Адвокат по статье 196. Преднамеренное банкротство

Банкротство открывает для граждан возможность избавиться от долгов в безвыходной ситуации.

Однако если человек намеренно накопил долги и пытается скрыть свое истинное финансовое положение или специально ухудшает его, то суд не признает несостоятельность и не спишет долги.

Более того, по закону за преднамеренное банкротство полагается административное, а в некоторых случаях и уголовное наказание.

Отличительные черты преднамеренного банкротства:

  • получение нескольких кредитов при отсутствии достаточного дохода для их обслуживания;
  • получение кредита без намерения его возвращать;
  • продажа имущества по цене значительно ниже рыночной;
  • вывод имеющихся активов или переоформление их на других лиц накануне банкротства;
  • причинение ущерба кредиторам или государству в лице его структур (например, задолженность по налогам).

Таким образом, суть отличия преднамеренного банкротства от истинного заключается в том, что гражданин осознает неправомерность своего поведения, но ничего не предпринимает чтобы ее устранить.

Как выявляют признаки предумышленного банкротства

Подозрения вызывает ситуация, когда сам должник или дружественный ему кредитор подают заявку на признание финансовой несостоятельности. Чтобы установить факт предумышленного банкротства финансовый управляющий использует проверенные методы поиска неправомерных действий заемщика. Порядок проверки следующий:

  1. Изучается материальное благосостояние заявителя за последние 3 года до начала банкротства.
  2. Анализируется динамика коэффициентов платежеспособности физлица.
  3. Отслеживаются периоды, когда у должника резко падала платежеспособность и выясняется по какой причине.
  4. Все эти данные сопоставляются с датами получения гражданином кредитов.
  5. Проводится анализ всех сделок купли-продажи имущества, заключенных за предыдущие 3 года.
  6. Выявляются случаи неуплаты налогов физлицом.
  7. Производится анализ кредитной истории.
  8. Производится проверка на привлечение гражданина к уголовной ответственности по экономическим преступлениям и особенно по статье о мошенничестве.

Основная цель анализа – подтвердить или опровергнуть реальность причин банкротства. Финансовому управляющему нужно установить, действительно ли гражданин не в состоянии рассчитаться с долгами. После этого вся информация об обстоятельствах банкротства передается в суд.

Основные источники, откуда черпается информация о человеке – это:

  • ГИБДД – об автомобилях в собственности;
  • Росреестр – об объектах недвижимости;
  • ФНС – о долях в акционерных обществах.

Также используются сведения из материалов, которые предоставил сам заемщик при подаче документов в суд и получении кредитов.

Статья 196 Уголовного кодекса РФ содержит кроме определения преднамеренного банкротства также указание на фиктивное. Оба варианта являются нарушениями закона.

К фиктивному банкротству относится ситуация, когда гражданин скрывает от суда и кредиторов свое истинное финансовое положение. Он требует признания несостоятельности при том, что деньги на погашение долгов у него есть.

Преднамеренное банкротство предполагает заведомое ухудшение своего финансового состояния с целью не выплачивать кредиты.

На момент подачи заявления в суд должник действительно не имеет средств для платежей по задолженности. Он соответствует признакам несостоятельности, однако такое положение создано искусственно.

При этом гражданин вывел свои активы, но сохранил возможность их контролировать и в дальнейшем намерен использовать.

Мнение эксперта

Дмитрий Томилин

Руководитель и основатель компании «Банкирро»

Задача арбитражного управляющего установить признаки преднамеренного банкротства должника. Для этого ему предоставлено право проверки и опротестования совершенных ранее сделок.

При обнаружении признаков преднамеренного ухудшения финансового положения должнику грозит:

  • передача дела в уголовный суд;
  • административное наказание;
  • уголовная ответственность.

Выбор тяжести наказания зависит от нанесенного ущерба.

Штраф за это преступление составляет от 200 000-500 000 рублей либо в размере зарплаты должника за срок от 1 до 3 лет. Чем крупнее сумма долгов, тем вероятнее избрание судом наказания по уголовной статье. Крупным признается ущерб более 2 250 000 рублей. Более точные сведения есть в разделе «Преднамеренное банкротство» ст. 196 УК РФ. 

Уголовное наказание предполагает отправку на принудительные работы на срок до 5 лет, заключение сроком до 6 лет и выплату штрафа до 200 000 рублей.

Бесплатная консультация наших специалистов позволит сопоставить риски и сделать первые шаги к банкротству.

Оставьте заявку на услуги нашей компании и в течение 15 минут мы свяжемся с вами

Неоднозначная судебная практика применения закона о банкротстве показывает, что при всей определенности признаков фиктивное и преднамеренное банкротство признается судом очень редко.

В отношении юридических лиц только в 5% рассмотренных дел были установлены признаки нарушения закона. Финансовому управляющему крайне сложно доказать признаки намеренного нарушения УК.

В остальных случаях суд счел приведенные доказательства недостаточными.

В отношении физических лиц случаи доказанного преднамеренного банкротства единичны. С одной стороны, причина этого заключается в относительно малом количестве поданных гражданами ходатайств о признании несостоятельности. Суды чаще всего при наличии признаков преднамеренности просто отклоняют иск, не прибегая к наказанию. Человеку отказывают в признании банкротства и списании долгов.

Мнение эксперта

Дмитрий Томилин

Руководитель и основатель компании «Банкирро»

Задача арбитражного управляющего установить признаки преднамеренного банкротства должника. Для этого ему предоставлено право проверки и опротестования совершенных ранее сделок.

Нашим экспертам неизвестны реальные случаи привлечения людей к уголовной ответственности по результатам преднамеренного или фиктивного банкротства. Однако существующая статья в уголовном кодексе делает такое развитие событий вполне вероятным. Рекомендуем прежде, чем подавать заявление о признании несостоятельности, проконсультироваться с опытным юристом по банкротству.

Адвокат по статье 196. Преднамеренное банкротство

В процессе признания несостоятельности физического лица участвуют три стороны:

  • инициатор процедуры (должник или его кредиторы);
  • арбитражный суд;
  • финансовый управляющий.

На различных этапах банкротства управляющий может привлекать отдельных специалистов для установления вашего истинного финансового положения и обнаружения возможностей для погашения долгов. Это могут быть юристы, оценщики, эксперты, нотариусы. В равной степени возможность привлечь профессионалов есть и у вас. 

Обращение к адвокату по банкротству поможет вам правильно оформить все документы, точно оценить ситуацию на старте процесса, предупредить возникновение неправомерных с точки зрения закона ситуаций.

Адвокат будет представлять ваши интересы в суде, следить за правильностью проведения торгов, добиваться снижения штрафов и пени по долгам.

Он подскажет, возможно ли признать совершенные вами недавно сделки рыночными или управляющий захочет их оспорить.

Защита при обвинении по ст. 196 УК РФ

Адвокат по статье 196. Преднамеренное банкротство    С учетом нынешней политической ситуации, не редки случаи банкротства предприятий и организаций. Однако невозможность вышеуказанных субъектов рассчитаться по своим долгам является почвой для возникновения такого преступления, как преднамеренное банкротство. В большинстве случаев данное преступление совершается руководителями различных организаций, собственниками бизнеса, а также индивидуальными предпринимателями. Главная цель совершения рассматриваемого преступления – списать все имеющиеся задолженности перед кредиторами под видом банкротства.

   Сам по себе институт банкротства представляется достаточно уязвимым. Именно поэтому он так часто используется злоумышленниками для хищения средств кредиторов, а в последствии для легализации незаконно присвоенных денежных средств.

  •    Уголовное законодательство Российской Федерации рассматривает преднамеренное банкротство, как совершение руководителем или учредителем (участником) юридического лица либо гражданином, в том числе индивидуальным предпринимателем, действий или без действий, заведомо влекущих неспособность удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и исполнить обязанность по уплате обязательных платежей.
  •    Непосредственным объектом совершения данного преступления выступают отношения и законные интересы участников экономической деятельности, индивидуальных предпринимателей, а также коммерческих организаций, которым незаконными действиями причиняется вред при осуществлении преднамеренного банкротства.
  •    Как правило, преднамеренное создание условий для неплатежеспособности может совершаться разнообразными способами, такими как:
  • Заключение заведомо невыгодных для организации/предприятия/индивидуального предпринимателя сделок;
  • Принятие на себя, в качестве поручителя, чужих долговых обязательств;
  • Уменьшение объема активов;
  • Фиктивное отчуждение имущества предприятия/организации

   Преднамеренное банкротство – одно из серьезнейших преступлений в сфере экономической деятельности, поэтому его совершение является основанием для уголовного дела и уголовной ответственности.

   Главным квалифицирующим признаком при совершении вышеуказанного преступления является причинение крупного ущерба – то есть, если стоимость такого ущерба превышает 1 500 000 рублей.

   Однако данный признак не единственный. В данном случае речь идет о присутствующем умысле, при осуществлении преднамеренного банкротства. Само название статьи несет в себе указание на данный квалифицирующих признак. Становится очевидным, что все используемые способы для введения организации/предприятия в состояние неплатежеспособности совершаются с осознанием незаконности их совершения.

   Ст. 196 Уголовного кодекса Российской Федерации устанавливает уголовную ответственность в виде лишения свободы на срок до 6 лет со штрафом в размере до 200 000 рублей.

   В случае, если Вам предъявлено обвинение в преднамеренном банкротстве – квалифицированный адвокат по уголовным делам, это единственная возможность для объективного рассмотрения дела в суде.

Именно от профессионализма его действий и опыта зависит примет ли уголовное дело положительный для Вас оборот или нет. Поэтому при предъявлении обвинения – промедление является губительным фактором.

Читайте также:  Ходатайство о приобщении к делу аудиозаписи

Своевременное обращение к адвокату по уголовным делам – залог успеха.

Вот лишь некоторые примеры, чего удавалось добиться при обвинении по ст. 196 Уголовного кодекса Российской Федерации:

  • оправдательный приговор при обвинении руководителя юридического лица в преднамеренном банкротстве
  • оправдательный приговор при обвинении учредителя юридического лица в преднамеренном банкротстве
  • оправдательный приговор при обвинении индивидуального предпринимателя в преднамеренном банкротстве
  • освобождение из-под стражи в зале суда при обвинении руководителя юридического лица в преднамеренном банкротстве
  • освобождение из-под стражи в зале суда при обвинении учредителя юридического лица в преднамеренном банкротстве
  • освобождение из-под стражи в зале суда при обвинении индивидуального предпринимателя в преднамеренном банкротстве
  • переквалификация преступления при обвинении руководителя юридического лица в преднамеренном банкротстве в преступление меньшей тяжести
  • переквалификация преступления при обвинении учредителя юридического лица в преднамеренном банкротстве в преступление меньшей тяжести
  • переквалификация преступления при обвинении индивидуального предпринимателя в преднамеренном банкротстве в преступление меньшей тяжести

В нашу работу по комплексному ведению уголовного дела при обвинении по ст. 196 Уголовного кодекса Российской Федерации входит:

  • объемная юридическая консультация у опытного адвоката по уголовным делам
  • обзор судебной практики по данной категории уголовных дел с разъяснением норм законодательства
  • оценка перспектив рассмотрения уголовного дела в суде первой инстанции
  • сбор необходимой документации
  • сбор доказательной базы
  • сбор положительных характеристик клиента
  • изучение материалов уголовного дела
  • изучение собранных на предварительном следствии доказательств на предмет их допустимости
  • составление и подача всех необходимых заявлений и ходатайств
  • обжалование действий органов предварительного следствия
  • представление интересов клиента на протяжении всего судебного процесса до принятия судом первой инстанции окончательного решения по делу

Ответственность за преднамеренное банкротство

Сразу оговоримся — мы не являемся специалистами в уголовном праве. Данная статья будет отражать наш субъективный опыт работы с обвинениями в преднамеренном банкротстве лишь как спецов в этом самом банкротстве. Но начнем с того, как это бывает на практике.

Разбор судебной практики

Если вы поищите судебную практику по ст.196 УК РФ, то удивитесь, как ее мало.

Все верно: доказывание преднамеренного банкротства весьма проблематичная штука, требующая определенной квалификации как в праве в целом, так и в экономических моментах в частности.

Поэтому правоохранительные органы чаще идут по более легкому пути — переквалифицируют подобные дела на резиновую статью «мошенничество». Но тем не менее нельзя сказать, что статья за преднамеренное банкротство совсем не работает.

Вот пример:

У Романа было свое ИП, которое занималось розничной торговлей. В сентябре 2010 года Роман заключил с Павлом два договора займа и получил 461 тыс. долларов.

Спустя месяц после получения денег Роман начал последовательно выводить свое имущество из под удара: подарил дочери земельный участок с домом, продал 4 автомобиля и развелся с супругой.

Так и не дождавшись выплат, кредитор решил действовать и обратился в суд. Задача: взыскать с Романа деньги по договору займа с учетом начисленных процентов. Летом 2011 суд удовлетворил иск, только денег Павел так и не увидел — Роман к этому моменту уже был бомжем.

Тогда осенью 2011 кредитор обратился с заявлением о признании Романа банкротом. Решение было верным, тем более, что у Павла имелась информация об отчуждении активов.

Дальше ситуация развивалась по стандартной схеме: суд заявление принял, на сцену вышел арбитражный управляющий, который и начал раскапывать махинации Романа. Тут-то и вскрылись все сделки с продажами и дарением. Напомним, что дарение — один из самых паршивых способов защиты активов, а уж тем более, когда он сделан в безалаберной форме.

Управляющий долго не думал и обратился с заявлением в ОВД, а те, в свою очередь, возбудили уголовное дело. Основанием для возбуждения стал вывод активов Романом, что квалифицировалось как намеренное доведение до банкротства.

Должник изворачивался как мог: и что он не первый раз брал у Павла деньги, и что готов был платить, да вот только с бизнесом не пошло. И вообще, договор займа от 2010 года — это пролонгация других обязательств, взятых еще в 2003 году. Что по поводу дарения — так это был подарок на свадьбу дочери, а она уж никак не могла знать о долгах отца.

И в целом, все могло бы пойти по стандартному сценарию: заявление — стол — опрос — отказ в возбуждении дела. Если бы не активность кредитора и арбитражного управляющего.

А еще — во многом исход дела решили опрошенные свидетели, которые озвучили следующее:

  1. При выдаче займа Роман с Павлом обсудили, что денежные средства выдаются на развитие бизнеса. В случае же, если дело не выгорит, недвижимость — участок с домом — достанется Павлу в счет долга;
  2. Земельный участок вместе с домом был подарен дочери, после чего она все перепродала своей дальней родственнице за 900 тысяч рублей. По прошествии же нескольких судебных разбирательств выяснилось, что половина земельного участка и дома уже принадлежит бывшей супруге Романа;
  3. Бесспорно, что сделки по продаже и дарению имущества совершались с целью избежать выплаты долга. Не мог же должник за месяц забыть о долгах на сумму почти полмиллиона долларов. При том, что совершая эти сделки, он уверял Павла, что все будет хорошо и он все выплатит.

Как итог, суд признал вину Романа и вынес приговор — 3 года лишения свободы.

Но полмиллиона долларов — сумма способная творить чудеса, поэтому история на этом не заканчивается.

Суд принял во внимание, что Роману дана положительная характеристика со стороны родственников, отсутствуют аналогичные нарушения, на его иждивении находится престарелая мать, и снизил степень наказания до 3 лет условно.

Но и это еще не все. Сославшись на п. 9 Постановления Госдумы РФ «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов», суд постановил снять с Романа наказание, судимость и даже не назначил штраф.

Если интересно почитать все подробности этого кейса, оставьте свою почту ниже, и мы вышлем вам приговор по этому делу:

В целом, история для Романа закончилась более, чем удачно. Но не всем так везет.

У юристов есть золотое правило: проблему проще не допустить, чем решить. И это наглядно работает в уголовных процессах: 99,7% обвинительных заключений завершаются утвердительным приговором.

Поэтому единственно правильная цель при обвинениях в преднамеренном банкротстве — это не допустить возбуждения уголовного дела. Как мы в «Игумнов Групп» справляемся с этой задачей — покажу на примере ниже.

Наш кейс

Я вел дело о личном банкротстве директора и по совместительству учредителя ряда организаций. Назовем его Олег.

Олег был бенефициаром завода и еще нескольких десятков компаний помельче.

С одним из кредиторов — Кириллом — завод подписал договор о поставке продукции. Скажем, это были велосипеды. Продукция была поставлена, но завод не смог платить по обязательству. Поставщик обратился в суд.

Стороны заключили мировое соглашение, которое суд утвердил на следующих условиях: завод возвращает половину велосипедов, обязательства по выплате остатка переходят на одну из компаний Олега, а Олег выступает поручителем.

Был составлен график платежей, по которому так и не прошло ни одной оплаты. Поскольку на новом должнике никогда не было никаких активов, пытаться взыскать с него долг было бесполезно — тут бы даже банкротство не помогло. А вот с Олега было что взять, поэтому в 2016 году Кирилл подал заявление о его личном банкротстве.

А кто инициирует процедуру, тот и музыку заказывает. В частности, Кирилл поставил на процедуру подконтрольного управляющего, который и начал копать под нашего клиента.

Дружественные кредиторы

В рамках процедуры реструктуризации управляющий сделал финансовый анализ и выявил сомнительные сделки должника. Эти сделки легли в основу заявления о совершении преступления, предусмотренного ст. 196 УК «Преднамеренное банкротство».

ФУ исходил из следующего: все личные долги Олега состояли из поручительств. Почти миллиард Олег был должен по банковским кредитам, которые брал завод. И еще столько же обязательств набрали остальные компании Олега. И там, и там он выступал поручителем.

Но! Перед кредитной организацией Олег поручился еще в 2012 году, а за свои компании в 2014-2015 — уже после того, как было очевидно, что завод не вернет долг банку.

При этом компании, по обязательствам которых поручился Олег, были объективно пустыми. К примеру, одна не сдавала отчетность, а по другой в ЕГРЮЛ были внесены сведения о недостоверности юр. адреса и данных директора.

О каком поручительстве на сотни миллионов может идти речь, если юрлица фактически мертвые?

Раз никакого экономического смысла эти сделки не имели, ФУ сделал вывод, что единственной их целью было искусственное наращивание кредиторской задолженности с целью размытия доли реальных взыскателей и последующим уменьшением выплат в их пользу. Как это бывает — мы подробно писали в статье «Дружественный кредитор в банкротстве».

Подозрения ФУ подкреплялись и цифрами сделок. Поручительства за дружественных кредиторов превышали требования вражеских кредиторов аккурат на… 100 тыс. рублей. Ситуация выглядела примерно так:

Вражеские кредиторы: 1 млрд. рублей = 49,0009%

Дружественные кредиторы: 1 млрд 100 тыс. рублей = 50,0001%

А как вы помните: под понятие «преднамеренное банкротство» попадают не только действия должника, направленные на прямой вывод активов, но и «действия косвенного характера, направленные на создание неплатежеспособности». Вот под последним как раз и понимается искусственное наращивание должником своей кредиторской задолженности.

Противоречия судебной практики по делам о криминальном банкротстве

Банкротные преступления остаются одними из самых сложных с точки зрения их раскрытия и расследования, применение норм уголовного законодательства о противодействии криминальному банкротству (ст. 172.1, 195, 196, 197 УК РФ) по-прежнему не распространено, а существующая судебная практика по таким делам полна противоречий.

Так, доля банкротных преступлений в структуре судимости за преступления в сфере экономической деятельности (гл. 22 УК РФ) ежегодно составляет не более 1%. Это в среднем 60 осужденных, из которых 80% – за преднамеренное банкротство (ст. 196 УК РФ), 10% – за неправомерные действия при банкротстве (ст. 195 УК РФ). Остальные «антибанкротные» нормы УК РФ практически не применяются. 

Читайте также:  Иск о взыскании долга по расписке

В результате не только отсутствуют возможности эффективного применения уголовно-правового запрета для защиты прав и законных интересов кредиторов, экономических субъектов и их учредителей от недобросовестного менеджмента, но и созданы предпосылки для необоснованного давления на бизнес путем неуместного применения уголовного закона в пограничных ситуациях, внешне похожих, но не имеющих ничего общего с криминальным банкротством.   

Для разрешения сложившейся ситуации высшей судебной инстанцией в период 2013–2016 гг. дважды предпринимались попытки подготовить постановление Пленума Верховного Суда РФ по делам о криминальных банкротствах, которое, к сожалению, так и не было принято.

Хотелось бы рассмотреть основные противоречия, которые не удалось преодолеть в процессе работы над проектом постановления Пленума Верховного Суда РФ.

Первое противоречие обусловлено различным пониманием роли арбитражного судопроизводства по делу о несостоятельности для уголовного судопроизводства по делу о криминальном банкротстве

Нужно ли решение арбитражного суда по делу о банкротстве для подтверждения «признаков банкротства» в ст. 195 УК РФ или «неспособности в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей» в ст. 196 УК РФ для начала уголовного преследования за криминальное банкротство?

Согласно одному из сложившихся в судебной практике подходов указанные признаки банкротных преступлений предлагается определять только после принятия соответствующих предусмотренных Федеральным законом от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) решений в рамках процедуры арбитражного судопроизводства.

  • В основном уголовные дела о банкротных преступлениях возбуждались после введения арбитражным судом одной из процедур банкротства и получения правоохранительными органами от нового руководства организации или арбитражного управляющего первичной информации о признаках криминального банкротства должника.
  • Однако выводу должника из кризисного состояния еще до обращения к арбитражному судопроизводству могут способствовать, например, более эффективные действия нового менеджмента или досудебная санация. 
  • Должно ли это быть препятствием для уголовного преследования недобросовестного руководителя должника, действия которого содержат признаки банкротного преступления?
  • Применение «антибанкротных» норм УК РФ будет еще более ограниченным, если связывать уголовное преследование за криминальное банкротство с завершением конкурсного производства в арбитражном суде.
  • Ведь в ходе процедур финансового оздоровления или внешнего управления платежеспособность должника может быть полностью восстановлена, тот же самый результат можно получить и от реализации мирового соглашения должника с кредиторами.

Например, руководитель одного из стратегических оборонных предприятий привлечен к уголовной ответственности за преднамеренное банкротство. Предприятие было исполнителем гособоронзаказа. Получив по госконтрактам авансы на выполнение НИОКР, руководитель предприятия направил более 100 млн руб.

в фирмы-однодневки, которые были фиктивно привлечены к выполнению НИОКР как соисполнители. Из-за невыполнения госконтрактов у предприятия образовалась крупная кредиторская задолженность, для ее взыскания госзаказчики инициировали процедуру банкротства должника. В ходе конкурсного производства одно из федеральных министерств внесло более 120 млн руб.

на восстановление платежеспособности предприятия. В результате принятых мер заключено мировое соглашение с кредиторами, требования которых были полностью удовлетворены, а производство по делу о банкротстве прекращено. Тем не менее руководитель оборонного предприятия был осужден за преднамеренное банкротство (см. приговор Чертановского районного суда г.

Москвы от 16 ноября 2011 г. по уголовному делу № 1-426/2011).    

Подобная судебная практика складывалась в рамках подхода, согласно которому определение «признаков банкротства» в составах неправомерных действий при банкротстве и «неспособности в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей» в составе преднамеренного банкротства при расследовании уголовных дел о криминальном банкротстве осуществляется по критериям, предусмотренным Законом о банкротстве, но независимо от процедуры арбитражного судопроизводства по делу о несостоятельности.

Исходя из этого подхода указанные признаки составов неправомерных действий при банкротстве и преднамеренного банкротства подразумевают своеобразные юридические фикции, когда состояние должника внешне соответствует банкротству, но необходимых для констатации этого состояния решений арбитражным судом не принято.

Уголовному праву вообще свойственно придавать иное содержание понятиям гражданского права. Тут можно вспомнить, как истолковано понятие «руководитель организации» в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ по делам о незаконном предпринимательстве (п. 10) или о налоговых преступлениях (п.

7), под которым понимается в том числе «теневой», неформальный руководитель.

Или упомянуть разъясненное высшей судебной инстанцией понятие «сделка» для целей применения уголовного законодательства об ответственности за легализацию преступных доходов, под которой понимается также создание видимости сделки (п. 6).

Таким образом, следуя указанной позиции, независимо от производства по делу о банкротстве в арбитражном суде:

  • для применения ст. 195 УК РФ достаточно совершения неправомерных действий, описанных в диспозиции данной нормы, повлекших причинение крупного ущерба, при наличии фактических признаков банкротства (неплатежеспособности) должника;
  • для применения ст. 196 УК РФ достаточно совершения действий, повлекших фактическую неспособность удовлетворить требования кредиторов или исполнить обязанность по уплате обязательных платежей (недостаточность имущества) и причинение крупного ущерба.

Однако всеобщей поддержки этот подход все-таки не получил и противоречие не было преодолено.

Второе противоречие касается определения момента причинения ущерба по делам о банкротных преступлениях

Крупный ущерб является обязательным признаком составов неправомерных действий при банкротстве, преднамеренного и фиктивного банкротства. Крупным признается ущерб, превышающий 2 млн 250 тыс. руб. (примечание к ст. 170.2 УК РФ).

Ущербом от таких преступлений признается уменьшение размера имущества (активов) должника в результате совершения действий, предусмотренных в диспозициях «антибанкротных» норм УК РФ. 

В процессе разработки проекта постановления Пленума Верховного Суда РФ рассматривались следующие подходы, согласно которым момент причинения ущерба по делам о криминальном банкротстве (окончания банкротного преступления) определялся на момент:

  • вывода активов должника (в том числе в результате неравноценного или безвозмездного отчуждения имущества);
  • окончания конкурсного производства.
  1. Эти подходы вызвали обоснованную критику. 
  2. Момент вывода активов должника не всегда совпадает со сроком исполнения обязательств перед кредитором или исполнения денежных обязательств и (или) обязанности по уплате обязательных платежей, поэтому не может однозначно отождествляться с моментом причинения ущерба от криминального банкротства. 
  3. Определение момента окончания банкротного преступления на дату завершения процедуры конкурсного производства по делу о несостоятельности ставит реализацию уголовно-правового запрета в зависимость от арбитражного судопроизводства, чрезвычайно затрудняя применение «антибанкротных» норм УК РФ. 
  4. В связи с этим рабочей группой был выработан компромиссный подход, согласно которому ущерб от криминального банкротства определяется в отношении:
  • юридического лица или собственника имущества унитарного предприятия – на момент выбытия такого имущества;
  • кредиторов юридического лица – на более позднюю из дат: дату выбытия имущества должника или дату неисполнения имущественных требований кредиторов, определенную законом или договором.

В последнем случае нетрудно уловить аналогию с определением момента окончания налоговых преступлений на установленную НК РФ дату исполнения налоговой обязанности (см. п. 3 и п. 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 декабря 2006 г. № 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления»).

Однако и эта позиция не получила всеобщего признания.

Как правило, в судебной практике момент причинения ущерба не увязывался с завершением арбитражным судом производства по делу о банкротстве. Здесь нельзя не отметить противоречивость подходов правоприменителей.

С одной стороны, они не хотят возбуждать уголовные дела до начала арбитражного судопроизводства по делу о банкротстве, с другой – не видят необходимости дожидаться его завершения в целях определения ущерба от банкротных преступлений.

Третье противоречие связано с разграничением банкротных преступлений и сопутствующих им общественно опасных деяний

При совершении банкротных преступлений содеянное нередко отражает признаки иных общественно опасных деяний. В таких обстоятельствах при квалификации приходится применять совокупность преступлений, разграничивать конкурирующие и смежные уголовно-правовые нормы. Правильная квалификация не всегда очевидна, что приводит к неоднозначной правоприменительной практике.

Чаще всего в названных делах возникает проблема разграничения криминальных банкротств и хищений.

Одни и те же сделки и действия, направленные на вывод активов должника в рамках банкротных преступлений, нередко образуют самостоятельные преступления против собственности, включая присвоение, растрату и мошенничество.

Судебная практика в основном следовала по пути оценки указанных деяний по совокупности преступлений, предусмотренных нормами УК РФ о преступлениях против собственности и о преступлениях, связанных с банкротством. В этом подходе прослеживается известный любому практическому работнику, особенно с опытом работы в прокурорских и следственных органах, старый «добрый» принцип: «лучше перевменить, чем недовменить». 

Однако данная позиция не всегда соответствует уголовно-правовому принципу справедливости (ч. 2 ст. 6 УК РФ), запрещающему «двойное вменение», то есть удвоение уголовной ответственности.

Читайте также:  За незаконное задержание граждан придется возместить ущерб - новый законопроект

В разъяснениях Пленума Верховного Суда РФ время от времени появляются квалификационные правила, согласно которым более опасные многообъектные преступления поглощают менее опасные преступления, выступающие способом их совершения и посягающие на аналогичные объекты уголовно-правовой охраны (см., например, п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 30 ноября 2017 г. № 48 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате»).

  • Определение степени общественной опасности преступлений в таких случаях осуществляется путем сравнительного анализа санкций за их совершение (так называемый «санкционный подход»).
  • Банкротные преступления, посягая на права и законные интересы кредиторов в качестве основного непосредственного объекта, причиняют также вред собственности как дополнительному объекту охраны и на этом основании могут быть отнесены к многообъектным преступлениям.
  • Хищение имущества должника, как правило, совершается путем его неравноценного или безвозмездного отчуждения на основании различных гражданско-правовых сделок, что соответствует наиболее распространенному способу совершения банкротных преступлений.
  • Согласно «санкционному подходу» квалификация хищения имущества в рамках банкротного преступления будет следующей:
  • если санкция за банкротное преступление превышает санкцию за хищение имущества должника, выступающее способом совершения банкротного преступления, содеянное квалифицируется только по норме УК РФ о банкротном преступлении;
  • если санкция за банкротное преступление является более мягкой или равной санкции за хищение имущества должника, содеянное квалифицируется как совокупность преступлений.

Применение этих квалификационных правил позволит, например, говорить о поглощении ст. 196 УК РФ о преднамеренном банкротстве большинства составов присвоения, растраты и мошенничества, за исключением их особо квалифицированных видов.

Ориентируясь на приведенную позицию, суды иногда квалифицировали содеянное только по «антибанкротным» нормам УК РФ, игнорируя самостоятельную квалификацию хищения имущества должника. Но этот подход пока не очень распространен.

Также для судебной практики актуально решение вопроса о квалификации по ст. 201 УК РФ действий руководителей экономических субъектов, совершающих банкротные преступления. 

В основном такие действия управленцев квалифицировались по совокупности преступлений, связанных с криминальным банкротством и злоупотреблением полномочиями. В результате одни и те же действия управленца, например по выводу активов должника в ходе криминального банкротства, признавались еще и злоупотреблением полномочиями.

Однако в некоторых обстоятельствах суды исключали ст. 201 УК РФ из обвинения как излишне вмененную, полагая, что норма о банкротном преступлении является специальной по отношению к общей норме о злоупотреблении полномочиями. 

Чем суды руководствовались в подобных случаях?

Нормы о банкротных преступлениях, как правило, содержат прямые указания на управленческие функции субъекта преступления (руководитель юридического лица).

В отдельных ситуациях должностной статус субъекта вытекает из содержания бланкетного законодательства, лежащего в основе уголовно-правового запрета (как в случае с фальсификацией отчетности финансовой организации, предусмотренной ст. 172.1 УК РФ).

Описанные в «антибанкротных» нормах УК РФ деяния, в том числе вывод активов должника, представляют собой не что иное, как использование управленцем своих полномочий вопреки законным интересам этой организации в целях извлечения выгод и преимуществ для себя или других лиц либо нанесения вреда другим лицам, то есть разновидность злоупотребления полномочиями.

Предусмотренные ст. 201 УК РФ общественно опасные последствия (существенный вред правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства – в ч. 1 и тяжкие последствия – в ч. 2) являются более общим выражением крупного ущерба от банкротных преступлений.

На этом основании банкротные преступления могут быть признаны частными случаями злоупотребления полномочиями, что позволяет признать ст. 201 УК РФ общей нормой по отношению к специальным «антибанкротным» нормам УК РФ. 

За основу квалификации в таких случаях берется ч. 3 ст. 17 УК РФ, согласно которой, если преступление предусмотрено общей и специальной нормами, совокупность преступлений отсутствует, а уголовная ответственность наступает по специальной норме.

Изложенный подход вполне соответствует уголовно-правовому принципу справедливости, а также государственному курсу на либерализацию уголовной политики в отношении предпринимателей.

Преднамеренное банкротство: что это и какова ответственность

Юрист и руководитель направления «Разрешение арбитражных вопросов» юрфирмы «Шаповалов, Ляпунов, Зарицкий и партнеры» Евгений Соколов подготовил материал о том, что такое преднамеренное банкротство, какая за это предусмотрена ответственность и как часто подобное правонарушение встречается в судебной практике.

Преднамеренное банкротство – это совершение руководителем или учредителем (участником) юридического лица либо индивидуальным предпринимателем или гражданином действий (бездействия), заведомо влекущих неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей.

Административная ответственность

Административная ответственность за преднамеренное банкротство предусмотрена частью 2 статьи 14.12 КоАП РФ.

Из диспозиции данной нормы следует, что административная ответственность возникает в случае совершения руководителем или учредителем (участником) юридического лица либо индивидуальным предпринимателем или гражданином действий (бездействия), заведомо влекущих неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей.

Объективная сторона правонарушения выражается в действиях (бездействии), очевидных для лица, их совершающего (воздерживающегося от их совершения), последствием которых станет неспособность должника удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей.

Законодателем не раскрыт перечень действий (бездействия), которые влекут неспособность должника удовлетворить требования кредиторов.

В тоже время необходимо наличие у лица, противоправно совершающего действия (воздерживающегося от их совершения), такой цели как неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам

Например, такими деяниями могут быть:

  • совершение от имени должника сделок по безвозмездному (фактически) отчуждению имущества должника или такому отчуждению на условиях существенно отличающихся (в худшую для должника сторону) от рыночных. Так в одном из дел гражданин был привлечен к ответственности ввиду отчуждения недвижимого имущества по безвозмездным сделкам в преддверие возбуждения дела о банкротстве в пользу родственника (Решение Арбитражного суда Курской области от 26.07.2019 г. по делу № А35-3573/2019);
  • совершение сделок от имени должника по приобретению имущества на условиях существенно отличающихся (в худшую для должника сторону) от рыночных. В другом деле руководитель от имени должника (организации) совершил сделку по отчуждению всех основных средств (морские/речные суда) должника в преддверие банкротства. Сделка не была одобрена как крупная и по ее условиям должник получал за отчужденное имущество лишь 10% стоимости, а остальные 90% по истечении трех лет с момента совершения сделки. Суд признал такие действия руководителя противоправными, совершенными с целью «вывода» единственных активов из конкурсной массы и воспрепятствованию расчетам с кредиторами (Решение Арбитражного суда Приморского края от 11.06.2020 г. по делу № А51-1575/2020).
  • уклонение от совершения действий по обеспечению сохранности имущества должника и пр. Такие деяния могут совершаться как до возбуждения дела о банкротстве, так и в период производства процедур в деле о банкротстве.

Санкциями согласно части 2 ст. 14.12 КоАП РФ являются: наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи до трех тысяч рублей; на должностных лиц — от пяти тысяч до десяти тысяч рублей или дисквалификацию на срок от одного года до трех лет.

Анализ судебной практики показывает, что привлекают к ответственности по ч. 2 статьи 14.12 КоАП РФ довольно редко.

Это можно объяснить высокими стандартами доказывания, прежде всего наличия у лица противоправной цели (создание условий, при которых должник не способен удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам) и разграничение с действиями, укладывающимися в рамки обычной предпринимательской деятельности, с присущими ей рисками.

Уголовная ответственность

Уголовная ответственность за преднамеренное банкротство установлена ст. 196 УК РФ.

Для привлечения к уголовной ответственности помимо совершения действий, заведомо влекущих неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей, необходимо наличие крупного ущерба.

При этом крупным ущербом в целях применения ст. 196 УК РФ признается ущерб, в сумме, превышающей 2 250 000 руб. (примечание к ст. 170.2 УК РФ). Также как и в случае с ч. 2 ст. 14.12 КоАП РФ в ст. 196 УК РФ не указывается перечень таких неправомерных действий.

На практике такими действиями, как правило, выступают совершение сделок с целью причинения вреда имущественным правам должника и или его кредиторов (сумма ущерба не менее 2 250 000 рублей).

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *