Адвокаты бывшие судьи – есть ли какие-либо ограничения

Адвокаты бывшие судьи – есть ли какие-либо ограничения

Юридическая помощь нужна практически всем. Трудно найти человека, который бы не сталкивался с теми или иными проблемами правового характера. И это не зависит от толщины его кошелька. Однако в большинстве случаев уровень материального достатка отдельно взятого человека напрямую влияет на качество защиты и на степень ответственности перед законом.

Чтобы не случилось тотального неравенства в этом вопросе, государство взяло на себя дополнительные обязательства в отношении некоторых категорий лиц по предоставлению им безвозмездной правовой помощи.

Бесплатный адвокат в государственной системе юридической помощи

Говоря о бесплатном адвокате следует различать услуги адвоката, оказываемые бесплатно определенным категориям граждан адвокатами, включёнными в систему бесплатной юридической помощи, и услуги адвокатов по назначению.

Государством предусмотрена деятельность целой системы безвозмездной юридической помощи. Бесплатный адвокат в этой системе играет ключевую роль, выполняя функцию оказания профессиональной юридической помощи. .

Но не все адвокаты оказывают такую безвозмездную помощь, не во всех случаях и далеко не всем категориям лиц.

Во-первых, адвокат должен быть включен в систему бесплатной юридической помощи.

Во-вторых, существует перечень категорий лиц, которые могут рассчитывать на безвозмездную помощь. Согласно ст.

20 Федерального закона N 324-ФЗ «О бесплатной юридической помощи в РФ» таким правом обладают ветераны Великой Отечественной войны, инвалиды 1 и 2 группы, граждане, чей среднедушевой семейный доход ниже установленного прожиточного минимума в данном субъекте Федерации и некоторые другие категории граждан.

Если лицо проходит по уголовному делу в статусе подозреваемого или обвиняемого, бесплатный адвокат может быть назначен в качестве защитника. При этом следует иметь ввиду, что бесплатный адвокат в уголовном судопроизводстве или, как их нередко называют, «государственный адвокат» в действительности не всегда является бесплатным.

Так, если у обвиняемого (подозреваемого, подсудимого) нет средств для заключения соглашения с адвокатом и он желает воспользоваться услугами защитника, участие адвоката обеспечивается по назначению следователя, дознавателя или суда. Платить за услуги адвоката по назначению сразу не надо.

Однако, если в отношении подзащитного такого адвоката будет вынесен обвинительный приговор или дело будет прекращено по не реабилитирующим основаниям, суд в приговоре или решении о прекращении возлагает обязанность по возмещению государству расходов по оплате услуг адвоката на лицо, в отношении которого вынесен приговор (принято постановление о прекращении). То есть, услуги адвоката по назначению по сути являются зачастую не бесплатными, а возмездными, но с отсроченной во времени оплатой. К счастью для осуждённых, суды зачастую забывают принять решение об возложении на подсудимого обязанности по возмещению расходов по оплате услуг адвоката по назначению, в этом случае адвокат для подсудимого становится действительно бесплатным.

Помимо уголовного судопроизводства, услуги адвоката по назначению используются в гражданском и административном судопроизводстве при назначении адвоката ответчику, место жительства которого не известно, также при принятии решения о принудительном помещении в психиатрическое заведение при отсутствии у лица избранного им адвоката.

Кому положен бесплатный адвокат?

Не удивительно, что граждан в первую очередь интересует бесплатный адвокат, независимо от того, в каком судопроизводстве рассматривается дело.

Свое право без какой-либо платы воспользоваться услугами специалиста в области права в большинстве случаев используют малоимущие граждане, инвалиды I и II категории, а также подследственные. Дети, оказавшиеся в сложном социальном положении (инвалиды, сироты, оставшиеся без попечения родителей и т.д.), также нередко пользуются такими услугами.

Перечень категорий лиц довольно большой.

С одной стороны, в социальном государстве так и должно быть – власть обязана опекать и беспокоиться о своих гражданах, поддерживая самых нуждающихся и тех, кто оказался в тяжелой жизненной ситуации.

С другой стороны, раз оно проявляет заботу (что совершенно правильно), то такое бремя не должно ложиться целиком и полностью на плечи других людей – самих адвокатов.

Сколько получает бесплатный адвокат, или проблемы государства – проблемы самого народа

На данный момент базовая ставка оплаты труда бесплатного адвоката по назначению находится на очень низком уровне – 550 руб. в день (максимальная ставка составляет 2400 руб. при оказании услуг в праздничные дни)..

Это значит, если такой высококвалифицированный специалист будет работать только по назначению, то его доход окажется ниже прожиточного минимума, установленного государством.

При этом данная сумма не сопоставима с другими участниками судопроизводства – прокурорами, судьями.

Естественно, в таких условиях мотивация честно выполнять свои обязанности у бесплатного адвоката крайне низкая. Вот и приходится повышать стоимость своих услуг за счет гонорарных дел. Ситуация еще более усугубляется в небольших городах и поселках, где средний уровень дохода гораздо ниже, чем в городах-миллионниках.

В таких условиях бесплатному адвокату крайне сложно совместить профессиональный долг, этику и необходимостью прокормить свою семью в условиях мощного демотиватора – низкой ставки за оказанные услуги по назначению. Но клиент всегда ждет квалифицированной, своевременной помощи и защиты, поскольку в большинстве случаев бесплатный адвокат – последняя надежда доверителя.

Вот и получается, что государство, гарантируя безвозмездную помощь, делает это по сути за счет самих адвокатов. Рано или поздно это может негативным образом в глобальном масштабе повлиять на общую ситуацию в системе бесплатной юридической помощи и в частности — на судьбу конкретного человека.

Далеко не в самый лучший момент своей жизни человек, сталкиваясь с проблемной ситуацией, обращается к специалисту в области права.

Даже если у него есть выбор — воспользоваться услугами бесплатного адвоката или заключить договор на оказание платных услуг, не стоит в первую очередь думать о «халяве» как о быстром и эффективном способе решить все проблемы.

В любом случае, к кому бы человек ни обратился, необходимо выбирать высококвалифицированного уголовного адвоката с большим опытом работы по своему профилю.

Три основных свойства хорошего адвоката

Что делать, если у вас случилась беда или просто нужна помощь знающего человека, способного дать дельный совет или даже заменить, если нужно. Как узнать хорошего адвоката, который помог бы вам в трудной ситуации.

Где его найти и как выбрать из множества, каждый из которых считает себя более профессиональным, лучшим из коллег

Как с ним работать, ведь от ваших взаимоотношений с ним зависит исход дела. Множество вопросов, требующих ответов. Но для начала надо понять по каким критериям выбирать адвоката и с чего начинать его поиск.

У клиентов существует несколько основных заблуждений относительно адвокатов

Надо запомнить, что адвокаты бывают только ХОРОШИЕ, ПЛОХИЕ и НУЖНЫЕ. Лучших и беспроигрышных адвокатов не существует в природе!

Я знаю, что люди приходят к руководителям адвокатских образований с просьбами личного участия в делах. Они полагают, что руководители самые лучшие или авторитетные среди адвокатов. Я из своего руководящего опыта знаю, что у руководства, как правило, находятся адвокаты, которые не очень хотят работать «в поле». Как узнать хорошего адвоката в такой ситуации, Непросто!

Но, конечно, бывают просто ответственные люди, болеющие за свое бюро, коллегию, к которым я себя и отношу. Руководство адвокатским образованием отнимает время от основной деятельности — работе по делам, мешает профессиональному совершенствованию.

Но, впрочем, не исключено, что кого-то из руководителей ваше предложение может заинтересовать настолько, что он «тряхнет стариной» и возьмется за дело. Но работать в конечном итоге по делу будут его коллеги, стажеры, которых он привлечет для этого. Такова всеобъемлющая практика, впрочем, бывают исключения тоже, сразу оговариваюсь.

Итак, вывод первый — среди руководителей адвокатских образований найти «пахаря» по делу проблематично, то есть, найти хорошего адвоката, нужного вам не всегда возможно.

Иногда клиенты ошибочно считают, что ученая степень, научные и почетные звания, награды характеризуют адвоката как лучшего в профессии и гарантируют эффективную защиту в его исполнении. Это не совсем так, и даже, совсем не так.

Общеизвестно, что багаж теоретических знаний, наличие навыков преподавания, наградные признания в научном или профессиональном сообществе не гарантируют хорошую практическую работу адвоката.

Отличных знаний, авторитета недостаточно, чтобы считаться высококлассным адвокатом.

Нюансы, тонкости, секреты профессии по делам, интуиция и профессиональное чутье вырабатываются только в процессе практической деятельности!

При поиске хорошего адвоката разумно отдавать предпочтение практикующим адвокатам от науки или опытному практику

Надо понимать, что эффективность защиты по делу зависит не только от уровня теоретической подготовки адвоката, но от многих и независимых от него факторов, в том числе от решения по делу (в конце концов, не адвокат принимает решения, а следователь или судья).

Вывод второй — эффективную защиту по делам вполне может обеспечить обычный, без степеней, должностей и регалий, но практикующий адвокат!

Само-собой предполагается, что всякий адвокат обладает полноценной вузовской теоретической подготовкой.

В отсутствие должной теоретической подготовки применение норм права в работе адвоката является минимальным и в большей степени его усилия будут направлены на «разруливание» ситуации различными и даже неправовыми способами.

Ответственность у таких адвокатов тоже минимальная, они всегда найдут причины и оправдания своим неудачам по делу.

Поэтому, рекомендую клиентам с подобными адвокатами не работать, поскольку есть риск утратить имеющиеся возможности по делу, потерять время и деньги.

А это уже вывод третий — хорошего, лучшего адвоката характеризует только одно свойство — эффективная защита по делам!

Теперь вы знаете, как узнать хорошего адвоката, как его найти, но предстоит еще определить нужный ли он именно для вас.Найти и определить такого адвоката непросто, но существуют элементарные основные признаки, которыми можно руководствоваться на начальном этапе поиска — на уровне первого личного контакта, заключения договора о правовой помощи:

  • ответственный адвокат всегда дисциплинирован, аккуратен во всем: в одежде, рабочем месте, поведении, отношениях;
  • он не опоздает на встречу, не будет говорить много и не по делу, чернить коллег или нахваливать себя. Или «блистать» своими знаниями, знакомствами, связями;
  • хороший адвокат никогда не пообещает вам 100-процентную гарантию успешного разрешения проблемы, освобождения от наказания;
  • адвокат не попросит внести оплату не ознакомившись с материалами дела, не определив объем предстоящей работы.
Читайте также:  Иск о взыскании долга по расписке

Это, конечно, основные и базовые признаки ответственного адвоката, на которые вам необходимо обратить внимание в первую очередь. Но если же случилось, что вы ошиблись с выбором адвоката, не бойтесь — меняйте пока не поздно, выбор всегда за вами.

Хорошие адвокаты всегда высококлассные специалисты и их работа всегда стоит дорого, это тоже надо помнить!

Подписывайтесь, обучайтесь, обращайтесь!

P. S. Если мой сайтРОСТОВСКИЙ АДВОКАТ Вы считаете полезным и он может еще пригодиться в жизни, оставьте его в закладках или поделитесь им с друзьями. И не забудьте получить мой бесплатныйСПРАВОЧНИК КЛИЕНТА.
Адвокаты бывшие судьи – есть ли какие-либо ограничения

Верховный суд подтвердил запрет на работу адвокатом судьям в отставке — новости Право.ру

Иллюстрация: Право.ru/Петр Козлов Статус судьи в отставке предусматривает с определенного возраста материальное обеспечение и гарантии личной неприкосновенности. Однако эти привилегии обременяются рядом требований, в том числе запретом на работу прокурором, следователем и дознавателем, адвокатскую и нотариальную деятельность. Верховный суд заявил: даже сложная жизненная ситуация – не повод нарушать такой запрет.

Валентин Змеев семь лет работал в должности мирового судьи судебного участка № 2 Ковылкинского района Республики Мордовия, пока по состоянию здоровья не ушел в отставку (п. 1 ч. 1 ст. 14 закона о статусе судей). Затем он столько же времени трудился адвокатом. Змеев пояснил: делать это был вынужден из-за сложных жизненных обстоятельств, требующих денег, в том числе из-за наличия травмы и заболевания. Тем не менее, Совет судей Республики Мордовия обратился в ККС с представлением о прекращении отставки Змеева – из-за несоблюдения требований п. 4 ст. 3 закона о статусе судей, касающихся запрета на работу адвокатом. Отставка судьи влечёт прекращение соответствующих гарантий и выплат. 

Мордовская коллегия отказала в удовлетворении представления: она посчитала, что обстоятельства, являющиеся основанием для прекращения отставки судьи, должны продолжаться до рассмотрения вопроса о прекращения отставки (а Змеев закончил адвокатскую практику почти за полгода до заседания). Совет судей Республики Мордовия обжаловал это решение в ВККС, которая все отменила со ссылкой на неправильное толкование закона и ошибочность выводов региональной коллегии, и прекратила отставку судьи. 

Змеев подал административный иск в Верховный суд. Тот еще раз напомнил: сохраняя за судьёй в отставке звание судьи, гарантии личной неприкосновенности и принадлежность к судейскому сообществу, закон о статусе судей устанавливает определённые запреты и ограничения.

Так, судья не вправе заниматься другой оплачиваемой деятельностью, кроме педагогической, научной и творческой (подп. 5 п. 3 ст. 3 закона о статусе судей). Он также не может работать в определённых органах и на определённых должностях, в том числе прокурором, следователем и дознавателем, заниматься адвокатской и нотариальной деятельностью.

Поэтому ВС отказал Змееву в удовлетворении административного иска (№ АКПИ19-219). Змеев вправе обжаловать это решение в апелляционной коллегии ВС. 

Эксперты: это не единичный случай

Адвокат КА «Меклер и партнеры» Анатолий Клейменов рассказал, что запрет для судей в отставке работать на некоторых должностях закреплен не только в законе, но и в разъяснениях президиума Совета судей от 9 апреля 2015 года. «Поэтому позиция ВС более чем обоснована», – считает Клейменов. Его поддержала советник КА Федеральный рейтинг.

группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Банкротство (включая споры) (mid market)
Ольга Бенедская: «С вынесенным ВС решением я полностью согласна.

Каждый судья, рассматривая возможность работы в том или ином учреждении и должности, обязан самостоятельно определять, не противоречит ли это законодательству и Кодексу судейской этики. При этом каждый судья, вне всякого сомнения, обладает для этого достаточными знаниями.

Анализ судебной практики показывает: ситуация, когда судья в отставке занимался адвокатской деятельностью, далеко не единичный случай». А управляющий партнер Федеральный рейтинг.

группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (mid market) группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) Профайл компании
Андрей Бежан привел примеры аналогичных дел с такими же исходами (N АПЛ19-47, N 434-О-О, N 435-О-О, N 499-О-О и N 511-О-О).

В этом сюжете

Адвокат, управляющий партнер ЮФ «Селютин и партнеры», член Ассоциации независимых директоров Александр Селютин подтвердил: «Некоторые судьи в отставке занимаются адвокатской деятельностью, что неудивительно, т.к. их опыт и практические знания востребованы.

При этом далеко не все судьи в отставке предпринимают меры по прекращению своего статуса, поскольку дорожат им». Партнер Федеральный рейтинг.

группа ВЭД/Таможенное право и валютное регулирование группа Налоговое консультирование и споры (Налоговое консультирование) группа Налоговое консультирование и споры (Налоговые споры) группа Антимонопольное право (включая споры) группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Интеллектуальная собственность (Консалтинг) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения (high market) группа Семейное и наследственное право группа Трудовое и миграционное право (включая споры) группа Фармацевтика и здравоохранение группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Природные ресурсы/Энергетика группа ТМТ (телекоммуникации, медиа и технологии) группа Частный капитал группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Банкротство (включая споры) (mid market) Профайл компании
Александр Ермоленко считает: «Бывший судья имеет выбор: он не практикует в юридической сфере и получает от общества соответствующее содержание, либо занимается практикой, но лишается компенсации».

«Соблюдение установленного законом запрета не лишает судей возможности заниматься оплачиваемой деятельностью, например, писать книги и проводить исследования в области права. Хотя у меня вызывает недоумение, почему законодатель ограничил судей в отставке в занятии адвокатской деятельностью.

Нет разумных оснований вводить такой запрет, но, если он есть, соблюдать его все же обязательно», – отметил руководитель коммерческой практики юркомпании Федеральный рейтинг.
Денис Фролов. «По моему мнению, необходимости в таком тотальном запрете нет – запрет должен быть конкретным и оправданным соответствующей целью.

Например, если он связан с прямым служебным подчинением в прошлом (то есть когда судья в отставке приходит в качестве адвоката в тот же суд, где ранее исполнял полномочия судьи), – по аналогии с основаниями и механизмом отвода.

Можно также рассуждать, насколько такой запрет целесообразен с точки зрения практики правоприменения, навыка и опыта – ведь бывший адвокат может стать судьей», – согласилась старший юрист АБ Федеральный рейтинг.

группа Банкротство (включая споры) (high market) группа Экологическое право группа Антимонопольное право (включая споры) группа Природные ресурсы/Энергетика группа Земельное право/Коммерческая недвижимость/Строительство группа Уголовное право 12место По выручке на юриста (более 30 юристов) 25место По количеству юристов 27место По выручке Профайл компании
Анастасия Найда. «Этот запрет направлен на исключение ситуаций, которые могут породить законные и объективные сомнения в беспристрастности и непредвзятости судьи, рассматривающего дело при участии адвоката, являющегося судьей в отставке. Такой запрет направлен на обеспечение общественного доверия к судебной системе», – объяснила Бенедская. 

Адвокаты бывшие судьи в Москве – есть ли какие-либо ограничения

Часто люди при поисках хорошего адвоката предпочитают, чтобы это был адвокат бывший судья или следователь. И если со вторым вариантом все просто и однозначно, то с первым есть нюансы. Адвокаты бывшие судьи в Москве, да и по стране в целом, встречаются, но очень редко, потому что в некотором роде это нарушение законодательства.

Статус судьи дает определенные привилегии, но одновременно к судьям есть определенные требования.

В соответствии с законодательством РФ, судьи после ухода на заслуженный отдых не могут занимать должность дознавателя, следователя, прокурора, а также заниматься нотариальной или адвокатской деятельностью.

Причина в том, что за ними сохраняется статус судьи, а он подразумевает ограничения, связанные с заниманием определенных должностей.

Можно ли судье в отставке работать адвокатом

Бывшие служители Фемиды имеют бесценный опыт и высокий уровень компетенции в разных направлениях права. Поэтому было бы логичным, если бы они использовали свои знания, например, в адвокатской сфере. Но на практике это запрещено на законодательном уровне.

Основной закон, который определяет статус судей в России — ФЗ от 26 июня 1992 N 3132-I.

 В соответствии с его нормами, заниматься адвокатской деятельностью судьям, которые вышли в отставку или находятся на пенсии, запрещено. На практике случаи, когда они все же работают адвокатами, встречаются.

Но это является нарушением действующего законодательства и может привести к снятию всех привилегий, выплат и гарантий.

Как заявил Верховный суд, исключений из этого правила быть не может. Не может считаться уважительной, в том числе, такая причина, как сложные жизненные обстоятельства.

Как свидетельствует судебная практика, Верховный суд однозначно трактует ведение адвокатской деятельности судьями в отставке, стаж которых превышает 20 лет или которые достигли возраста 55 лет (50 лет для женщин) как нарушение ФЗ от 26 июня 1992 N 3132-I.

Исходя из сказанного выше получается, что вопрос, может ли судья работать адвокатом, даже не должен обсуждаться. Ответ — однозначно нет.

Случай не единичный

Запрет судьям занимать некоторые должности закреплен не только ФЗ от 26 июня 1992 N 3132-I, но и другими нормативными актами, в том числе и в разъяснениях Президиума Совета судей от 9 апреля 2015 года.

Многие эксперты сходятся во мнении, что позиция Верховного суда верная.

Если судья рассматривает возможность работы на какой-либо должности, он в первую очередь должен определить, не будет ли противоречить это Кодексу судейской этики и нормам действующего законодательства.

Читайте также:  Исковое заявление о возмещении вреда, причиненного незаконными действиями государственных органов

На практике так поступают далеко не все судьи, и случаи, когда они занимаются адвокатской деятельности, вопреки запрету, не единичны. Учитывая то, что бывшие судьи прекрасно информированы не только о привилегиях, что дает их статус, но и о требованиях, которые они обязаны соблюдать, то на нарушение они идут умышленно.

Справедлив ли запрет?

Опыт и знания судей в области права очень высоки. Это открывает им широкие возможности, если речь идет об адвокатской деятельности. Но многие, уйдя на заслуженный отдых, ценят свой статус и не прекращают его.

Учитывая, что таким пенсионерам не запрещено заниматься другими видами оплачиваемой деятельности, говорить о том, что законодательство нарушает их права, будет некорректно.

После достижения определенного возраста судья вправе уйти на заслуженный отдых, при этом он будет получать выплаты, соответствующие его статусу. Другими словами, государство заботится о служителях Фемиды на пенсии и содержит их.

Некоторые юристы считают лишение судей в отставке возможности заниматься адвокатской деятельностью странным решением. Дело в том, что в законодательстве четко не прописана причина, по которой введено это ограничение. Причина — прямое служебное подчинение в прошлом.

Да, если судья в отставке станет адвокатом, после чего он в этом статуе придет в суд, где раньше исполнял полномочия судьи, такая ситуация может породить сомнения в беспристрастности и объективности уже действующих судей при рассмотрении дела, которое ведет адвокат судья в отставке.

А вот адвокат может в будущем стать судьей и рассматривать дела своих коллег в прошлом. И аналогичного запрета для него не существует.

Главной причиной запрета судьям в отставке заниматься адвокатской деятельностью является обеспечение независимого и объективного правосудия. Ситуации, когда бывший судья становится адвокатом, могут породить сомнения в объективности судьи, который будет назначен для рассмотрения его дела. Соответственно подобные случаи могут снизить доверие к системе в целом.

Верховный суд считает, что наличие ограничений не является нарушением конституционных прав. Установление статусных ограничений, их перечня и объема — прерогатива законодателя, что и было использовано для обеспечения независимости, непредвзятости и объективности судебной системы.

Бывшему адвокату запрещено представительство в суде?

С 1 марта запрещается представительство в суде адвокатам, которые лишены статуса по основаниям, перечисленным в законе. Будут переучиваться в управдомы?

Фото взято из отрытого источникаФото взято из отрытого источника

Какие же основания предусмотрены в законе, по которым запрещено представительство? Вступление в законную силу приговора за совершение умышленного противоправного действия, нарушение адвокатской этики, злоупотребление доверием клиента, неисполнение, либо ненадлежащее исполнение своих профессиональных обязанностей перед доверителем.

https://www.youtube.com/watch?v=1pXZzTRTPHc

Если адвокатская палата в своем решении указывает именно такие формулировки лишая адвоката статуса, то вопросов нет и такое лицо в гражданский и арбитражный процесс не будет допущено представителем в силу закона.

Но огромное множество юристов занимаются частной практикой, участвуют в гражданских и арбитражных процессах, которые ранее были адвокатами и вышли из ее рядов по своему желанию, написав заявление. Адвокат полностью отошел от практики по уголовным делам и занимается, например, банкротством в арбитражных процессах.

Ему совершенно нет никакого смысла сохранять для себя адвокатский статус и платить взносы в палату, в коллегию. Он уходит из адвокатуры по своему желанию. Приходит в суд по доверенности, где ему скажут – ты лишен права быть представителем в суде и иди переучиваться в управдомы.

Абсурд! Нелепость ситуации в том, что в общедоступном Реестре адвокатов не указывается по каким основаниям адвокат лишился своего статуса, ушел сам по заявлению, или его выгнали.

Вот представим ситуацию. Бывший адвокат, добровольно ушедший из адвокатуры, пришел в суд на основании доверенности. Он передает доверенность судье и судья допускает его к участию в судебном процессе.

Но его процессуальный противник имеет целью затянуть процесс, или просто досадить «коллеге» и заявляет ходатайство о проверке представителя «противной» стороны.

Суд откладывает слушание дела, направляет запрос в адвокатскую палату и ждет ответа две недели, три, месяц…

Представляется необходимым вносить в Реестр адвокатов основания, по которым адвокат покинул ряды адвокатуры. В противном случае суды будут подозревать каждого бывшего адвоката в том, что он был изгнан из рядов адвокатуры за совершение преступления, или тяжелого проступка.

Интересный вопрос, а норма о запрещении представительства распространяется на адвокатов, лишенных статуса после 1 марта 2021 года, или на всех, кто покинул ряды адвокатуры 5, 10, 15, 20 лет назад? Если распространяется норма на всех адвокатов, то как быть с принципом отсутствия обратной силы закона?

И следующий вопрос, а чем должен руководствоваться судья, откладывая слушание по делу и направляя запросы в адвокатскую палату по бывшему адвокату? Правильно, только процессуальными кодексами, ГПК РФ и АПК РФ, в которых ничего нет по подобной ситуации.

Значит следует руководствоваться Законом, регулирующим деятельность адвокатов? Но при чем тут суд, при чем тут гражданин, обратившийся в суд за защитой своих интересов и доверивший вести свое дело юристу? Значит, запрет на представительство в суде адвокатам, лишенным статуса по определенным основаниям, следует внести и в процессуальное законодательство.

А до этого норма, имеющаяся лишь в Законе об адвокатуре, не работает и не может применяться на практике.

Хотел задать вопрос – как быть с решением суда, принятым при участии в процессе представителя, не имевшего права в нем участвовать? Подлежит ли оно отмене? Полагаю, что по такой причине судебное решение отмене не подлежит. Представитель по доверенности не состав суда, не прокурор, не адвокат.

Если забыли продлить полномочия судьи соответствующим указом, это повод для отмены, поскольку незаконный состав суда. Если кто то назвался адвокатом не будучи адвокатом и принял на себя защиту подсудимого – это основание для отмены приговора, поскольку нарушено право подсудимого на защиту.

Но представитель по доверенности, даже имеющий запрет быть таким представителем, не является основанием для отмены судебного решения.

Абсурдность ситуации с бывшими адвокатами вынудила вспомнить иную абсурдность в делах судейских. До распада СССР военные суды руководствовались процессуальными кодексами той союзной республики, на территории которой они осуществляли свою деятельность.

Так военные суды, находившиеся на территории Казахстана и подчинявшиеся военному суду Ракетных войск, руководствовались процессуальными кодексами КазССР, но дела отправляли на кассацию в Военный суд РВСН, на территории РСФСР и военный суд РВСН руководствовался уже процессуальным законодательством РСФСР.

После Беловежских соглашений сложилась абсурдная ситуация. Казахстан стал суверенной державой.

Но российские военные суды на его территории выносили свои решения на основании казахского процессуального закона и именем Республики Казахстан! Разумеется, что судьи этих судов были российским офицерами и назначались на должность судьи указом Президента СССР, и статус судьи был подтвержден после декабря 1991 года указами Президента России, а не президента Казахстана.

Если абсурдность ситуации в 1991 году сложилась в результате развала СССР, то множество вопросов по применению закона по запрету адвокатам быть представителями в судебных процессах порождено только непродуманностью самого закона.

©Владимир Выборный, магистр юриспруденции (МГЮА, Москва)

Удавка для адвокатуры

На прошлой неделе президент подписал поправки в Закон об адвокатуре. Самая скандальная из них вводит для лишенных статуса адвокатов запрет на представительство в суде во всех видах судопроизводства. Депутаты не дали адвокатам времени на обсуждение новеллы, поэтому они вынуждены осмыслять ее постфактум.

Адвокат Михаил Беньяш считает поправку «удавкой», которую государство накинуло на всех принципиальных защитников. По его мнению, теперь адвокаты будут задумываться о риске потерять профессию каждый раз, когда от них потребуется проявить «процессуальную активность» в интересах доверителей.

А те, кто не примет новые правила игры, будут изгнаны из судебного процесса – причем во внесудебной процедуре и навсегда.

  • П ро «поправку Крашенинникова», которая запрещает лишенным статуса адвокатам представительство в суде, написано уже много. Звучит она следующим образом:
  • «Лицо, статус адвоката которого прекращен по основаниям, предусмотренным подпунктом 4 пункта 1 и подпунктами 1, 2 и 21 пункта 2 настоящей статьи, не вправе быть представителем в суде, за исключением случаев участия его в процессе в качестве законного представителя».
  • То есть новелла предусматривает четыре критерия для «запрета на профессию»: ненадлежащее исполнение обязанностей, разглашение конфиденциальной информации, нарушение норм кодекса этики адвоката и совершение умышленного преступления.
  • Федеральная палата адвокатов и Министерство юстиции толкуют эту норму расширительно, утверждая, что адвокат сможет вернуть себе право быть судебным представителем, восстановив адвокатский статус. Но если читать эту норму буквально, то очевидно, что она:
  • – бессрочная;
  • – не предусматривает снятия запрета на представительство даже в случае повторного получения адвокатского статуса.
  • Приведет такое правило к появлению целого класса адвокатов с усеченными правами, которые статус имеют (получить его повторно «поправка Крашенинникова» не препятствует), в СИЗО зайдут, в следственных действиях участие примут, а вот в суде защищать доверителя не смогут.

Это очень тревожно в условиях, когда суды «выдавливают» из процессов принципиальных адвокатов, мотивируя свое решение «злоупотреблением правом» и «скандализацией процесса» с их стороны. Именно так видят суды добросовестную работу защитников.

Читайте также:  Иск о взыскании денежных средст с застройщика

Я пытался оценить поправку взвешенно и написать сугубо юридический комментарий. Но есть нюанс, который добавил в процесс подготовки текста эмоций.

За прошедшие полтора года адвокатской практики меня дважды удаляли из процессов; дважды избивали полицейские; дважды привлекали к административной ответственности; трижды проводили ОРМ, один раз (неудачно) пытались взломать мой аккаунт в telegram и один раз (успешно) взломали аккаунт в WhatsApp моей супруги; в отношении меня возбудили два уголовных дела; 14 суток я отсидел под административным арестом и затем месяц под стражей. Мне и моей семье угрожали. Моему сыну нет и полутора лет, но он уже успел столкнуться с угрозами.

И все это лишь потому, что я защищал людей, которых, по мнению властей, защищать не стоит. Как многие адвокаты, которых обвиняемые выбирают сами, я оказался «слишком принципиальным».

Если бы закон вступал в действие в следующем году, то практику его применения отрабатывали бы как раз на мне. Поэтому и рассуждения мои о поправке настолько умеренные, насколько умеренности осталось во мне самом.

Предательство и безволие

Тезис «высоких» представителей адвокатуры о том, что запрет на судебное представительство поможет очищению корпорации, не выдерживает критики.

В настоящий момент не существует никакого официального обоснования этой нормы, поскольку при поступлении законопроекта в Госдуму этого положения в нем не было. «Запрет на профессию» ввели волей депутата Павла Крашенинникова ко второму чтению без каких-либо мотивировок, консультаций и публичных обсуждений с адвокатами.

Мнением корпорации не поинтересовались. Сам факт такого одностороннего волеизъявления унизителен: нам еще раз напомнили, что адвокатура – не субъект переговорного процесса.

ФПА и Минюст говорят, что они этой нормой якобы недовольны – ее появление, по словам Юрия Пилипенко и Дениса Новака, оказалось неожиданностью. На Общероссийском гражданском форуме я задал обоим прямой вопрос: считают ли они эту поправку конституционной? И что с ней намерены делать представляемые ими структуры? Ответы прозвучали уклончивые.

«АДВОКАТСКАЯ УЛИЦА» ИЗУЧИЛА НОРМУ О «ЗАПРЕТЕ НА ПРОФЕССИЮ»

Замминистра юстиции лишь отметил, что поправка «преждевременна» и мешает усилиям ведомства «сделать привлекательной адвокатуру».

Позиция президента ФПА сводится к тому, что для тревожных настроений нет оснований и вообще – еще непонятно, как эту норму будут исполнять. Честно говоря, мне было удивительно слышать подобные слова. Каждый практикующий юрист знает, что неопределенность правовой нормы в конечном итоге выливается в ее произвольное правоприменение.

Нельзя соглашаться с существованием абсурдной и опасной нормы закона только на том основании, что «неясно, как ее исполнять». Неясно это только тем, кто не ходит в процессы – потому и не видит оснований для тревоги. А я вижу. Потому что судье условного Усть-Лабинского районного суда все будет ясно и понятно.

И он будет применять этот новый и очень удобный для него запрет в меру своего понимания.

Эти ответы показывают – ни ФПА, ни Минюст не собираются предпринимать ровным счетом ничего.

ФПА оставляет «уличных» адвокатов один на один с новой правовой реальностью и фактически отказывает нам в защите. И я расцениваю это как предательство десятков тысяч адвокатов «чиновниками от адвокатуры».

Подозреваю, что смирение с «запретом на профессию» было вызвано желанием президентов адвокатских палат (и ФПА в том числе) легализовать право избираться на третий срок и более.

Государство наделило их возможностью бесконечного избрания, но одновременно с этим втихаря накинуло удавку на всю адвокатуру.

А ФПА, вместо того чтобы запротестовать, защитить адвокатов, лишь сказала спасибо и поправила узел на шее – Юрий Пилипенко на заседании Совета Федерации попросил сенаторов одобрить законопроект…

Я не помню другого такого случая, когда законотворческая инициатива, поддерживаемая Федеральной палатой адвокатов, оборачивалась таким громким провалом. ФПА ошиблась, да. Ошибиться может каждый. Но ФПА не хочет признать ошибку и начать ее исправлять. Это безволие несовместимо с принципами, на которых строится наша профессия. Нас предали те, кому мы доверили представлять и защищать нас.

Ненависть и свобода

Те из нас, кто работает добросовестно, всегда сталкиваются с ненавистью со стороны судей и правоохранителей. И я считаю, что это нормально. Наша работа по «выравниванию правовой реальности» не может нравиться тем, кто ее искажает, и тем, кто нашел в этих искажениях способ кормления и обогащения.

Последние полтора-два года по стране с юга расползается настоящая эпидемия удалений адвокатов из процесса. Все эти случаи шаблонны – сначала судья по надуманным причинам объявляет адвокату два-три замечания, а затем удаляет. Причем требования такого судьи к соблюдению «регламента» абсурдны и лишают процесс состязательности.

Так, например, в Лазаревском суде города Сочи судья Никлай Трухан объявил адвокату Александру Попкову замечания за то, что тот заявлял возражения на действия председательствующего «без ходатайства о разрешении заявить подобные возражения». Звучит смешно, но именно из-за таких замечаний адвокат в конце концов был удален.

Я заявил возражения на удаление коллеги из процесса и вылетел следом.

Но системе, видимо, надоело удалять принципиальных адвокатов из каждого процесса, поэтому с 1 марта 2021 года заработает системный подход. Возбужденные в результате частных постановлений судов и представлений Минюста дисциплинарные производства будут грозить изгнанием из процесса навсегда – причем во внесудебном порядке.

Процесс – это наша работа. Мы пытаемся обеспечить в суде хоть какую-то состязательность – принцип правосудия, практически не соблюдающийся в нашей стране. Но сейчас под страхом потерять профессию у адвокатов отнимают смелость бороться.

Я, как и многие мои коллеги, не верю в независимость советов палат. Считаю, что репрессивный запрет на судебное представительство будет применяться исключительно для того, чтобы сводить счеты с адвокатами, неугодными суду и следствию.

И конечно, неудобными «адвокатскому руководству», которое в последнее время демонстрирует пугающую нетерпимость к инакомыслию.

Выхолощенная таким образом адвокатура не сможет отстаивать человека в борьбе с государственной машиной – из гордых «вольных стрелков» мы превратимся в запуганных жалких клерков.

«Стоит потихонечку ориентировать адвокатское сообщество, что свобода в этой жизни – не самое главное», – говорит нам президент ФПА. Но я уверен, что для адвоката нет ничего важнее свободы. Адвокатура, лишенная свободы и независимости, – это очередная госкорпорация, обслуживающая интересы государства, а не человека.

Право на профессиональную помощь vs свободы выбора

Я знаю, что апологеты «запрета на профессию» апеллируют к части первой статьи 48 Конституции, которая гласит, что каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи. Но я не могу понять, почему они трактуют эту норму как обязанность государства обеспечить качество любой юридической помощи.

Я убежден, что статья 48 Конституции обязывает государство обеспечивать качество лишь той юридической помощи, которую предоставляет само государство (и оно с этой задачей не справляется).

Очевидно, что расширительная трактовка статьи приводит к вмешательству государства в свободу договора и автономию воли гражданина – в степени, значительно превышающей необходимость защиты граждан от «юристов-мошенников». А это очевидное нарушение ч. 3 ст. 55 Конституции, устанавливающей возможность ограничения прав человека лишь в степени, необходимой для защиты прав иных лиц.

Но именно это и произошло – государство позволило себе лишить граждан возможности обратиться к выбранному ими судебному представителю, если ранее тот был слишком добросовестен в защите интересов доверителя.

Неадекватная жестокость запрета

Уголовное законодательство знает такое наказание, как запрет заниматься определенным видом деятельности (ст. 47 УК). В качестве основного наказания он назначается на срок не более пяти лет. И назначается судом.

Я могу понять, когда пять лет отрешения от профессии назначают за общественно опасный поступок, связанный с профессиональной деятельностью. Например, когда из-за врачебной халатности погиб человек. Но когда от профессии могут отлучить – без суда и навсегда – только за критику, внешний вид и долг по взносам в три тысячи рублей, то это абсурд и произвол.

Многие юристы без статуса называют нас «рабами», смеются над кодексом адвокатской этики и перлами президентов палат. Но когда введут адвокатскую монополию, «рабами» станут все. Поэтому мириться с тем фактом, что государство и оторванное от практики адвокатское «руководство» будут диктовать, как работать, что говорить и как одеваться, придется уже всем.

Я давно уже не жду адекватности от инициатив сенатора Андрея Клишиса, депутата Павла Крашенинникова и российского парламента в целом. Но я не могу смириться с равнодушием адвокатов и судебных юристов без статуса. Опасность нависла не только над нашей корпорацией, но и над всеми нашими подзащитными, которые в самый критический момент могут остаться без адвоката.

«Адвокатская улица» напоминает, что мнение автора колонки может не совпадать с мнением редакции.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *