Возражения на кассационное представление гособвинителя на оправдательный приговор по ст. 285, 290 УК РФ

  • В Судебную коллегию по уголовным делам
  •  защитника (адвоката) _____________,
  • адрес: __________________________
  • тел.____________________________
  • в интересах _____________________
  • ВОЗРАЖЕНИЯ
  • на апелляционное представление государственного обвинителя
  • на оправдательный приговор

Приговором _____ городского суда _____ области от _______20__ года под председательством судьи П.

постановлен оправдательный приговор по уголовному делу в отношении моего подзащитного Х., который оправдан за непричастностью его к совершению преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, ч. 2 ст. 290, ч. 1 ст. 285 УК РФ на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ.

_______________ городской прокуратурой, в лице государственного обвинителя по делу В. подано апелляционное представление, в которых она просит вышеуказанный приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение в ином составе суда.

Государственный обвинитель просит данный приговор отменить, так как, по мнению государственного обвинителя, «имеются основания для отмены приговора суда в связи с тем, что при его вынесении были нарушены требования п. 1 ст. 389.

15, 389.16 УПК РФ, т. е. усматривается несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, а так же нарушение уголовно-процессуального закона.

В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 29 апреля 1996 года № 1 «О судебном приговоре» (в редакции Постановления Пленума ВС РФ от 06.02.2007 г.

№ 7), пункт 8 «по делу в отношении нескольких подсудимых или по делу, по которому подсудимый обвиняется в совершении нескольких преступлений, суд должен обосновать квалификацию в отношении каждого подсудимого и в отношении каждого преступления». При вынесении приговора в отношении Х. суд, описал причины, по которым Х.подлежит оправданию по ч. 3 ст. 30, ч.

2 ст. 290 УК РФ, однако Х. обвинялся еще и в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 285 УК РФ. На листе 8 приговора содержится краткое содержание обвинения Х. по ч. 1 ст. 285 УК РФ, и не указаны причины оправдания по предъявленному обвинению в этой части. ХХХХХ был необоснованно оправдан по ч. 1 ст. 285 УК РФ.

В связи с тем, что судом не мотивированы причины его оправдания, хотя доказательства, подтверждающие ого обвинение по ч. 1 ст. 285 УК РФ были представлены обвинением и доказательства были исследованы в судебном заседании».

При этом в подтверждение вины Х. прокурор ссылается на:

― должностные инструкции Х.,

― данные протокола расстановки личного состава 2 ОР ДПС ГИБДД от ___ 20__ года, выписка из приказа №00 л/с о назначении Х. на должность.

― на показания допрошенного в судебном заседании Ш. о том, что «автомашина ВАЗ 21099 (А.) двигалась во встречном направлении и была остановлена за нарушение скоростного режима.

Пересекал ли водитель автомашины ВАЗ 21099 сплошную линию разметки ему неизвестно, так как это не было видно с того места, где они с Х. находились. А.

также пояснил, что автомашина сотрудников ГИБДД двигалась и ее он увидел в тот момент, когда его стали останавливать при помощи вытащенного из окна жезла и проблесковых маячков, возможно, он и выехал одним колесом на встречную полосу движения, однако, скорость движения он не превышал».

— показания допрошенного в судебном заседании А. о том, что «для проведения оперативного мероприятия ему были выданы деньги в сумме 1900 рублей, а сотрудник ГИБДД просил 3000 рублей, в связи с чем он ходил к своей автомашине и «занимал» деньги у сотрудника УСБ (И.)».

— показания свидетелей – сотрудников УСБ И., В., С.

— показания, допрошенного в судебном заседании Н. о том, что, «за пересечение сплошной линии разметки, т. е. за правонарушение, предусмотренное ст. 12.15 КоАП РФ предусмотрено лишение водительского удостоверения. Сотрудник, выявивший указанное нарушение обязан составить протокол, изъять водительское удостоверение, материал направить в суд».

  1. Якобы эти показания, по мнению государственного обвинителя, изобличают Х.
  2. Также государственный обвинитель ссылается на представленную стенограмму и на прослушанные в судебном заседании аудиокассеты, хотя, обвинение и признает, что видеозапись низкого качества.
  3. Защита считает, что вынесенный судом оправдательный приговор следует признать законным и обоснованным.
  4. Доводы кассационного представления не опровергают сделанные судом выводы, а сводятся к переоценке обстоятельств, имеющих правовое значение, а потому не могут подлежать удовлетворению.
  5. Более того, представленные обвинением материалы оперативно-розыскного мероприятия «оперативный эксперимент», вопреки требованиям Федерального закона «Об оперативно-разыскной деятельности», не были рассекречены.

На третьем круге рассмотрения адвокат добилась повторного оправдания по делу о злоупотреблении полномочиями

Как стало известно «АГ», в январе Верховный Суд Республики Калмыкия вынес оправдательный приговор бывшему директору школы в Элисте, уголовное дело в отношении которой было возбуждено в 2017 г.

после обращения матери одного из будущих первоклассников к Президенту РФ.

Защиту по делу со стадии предварительного следствия осуществляла адвокат НП «Калмыцкая республиканская коллегия адвокатов» Кармен Павлова, которая рассказала о подробностях судебного разбирательства.

Уголовное преследование после жалобы Путину

В августе 2017 г. СУ СКР по Республике Калмыкия возбудило уголовное дело в отношении директора элистинской средней школы Марины Гедерим.

Как следовало из рапорта об обнаружении признаков преступления, в ходе встречи с главой Республики Калмыкия Алексеем Орловым Владимир Путин сообщил, что 15 июня во время «прямой линии» ему поступило обращение матери одного из будущих первоклассников МБОУ «СОШ № 12» г. Элиста о принудительных поборах на покупку школьной мебели.

По версии следствия, 3 июня 2017 г.

Марина Гедерим на общешкольном собрании родителей будущих первоклассников обратилась к ним с предложением за свой счет приобрести парты со стульями в качестве добровольных пожертвований.

При этом отмечалось, что директор сообщила, что те дети, чьи родители лишены материальной возможности приобрести данный инвентарь, будут обеспечены школьной мебелью старого образца.

По данным предварительного следствия, несколько десятков родителей приобрели парты и стулья и передали их школе по договорам дарения, что причинило им материальный ущерб на сумму свыше 84 тыс. руб. Остальным 17 потерпевшим – родителям учеников, которые не собирали деньги и не покупали мебель, по мнению правоохранителей, был причинен моральный ущерб.

В ноябре 2017 г. Марине Гедерим были предъявлены обвинения по ч. 1 ст.

285 УК РФ – использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, если это деяние совершено из иной личной заинтересованности и повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан, а также охраняемых законом интересов государства. Женщине была избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

Первый оправдательный приговор был отменен

Уголовное дело рассматривалось в Элистинском городском суде с марта 2018 г. В ходе разбирательства подсудимая отрицала вину, пояснив, что никогда не озвучивала инициативу о приобретении парт за счет родителей школьников.

По словам Марины Гедерим, на общешкольном собрании она не требовала от родителей первоклассников покупки школьной мебели, а лишь сообщила о том, что ранее родители других учеников покупали парты для школы на добровольной основе.

Суд заслушал, помимо прочего, свидетельские показания родителей первоклассников, которые подтвердили, что обвиняемая не предлагала им покупать мебель.

По словам большинства потерпевших, они самостоятельно и без участия директора школы решили приобрести школьные парты, чтобы подарить их образовательному учреждению. В то же время одна из потерпевших Я.

, которая и обращалась к президенту, настаивала на том, что директор школы заявляла о необходимости сдачи родителями денег на мебель и о том, что у нее есть контакты ИП, у которого можно купить хорошие парты.

В итоге первая инстанция оправдала Марину Гедерим за отсутствием в ее действиях состава преступления.

В оправдательном приговоре (есть у «АГ») суд отметил, что гособвинение не представило доказательств того, что действия директора школы существенно нарушили права и законные интересы граждан, а также охраняемые законом интересы государства.

«Из показаний потерпевших, допрошенных в судебном заседании, которые приобрели парты нового образца, следует, что сумма в размере 1900 руб., которую они потратили на приобретение мебели, для них не является значительной и материальный ущерб им не причинен.

Стороной обвинения также не представлено доказательств того, что действия Гедерим нарушили конституционные права несовершеннолетних детей на получение общедоступного и бесплатного образования. Напротив, судом с достоверностью установлено, что все дети были зачислены в первые классы СОШ № 12, обеспечены рабочими местами», – отмечал суд.

Впоследствии прокуратура и представитель Я., адвокат АП Ставропольского края Виталий Зубенко, обжаловали приговор. В апелляционном представлении (есть у «АГ») прокуратура, в частности, указывала, что именно в результате непосредственного обращения Я.

к руководству страны были восстановлены права родителей первоклассников на бесплатное образование.

«Стороной обвинения были предъявлены все исчерпывающие доказательства, которые объективно свидетельствовали о наступивших в результате действий Гедерим последствий в виде существенных нарушений прав и законных интересов граждан на бесплатное образование», – отмечалось в апелляционном представлении.

В свою очередь представитель Я. отметил в жалобе, что директор школы фактически требовала покупки школьной мебели за счет родителей, чьи дети поступали в первый класс. По его мнению, действия Марины Гедерим повлекли имущественную выгоду для школы, которую она возглавляла, за счет средств родителей, и это имело место быть систематически, что достоверно установлено материалами дела.

16 октября 2018 г. Судебная коллегия по уголовным делам ВС Республики Калмыкия отменила приговор и направила уголовное дело на новое рассмотрение.

Апелляционная инстанция сочла, что вывод о том, что показания ряда лиц не соответствуют действительности, поскольку опровергаются показаниями большинства других потерпевших и свидетелей, а также исследованными письменными материалами дела, не дает оснований полагать, что обвиняемая не совершала инкриминируемых действий.

Как пояснил ВС РК, отвергая показания нескольких потерпевших, включая Я., первая судебная инстанция недостаточным образом обосновала свою позицию.

Читайте также:  Речь защитника об оправдании подсудимого по ст. 163, 330 УК РФ

«Одно лишь указание на критическое отношение к ним по количественному критерию не свидетельствует о неправдивости их показаний, а лишь указывает на то, что суд односторонне подошел к оценке доказательств, рассмотрев каждое доказательство в отдельности, а не в совокупности, как того требует закон, – указал суд. – Более того, обосновывая оправдание Марины Гедерим ее показаниями в судебном заседании о том, что вопрос о приобретении парт на собрании не ставился и не обсуждался, суд не дал оценки ее же показаниям на предварительном следствии в качестве обвиняемой, оглашенным в судебном заседании в порядке ст. 276 УПК РФ, из которых следует, что 3 июня 2017 г. во время выступления перед родителями учеников первых классов она сообщила, что если они добровольно примут решение приобрести за свой счет новые школьные парты для своих детей, то могут сделать это через родительский комитет. При этом она обратила внимание родителей на то, что парты иногда бывают плохого качества, и дала им контактный телефон предпринимателя, у которого можно приобрести необходимый инвентарь».

В дальнейшем судья ВС Республики Калмыкия отказался передавать кассационную жалобу защиты на рассмотрение.

При повторном рассмотрении суд вынес обвинительный приговор

14 февраля 2019 г. Элистинский городской суд вынес приговор (есть у «АГ), которым признал подсудимую виновной. В нем отмечалось, что директор школы допустила дискриминацию учеников по имущественному положению, так как свидетели Я., Ш. и Э.

в судебном заседании заявили, что если бы их дети сидели за партами старого образца, когда другие дети – за новыми партами, это бы их задело, поскольку их дети с первых дней обучения в школе отличались бы не по успеваемости, а по социальному неравенству.

При этом первая инстанция не приняла во внимание доводы защиты о том, что в служебные полномочия директора школы не входили вопросы оказания материальной (благотворительной) помощи образовательному учреждению.

«По убеждению суда, Марина Гедерим, безусловно, осознавала незаконный характер своего требования, поскольку оно было выдвинуто без предварительного его рассмотрения управляющим советом школы. При этом она знала о недопустимости незаконных поборов в школе в силу занимаемой ею должности.

Установленные судом обстоятельства в своей совокупности свидетельствуют о прямом умысле Марины Гедерим на совершение преступления.

Она осознавала общественную опасность такого преступления, предвидела неизбежность общественно опасных последствий и желала их наступления», – подчеркнул суд, отказавшись при этом расценивать действия директора школы в качестве дисциплинарного проступка.

С учетом смягчающих обстоятельств Марине Гедерим было назначено наказание в виде штрафа в 50 тыс. руб. Кроме того, со ссылкой на ст. 1064 ГК РФ суд взыскал с осужденной в пользу Я. 30 тыс. руб. в качестве компенсации морального вреда.

И Кармен Павлова, и адвокат потерпевшей Виталий Зубенко подали апелляционные жалобы на приговор.

Защитник указывала, что на стадии предварительного следствия потерпевшими были признаны 63 человека, в судебных же прениях гособвинитель отказался от обвинения в части причинения материального и морального вреда 59 потерпевшим.

Также отмечалось, что суд не допросил двоих свидетелей, хотя признал их потерпевшими по уголовному делу наравне с тремя женщинами, которые не признавались потерпевшими на стадии досудебного производства.

В свою очередь представитель Я. указывал на незаконность и необоснованность приговора в части назначения наказания и определения размера возмещения морального вреда.

«Потерпевшая длительное время переживала по поводу социальной несправедливости в отношении своего ребенка, вынуждена была обжаловать действия Гедерим вплоть до Президента России.

Следует отметить, что многие ее жалобы не возымели действия, что породило у потерпевшей чувство безысходности и отчаяния», – отмечалось жалобе.

Тем не менее Судебная коллегия ВС Республики Калмыкия в своем Постановлении от 7 мая 2019 г. указала, что не находит оснований для отмены приговора. Четвертый кассационный суд общей юрисдикции отказался рассматривать кассационную жалобу защитника Марины Гедерим. В свою очередь осужденная выплатила штраф и компенсацию морального вреда Я.

Судья ВС РФ распорядился передать кассационную жалобу на рассмотрение

Впоследствии Кармен Павлова обратилась с кассационной жалобой (имеется у редакции) в Судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда РФ.

Она, помимо прочего, настаивала на том, что суд первой инстанции вышел за пределы предъявленного обвинения, указав в обвинительном приговоре 9 потерпевших вместо троих оставшихся после фактического отказа прокуратуры от обвинения в части нарушения прав 59 человек.

24 сентября 2020 г. судья Верховного Суда РФ Игорь Таратута вынес постановление (есть у «АГ») о передаче кассационной жалобы защитника на рассмотрение Четвертого кассационного суда общей юрисдикции.

В постановлении отмечалось, что суд первой инстанции не установил мотив совершения преступления, не привел в приговоре ни одного довода в подтверждение наличия у подсудимой корыстной или иной личной заинтересованности в совершении преступления.

Кроме того, в нем указывалось на недостаточную мотивировку обжалуемого приговора в части определения того, в чем именно выразились нарушения прав и законных интересов граждан или государства, какие конкретные негативные последствия они повлекли.

Кроме того, Игорь Таратута счел недопустимым взыскание компенсации морального вреда с подсудимой в пользу потерпевшей Я. «Вместе с тем в соответствии со ст.

1069, 1071 УК РФ вред, причиненный гражданину в результате незаконных действий должностных лиц, подлежит возмещению за счет казны РФ, казны субъекта РФ или казны муниципального образования, от имени казны при этом выступают соответствующие финансовые органы», – отметил судья ВС РФ.

Рассмотрев кассационную жалобу защиты, Четвертый кассационный суд общей юрисдикции 23 ноября 2020 г. вынес кассационное определение о частичном удовлетворении жалобы защитника, отмене апелляционного постановления по делу и о передаче уголовного дела на новое рассмотрение в апелляционную инстанцию.

На третьем круге апелляция оправдала экс-директора школы

21 января Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Калмыкия вынесла апелляционный приговор, которым оправдала Марину Гедерим за отсутствием в ее действиях состава преступления и признав за ней право на реабилитацию. Апелляция отметила, что обвинительный приговор не соответствует фактическим обстоятельствам дела в части мотивов и последствий совершенного обвиняемой деяния, поэтому он подлежит отмене с вынесением нового судебного решения.

«С учетом представленных стороной обвинения доказательств не установлено и нет оснований считать, что обращение Гедерим на классном родительском собрании, как указано в обвинительном заключении и установлено судом, с предложением к родителям учеников 1 “Г” класса приобрести за свой счет ученическую мебель под видом добровольных пожертвований и извещение их о том, что дети тех родителей, которые не сдадут деньги, будут обеспечены старыми партами и стульями, существенно нарушили права и законные интересы граждан и охраняемые законом интересы государства, – отмечено в апелляционном приговоре. – Бездоказательного обвинения, что указанные действия Гедерим повлекли формирование у населения (у кого конкретно) ложного представления (соответствует ли оно действительности) о безответственном отношении должностных лиц органов образования РК к исполнению своих служебных обязанностей и отрицательно повлияли на нормальную деятельность государственных органов республики (какие конкретно были созданы серьезные помехи и сбои в их работе), недостаточно для квалификации по ст. 285 УК РФ».

Кроме того, отмечалось, что в обвинительном приговоре также не было представлено доказательств того, что высказывания Марины Гедерим повлекли дискриминацию прав родителей и нарушили конституционные права несовершеннолетних детей на получение общедоступного и бесплатного образования, поскольку установлено, что все ученики (в том числе и те, чьи родители не участвовали в приобретении мебели) были зачислены в первый класс и обеспечены новыми партами и стульями.

Суд также указал на отсутствие оснований считать, что это предложение и высказывание директора школы без совершения конкретных действий, направленных на осуществление своих намерений, сдача денежных средств в определенном размере причинили существенный материальный ущерб или моральный вред родителям либо повлекли существенные нарушения их конституционных прав и права их детей. Апелляция заключила, что само по себе высказывание, допущенное директором школы, о возможном неравном обеспечении партами и стульями учеников в зависимости от условий сдачи денег родителями на новую мебель не свидетельствует о той тяжести причиненного потерпевшим морального вреда, при которой возможна уголовная ответственность.

Защита добивается возврата уплаченного штрафа и возмещения за незаконное уголовное преследование

В комментарии «АГ» адвокат Кармен Павлова рассказала, что в сентябре 2017 г. она заключила с Мариной Гедерим соглашение об оказании квалифицированной юридической помощи.

«В итоге защита осуществлялась на стадии предварительного расследования, в двух судебных разбирательствах в суде первой инстанции, трижды в апелляционных инстанциях, трижды в кассационных инстанциях – т.е.

с начала уголовного преследования и до завершения уголовного процесса, закончившегося оправдательным приговором», – сообщила она.

Кармен Павлова отметила, что уже направила заявление в суд о возврате уплаченного ее доверительницей штрафа и компенсации морального вреда, взысканной в пользу Я.

«Одновременно в порядке реабилитации в Элистинский городской суд предъявлен иск к Минфину России о взыскании в пользу оправданной Марины Гедерим компенсации морального вреда в результате незаконного уголовного преследования, которое длилось на протяжении трех с половиной лет», – сообщила адвокат.

Редакция «АГ» связалась с адвокатом Виталием Зубенко, но он воздержался от , поскольку еще не ознакомился с апелляционным приговором.

Новая судебная практика по ст. 290 ук рф: (в т.ч. 2021, 2020, 2019 г.г.)

❗ Свежая, новая судебная практика по ст. 290 УК РФ: отмена приговоров ст. 290 УК РФ, смягчение приговоров ст. 290 УК РФ, снижение наказания ст. 290 УК, переквалификация ст. 290 УК РФ со смягчением приговора (как внутри состава 290 УК, так и на более мягкие статьи УК), спорные вопросы квалификации ст. 290 УК РФ, отличия ст. 290 УК от смежных составов преступлений, отмена и снижение штрафов ст. 290 УК РФ и др…

Читайте также:  Ходатайство о возврате изъятых при обыске денежных средств

Много лет профессионально занимаюсь защитой по уголовным делам и обжалованием приговоров. По результатам защиты вынесено свыше 10(!!!) оправдательных приговоров (есть неоднократные(!) прекращения уголовных дел по ст.

290 УК РФ на следствии, и полностью оправдательные приговоры в отношении подзащитных в суде по ст. 290 УК РФ(!), а также многочисленные переквалификации со ст. 290 УК РФ на более мягкие статьи УК РФ, с освобождением из-под стражи!).

По составленным лично мной жалобам на приговоры — отменено и изменено в сторону смягчения более 100(!!!) приговоров!

Приведу здесь обширную подборку своих публикаций на канале из интересной и свежей судебной практики по ст.

290 УК РФ! В основном вся практика новая — 2019-2021 года! Иногда размещал и более старую судебную практику, — когда она актуальна и сейчас!!!

Подписывайтесь на канал, если Вам интересна эта тематика, — свежие публикации постоянно добавляются!

Надеюсь, что приведенные возможности оправдания, изменения в сторону смягчения и отмены приговоров в судах первой, апелляционной и кассационной инстанций будут полезны для многих…

Переходы по ссылкам!

1. Оправдания по ст. 290 УК РФ, прекращения уголовных дел по ст. 290 УК РФ и исключения ст. 290 УК РФ из осуждения по приговору

Оправдательные приговоры по ст. 290 УК РФ | судебная практика 2019, 2020, 2021 г.г.

Оправдательный приговор по ст. 290 УК РФ | провокация взятки | судебная практика

Взятка «на словах», без ее документирования и изъятия предмета взятки = оправдательный приговор!

Оправдательный приговор | взятка ст. 290 УК РФ + ст. 285 УК РФ | не являлся должностным лицом!

Оправдательный приговор по п. «а» ч. 5 ст. 290 и ч. 1 ст. 291.2 УК РФ в отношении сотрудников ГИБДД

Исключение из приговора ч. 3 ст. 290 УК РФ (охватывается ст. 292 УК РФ) | в суде апелляционной инстанции | со смягчением

Прекращение уголовного дела по ст. 290 УК в кассации | эпизод незаконно добавлен в обвинение после возврата дела прокурору

2. Возможности переквалификации внутри состава ст. 290 УК РФ и со ст. 290 УК РФ на другие, более мягкие, статьи УК РФ

Судебная практика по ст. 290 УК РФ: переквалификация на приготовление

Переквалификация со ст. 290 УК РФ на ст. 286 УК РФ | судебная практика

Переквалификация с ч. 6 ст. 290 УК РФ на ч. 1 ст. 285 УК РФ. 9 лет «строгача» с переквалификацией заменены на 2 года «поселка», и, в связи с фактическим отбытием срока, осужденный ОСВОБОЖДЕН!

Переквалификация с ч. 3 ст. 290 и ч. 1 ст. 292 УК РФ (по 10 эпизодов) на ч. 1 ст. 290 УК РФ (1 эпизод) | преподаватель | взятка

Переквалификация со ст. 290 УК РФ на ст. 291.1 УК РФ | судебная практика

Объединение эпизодов по ст. 290 УК РФ как основание смягчения приговора | апелляция | судебная практика

Переквалификация со ст. 290 УК РФ на ст. 159 УК РФ: основания и возможности | судебная практика ВС РФ

Переквалификация с ч. 3 на ч. 1 ст. 290 УК РФ | судебная практика | суд апелляционной инстанции

Переквалификация с ч.3 ст. 290 на ч. 1 ст. 291.1 УК РФ в апелляционной инстанции | со смягчением: реальный срок заменен условным

Переквалификация приговора по ч. 6 ст. 290 УК РФ в апелляции | смягчение: реальный срок заменен на условный

Исключение «организованной группы» из состава ст. 290 УК РФ | судебная практика кассации 2021

Исключение из ст. 290 УК РФ квалифицирующего признака: «с вымогательством взятки»

3. Спорные вопросы квалификации содеянного из судебной практики

Получение взятки за отказ в возбуждении уголовного дела, который уже произошел: взятка или мошенничество? | мнение кассации

Задержание посредника взятки — оконченный состав ст. 291.1 УК РФ, покушение или приготовление? Судебная практика

4. Иные возможности смягчения приговоров по ст. 290 УК РФ из судебной практики судов вышестоящих инстанций

Смягчение приговора по ч. 5 ст. 290 УК РФ в суде кассационной инстанции

Как смягчить приговор по ч. 6 ст. 290 УК РФ с реального на условный срок?

Смягчение приговора по ст. 290 УК РФ в апелляции. Рассмотрены: переквалификация со ст. 290 на ст. 159 УК РФ; исключение из осуждения по ст.290 УК РФ указания о получении взятки за незаконные действия; Исключение указания на совершение преступления сотрудником органа внутренних дел, как отягчающего обстоятельства.

Отмена штрафа по ст. 290 и ст. 291.1 УК РФ в апелляции и кассации | назначен необоснованно | судебная практика

Исключение в кассации доп. наказания по ст. 290 УК РФ в виде запрета занимать должности и заниматься определенной деятельностью

Взятка передана в ходе ОРМ = конфискация имущества НЕЗАКОННА! | судебная практика кассации

5. Отмены приговоров по ст. 290 УК РФ в судах апелляционной и кассационной инстанций: мотивы и основания

  • Основания отмены приговоров по ст. 290 УК РФ в кассационной инстанции
  • Отмена приговоров по ст. 290 УК РФ в апелляционной инстанции | судебная практика (часть 3 из цикла статей)
  • Основания отмены приговоров в апелляции по ст. 290 УК РФ (получение взятки) (часть 2 из цикла статей)
  • Основания отмены приговоров в апелляции по ст. 290 УК РФ (получение взятки) (часть 1 из цикла статей)

Нарушение порядка предоставления результатов ОРД следователю = ОТМЕНА ПРИГОВОРА! В апелляции в 2021 году. Аналогичные основания применимы и на стадии обжалования приговора в кассации.

Конкретный пример, — приведен по уголовному делу о сбыте наркотиков, но выявленные судом нарушения и основания аналогичны при ОРМ по взяткам!

6. Отмена решений судов апелляции по ст. 290 УК РФ в кассационной инстанции

Отмена решения суда апелляции по ст. 290 УК РФ | нарушения при проведении ОРМ «Оперативный эксперимент»

7. Судебная практика: повторные пересмотры уголовных дел по ст. 290 УК РФ

Если ранее приговор отменен по формальным основаниям, — при повторном рассмотрении суд не вправе ухудшить приговор

8. Признание недопустимыми доказательств по уголовным делам по ст. 290 УК РФ: судебная практика

Признание недопустимым доказательством ОРМ «Оперативный эксперимент»

Признание недопустимыми доказательствами результатов ОРМ | судебная практика

Негласное получение образцов голоса НЕДОПУСТИМО… или все же ДОПУСТИМО? | экспертиза голоса по уголовному делу

❗ Напоминаю, что сам я профессионально занимаюсь обжалованием приговоров, вынесенных в любом порядке, любыми судами, по всем регионам РФ. По результатам защиты вынесено более 10 оправдательных приговоров! Отменено и смягчено свыше 100 приговоров!

Более подробно обо мне и по вопросам обжалования приговоров можно узнать по ссылке. Там же можно БЕСПЛАТНО проконсультироваться по вопросам обжалования приговоров. ОБРАЩАЙТЕСЬ!

  1. Ставьте лайки и подписывайтесь на мой канал: «VIP-жалоба на приговор», — узнайте все об эффективном обжаловании приговоров!
  2. БУДУТ ПРИВЕДЕНЫ ЕЩЕ МНОГО ХОРОШИХ КОНКРЕТНЫХ ОСНОВАНИЙ ДЛЯ СМЯГЧЕНИЯ И ОТМЕНЫ ПРИГОВОРОВ ПО РЕАЛЬНЫМ УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ, С МНОГОЧИСЛЕННЫМИ ПРИМЕРАМИ ПРАКТИКИ ОБЖАЛОВАНИЯ!
  3. Спасибо за уделенное внимание❗????
  4. Лайк и комментарий приветствуются❗????
  5. Подписывайтесь

© В.В. Панфилов, 2021

Оправдательный приговор в отношении адвоката Александра Лебедева устоял в кассации

17 сентября 2021

Второй кассационный суд общей юрисдикции оставил представление прокуратуры без удовлетворения.

В комментарии «АГ» вице-президент ФПА РФ, первый вице-президент АП г. Москвы Генри Резник, защищавший Александра Лебедева, отметил, что по данному делу Генпрокуратура и Следственный комитет хотели создать опасный прецедент, превратив ст. 294 УК РФ в «безразмерную», и подвести под «вмешательство в деятельность суда, прокурора и следователя» законные процессуальные действия защитника.

16 сентября Второй кассационный суд общей юрисдикции рассмотрел кассационное представление прокуратуры Москвы на Апелляционное определение Московского городского суда от 6 июля 2020 г.

об оставлении в силе оправдательного приговора в отношении адвоката АП г. Москвы Александра Лебедева, обвинявшегося в воспрепятствовании правосудию и производству предварительного расследования (ч. 1 ст.

294 УК РФ).

Оправдательный приговор

Как ранее писала «АГ», по версии следствия, в ходе судебного заседания по вопросу об изменении подзащитной Екатерине Краснихиной меры пресечения на заключение под стражу в связи с нарушением условий домашнего ареста Александр Лебедев предъявил суду в качестве доказательства заведомо подложную справку о посещении подзащитной медицинского перинатального центра, которая была приобщена к материалам дела.

Приговором Тверского районного суда от 5 декабря 2019 г. Александр Лебедев был оправдан в связи с отсутствием в его действиях состава преступления, с правом на реабилитацию.

В приговоре подчеркивалось, что факт обращения адвоката в медучреждение с целью подтвердить сведения о посещении его подзащитной клиники, а также данные, представленные ею защитнику, и сообщение этих сведений суду при рассмотрении ходатайства следователя об изменении Екатерине Краснихиной меры пресечения с домашнего ареста на заключение под стражу не могут служить основанием для признания адвоката виновным в совершении вмешательства в деятельность суда с целью воспрепятствовать осуществлению правосудия, поскольку это не подтверждается материалами дела. Имеющиеся в деле материалы также не подтверждают вину Лебедева в инкриминируемом ему преступлении.

6 июля 2020 г. Мосгорсуд счел приговор законным и обоснованным. Апелляционная инстанция не согласилась с утверждением, приведенным в представлении прокуратуры, о том, что выводы первой инстанции не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Как отмечалось в апелляционном постановлении, диспозицией ч. 1 ст.

294 УК предусмотрена уголовная ответственность за вмешательство в какой бы то ни было форме в деятельность судов в целях воспрепятствования осуществлению правосудия.

Исходя из положений закона, суд первой инстанции обоснованно указал, что объектом преступления, предусмотренного указанной нормой, является конституционный принцип независимости судей.

Допросив свидетелей и исследовав письменные доказательства по делу, представленные обвинением, суд установил, что адвокат Лебедев при изменении его подзащитной меры пресечения с домашнего ареста на заключение под стражу представил суду справку о нахождении доверительницы вместе с ребенком в медцентре, а также чек обслуживания в кафе данного центра. При этом спорную справку адвокату представила подзащитная, а его обращение в медцентр с требованием получить информацию о посещении доверительницей данного учреждения не может служить основанием для признания виновным в совершении инкриминируемого деяния. Кроме того, показания Лебедева о том, что он намеревался документально подтвердить предоставленную ему подзащитной информацию о посещении медцентра и кафе, не опровергнуты. При таких обстоятельствахв действиях адвоката отсутствует состав преступления, предусмотренный ч. 1 ст. 294 УК, подчеркнул Мосгорсуд.

Читайте также:  Адвокат по статье 159.2. Мошенничество при получении выплат

Аргументы прокуратуры

В кассационном представлении прокуратуры от 25 февраля 2021 г. указывалось, что выводы суда, изложенные в приговоре, опровергаются доказательствами, представленными стороной обвинения, а апелляция фактически самоустранилась от проверки итогового судебного решения.

Так, суд оставил без внимания довод обвинения о том, что документ содержит сведения не только о сдаче подзащитной адвоката Лебедева анализов, но и о посещении специалиста 12 октября 2017 г. «Однако как из показаний допрошенных свидетелей, так и из оглашенных показаний Е.Н. Краснихиной следует, что последняя в тот день каких-либо врачей не посещала, о чем А.А.

Лебедеву было известно, в том числе и со слов сотрудников медицинского центра», – сообщалось в документе.

Вместе с тем, отмечалось в представлении, защитник не мог не знать, что сам факт нахождения подзащитной по адресу медцентра не является уважительной причиной для покидания места отбывания домашнего ареста, поскольку ей разрешено находиться по указанному адресу только для получения медпомощи.

Прокуратура указала, что допрошенные в судебном заседании свидетели сообщили, что Екатерина Краснихина в указанный день анализы не сдавала, за медпомощью не обращалась, а справка, переданная ею адвокату, составлена врачом в иной день.

Таким образом, адвокату Лебедеву на момент судебного разбирательства уже было известно о ложности сведений, содержащихся в спорной справке, – следовательно, он был осведомлен о том, что поручение о приобщении такого документа является незаконным и выполнять его он не вправе.

Более того, по мнению прокуратуры, суды фактически уклонились от оценки доводов гособвинителя о возможности воздействия на председательствующего по делу об изменении Екатерине Краснихиной меры пресечения путем представления документов, содержащих заведомо ложные сведения.

Таким образом, допущенные судами нарушения являются существенными, повлиявшими на исход дела, резюмировалось в кассационном представлении. Гособвинитель просил отменить апелляционное определение и направить дело в отношении Александра Лебедева на пересмотр в апелляцию.

Постановлением судьи Тверского районного суда г. Москвы от 5 марта кассационное представление прокурора было возвращено без рассмотрения в связи с пропуском срока обжалования. Как указывалось в постановлении, согласно ч. 4 ст. 401.3 УПК кассационные жалоба (представление), подлежащие рассмотрению в порядке ст. 401.7 и 401.

8 Кодекса, могут быть поданы в течение 6 месяцев со дня вступления в силу приговора или иного итогового решения суда.

Поскольку поступившее 26 февраля кассационное представление подано с пропуском срока обжалования, а ходатайство о восстановлении пропущенного срока с указанием уважительности причин пропуска не представлено, оно подлежит возвращению без рассмотрения.

Прокуратура г. Москвы сочла постановление Тверского районного суда не соответствующим требованиям УПК. В апелляционном представлении от 1 апреля, адресованном Судебной коллегии по уголовным делам Мосгорсуда, указывалось, что в соответствии с внесенными 24 февраля 2021 г.

поправками в УПК (Закон № 15-ФЗ) лица, не воспользовавшиеся правом на кассационное обжалование приговора или иного судебного решения, вступившего в силу в период с 1 октября 2019 г.

и до дня вступления в силу данного закона, вправе обжаловать судебное решение в кассационном порядке в течение 6 месяцев со дня вступления в силу поправок в УПК, а именно до 24 августа 2021 г.

«Таким образом, указанные в уголовно-процессуальном законе сроки для кассационного обжалования приговора соблюдены, оснований для возвращения кассационного представления не имеется», – резюмировалось в документе. Одновременно прокурор ходатайствовал о восстановлении пропущенного срока кассационного обжалования.

Постановлением Тверского районного суда г. Москвы от 2 апреля срок кассационного обжалования постановления от 5 марта с учетом уважительности причины пропуска был восстановлен, а представление прокурора от 25 февраля принято к производству кассационным судом. 

Контраргументы защиты

В возражениях на кассационное представление от 14 июля (есть у «АГ») защитник Александра Лебедева – вице-президент ФПА РФ, первый вице-президент АП г. Москвы Генри Резник – привел ряд доводов, по которым оно не подлежит удовлетворению.

Во-первых, поворот к худшему при пересмотре приговора допускается в срок не более года со дня вступления его в законную силу. Оправдательный приговор по данному делу вступил в силу 6 июля 2020 г. и не может быть отменен.

Во-вторых, в кассационном преставлении суду кассационной инстанции предлагается выйти за пределы своей компетенции, переоценить доказательства, которым уже дана оценка в приговоре, проверенная на полноту и мотивированность апелляцией, и в итоге отменить приговор по основанию, не предусмотренному ст. 401.15 УПК.

В-третьих, продолжая отстаивать версию обвинения о представлении адвокатом в суд заведомо подложного документа, кассатор игнорирует факты, абсолютно достоверно установленные Тверским районным судом.

В-четвертых, адвокатская деятельность основана на доверительных отношениях с лицом, которому оказывается юридическая помощь.

«В профессиональной адвокатской этике за долгие века утвердилось правило, согласно которому в тех случаях, когда полученные защитником сведения не являются для него заведомо ложными, а представляются лишь сомнительными, в частности противоречащими обвинительным доказательствам, он не только может, но и обязан их выдвинуть.

В данном деле адвокат, представляя в суд подлинные документы, исходил не только из доверительных отношений с подзащитной, но и основывался на собственном знании о ее посещении медцентра и длительном там нахождении», – отмечалось в возражениях.

В-пятых, в кассационном представлении приведено искаженное понимание ст. 294 УПК как «желание оказать воздействие на суд» участника уголовного судопроизводства ходатайствами о приобщении к делу доказательств. Между тем данная норма предусматривает ответственность за «вмешательство в деятельность суда».

В документе подчеркивается, что объект преступления по ч. 1 ст. 294 УК – принцип независимости судей, и данная норма производна от законов о судебной системе (ч. 5 ст. 5) и о статусе судей (ч. 1 ст.

10), в которых указано на недопустимость незаконного вмешательства в деятельность судьи в форме внепроцессуального обращения к нему по делу, которое находится в его производстве.

«В судебной практике, х к УК, доктринальных источниках “вмешательство в какой бы то ни было форме в деятельность суда в целях воспрепятствования осуществлению правосудия” единодушно толкуется как внешнее, постороннее, внепроцессуальное воздействие на судей с целью склонения или понуждения их к одностороннему рассмотрению конкретного дела, его разрешения в интересах виновного. На это обоснованно обращено внимание в приговоре и апелляционном постановлении», – отмечается в документе. Действия адвоката-защитника не могут квалифицироваться как вмешательство в деятельность суда по осуществлению правосудия и образовать состав преступления по ч. 1 ст. 294 УК ни при каких условиях, вне зависимости от того, как к этим действиям относятся суд или другие участники процесса, подчеркнул Генри Резник. «Усмотрение в законных процессуальных действиях защитника – заявлении ходатайства о приобщении к уголовному делу собранных им сведений – вмешательства в деятельность суда противоречит смыслу ст. 294 УК РФ», – резюмируется в возражениях.

В-шестых, обязательным признаком состава преступления по ч. 1 ст. 294 УК является наличие у субъекта специальной цели – воспрепятствовать правосудию. Участвуя в заседании Тверского районного суда г. Москвы 23 октября 2017 г.

, адвокат Лебедев доказывал неправомерность ходатайства следователя о заключении подзащитной под стражу, но не смог предотвратить удовлетворение данного ходатайства судом. Постановление суда было отменено спустя четверо суток как неправосудное.

Таким образом, на момент возбуждения уголовного дела в отношении адвоката этого постановления уже больше месяца юридически не существовало.

Таким образом, резюмируется в возражениях, поскольку Александр Лебедев не препятствовал осуществлению правосудия, не склонял суд к нарушению закона, а, действуя профессионально и этично, напротив, содействовал вынесению правомерного и обоснованного судебного решения, его действия не могут быть квалифицированы как преступные по ст. 294 УК.

Рассмотрев доводы кассационного представления и возражений на него, Второй кассационный суд общей юрисдикции отказал в удовлетворении требований прокуратуры и оставил оправдательный приговор и апелляционное определение в силе.

В комментарии «АГ» Александр Лебедев оценил решение кассации как справедливое. «Другого варианта быть не могло», – добавил он.

Как отметил Генри Резник, доводы прокуратуры новизной не отличались – повторяли те, которые были отвергнуты в апелляции. «Прокуратура просила переоценить доказательства, хотя кассационная инстанция (в отличие от апелляции) этого делать не вправе, – пояснил он.

– Я указал на причину такой несостоятельной правовой позиции: наши обвинительные органы – в противоречии с УПК – наделяют собранные ими доказательства заранее установленной силой, считают, что они устанавливают истину и крайне болезненно воспринимают оправдательные приговоры.

Хотя их и так “кот наплакал”, а может именно поэтому».

Кроме того, добавил Генри Резник, по данному делу Генпрокуратура и Следственный комитет хотели создать опасный прецедент, превратив ст. 294 УК в безразмерную, подвести под «вмешательство в деятельность суда, прокурора и следователя» законные процессуальные действия защитника. «В своем выступлении я отметил, что это ноу-хау, но абсолютно антиправовое», – подчеркнул он.

«Главное, разумеется, то, что кассационный суд разрешил спор в пользу защиты. Но в полной мере дам оценку решению, когда ознакомлюсь с его мотивировкой.

Суд может  обосновать свое решение, сославшись только на истечение годичного срока пересмотра приговора к худшему, а может на основе наших возражений отвергнуть несостоятельные доводы прокурорского представления по существу.

Предпочтительнее, конечно, второй вариант», – заключил Генри Резник.

Татьяна Кузнецова Источник: Адвокатская газета.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *