уголовное законодательство указанной нормы было обусловлено подписанием и ратификацией Российской Федерацией Международной конвенции ООН от 9 декабря 1999 года “О борьбе с финансированием терроризма”[2] (далее – Конвенция). Конвенция была ратифицирована Федеральным законом от 10 июля 2002 года № 88-ФЗ[3] и вступила в силу для России 27 декабря 2002 года.

Статьей 2 Конвенции предусмотрено, что любое лицо совершает преступление, если оно любыми методами, прямо или косвенно, незаконно и умышленно предоставляет средства или осуществляет их сбор с намерением, чтобы они использовались, или при осознании того, что они будут использованы, полностью или частично, для совершения:

  • какого-либо деяния, представляющего собой преступление согласно сфере применения одного из договоров, перечисленных в Приложении (где указаны международные конвенции, посвященные борьбе с основными преступлениями террористического характера);
  • любого другого деяния, направленного на то, чтобы вызвать смерть какого-либо гражданского лица или любого другого лица, не принимающего активного участия в военных действиях в ситуации вооруженного конфликта, или причинить ему тяжкое телесное повреждение, когда цель такого деяния в силу его характера или контекста заключается в том, чтобы запугать население или заставить правительство или международную организацию совершить какое-либо действие или воздержаться от его совершения. Для того чтобы какое-либо деяние составило преступление, необязательно, чтобы средства фактически использовались для совершения упомянутого преступления.

Любое лицо также совершает преступление, если оно:

  • участвует в качестве соучастника в совершении какого-либо из указанных преступлений;
  • организует других лиц или руководит ими с целью совершения какого-либо из преступлений;
  • способствует совершению одного или нескольких преступлений группой лиц, действующих с общей целью. Такое содействие должно носить умышленный характер и должно оказываться либо в целях поддержки преступной деятельности или преступных целей группы, либо при осознании умысла группы совершить одно из таких преступлений.

Согласно статье 4 Конвенции, каждое государство-участник принимает такие меры, которые могут оказаться необходимыми:

  • для признания уголовными преступлениями согласно его внутреннему праву преступлений, указанных в статье 2;
  • для установления за эти преступления соразмерных наказаний с учетом тяжести этих преступлений.

После принятия Федерального закона от 6 марта 2006 года № 35-ФЗ «О противодействии терроризму»[4] и ратификации Федеральным законом от 20 апреля 2006 года № 56-ФЗ[5] Конвенции Совета Европы о предупреждении терроризма от 16 мая 2005 года статья 205.

1 УК РФ была изложена в новой редакции Федеральным законом от 27 июля 2006 года № 153-ФЗ[6].

Новая редакция данной статьи, действующая с 30 июля 2006 года, именует состав преступления «содействием террористической деятельности» и предусматривает уголовную ответственность за склонение, вербовку или иное вовлечение лица в совершение хотя бы одного из преступлений, предусмотренных статьями 205, 206, 208, 211, 277, 278, 279 и 360 УК РФ, вооружение или подготовку лица в целях совершения хотя бы одного из указанных преступлений, а равно финансирование терроризма.

  Рецидив преступлений в свете изменений уголовного закона

Казалось бы, формулирование уголовно-правовой нормы, содержащейся в ст.205.

1 УК РФ, направлено на исполнение принятых на себя Россией международно-правовых обязательств[7], тем более, что состав содействия террористической деятельности сконструирован как усеченный: преступление считается оконченным с момента оказания содействия в целях совершения преступлений террористического характера, независимо от того, будет ли соответствующее преступление фактически совершено и будет ли при этом использоваться оказанное лицом содействие.

Однако более глубокий анализ позволяет усомниться в оптимальности избранных средств.

Во-первых, стоит обратить внимание, что Конвенция предлагает государствам – участникам криминализировать указанные формы поведения, но вовсе не настаивает на конструировании самостоятельного состава преступления, охватывающего разные формы содействия различным преступлениям террористического характера.

Во-вторых, напротив, Конвенция считает необходимым установление за эти преступления, связанные с содействием преступлениям террористического характера, соразмерных наказаний с учетом тяжести этих преступлений, т.е., другими словами, надлежащее обеспечение дифференциации уголовной ответственности за них.

В-третьих, Конвенция не подразумевает, что если при оказании содействия преступление террористического характера фактически не было совершено, то ответственность должна наступать как за оконченное преступление.

Как нетрудно заметить, большинство деяний, описанных в ст.205.1 УК РФ, представляют собой ничто иное, как соучастие в указанных в этой норме преступлениях террористического характера.

Вовлечение другого лица в совершение преступления (включая его «склонение» или «вербовку», которые отделены от «иного вовлечения» с использованием совершенно непонятного критерия) представляет собой подстрекательство к преступлению (ч.4 ст.33 УК РФ).

Вооружение или подготовка лица в целях совершения указанных преступлений, а равно финансирование конкретного акта терроризма – это пособничество в преступлениях в форме дачи советов или указаний, предоставления информации, средств или орудий совершения преступления (ч.5 ст.33 УК РФ).

Лишь склонение лица к участию в деятельности террористической организации и финансирование такой организации, предусматривавшиеся в первоначальной редакции ст.205.1 УК РФ (но в большей части исключенные из нее с 30 июля 2006 года), могли не быть связаны с соучастием в конкретном преступлении террористического характера.

В связи с этим, самостоятельная криминализация данных форм деятельности, содействующей терроризму, еще можно было как-то оправдать[8]. В настоящее время определение финансирования терроризма, даваемое в примечании 1 к ст.205.1 УК РФ практически исключает возможность отнесения к нему каких-либо действий, не образующих соучастия в том или ином преступлении террористического характера.

Читайте также:  Заявление о выдаче исполнительного листа

Выделение в самостоятельный состав содействия конкретным преступлениям террористического характера (как и вовлечения в и их совершение) не согласуется с концептуальными подходами уголовного права к ответственности за соучастие в преступлении, принципом дифференциации ответственности.

1. Санкция за преступление, предусмотренное ст.205.1 УК РФ, не согласована (да она и не может быть согласована) с санкциями за те преступления, о соучастии в которых фактически идет речь.

Рассматриваемая норма устанавливает равную ответственность за вовлечение другого лица (т.е. за подстрекательство) и за вооружение, подготовку или финансирование (т.е.

за пособничество) в целях совершения совершенно различных преступлений террористического характера.

Так, за вовлечение (вооружение, обучение) другого лица в совершение преступления, предусмотренного ч.3 ст.205 (т.е. особо квалифицированного терроризма), если при вовлечении не использовалось служебное положение, максимальное наказание (в соответствии с ч.1 ст.205.

1 УК РФ) составляет 8 лет лишения свободы, хотя за сам особо квалифицированный терроризм может быть назначено лишение свободы на срок 20 лет или даже пожизненное лишение свободы. За преступление, предусмотренное ст.

277 УК РФ (посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля), и вовсе в качестве альтернативы установлена смертная казнь; а вот наказание за соучастие в нем в формах, описанных в ст.205.1 УК РФ, опять же не может превышать 8 лет лишения свободы.

Наоборот, за соответствующее соучастие с использованием лицом своего служебного положения во вступлении другого лица в незаконное вооруженное формирование либо в нападении на лиц или учреждения, которые пользуются международной защитой, в соответствии с ч.2 ст.205.1 УК РФ максимальное наказание установлено в виде лишения свободы на срок 15 лет, тогда как за само совершение таких преступлений соответственно ч.2 ст.208 и ч.1 ст.360 УК РФ предусматривают не более 5 лет лишения свободы.

Между тем, действующий российский уголовный закон основывается на том, что соучастники преступления (при отсутствии эксцесса исполнителя и некоторых других исключений) подлежат уголовной ответственности за одно и то же преступление, с квалификацией их деяния по одной и той же норме УК РФ, логическим следствием чего является и применение ко всем соучастникам одной и той же санкции, т.е. одних и тех же пределов, в рамках которых суд вправе избрать каждому из соучастников меру наказания (с учетом характера и степени фактического участия в совершении преступления).

Уравнивание уголовной ответственности за соучастие в различных по степени опасности преступлениях недопустимо как с точки зрения основных начал российского уголовного законодательства, так и с позиции упомянутых положений Конвенции.

Интересно, что если соучастие в преступлениях террористического характера выразилось в иной форме, чем указано в ст.205.

1 УК РФ (например, если пособничество в преступлении выражалось в предоставлении других орудий или средств преступления, нежели оружие или финансовые средства, в устранении препятствий к совершению преступления, предоставлении информации, но не обучении, подготовке другого лица и т.п.

), то содеянное должно будет квалифицироваться уже не по ст.205.1 УК РФ, а именно как соучастие в том или ином преступлении из числа предусмотренных ст.ст.205, 206, 208, 211, 277, 278, 279 или 360 УК РФ.

Таким образом, различие в форме пособничества в преступлении террористического характера, которое вряд ли имеет существенное значение с точки зрения опасности содеянного, вызывает существенно различную уголовно-правовую оценку содеянного с совершенно различными пределами ответственности.

2. Говорить о том, что усеченные составы преступлений являются средством дифференциации уголовной ответственности, можно только в отрицательном смысле. Внимательное изучение данного вопроса, напротив, свидетельствует, что конструирование большинства усеченных составов фактически нивелирует все те общие средства дифференциации уголовной ответственности, которые имеются в уголовном законе.

Речь, в первую очередь, идет о том, что в отношении преступлений с усеченным составом не применяются положения об ограничении максимального предела наказания за приготовление к преступлению и покушение на преступление, установленные ст.66 УК РФ.

Аргумент о повышенной опасности таких преступлений в данном вопросе ни в чем не убеждает потому, как сравнение их опасности с опасностью каких-либо других преступлений с иной конструкцией состава никак не объясняет фактическое уравнивание ответственности за оконченное и фактически (не юридически) оконченное преступление.

В конечном итоге, более высокая степень опасности таких преступлений должна найти выражение в более строгой санкции. Гораздо важнее здесь то, что фактически завершенное преступление независимо от конструкции его состава более опасно, чем только начатое (а тем более готовящееся) преступление.

Никем из специалистов в области уголовного права данный постулат под сомнение не ставился или, по крайней мере, аргументированно не опровергался. Соответственно, нет и никакого удовлетворительного объяснения, почему преступления с усеченными составами выводятся из-под действия общего правила дифференциации уголовной ответственности за неоконченные и оконченные преступления.

Также не убеждает и аргумент о необходимости конструирования усеченных составов для пресечения их на более ранних стадиях[9]. Именно для решения такой задачи и предназначен в уголовном праве институт неоконченных преступлений, и не ясно, в чем его недостаточность в этом отношении.

Институт неоконченного преступления не срабатывает здесь только в отношении преступлений, составы которых усечены до стадии приготовления к тем преступным деяниям, которые сами по себе являются преступлениями небольшой или средней тяжести, поскольку приготовления к таким преступлениям уголовной ответственности, согласно ч.2 ст.30 УК РФ, не влекут (из числа упомянутых в ст.205.1 УК РФ преступлений к числу преступлений средней тяжести относятся преступления, предусмотренные ч.2 ст.208 и ч.1 ст.360 УК РФ). Но и в этом случае гораздо логичнее было бы не формулировать усеченный состав, а предусмотреть в соответствующей норме Особенной части УК РФ примечание, которым бы делалось исключение из общего правила ч.2 ст.30 УК РФ и предусматривалось, что по соответствующей норме (со ссылкой ч.1 ст.30 УК РФ и с применением всех иных правил об ответственности за неоконченные преступления) может нести ответственность лицо, совершившее некоторые приготовительные действия.

Итак, все вышеизложенное позволяет прийти к выводу о том, что выделение в ст.205.

1 УК РФ самостоятельного состава содействия террористической деятельности, охватывающего подстрекательство и некоторые формы пособничества к различным преступлениям террористического характера, не может быть признано целесообразным. Эти деяния должны влечь ответственность в соответствии с общими положениями о соучастии в преступлении.

Литература

  1. Собрание законодательства Российской Федерации. – 2002. – № 30. – Ст.3020.
  2. Собрание законодательства Российской Федерации. – 2003. – № 12. – Ст.1059.
  3. Собрание законодательства Российской Федерации. – 2002. – № 28. – Ст.2792.
  4. Собрание законодательства Российской Федерации. – 2006. – № 11. – Ст.1146.
  5. Собрание законодательства Российской Федерации. – 2006. – № 17 (часть 1). – Ст.1785.
  6. Собрание законодательства Российской Федерации. – 2006. – № 31 (часть 1). – Ст.3452.
  7. Стешин А.Ю. Правовое обеспечение противодействия финансированию террористической деятельности // Законодательство. – 2004. – № 10. – С.67.
  8. Там же. С.68.
  9. Мальцев В.В. Проблема уголовно-правовой оценки общественно опасных последствий. – Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 1989. – С.57.

Информация о правовых последствиях совершения правонарушений экстремистской и террористической направленности

При проведении собраний, митингов, демонстраций, шествий и пикетирования не допускается осуществление экстремистской деятельности.

Организаторы массовых акций несут ответственность за соблюдение установленных законодательством Российской Федерации требований, касающихся порядка проведения массовых акций, недопущения осуществления экстремистской деятельности, а также ее своевременного пресечения.

Участникам массовых акций запрещается иметь при себе оружие, а также предметы, специально изготовленные или приспособленные для причинения вреда здоровью граждан или материального ущерба физическим и юридическим лицам. 

Терроризм – это крайнее проявление экстремизма. Явление, связанное с насилием, угрожающее жизни и здоровью граждан.

Действия и преступления, имеющие террористический характер, регулируются исключительно Уголовным кодексом Российской Федерации, а именно: статья 205 – террористический акт, то есть совершение взрыва, поджога или иных действий, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных общественно опасных последствий, если эти действия совершены в целях нарушения общественной безопасности, устрашения населения либо оказания воздействия на принятие решений органами власти, а также угроза совершения указанных действий в тех же целях. К преступлениям террористического характера, помимо собственно террористического акта, закон относит содействие террористической деятельности (ст.205.1 УК РФ), публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма (ст.205.2 УК РФ), захват заложника (ст.206 УК РФ), заведомо ложное сообщение об акте терроризма (ст.207 УК РФ), посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля (ст.277 УК РФ) и др. Данные преступления влекут за собой наказание в виде лишения свободы на разные сроки, вплоть до двадцати лет, а также пожизненное лишение свободы.

Уголовная ответственность за совершение преступлений экстремистского и террористического характера (Статья УК РФ — Максимальный срок (размер) наказания):

Ст. 205 Террористический акт — Пожизненное лишение свободы

Ст. 205.

1 Содействие террористической деятельности — Пожизненное лишение свободы

Ст. 205.

2 Публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публичное оправдание терроризма — лишение свободы до пяти лет

Ст. 205.

3 Прохождение обучения в целях осуществления террористической деятельности — наказывается лишением свободы на срок от пятнадцати до двадцати лет с ограничением свободы на срок от одного года до двух лет или пожизненным лишением свободы.

Ст. 205.

4 Организация террористического сообщества и участие в нем — лишение свободы на срок от пятнадцати до двадцати лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового и с ограничением свободы на срок от одного года до двух лет или пожизненным лишением свободы.

Ст. 205.

5 Организация деятельности террористической организации и участие в деятельности такой организации — лишение свободы на срок от пятнадцати до двадцати лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового и с ограничением свободы на срок от одного года до двух лет или пожизненным лишением свободы.

Ст. 206 Захват заложника — Пожизненное лишение свободы

Ст. 207 Заведомо ложное сообщение об акте терроризма — Лишение свободы на срок до десяти лет.

Ст. 280 Публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности — Лишение свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет

Ст. 280.1 Публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности РФ — лишение свободы на срок о пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет

Ст. 282. Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства — Лишение свободы на срок до шести лет.

Ст. 282.1. Организация экстремистского сообщества — Лишение свободы на срок до двенадцати лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до десяти лет и с ограничением свободы на срок от одного года до двух лет.

Ст. 282.2. Организация деятельности экстремистской организации — Лишение свободы на срок до двенадцати лет с ограничением свободы на срок до десяти лет либо без такового и с ограничением свободы на срок от одного года до двух лет.

Читайте также:  Юрист по госзакупкам - консультации и услуги адвоката по 44-ФЗ

Содействие террористической деятельности (ст. 205.1 УК РФ)

Террористическая деятельность является общим признаком для всех преступлений террористической направленности. Поэтому ст. 205, 205.1, 205.2 следует рассматривать как нормы специальные по отношению к общему феномену – террористическая деятельность.

Непосредственным объектом содействия террористической деятельности является общественная безопасность.

Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 205.1, состоит из деяний, которые полностью охватываются подстрекательством к преступлению, поскольку возбуждают решимость лица на совершение преступного деяния, а также из деяний, которые, в отличие от подстрекательства, лишь частично охватываются пособничеством.

К подстрекательским действиям относятся склонение, вербовка, иное вовлечение лица в совершение хотя бы одного из перечисленных в статье преступлений, которые законодатель считает разновидностями террористической деятельности: ст. 205, 206, 208, 211, 277, 278, 279, 360 УК РФ. Словом, любое «подстрекательское проявление», в чем бы оно ни выражалось, становится признаком объективной стороны рассматриваемого состава.

Пособничество в ч. 1 ст. 205.1 представлено в усеченном виде: законодатель выделил здесь только вооружение, подготовку лица в целях совершения хотя бы одного из перечисленных преступлений и финансирование терроризма.

Так, не расшифровывая признаки пособничества террористической деятельности, справедливо полагая, что употребляемые в законе понятия достаточно информативны, законодатель, однако, счел необходимым закрепить следующее определение понятия финансирования в примечании 1 к ст. 205.1.

Финансирование терроризма в УК РФ понимается как предоставление или сбор средств либо оказание финансовых услуг с осознанием того, что они предназначены для финансирования организации, подготовки или совершения хотя бы одного из преступлений, предусмотренных ст. 205, 205.

1, 205.2, 205.3, 205.4, 205.5, 206, 208, 211, 220, 221, 277, 278, 279, 360 УК РФ, либо для обеспечения организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации), созданных или создаваемых для совершения хотя бы одного из указанных преступлений.

  • Состав преступления – формальный: деяние окончено с момента окончания соответствующего действия.
  • Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом: субъект осознает, что содействует террористической деятельности определенным способом и желает оказать такое содействие.
  • Субъект преступления – общий: физическое вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет.

Квалифицированным видом содействия террористической деятельности по ч. 2 ст. 205.1 является использование служебного положения, которое выражается в эксплуатации возможностей, которые предоставляет служебные полномочия как должностного, так и профессионального характера. Например, дворник.

Субъект преступления – специальный: лицо, обладающее служебными полномочиями, которые могут быть использованы для содействия террористической деятельности.

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом.

Отдельным видом содействия террористической деятельности является пособничество в совершении преступления, предусмотренного ст. 205 УК РФ (ч. 3 ст. 205.1). Здесь пособничество представлено в целостности, т.е. так, как описано в ч. 5 ст. 33 УК РФ, в отличие от усеченного пособничества, предусмотренного в ч. 1 рассматриваемой статьи.

Но эта целостность распространяется только на ст. 205, а к другим нормам УК РФ, составляющим террористическую деятельность, отношение не имеет. Получается довольно странная картина: если пособничество, например, в виде финансирования терроризма, касается ст. 205 УК РФ, тогда деяние квалифицируется по ч. 1 ст.

205, но если совершению террористического акта оказывается пособничество в ином варианте, например посредством устранения препятствий, тогда ответственность становится более строгой – по ч. 3 ст. 205 УК РФ (объяснение такому законодательному решению дать трудно). Несмотря на некоторую корявость стиля законодательного текста в примечании 1.1 к ст. 205.

1 предложено определение пособничества, которое зачем-то полностью копирует текст ч. 5 ст. 33 УК РФ.

Субъект преступления – общий: физическое вменяемое лицо, достигшее возраста 16 лет.

Субъективная сторона характеризуется прямым умыслом.

При определенных условиях лицо, оказавшее содействие террористической деятельности, освобождается от уголовной ответственности. Условия, необходимые для освобождения, содержатся в примечании 2 к ст. 205.1. Эти условия аналогичны условиям освобождения от уголовной ответственности за террористическую деятельность (см. примечание к ст. 205 УК РФ).

В ч. 4 ст. 205.1 установлена ответственность организатора совершения хотя бы одного из преступлений, предусмотренных ст. 205, 205.3, ч. 3 и 4 ст. 206, ч. 4 ст. 211 УК РФ; руководителя совершения хотя бы одного из перечисленных преступлений, а также организация финансирования терроризма.

Субъектом данного преступления является организатор или руководитель хотя бы одного из перечисленных преступлений, а также организатор финансирования терроризма. Удивительно, однако, почему организатор преступлений, предусмотренных ст. 277, 278, 279 и 360 УК РФ к ответственности не привлекается, хотя подстрекательство к этим преступлениям наказуемо.

Экспертное заключение по ст. 205.1 ч. 1.1 УК РФ (Финансирование терроризма)

Ко мне обратился отец осужденной, когда приговор уже вступил в законную силу  с просьбой принять дело  в целях отмены/ пересмотра приговора.

Обычно, когда дело  касается кассационной, надзорной инстанции я прошу сначала предоставить мне время для ознакомления с материалами дела, с тем, чтобы определить имеются ли существенные нарушения по делу, в том смысле как их понимает ст. 389.17 УПК РФ.

 При этом поясняю обратившемуся, что по результатам ознакомления с делом напишу заключение, в котором либо укажу на наличие нарушений, которые имеют перспективный характер, либо укажу почему не считаю приговор перспективным для обжалования.

Хотя ст. 7 ч. 1 Кодекса профессиональной этики и разрешает нам  принимать дела при наличии у нас сомнения в перспективе дела,  но как –то все так спокойнее.

И потом, куда торопиться процесс на данной стадии инициативен, апелляционной инстанцией выступала Судебная коллегия  по делам военнослужащих Верховного суда РФ, а в ее составе всего шесть судей, и она же была бы кассационной инстанцией (ст. 401.3 ч.1. п. 4 УПК РФ). В общем торопиться было некуда.

Ознакомившись с материалами дела, впервые в своей жизни могу сказать, что видел дело идеально расследованное, не содержащее в себе никаких существенных процессуальных нарушений.

С одной стороны, это, конечно все бы хорошо, но удивительным представляется то, что с фактической точки зрения это дело – совершеннейший абсурд, если предположить правдивость показаний осужденной.

 Указанное дело представляется свидетельством того, что выходя, допустим, из церкви и раздавая милостыню, вы можете подать  лицу, заочно обвиненному в терроризме и тем самым стать субъектом уголовной ответственности по  ст. 205.1 ч. 1.1.

УК РФ (Финансирование терроризма).

Это еще раз доказывает, что наше учение о составе преступления, собственно позволяет находить признаки оного фактически в любом деянии при наличии к тому заинтересованности следствия и суда.

К сожалению, Доверитель почти обиделся, когда сообщил ему, что не считаю обжалование перспективным.  «Это дело, — говорит – кишит нарушениями!»…

 * * * * * 

ЭКСПЕРТНОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 г. Москва 9.04.2020

Мне адвокату Адвокатской палаты г. Москвы, Чернову Р.П., имеющему регистрационный номер 77/7277 в Реестре адвокатов Главного управления г. Москвы, общий стаж работы по юридической специальности 21 год, предложено высказать свое мнение о правомерности уголовного преследования и осуждения, наличию или отсутствию  оснований для изменения, отмены  приговора гр. А(…).

Как заводят дела по статье о финансировании терроризма и почему любой может оказаться в тюрьме?

Мать четырех детей Лилия Саидова находится в СИЗО — ее обвиняют в том, что несколько лет назад она сделала два банковских перевода лицам, связанным с террористами в Сирии. Лилия, которая думала, что переводит деньги своему брату в Турцию, получила пять лет тюрьмы, а ее дети живут теперь у родственников.

Статья 205.

1 («содействие террористической деятельности», в том числе финансирование терроризма) относится к категории тяжких, наказание предусмотрено вплоть до пожизненного, при этом размер «финансирования» не играет роли. Как люди оказываются за решеткой из-за переводов родственникам или друзьям и почему суды выносят обвинительные решения, имея крайне скромную доказательную базу — в материале «МБХ медиа».

Уроженка Чечни Лилия Саидова закончила медицинский университет в Москве. Девушка пошла по стопам отца — она решила стать стоматологом. Такое же решение принял и ее младший брат.

Но в 2016 году ситуация изменилась — брат Лилии, которому еще не было двадцати, неожиданно для родственников уехал в Турцию.

Позже он вышел с родными на связь и объяснил, что хотел жениться на женщине значительно старше него, которая тогда жила в Турции.

Семья Саидовых надеялась, что сын передумает и вернется домой. Родители приезжали в Турцию и пытались его разыскать. Позже он вышел на связь с Лилией Саидовой и попросил перевести ему деньги, потому что находился в трудном финансовом положении.

Для перевода брат сообщил Лиле данные незнакомых ей женщин. Лилия перечислила две суммы — 94 тысячи рублей на карту Сбербанка одной из них и 2,6 тысяч долларов через «Вестерн Юнион» на имя другой женщины.

Домой брат так и не вернулся, а в 2017 году семья Саидовых узнала от третьих лиц, что он погиб в Сирии.

В декабре 2018 года Лилия находилась в доме семьи в Урус-Мартане — у нее был декретный отпуск. В дом пришли силовики с обыском и задержали Лилию. Вскоре ей предъявят обвинение по части 1 статьи 205.

1 УК РФ — содействие террористической деятельности, основанием для которого станут те два банковских перевода. Младшему ребенку на момент задержания матери было чуть больше года, старшей дочери 10 лет.

Всего у Лилии четверо детей — воспитывала она их сама.

Дела по различным частям статей 205.1 УК РФ или 208 УК РФ (1 часть предусматривает наказание за финансирование незаконного вооруженного формирования) для России совсем не редкость.

Помимо известных случаев, например дела дагестанского журналиста Абдулмумина Гаджиева, есть много не столь заметных дел, когда людям давали серьезные тюремные сроки за перевод, к примеру, 10 тысяч рублей. Согласно последнему заявлению директора ФСБ Александра Бортникова, за 10 лет в России было выявлено 728 случаев финансирования террористической деятельности.

Часто в делах, основанием для которых стал перевод денежных средств, фигурируют сразу две статьи — 205.1 и 282.2 (организация деятельности экстремистской организации), что в совокупности утяжеляет наказание. В деле Абдулмумина Гаджиева, к примеру, три статьи — ч. 2 статьи 205.5 (участие в деятельности террористической организации, которая была ликвидирована судом), ч.

2 статьи 282.2 (участие в ликвидированной экстремистской организации), и ч. 4 статьи 205.1 — организация финансирования терроризма. В совокупности наказание предусмотрено до пожизненного срока.

По делу о финансировании терроризма сначала проходило семь человек, заявлялось о некой организованной группе, в которую входила и Лилия Саидова. Но на суде многие доказательства просто исчезли, четверо были в итоге освобождены из-за отсутствия улик.

Дело Саидовой выделили в отдельное производство, и несостыковки в нем сложно сосчитать, говорит адвокат Лилии Иннара Багдасарян. «Она переводила деньги брату в Турцию, доказательств того, что потом ее брат погиб в Сирии, фактически нет. Специалист по финмониторингу определила, что деньги Саидова перечисляла в Стамбул.

Если бы ваш родственник позвонил вам и попросил перевести ему деньги, потому что у него финансовые трудности, вы бы не перечислили? Это чисто бытовая ситуация».

Чтобы доказать, что у человека был умысел в финансировании терроризма, нужно приводить какие-то связи, чего сделано не было. Но Саидова все равно была осуждена на пять лет колонии. «Мы подали апелляционную жалобу, дело будет рассматривать вторая инстанция. Саидова находится в СИЗО № 6 в Москве.

Дети все это время находятся у ее родственников», — рассказывает адвокат. В защиту Саидовой была опубликована петиция, которая собрала более пяти с половиной тысяч подписей, но суд этим не заинтересовался. Отказывали адвокату и в разных ходатайствах. Отказали в допросе свидетеля.

Читайте также:  НДС со стоимости переданных арендодателю неотделимых улучшений

«Чтобы доказать финансирование терроризма, ничего в деле у них нет. Только факт перевода двум женщинам. По одной из них имеется постановление о возбуждении уголовного дела, якобы она находится в Сирии — но приговора нет. По второй возбуждено уголовное дело за хранение оружия.

Эта статья не имеет отношения к финансированию терроризма», — поясняет Багдасарян.

Показания о том, что Лилия Саидова состояла в преступной группе, дал человек, который в суде же от них отказался. Он объяснил, что находился месяц в карцере (в данный момент отбывает наказание по другому делу. — «МБХ медиа»), что к нему приехали следователи и «подсунули кучу документов», которые он подписал, не читая, а Лилию Саидову он не знает вообще.

Несколько лет назад Лилию Саидову и ее родителей опрашивали по поводу ее брата чеченские эфэсбэшники — когда появилась информация, что он мог погибнуть в Сирии. «Но у нас нет коллективной ответственности. Брат, сестра, мать, отец не отвечают за действия родственников», — подчеркивает адвокат.

«У меня вопрос к ФСБ — если вы знали, что эти две женщины, которым Саидова перевела деньги по просьбе брата, замешаны в финансировании терроризма, то почему карты были рабочие? Есть список Росфинмониторинга, и люди, которые подозреваются в финансировании терроризма, в него заносятся. Карты блокируются. Тем более, это Сбербанк», — говорит Иннара Багдасарян.

Официальных документов о том, что брат Лилии Саидовой погиб и был связан с запрещенной организацией, в деле нет. Нет приговоров и по женщинам, которым Саидова перевела деньги.

«Кажется, им просто нужна еще одна „палочка“, — говорит Багдасарян. (имея в виду „палочную систему“. — „МБХ медиа“). Она же не знала, кто это такие. Мы тоже ходим и оплачиваем что-то тем или иным людям.

Откуда мы знаем, что завтра этих людей посадят? Получается, что и нас могут привлечь».

Благотворительность или терроризм

В октябре 2019 года силовики пришли в дом в городе Баксан в Кабардино-Балкарии. Там жили Аскерби и Лианна Хамуковы — родственники руководили благотворительным фондом «Одно тело». Фонд собирал деньги с частных лиц и занимался покупкой продуктов и одежды для малоимущих.

Через два дня после того, как силовики пришли за Аскерби и Лианной, ФСБ опубликует релиз о поимке лиц, причастных к финансированию терроризма.

«Под видом благотворительности ими было собрано более 6 миллионов рублей, которые переводились за рубеж для совершения преступлений террористической направленности в Сирийской Арабской Республике», сообщило ФСБ.

Ни одного следственного действия с момента задержания и по сегодняшний день ни с Аскерби, ни с Лианной проведено не было, рассказал «МБХ медиа» адвокат Магомед Абубакаров. «Были неоднократные ходатайства с их стороны, в том числе с требованием их опросить, но и этого не было сделано», — уточняет адвокат.

Хамуковых обвиняют в финансировании террористической деятельности, но при этом ни одного факта перевода или передачи денег лицу, как-то связанного с террористами, до сих пор не представлено. «Видимо, понимая, что удерживают их под стражей незаконно, сейчас возбудили дела по другим статьям.

Аскерби при задержании допрашивали про его брата, убитого в 2014 году, который был участником незаконного вооруженного формирования (НВФ) и был женат на Лианне Хамуковой. Когда-то он давал показания по этому делу.

Там не было показаний даже на пособничество терроризму, но сейчас все равно в отношении обоих возбудили дело по другим статьям УК — пособничество участникам НВФ и членство в НВФ. Мы полагаем, что это лишь оправдание их удержанию — так как первое дело по финансированию, видимо, придется прекратить, так как нет доказательств.

А по новым статьям дело будет направлено в Ростовский военный суд, где разбираться особенно не будут. Возможно, таким образом они хотят дальше фабриковать дело и получить приговор», — считает Абубакаров. Адвокат подал жалобу на бездействие следственных органов, до этого были жалобы в прокуратуру, но они ничего не дали.

Жалоба по ст. 125 УПК все еще не рассмотрена. Обвинение в организации финансирования терроризма пока что в деле остается. «Они говорят только, что под видом благотворительной деятельности осуществлялось финансирование терроризма. Но нет ни одного факта, что деньги были кому-то потом переданы.

Есть только указание, что за какое-то время они собрали около 6 миллионов на свои карты. Но факта, что они отдали из этих денег кому-то хотя бы рубль, нет», — поясняет адвокат.

Фонд «Одно тело» осуществлял только помощь продуктами и одеждой, денежная помощь не предусматривалась. Лианна Хамукова находится под домашним арестом с малолетним ребенком, которого она родила на следующий день после задержания. Аскерби Хамуков находится в московском СИЗО.

8 лет тюрьмы за 10 тысяч рублей

В делах о финансировании терроризма далеко не всегда фигурируют крупные суммы денег. Дело Хамуковых, которые якобы собрали террористам около шести миллионов — скорее исключение из правил. В 2018 году в Москве перед судом предстало семь человек, которых обвинили в том, что они помогли террористам, перечисляя деньги в помощь Абу Умару Саситлинскому.

Один из обвиняемых, к примеру, перевел на некую банковскую карту пять тысяч рублей. До сих пор идет дело Георгия Гуева, которого задержали больше года назад и обвинили в том, что он за четыре года перечислил 50 миллионов рублей на помощь террористам.

Правда, цифра в обвинительном заключении менялась и упала в итоге до 31,7 тысяч рублей, из которых чуть более 7 тысяч Гуев перевел в благотворительный фонд «Живое сердце» (фонд «Мухаджирун», зарегистрирован в Англии, основан Абу Умаром Саситлинским, занимается сбором пожертвований на строительство колодцев в Африке. — «МБХ медиа»).

Обвинение утверждает, что ему было известно, что его 7 тысяч рублей пошли не в помощь страдающим от засухи африканцам, а на нужды террористов.

В феврале суд в Москве приговорил к восьми годам строгого режима и году ограничения свободы после отбытия наказания 32-летнего жителя Дагестана Шаври Гаджиева, обвиняемого по ч.1 статьи 208 УК РФ (финансирование незаконного вооруженного формирования).

Задержали его в ноябре 2018 года — при этом долгое время родственники не знали, где он находится. Защита Гаджиева считает обвинение бездоказательным, а задержание — незаконным. В момент задержания Гаджиев, недавно вышедший из тюрьмы, находился дома со специальным браслетом на ноге.

Хотя правоохранительные органы знали о его местонахождении, его все равно объявили в розыск. Основанием для обвинения стал перевод на 10 тысяч рублей, который был осуществлен якобы Гаджиевым через отделение Сбербанка в 2014 году.

Сумма в 10 тысяч рублей была переведена лицу, которое, по мнению следствия, является членом незаконного вооруженного формирования. Вывод был сделан на основании приходно-кассового ордера, оформленного в отделении Сбербанка. «Согласно этому ордеру, человек с паспортом Гаджиева перевел эти средства.

Но почерковедческая экспертиза не подтвердила, что подпись принадлежит Гаджиеву. Сразу после заключения экспертизы у следствия появились два засекреченных свидетеля. Они сказали, что в 2014 году на стройке познакомились с человеком по имени Шаври, который им рассказал, что материально помогает друзьям в Сирии. И все.

Следствие имело возможность устроить очную ставку, но ни опознание, ни очные ставки не проводились. В суде свидетели не пояснили, узнают ли они в Шаври Гаджиеве человека, с которым общались в 2014 году. Но следствие сделало выводы на основании таких ограниченных данных», — говорит адвокат Юлия Бондаренко.

Адвокат подчеркивает, что фраза о помощи друзьям в Сирии не проясняет, что это за друзья: «Может, он оказывал помощь нашему контингенту? Или тем, кто борется против НВФ? Можно толковать это как угодно».

Наказание в виде ограничения свободы Гаджиев в момент задержания отбывал в Махачкале и был под контролем органов ФСИН. Осужден он был за помощь боевикам в Дагестане. «Он приносил им продукты, делал это под давлением — он сам объяснял, что по-другому поступить не мог», — рассказывает Бондаренко.

Согласно нынешнему обвинению Шаври Гаджиев перевел деньги некоему Магомадову, но в деле нет никакого подтверждения, что этот Магомадов причастен к НВФ. «В деле нет материалов о решении относительно Магомадова.

А вина человека устанавливается вступившим в силу решением суда. Любая информация о его причастности к НВФ основывалась только на рапортах заинтересованных сотрудников, которые уже допустили незаконное задержание Гаджиева.

И есть основание сомневаться в других данных, представленных ими», — подчеркивает Бондаренко.

Наличие доказательств в виде рапортов оперативных сотрудников в делах о финансировании терроризма — не редкость: то же самое рассказывал «МБХ медиа» один из адвокатов дагестанского журналиста Абдулмумина Гаджиева.

Ему тоже предъявлены обвинения в финансировании терроризма, в деле фигурирует один засекреченный свидетель и рапорты оперативных сотрудников. Такие дела объединяет достаточно скудная доказательная база, но большие сроки окончательных приговоров. Дела по статьям, связанным с терроризмом, обычно рассматривает военный суд.

По российской практике, шанс на оправдательный приговор или мягкое наказание стремится к нулю. Оспорить решение военного суда практически невозможно.

Суд в Москве приговорил двоих мужчин к 8 и 14 годам строгого режима за содействие терроризму

«Собранные следственными органами ГСУ СК РФ по Москве доказательства признаны судом достаточными для вынесения приговора в отношении Шахзода Умматкулова, его соучастника Билолдина Паттаева, участников организации, которая в соответствии с законодательством признана террористической.

В зависимости от роли каждого, они признаны виновными в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 205.2 («Оправдание терроризма»), ч. 2 ст. 205.5 («Участие в деятельности организации, которая признана террористической»), ч. 1.1 ст. 205.1 («Финансирование терроризма»), ч. 1 ст. 30, ч. 1 ст. 205 («Приготовление к террористическому акту»), ч. 1 ст. 223.

1 («Изготовление взрывного устройства»), ч. 1 ст. 222.1 УК РФ («Хранение взрывного устройства»)», — рассказала Иванова.

Кроме того, следствием и судом установлено, что Шахзод Умматкулов, являясь участником организации, деятельность которой в соответствии с законодательством РФ признана террористической, в 2019 году разместил в одной из социальных сетей видеоролик, оправдывающий террористическую деятельность. После этого в марте 2020 года, желая поддержать деятельности террористической организации на территории Сирийской Арабской Республики, действуя совместно с Паттаевым, осуществил перевод денежных средств для целей поддержки террористической деятельности.

«Продолжая свои преступные действия, Умматкулов, действуя по указанию куратора, находящегося на территории Сирии, изготовил самодельное взрывное устройство, которое намеревался использовать при проведении массового мероприятия на территории столичного региона летом 2020 года, однако не довел свой преступный умысел до конца, так как его действия были пресечены сотрудниками Следственного комитета, ФСБ России и ЦПЭ ГУ МВД России по Москве», — пояснила Иванова.

Так, следователями столичного подразделения СК России проведены многочисленные обыски и задержания на территории региона, в кратчайшие сроки установлены и задержаны соучастники.

Проведен значительный объем следственных действий, допрошено более 20 свидетелей, проведены комплексные судебные экспертизы, получены выписки банковских счетов.

По запросу следствия проведены финансовые расследования.

«Приговором суда Умматкулову назначено наказание в виде 14 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима, Паттаеву назначено наказание в виде 8 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима», — говорится в сообщении.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *