Речь защитника об оправдании подсудимого по ст. 163, 330 УК РФ

РЕЧЬ ЗАЩИТНИКА

в прениях по уголовному делу

по обвинению П.Г.Л.

Ваша честь, предметом рассмотрения по данному делу является наличие или отсутствие в действиях подсудимого П. Г.Л. состава преступления.

Что же совершил подсудимый? Если коротко описать его действия, то он забрал обратно украденный у него сотовый телефон и пытался возместить себе понесенные им, в результате хищения у него телефона, а так же помочь возместить убытки, понесенные потерпевшим А.

  • Прокуратура предлагает квалифицировать действия моего подзащитного, как самоуправство и вымогательство.
  • С предложенной квалификацией не согласен, как не согласен и с тем, что действия моего подзащитного вообще подлежат квалификации по какой-либо из статей УК РФ.
  • Начну с самоуправства.

Гособвинитель полагает, что потерпевшему А. был причинен существенный вред, а именно в размере стоимости телефона, т.е. 2600 рублей, которые он заплатил, покупая телефон у потерпевшей Ф.

Чем подтверждается факт того, что А. заплатил эти деньги? Показаниями самого потерпевшего. Частично и показаниями свидетеля П.

, который подтвердил, что действительно телефон был приобретен при обстоятельствах, описанных А. Больше ни чем.

Показания потерпевшего А., в части приобретения телефона за названную им сумму, опровергаются показаниями потерпевшей Ф. Она говорит, что такой телефон в ее магазине вообще не продавался.

При этом, по словам гособвинителя, показания потерпевших согласуются между собой.

Если они согласуются, то, что же тогда можно назвать противоречием? Чьи показания правильнее, кто говорил правдивее? Я полагаю, что в данном случае потерпевшая Ф.

Можно сказать, что в данном случае мое мнение основано на предположении. Это правда. Но обвинительный приговор, в отличие от моего мнения, не может быть основан на предположениях. А вопрос о сумме, которую платил или не платил потерпевший А., крайне важен.

Не установив точной суммы, нельзя делать вывод о том, что действия моего подзащитного причинили существенный вред протерпевшему А.. Нельзя же всерьез рассматривать мнение прокуратуры о том, что действия моего подзащитного подорвали авторитет всех работников всех правоохранительных органов РФ.

А существенного вреда вообще, в целом, без конкретизации, не бывает.

Что касается материальных требований потерпевшего А., то они должны быть предъявлены не подсудимому, а продавцу, продавшему столь проблемный телефон, да еще и без документов.

Относительно же того, что человек, которого вызывают в милицию, уже изначально боится и его действия в милиции, пусть даже, с виду, добровольные, совершаются под давлением испуга оттого, что он попал в милицию, то такая позиция находит полный отклик и понимание в моем адвокатском сердце.

Абсолютно согласен. К сожалению, вся судебная практика идет по противоположному пути.

Сколько раз я пытался объяснить, что люди давали показания в милиции, будучи напуганными одним фактом нахождения в милиции, и подписывали свои показания, не читая, от страха, столько же раз суды не признавали эти доводы, поясняя, что в милиции ничего страшного нет, и для того, что бы человек испугался, на него милиционеры должны были оказывать какое-то воздействие. Увы, и в данном случае, полагаю, что приход потерпевшего в милицию, сам по себе, еще не говорит о том, что телефон он отдал против своей воли. А специально его не пугали, как указывает сам потерпевший.

И вообще, о каком оспаривании правомерности действий П.Г.Л может идти речь, если он забирает телефон, который (и это никем не оспаривается) принадлежит ему, поскольку подарен ему его женой, у которой есть документы на этот телефон. Причем забирает он его у А., у которого нет на телефон никаких документов, у него нет даже чека.

Какой закон или нормативный акт запрещает гражданину забрать похищенное у него имущество у лица, которое не может предъявить никаких документов на право владения этим имуществом? Теперь, если у меня на улице отберут сотовый телефон, то я не могу тут же отобрать его обратно? Мне сначала нужно пойти написать заявление, велев грабителю обождать меня и никуда не уходить? Кто-то может сказать, что это другая ситуация, но в чем она другая, в том, что с момента пропажи телефона прошло время? Какое время должно пройти, что бы ситуация стала другой? Как раз право собственности граждан, в том числе и П.Г.Л. должны охраняться законом, как это записано в Конституции РФ.

Таким образом, в действиях П.Г.Л. в отношении потерпевшего А. отсутствует состав преступления, предусмотренного ст. 330 УК РФ, не говоря уже о ст.286 УК РФ.

Теперь о вымогательстве.

Конечно угроза написания заявления, или, как говорит сама потерпевшая, угроза того, что сам П.Г.Л., лично, возбудит уголовное дело, это угроза распространения сведений, позорящих потерпевшую. Согласен. Но только с одной оговоркой. Только в том случае, если возбуждение уголовного дела, в отношении П.Г.Л.

, тоже признать распространением сведений, позорящих его. В противном случае получается дискриминация. Если П.Г.Л. пишет заявление, или сам, каким-то образом возбуждает уголовное дело, то он позорит потерпевшую. А если возбуждают в отношении его, то никакого позора нет. Это, по меньшей мере, несправедливо.

Теперь посмотрим, что такое распространение сведений, позорящих потерпевшую? Ст.129 УК РФ – это клевета. То есть П.Г.Л. должен был заведомо знать, что распространяемые им сведения заведомо не соответствуют действительности. Никто не доказал, что сведения были заведомо ложными. Ст. 163 УК РФ в качестве угрозы предполагает и распространение и правдивых сведений.

Но проблема то в том, что обращение в органы, уполномоченные проверять заявления граждан, это не распространение сведений. Это правомерные действия. Вот если окажется, что заявление заведомо ложное, то, пожалуйста, привлекайте за заведомо ложный донос.

Еще раз подчеркну: нельзя считать распространением каких-либо позорящих сведений, обращение в уполномоченные на проверку заявлений, органы.

Кроме того, полагаю, что потерпевшая, даже не имея юридического образования, просто из жизненного опыта, соответствующего ее возрасту, полученного из книг и телепередач, знала, что, даже если бы П.Г.Л. каким то особенным способом и возбудил в ее отношении уголовное дело, то рассматривал бы это дело не он сам, а суд.

Полагаю, что, несмотря на сложившееся в обществе мнение, потерпевшая должна была знать, что невиновного человека наш российский суд никогда не осудит. Таким образом, я не вижу, чего именно она могла бояться, если речь шла о возбуждении в ее отношении уголовного дела. Никаких же угроз отобрать весь товар, П.Г.Л.

не вменяется.

Для того чтобы обоснованно осудить подсудимого за вымогательство, следует установить, в том числе и то, в чем выражалась объективная сторона преступления, т.е. какие действия совершил П.Г.Л., какие угрозы он высказывал.

Из исследованного меморандума телефонных переговоров я не усмотрел ничего, что можно было бы расценить, как угрозу. Более того, вопросы – «когда вы мне принесете деньги?» я бы даже не назвал требованиями, а ведь вымогательство, это требование передачи чужого имущество или денег.

Попрошайничество же на сегодняшний день уголовно не наказуемо.

В материалах дела имеется и расписка потерпевшей, в которой она пишет, что добровольно возвращает вещи.

Еще раз хочу сказать, если человека не принуждают физически, если ему не угрожают насилием, лишением свободы и тому подобными карами, то зачем ему писать подобные расписки, не будучи ни в чем виноватым? Почему бы сразу не отказаться? Я полагаю, что убедительных объяснений появлению этой расписки потерпевшая так и не дала.

 Факт продажи похищенного телефона в магазине Ф. подтверждается показаниями потерпевшего А. и свидетеля П..

Возможно возникнет вопрос – отчего это адвокат ссылается на противоречивые, или, как сказала гособвинитель, согласующиеся между собой, показания потерпевших, то подвергая сомнению одни из них, и ссылаясь на другие, то наоборот? Ответ прост.

Потому, что следствие не удосужилось устранить имеющиеся в них противоречия, а неустранимые сомнения, в том числе и в правдивости показаний, толкуются в пользу обвиняемого, в данном случае, моего подзащитного. А вот как обосновать такими показаниями обвинительный приговор – это вопрос.

Возможно, суд решит переквалифицировать действия П.Г.Л. в отношении Ф. с вымогательства на самоуправство. И в этом случае я не смогу согласиться с такой квалификацией. Поясню почему. Самоуправство, это совершение действий. А какие действия совершал П.Г.Л.

? Спрашивал: «ну, когда же?» Это не действия. Использовал ли он при этом свое должностное положение, что придавало бы этим, невинным, на первый взгляд, вопросам, более страшный, угрожающий смысл? Нет и еще раз нет.

Прежде всего, потому, что он в этом не обвиняется, а остальные причины, в связи с этим, уже не важны.

Если подсудимый мог бы возбудить дело в отношении Ф., но за деньги не стал этого делать, то отчего же его не привлекли за получение взятки? Если подсудимый не мог возбудить уголовного дела, но говорил, что может, но за деньги не будет, то его следовало привлечь за мошенничество, чего сделано не было.

Таким образом, в действиях П.Г.Л. в отношении потерпевшей Ф., отсутствует не только состав преступления, предусмотренного ст. 163 УК РФ, но и ст. 330 УК РФ.

Подводя итог сказанному, прошу Вас, Ваша честь вынести справедливый и обоснованный оправдательный приговор в отношении моего подзащитного. А оправдать его я прошу в связи с отсутствием в его деяниях состава преступления.

Читайте также:  Адвокат по статье 207.1. Публичное распространение заведомо ложной информации об обстоятельствах, представляющих угрозу жизни и безопасности граждан

Поиск решений судов общей юрисдикции

Алмаев Д.С. №22-8444/2017

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

7 декабря 2017г. г.Красногорск Московской области

Судебная коллегия по уголовным делам Московского областного суда в составе председательствующего судьи Антонова А.В.,

судей Пановой Н.В., Витрика В.В.,

с участием прокурора Моисеенко С.П.,

адвоката Камкия О.О.,

при секретаре Кузнецовой О.В.,

рассмотрела в судебном заседании апелляционное представление заместителя прокурора Осипова В.Ю. на приговор Подольского городского суда Московской области от 11 октября 2017г., которым

Миятлиев М.И.

осужден по ст.163 ч.2 п.п.«а,в,г» УК РФ к 2 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Заслушав доклад судьи Пановой Н.В., мнение прокурора Моисеенко С.П. просившей об отмене приговора суда по доводам апелляционного представления, объяснения осужденного Миятлиева М.И. и его адвоката Камкия О.О., поддержавших доводы представления, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Приговором суда Миятлиев М.И. признан виновным и осужден за совершение преступления, предусмотренного ст.163 ч.2 п.п.«а,в,г» УК РФ.

В апелляционном представлении заместитель прокурора Осипов В.Ю. указывает на незаконность и необоснованность приговора суда в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела и неправильного применения уголовного закона.

Полагает, что действия Миятлиева М.И.

были направлены на получение денежных средств от потерпевшего, который брал у него в долг, в связи с чем, он самовольно, вопреки установленному законом порядку, совершил действия направленные на понуждение потерпевшего оплатить долг, не имея корыстного мотива, то есть преступление, предусмотренное ст.330 ч.2 УК РФ. Считает, что судом дана неверная оценка показаниям свидетелей Ц., Ш. и потерпевшего, к которым необходимо отнестись критически, поскольку они противоречивы. Просит отменить приговор суда и направить уголовное дело на новое судебное рассмотрение.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционного представления, суд апелляционной инстанции приходит к выводу об изменении приговора суда по следующим основаниям.

В соответствии со ст.73 УПК РФ при производстве по уголовному делу в суде подлежат доказыванию, в частности, событие преступления, виновность подсудимого в совершении преступления, форма его вины и мотивы преступления.

С учетом этих требований и в силу ст.

307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного доказанным судом, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления.

В соответствии с требованиями закона, что при постановлении приговора должны получить оценку все рассмотренные в судебном заседании доказательства, как подтверждающие выводы суда по вопросам, разрешаемым при постановлении приговора, так и противоречащие этим выводам.

Суд в соответствии с требованиями закона должен указать в приговоре, почему одни доказательства признаны им достоверными, а другие отвергнуты.

По делу в отношении нескольких подсудимых или по делу, по которому подсудимый обвиняется в совершении нескольких преступлений, приговор должен содержать анализ доказательств в отношении каждого подсудимого и по каждому обвинению.

В нарушении указанных требований закона в приговоре суда не дана оценка всем имеющимся в материалах дела доказательствах.

Как установлено судом, Миятляев М.И., действуя из корыстных побуждений, с целью личного обогащения, вступив в предварительный сговор с тремя ранее неустановленными следствием лицами, имея умысел, направленный на завладение денежными средствами потерпевшего Й.

в крупном размере, находясь в автомобиле марки в котором также находились двое неустановленных лиц, потребовал от потерпевшего денежные средства в сумме рублей, нанес не менее трех ударов в область головы потерпевшего, не причинившие вреда его здоровью, после чего для исполнения выдвинутых требований, подсудимый забрал у потерпевшего и оставил у себя до передачи потерпевшим требуемой суммы, принадлежащие последнему паспорт, сотовый телефон марки с сим-картой, а также планшет марки

Вместе с тем, из показаний осужденного данных на предварительном следствии и в судебном заседании следует, что требуемые им от потерпевшего деньги в сумме рублей составляли размер долга, образовавшегося у потерпевшего перед ним. Основная сумма долга, составляла рублей, и была взята им у знакомого Ш. Поскольку у Й.

не было данной суммы он предложил купить у него автомашину стоимостью рублей, доплатив недостающую сумму в размере рублей. Так как ему (Миятлиеву) нужно было рассчитаться с Ш. он предложил последнему приобрести автомашину Й., доплатив недостающую сумму денег, закрыв при этом долговые обязательства, на что Ш. согласился. Деньги Ш.

снял в его присутствии в банкомате, а он тут же отдал их Й. который забрав деньги и не оформив автомашину на Ш. скрылся.

Свидетель Ш. в своих показаниях подтверждает, что

Из показаний свидетеля Ъ.. в судебном заседании также следует, что он знал о наличии долга у Й. за продажу своей автомашины, деньги на которую он взял у Миятлиева М.И. после чего скрылся в неизвестном направлении.

Согласно показаниям свидетеля Ю., данных на предварительном следствии, он

Таким образом, из показаний осужденного и свидетелей следует, что денежные средства в размере рублей осужденный Миятлиев М.И. требовал у потерпевшего Й. ввиду наличия у последнего долга в указанном размере.

  • Оснований не доверять показаниям осужденного и свидетелей не имеется, поскольку их показания, в части наличия долговых обязательств у потерпевшего перед осужденным, согласуются между собой, подтверждают и дополняют друг друга.
  • Иных доказательств, опровергающих наличие долговых обязательств в размере требуемой осужденным суммы, в материалах дела не имеется и в судебном заседании не установлено.
  • В связи с изложенным, суд апелляционной инстанции считает, что вывод суда о наличие у осужденного умысла, направленного на вымогательство денежных средств потерпевшего основан на предположениях и не подтвержден в судебном заседании необходимой совокупностью доказательств.

В соответствии со ст.14 ч.3 УПК РФ, все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном Уголовно-процессуальным Кодексом РФ, толкуются в пользу обвиняемого.

При таких обстоятельствах, действия Миятлиева М.И., подлежат квалификации по ст.330 ч.

2 УК РФ, как самоуправство, то есть самовольное, вопреки установленному законом или иным нормативным правовым актом порядку совершение каких-либо действий, правомерность которых оспаривается гражданином, если таким действиям причинен существенный вред, совершенное с применением насилия и угрозой его применения.

С учетом изложенного, приговор суда подлежит изменению, а действия Миятлиева М.И. переквалификации со ст.163 ч.2 п.»а,в,г» УК РФ на ст.330 ч.2 УК РФ.

В связи с переквалификации действий Миятлиева М.И., данных о личности осужденного, на основании ст.58 ч.1 п. «а» УК РФ, судебная коллегия полагает необходимым определить вид отбытия наказания осужденному в колонии-поселения.

В остальном, приговор суда подлежит оставлению без изменения.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.38913, 38920, 38928 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Приговор Подольского городского суда Московской области от 11 октября 2017 года в отношении Миятлиева М.И. – изменить.

Переквалифицировать действия Миятлиева М.И. со ст.163 ч.2 п.п.«а,в,г» УК РФ на ст.330 ч.2 УК РФ по которой назначить наказание в виде 1 года 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении.

В остальном, приговор суда оставить без изменения.

Апелляционное представление заместителя прокурора Осипова В.Ю. – удовлетворить частично.

  1. Апелляционное определение может быть обжаловано в кассационном порядке.
  2. Председательствующий
  3. Судьи

Речь защитника об оправдании подсудимого по ст. 163, 330 УК РФ — Адвокат в Самаре и Москве — представительство в суде и юридические услуги

  • 1. Вымогательство, то есть требование передачи чужого имущества или права на имущество или совершения других действий имущественного характера под угрозой применения насилия либо уничтожения или повреждения чужого имущества, а равно под угрозой распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких, —
  • наказывается ограничением свободы на срок до четырех лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет с ограничением свободы на срок до двух лет или без такового, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до четырех лет со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового.
  • 2. Вымогательство, совершенное:
  • а) группой лиц по предварительному сговору;

б) утратил силу. — Федеральный закон от 08.12.2003 N 162-ФЗ;

  1. в) с применением насилия;
  2. г) в крупном размере, —
  3. наказывается лишением свободы на срок до семи лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.
  4. 3. Вымогательство, совершенное:
  5. а) организованной группой;
  6. б) в целях получения имущества в особо крупном размере;
  7. в) с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, —
Читайте также:  Адвокат по статье 177. Злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности

г) утратил силу. — Федеральный закон от 08.12.2003 N 162-ФЗ

наказывается лишением свободы на срок от семи до пятнадцати лет со штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до двух лет либо без такового.

  • Статья 162. Разбой
  • Статья 164. Хищение предметов, имеющих особую ценность

Комментарий к ст. 163 УК РФ

Основным объектом вымогательства являются отношения собственности в широком, экономическом, смысле (имущественные отношения — в терминологии гражданского права).

Опасность этого преступления, в отличие от хищений, связана не с нарушением какого-либо конкретного имущественного права, а с причинением имущественного ущерба противоправным способом. Ущерб от вымогательства может выразиться не только в утрате имущества, но и в иных убытках.

Дополнительным объектом могут выступать неприкосновенность личности, здоровье человека, его честь и достоинство.

Предмет вымогательства факультативен. В случае требования передачи чужого имущества или права на имущество это имущество при вымогательстве понимается шире, нежели при хищении. При вымогательстве имущество может быть движимым и недвижимым, включает имущественные права, в том числе и не являющиеся вещными.

При вымогательстве права на имущество это имущество не обязательно должно быть чужим (к примеру, возможно вымогательство права на имущество, находящееся в общей собственности при его разделе).

При вымогательстве в отношении действий имущественного характера предмет отсутствует, что и определяет его факультативность.

Вымогательство не признается хищением, так как признаки его состава определены шире, нежели признаки хищения. К примеру, требование совершить действия имущественного характера не может быть признано хищением ввиду отсутствия предмета хищения.

  • Объективная сторона вымогательства состоит в действии (предъявлении указанных в законе требований) и характерных для вымогательства способах посягательства на чужие имущественные права и интересы (применение угроз, указанных в законе).
  • Предмет требований вымогателя:
  • 1) передача имущества;

  Кто такие арестанты и тюремные сидельцы

  1. 2) передача права на имущество;
  2. 3) совершение иных действий имущественного характера.
  3. Требование передачи имущества может быть направлено не только на отчуждение этого имущества, но и на передачу его во временное пользование.
  4. Передача права на имущество при вымогательстве понимается так же, как и при мошенничестве.

Действия имущественного характера могут быть фактическими (работы, услуги) и юридическими (сделки). Сделки обычно направлены на передачу имущества или права на него, тем не менее возможны и иные сделки, например прощение долга, отказ от иска по делу о взыскании алиментов и т.п. Требования вымогателя могут быть направлены на совершение любых действий имущественного характера.

Требования могут предъявляться как к хозяину вымогаемого имущества, так и к иным лицам, например к руководителю организации, имущество которой вымогает виновный, к лицу, под охраной которого находится это имущество, и т.п.

Это лицо, передавая вымогателю чужое имущество, совершает тем самым его хищение. При квалификации содеянного при этом учитывается уголовно-правовое значение крайней необходимости и принуждения (ст. 40, п. «е» ч. 1 ст. 61 УК РФ).

  • Способы вымогательства:
  • 1) угроза применения насилия;
  • 2) угроза уничтожения или повреждения чужого имущества;
  • 3) угроза распространения сведений, позорящих потерпевшего или его близких, либо иных сведений, которые могут причинить существенный вред правам или законным интересам потерпевшего или его близких.

Вымогатель может угрожать применением любого насилия, как опасного, так и не опасного для жизни или здоровья. Вымогатель может угрожать применением насилия к лицу, которому адресует свои требования, а также к любому другому человеку, в том числе и не относящемуся к числу «близких».

По общему правилу на квалификацию вымогательства не влияет то обстоятельство, намерен ли вымогатель немедленно привести угрозу в исполнение либо откладывает приведение ее в исполнение на будущее.

Важно лишь учитывать, что завладение чужим движимым имуществом в процессе нападения, совершенного с угрозой применения насилия, квалифицируется не как вымогательство, а как грабеж или разбой в зависимости от характера насилия, применением которого угрожает нападающий.

Следует учитывать, что при грабеже и разбое угроза применения насилия служит средством непосредственного завладения имуществом или для его удержания.

При вымогательстве те же действия не связаны с непосредственным завладением имуществом, а направлены на подчинение потерпевшего требованиям виновного с тем, чтобы потерпевший в будущем передал имущество виновному или совершил требуемые действия имущественного характера.

Вымогательство может составить и совокупность с грабежом или разбоем, например, если виновный часть вещей захватывает в процессе нападения, а часть требует передать в будущем, либо наряду с захватом вещей требует подписать какой-либо документ о передаче права на имущество (п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 4 мая 1990 г. N 3 «О судебной практике по делам о вымогательстве»).

Угроза уничтожения или повреждения имущества в силу закона является определяющей для вымогательства лишь в случае, если это имущество является чужим. Понятие чужого имущества подробно раскрыто при характеристике предмета хищения.

Под угрозой распространения позорящих сведений (шантаж) понимается угроза оглашения таких сведений, которые могут опорочить, причинить существенный вред чести, достоинству и деловой репутации человека. К иным сведениям можно отнести, к примеру, тайну усыновления, сотрудничество с правоохранительными органами и т.п.

Эти сведения должны затрагивать лицо, которому адресовано требование вымогателя, или его близких.

«Под близкими потерпевшего следует понимать близких родственников… а также иных лиц, жизнь, здоровье и благополучие которых в силу сложившихся жизненных обстоятельств дороги потерпевшему» (п.

13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 4 мая 1990 г. N 3 «О судебной практике по делам о вымогательстве»).

Специфической особенностью шантажа является то, что лицо может угрожать не только неправомерными, но и правомерными действиями, например обращением в государственный орган или средство массовой информации с сообщением о незаконных действиях. По общему правилу это не исключает ответственности за вымогательство. Но из этого правила нужно сделать исключение, если угроза правомерными действиями сопряжена с требованием, направленным на защиту нарушенного права.

Так, требование лица возместить причиненный ему имущественный ущерб и моральный вред, соединенное с угрозой распространить сведения о факте причинения ему вреда, не может рассматриваться как вымогательство. Это правомерное действие по защите нарушенного права.

В рассмотренной ситуации имеет место стечение: 1) правомерного требования; 2) угрозы правомерными действиями.

Если требование заведомо неправомерно, к примеру, факт причинения ущерба не имел места либо был сознательно спровоцирован с целью мошенничества или вымогательства, содеянное при наличии характерных для вымогательства угроз следует квалифицировать как вымогательство.

Как кража перерастает в грабеж и разбой, так и мошенничество может перерасти в вымогательство, грабеж или разбой, что нередко имеет место при так называемых автоподставах, когда не сумевшие обмануть потерпевшего мошенники прибегают к угрозам.

Если требование правомерно (с учетом возможной субъективной ошибки), но лицо угрожает неправомерными действиями, содеянное не образует вымогательства в силу сложившегося понимания корыстной цели. Но не является оно и правомерным действием, возможна ответственность за самоуправство.

Состав вымогательства сформулирован как формальный, для оконченного преступления достаточно лишь выдвинуть требование передачи чужого имущества или права на имущество, соединенное с характерной для вымогательства угрозой. Это усеченный состав.

По существу вымогательство представляет собой противоправное с корыстной целью приобретение имущественной выгоды для себя или для другого лица, совершенное путем принуждения потерпевшего угрозами к распоряжению по имуществу в пользу вымогателя, причинившее имущественный ущерб. На это должен быть направлен умысел вымогателя.

Угрозы следует понимать как способы извлечения наживы. Момент окончания преступления вынесен на стадию покушения.

Субъективная сторона вымогательства характеризуется виной в виде прямого умысла и корыстной целью (хотя последняя прямо в законе и не указана). Совершая вымогательство, лицо осознает общественную опасность своих действий и желает их совершить.

Корыстная цель вымогательства — это цель извлечь неправомерную имущественную (т.е. оцениваемую деньгами) выгоду для себя или для другого лица.

Субъект вымогательства общий — вменяемое лицо, достигшее возраста четырнадцати лет.

Квалифицирующие признаки вымогательства: группа лиц по предварительному сговору, применение насилия, крупный размер (ч. 2 ст. 163 УК РФ), особо крупный размер, организованная группа, причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего (ч. 3 ст. 163 УК РФ). Эти признаки понимаются сходно с квалифицирующими признаками разбоя.

Пункт «в» ч. 2 ст. 163 УК РФ охватывает насилие, как опасное, так и не опасное для жизни и для здоровья, за исключением тяжкого вреда здоровью и причинения смерти.

Если насилие при вымогательстве выразилось в незаконном лишении свободы (при отсутствии признаков похищения человека), содеянное полностью охватывается п. «в» ч. 2 ст.

163 УК РФ и не требует дополнительной квалификации по ст. 127 УК РФ.

Незаконное проникновение в жилище ст. 163 УК РФ не охватывается и требует дополнительной квалификации по ст. 139 УК РФ.

«Решая вопрос об отграничении грабежа и разбоя от вымогательства, соединенного с насилием, судам следует учитывать, что если при грабеже и разбое насилие является средством завладения имуществом или его удержания, то при вымогательстве оно подкрепляет угрозу.

Читайте также:  Адвокат по статье 139. Нарушение неприкосновенности жилища

Завладение имуществом при грабеже и разбое происходит одновременно с совершением насильственных действий либо сразу после их совершения, тогда как при вымогательстве умысел виновного направлен на получение требуемого имущества в будущем» (п.

2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 4 мая 1990 г. N 3 «О судебной практике по делам о вымогательстве»).

Кроме того, норма о вымогательстве применяется при отсутствии признаков грабежа и разбоя, например, когда вымогатель требует передать ему право на недвижимость, выдать какой-либо документ, не образующий предмета хищения (например, вернуть долговую расписку), и т.п.

Всё об уголовных делах

  1. Перейти к Уголовному кодексу
  2. Url Дополнительная информация:
  3. ЧастьI (до 4 лет)
  4. ч.

    1 163 УК

  5. вымогательство это требование передачи чужого имущества
  6. Способы
  7. (вымогательства)
  8. ч.1 163 УК
  9. угроза применения насилия
  10. ч.1 163 УК
  11. угроза повреждения имущества
  12. ч.

    1 163 УК

  13. угроза распространения позорящих сведений
  14. ЧастьII (до 7 лет)

— п.»а» ч.2 163 УК

группой лиц по предварительному сговору

— п.»в» ч.2 163 УК

с реальным применением насилия

— п.»г» ч.2 163 УК

в крупном размере

ЧастьIII (7 — 15 лет)

— п.»а» ч.3 163 УК

организованной группой

— п.»б» ч.3 163 УК

в особо крупном размере

— п.»в» ч.3 163 УК

  • с причинением тяжкого вреда здоровью
  • ПЛЕНУМЫ Верховного суда
  • Пленум

о практике по делам о вымогательстве от 17.12.15г. N 56

  1. п.9
  2. Пленума № 58 вымогательство при похищении человека
  3. — п.26
  4. Пленума N 14 вымогательство наркотических веществ

Речь защитника об оправдании подсудимого по ст. 163, 330 УК РФ — Адвокат в Самаре и Москве — представительство в суде и юридические услуги

17 декабря 2015 г. Пленум Верховного Суда РФ принял постановление № 56 «О судебной практике по делам о вымогательстве (статья 163 Уголовного кодекса Российской Федерации)» (постановление 2015 г.), которым признал утратившими силу постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 4 мая 1990 г.

№ 3 «О судебной практике по делам о вымогательстве» (постановление 1990 г.) и от 18 августа 1992 г.

№ 10 «О выполнении судами руководящих разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по применению законодательства об ответственности за вымогательство», скорректировал некоторые ранее изложенные положения и внес новеллы, заслуживающие внимания. В отличие от утратившего силу постановления 1990 г.

, в новом постановлении указано, что характер общественной опасности преступления, предусмотренного ст. 163 УК РФ, определяется направленностью посягательства не только на отношения собственности и иные имущественные отношения, но и на личность (здоровье, неприкосновенность, честь и достоинство, иные права и законные интересы) (п. 1).

В постановлении 1990 г. речь шла об угрозе разглашения иных сведений, оглашение которых может нанести ущерб чести и достоинству потерпевшего или его близких. Следовательно, в постановлении 2015 г. не только обращается внимание на защиту отношений собственности и иных имущественных отношений, но и делается акцент на защиту прав личности.

В постановлении 2015 г.

особо подчеркнута роль умысла на получение материальной выгоды для себя или иных лиц, с которым виновное лицо действует при вымогательстве (п. 1).

В отличие от ранее действовавшего постановления, в постановлении 2015 г.

раскрывается понятие предмета вымогательства, к которому относятся не только чужое имущество (вещи, включая наличные денежные средства, документарные ценные бумаги; безналичные денежные средства, бездокументарные ценные бумаги, имущественные права, в том числе права требования и исключительные права), но и право на имущество (удостоверенная в документах возможность осуществлять правомочия собственника или законного владельца в отношении определенного имущества) (п. 2) и другие действия имущественного характера, на совершение которых направлено требование при вымогательстве, а также действия, не связанные непосредственно с переходом права собственности или других вещных прав (п. 3). В отличие от постановления 1990 г., постановление 2015 г. содержит понятие потерпевшего от вымогательства, которым может быть признан не только собственник или законный владелец, но и другой фактический обладатель имущества, которому причинен физический, имущественный или моральный вред (п. 4).

Постановление 2015 г. содержит расширительное понятие близких потерпевшего, относя к ним, в том числе, родственников потерпевшего, а также лиц, состоящих в свойстве с потерпевшим (п. 5).

  Самое суровое место лишения свободы — колония «Белый лебедь»

К новеллам стоит отнести упоминание об угрозе, которая обязательно должна восприниматься потерпевшим как реальная, т.е. должны быть основания опасаться осуществления этой угрозы. Для оценки угрозы как реальной не имеет значения, выражено виновным намерение осуществить ее немедленно либо в будущем (п. 6).

Невыполнение потерпевшим требования, соединенное с указанной в ч. 1 ст. 163 УК РФ угрозой, не влияет на юридическую оценку содеянного как оконченного преступления (п. 7).

В постановлении 2015 г.

содержится положение о квалификации вымогательства как единого преступления в случае, когда речь идет о неоднократных требованиях под угрозой, обращенных к одному или нескольким лицам, если эти требования объединены единым умыслом и направлены на завладение одним и тем же имуществом или правом на имущество либо на получение материальной выгоды от совершения одного и того же действия имущественного характера а также в случае, когда требования направлены на периодическую передачу потерпевшим имущества, например ежемесячную передачу определенной денежной суммы) (п. 8).

В постановлении 2015 г.

уделяется внимание вопросам квалификации вымогательства с причинением различного вреда здоровью.

Если вымогательство сопряжено с побоями, причинением легкого или средней тяжести вреда здоровью, истязанием, то такие действия виновного следует квалифицировать по п. «в» ч. 2 ст.

163 УК РФ без дополнительной квалификации по ст. 112, 115, 116 или 117 УК РФ. В случае умышленного причинения потерпевшему тяжкого вреда здоровью содеянное квалифицируется по п. «в» ч. 3 ст.

163 УК РФ и не требует дополнительной квалификации по ст. 111 УК РФ.

Если при вымогательстве причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшего повлекло по неосторожности его смерть, содеянное следует расценивать как совокупность преступлений, предусмотренных п. «в» ч. 3 ст. 163 УК РФ и ч. 4 ст. 111 УК РФ. Вымогательство, сопряженное с убийством, квалифицируется по совокупности преступлений, предусмотренных п. «в» ч. 3 ст. 163 и п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ (п. 9).

  • Как и утративший силу документ, новое постановление также значительное внимание уделено вопросам отграничения вымогательства от смежных составов преступлений.
  • При отграничении грабежа и разбоя от вымогательства, соединенного с насилием, следует учитывать, что при грабеже и разбое насилие является средством завладения имуществом или его удержания, а при вымогательстве оно подкрепляет угрозу.
  • При грабеже и разбое завладение имуществом происходит одновременно с совершением насильственных действий либо сразу после их совершения, а при вымогательстве умысел виновного направлен на получение требуемого имущества в будущем.

Если вымогательство сопряжено с изъятием имущества потерпевшего, при наличии реальной совокупности преступлений эти действия должны дополнительно квалифицироваться как грабеж или разбой (п. 10).

В случае, если в ходе вымогательства было уничтожено или повреждено чужое имущество и эти деяния повлекли причинение потерпевшему значительного ущерба, то имеет место совокупность преступлений, предусмотренных соответствующими частями ст. 163 и 167 УК РФ (п. 11).

В отличие от постановления 1990 г., в постановлении 2015 г.

указано, что распространение в ходе вымогательства заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство потерпевшего или подрывающих его репутацию, распространение сведений о частной жизни лица, разглашение тайны усыновления (удочерения), незаконное разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну, образуют совокупность преступлений, предусмотренных соответствующими частями ст. 128.1, 137, 155 или 183 и ст. 163 УК РФ (п. 12).

В отличие от постановления 1990 г., постановление 2015 г. содержит важное положение о правомерности требований передачи имущества или права на имущество либо совершения других действий имущественного характера.

В случае если эти требования носят правомерный характер, но сопровождаются угрозой, то при наличии признаков состава иного преступления содеянное следует квалифицировать по соответствующей статье Особенной части УК РФ (п.

13).

В отличие от постановления 1990 г., новое постановление содержит положения о квалификации преступления, совершенного группой лиц по предварительному сговору, о пособничестве (п.

14) и квалификации вымогательства, совершенного в крупном либо особо крупном размере (п. 15).

При этом стоимость требования, направленного на передачу чужого имущества, права на имущество, производство работ или оказание услуг превышает стоимость, указанную в п. 4 примечания к ст. 158 УК РФ.

Постановление 2015 г. содержит важную рекомендацию, касающуюся выявления судами обстоятельств, способствовавших совершению преступления, нарушению прав и свобод граждан, а также другие нарушения закона и частными определениями (постановлениями) обращать на них внимание соответствующих организаций и должностных лиц (п. 16).

На мой взгляд, принятое постановление стоит оценить положительно, поскольку ранее действующее постановление давно устарело и содержало ссылки на утратившее силу законодательство (УК РСФСР, УПК РСФСР).

Однако насколько новое постановление будет способствовать решению проблем, связанных с квалификацией вымогательства, покажет лишь время.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *