О прекращении уголовного дела по ст. 241 УК РФ в связи с отсутствием в действиях лица состава преступления

О прекращении уголовного дела по ст. 241 УК РФ в связи с отсутствием в действиях лица состава преступленияВ более ранней статье я уже рассмотрел вопрос об условиях прекращения уголовного дела судебным штрафом и отдельных нюансах этого процесса.

Еще один важный вопрос, который до сих пор не разъяснен в законе и судебной практике: можно ли прекращать судебным штрафом дела, где отсутствует потерпевший? И/или пострадали общественные отношения? Например – это категория дел по наркотикам, ч.1 ст.228 УК РФ.

Потерпевшего нет, пострадали общественные отношения, обеспечивающие безопасность здоровья населения — здоровье нации. Или дела по ст.264.

1 УК РФ — пострадали общественные отношения в сфере безопасности дорожного движения,  создается опасность для жизни и здоровья участников движения, риск повреждения имущества.

Как известно, что не запрещено, то разрешено. Поэтому, по моему мнению, данные дела все же нужно пытаться прекращать судебным штрафом, а для этого надо возместить вред общественным отношениям в сфере здоровья.

Например, перевести денежные средства в благотворительный фонд, занимающийся лечением тяжелобольных детей или лиц больных наркоманией, еще пара вариантов — это пожертвование на счет наркологического диспансера или публикация обвиняемого в своем профиле в социальной сети пропоганды о вреде наркотиков. Квитанцию о переводе денежных средств и ответное письмо благотворительного фонда необходимо будет приобщить к ходатайству защиты о прекращении уголовного дела. Если финансовых возможностей не хватает, можно бесплатно отработать какое-то время в благотворительном фонде и также получить благодарственное письмо для суда.

Важно понимать, что перечисление денежных средств в благотворительный фонд, даже в случае отказа в прекращении уголовного дела, наверняка будет учтено судом, как смягчающее обстоятельство и поспособствует мягкому приговору, не связанному с реальным лишением свободы.

Также в практике есть случаи, когда подсудимый загладил вред с помощью пропоганды вреда от наркотиков в своем профиле социальной сети вконтакте, а судья прекратил уголовное дело.

К сожалению, сейчас в России есть только единичные случаи прекращения таких дел судебным штрафом – в большинстве случаев суды отказывают и выносят обвинительный приговор. Но Верховный суд последовательно говорит, что это возможно.

Поэтому защите надо грамотно аргументировать и мотивировать позицию о возможности назначения судебного штрафа в таких случаях, и быть готовым обжаловать отказ до высшей судебной инстанции.

Хорошие адвокаты изучают и знают судебную практику, а лучшие её создают.

Давайте переломим ситуацию в пользу защиты, гуманизма и увеличения прав подсудимых! А также увеличим поступления в благотворительные фонды по всей стране и дефицитный федеральный бюджет!

В конце хочу отметить, что мне иногда попадаются смелые, уверенные в себе судьи, которые готовы прекращать уголовные дела даже при существующей противоречивой практике.
Ниже я привожу образец ходатайства в суд.

В Н-ский городской суд Московской области Федеральному судье Кузнецову И.И.

от адвоката от адвоката Леонтьева Александра Владимировича, Адвокатский кабинет №677 Адвокатской палаты Московской области, уд. №4453, тел. +7(903)173-30-01, e-mail: info@advokat-leontyev.ru

В интересах подсудимого Иванова Ивана Ивановича, зарегистрированного по адресу: Московская область, Чеховский район, с. Внуково, ул. Ленина, д.7, кв.5

ХОДАТАЙСТВО

о назначении меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа

Иванов Иван Иванович обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.228 УК РФ.

Согласно ст.76.2 УК РФ и ст.25.1 УПК РФ суд по собственной инициативе вправе прекратить уголовное дело или уголовное преследование в отношении лица, впервые совершившего преступление небольшой или средней тяжести, если это лицо возместило ущерб или иным образом загладило причиненный преступлением вред, и назначить данному лицу меру уголовно-правового характера в виде судебного штрафа.

Кс рф: отождествлять состав и событие преступления недопустимо

17 июня 2021 в 17:04

О прекращении уголовного дела по ст. 241 УК РФ в связи с отсутствием в действиях лица состава преступления

Конституционный Суд изучил вопрос соответствия Конституции п. 2 ч. 1 ст. 24 «Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела» УПК РФ. Данным положением отсутствие в деянии состава преступления закрепляется в качестве основания для отказа в возбуждении уголовного дела или для его прекращения.

Данная норма оспаривается экс-заместителем начальника полиции по охране общественного порядка.

Фабула дела

В отношении заявителя должно было быть возбуждено уголовное дело в связи с поступившими заявлениями о злоупотреблении сотрудниками отдела должностных полномочий, однако следователь СК вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием в его действиях состава преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 285 «Злоупотребление должностными полномочиями» и ч. 3 ст. 290 «Получение взятки» УК РФ.

Полицейский же не согласился с формулировкой, т. к. по его мнению при вынесении постановления закон был применён неправильно и отказ в возбуждении уголовного дела за отсутствием состава, а не события преступления, указывает на совершении им дисциплинарного проступка. Тогда мужчина обжаловал решение в суд.

Позиции Судов

Районный суд оставил жалобу без удовлетворения, несмотря на то, что принявший обжалуемое решение следователь заявил, что по итогам проверки не были подтверждены ни обратившихся в заявлениями лиц, ни наличие состава преступления, ни наличие самого события преступления. Отказал и городской суд. Не отличились иным мнением судьи кассационного и Верховного судов.

Полицейский обратился в Конституционный Суд, заявив, что оспариваемая норма не соответствует Конституции, поскольку допускает отказ в возбуждении уголовного дела за отсутствием в деянии состава преступления в случае, когда отсутствовало само деяние (событие преступления), и не позволяет восстановить нарушенные этим права в суде.

Позиция КС РФ

КС РФ напомнил, что подозрение или обвинение в совершении преступления могут базироваться лишь на положениях уголовного закона.

Кроме того, ранее в этом году Конституционный Суд уже указывал, что отсутствие события, ставшего причиной рассмотрения вопроса о возбуждении уголовного дела, означает отсутствие причин для исследования вопроса о наличии состава преступления.

Т.е. отсутствие события преступления = отсутствие состава преступления.

Отсутствие состава преступления и отсутствие события преступления — в равной мере реабилитирующие, но не тождественные основания для прекращения уголовного дела и не могут подменять друг друга, отмечает Конституционный Суд.

Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, подчеркивает КС РФ, в обязательном порядке должно быть основано на достоверных сведениях, которые можно при необходимости проверить. Иное положение дел допускало бы произвольность выводов относительно события.

Так, п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ устанавливает, что отказ в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием в деянии состава преступления возможен только при условии установления наличия и совершения деяния, содержащего признаки преступления.

  • Иное приводило бы к подмене не являющихся тождественными с точки зрения оценки фактических обстоятельств, лежащих в их основе, и возможных последствий оснований для отказа в возбуждении уголовного дела, к констатации совершения лицом, в отношении которого принимается такое процессуальное решение, общественно опасного деяния, в котором не усматривается вся полнота признаков состава преступления, к отступлению от требований правовой определенности, к произвольности их применения, в том числе судом, к искажению смысла закона, к умалению авторитета власти, в том числе судебной, к нарушению принципов законности, равенства и справедливости, а потому вступало бы в противоречие с требованиями Конституции РФ.
  • Решения, принятые по делу заявителя, подлежат пересмотру.
  • Читайте далее:
  • ВС РФ рассмотрел вопрос влияния СМИ на мнение присяжных
  • ГД вводит запрет на навязывание услуг при оформлении кредита
  • ВС РФ защитил права уволившегося под давлением работника

Прекращение уголовного дела по ст. 293 УК РФ за отсутствием состава преступления

О прекращении уголовного дела по ст. 241 УК РФ в связи с отсутствием в действиях лица состава преступления

Верховный Суд РФ прекратил уголовное дело на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием состава преступления.

  • ВЕРХОВНЫЙ СУД
  • РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  • КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
  • г. Москва                                                                                             23 мая 2018 года
  • Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Б.А.Г., судей Р.Т.А. и А.С.Н.,

при ведении протокола секретарем Л.Н.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу осужденного И.М.М. на приговор Красноярского районного суда Астраханской области от 9 августа 2016 года, апелляционное постановление Астраханского областного суда от 24 ноября 2016 года и постановление президиума Астраханского областного суда от 17 октября 2017 года, а также уголовное дело.

https://www.youtube.com/watch?v=zIf53yy-YcA

По приговору Красноярского районного суда Астраханской области от 9 августа 2016 года И.М.М., не судимый, осужден по ч. 1 ст. 293 УК РФ к наказанию в виде штрафа в размере 70.000 рублей, с лишением в соответствии с ч. 3 ст. 47 УК РФ права занимать должности в органах внутренних дел, связанные с осуществлением функций представителя власти, сроком на 1 год.

Апелляционным постановлением Астраханского областного суда от 24 ноября 2016 года приговор оставлен без изменения. Постановлением президиума Астраханского областного суда от 17 октября 2017 года приговор и апелляционное постановление в отношение И.М.М. оставлены без изменения.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Б.А.Г., выступление осужденного И.М.М., в его интересах уголовного адвоката, поддержавших кассационную жалобу, а также выступление прокурора Генеральной прокуратуры РФ Б.А.Г., полагавшей кассационную жалобу осужденного оставить без удовлетворения, Судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

И.М.М. признан виновным в халатности, то есть неисполнении должностным лицом своих обязанностей вследствие недобросовестного отношения к службе, повлекшем существенное нарушение прав и законных интересов граждан, охраняемых законом интересов общества, государства.

Преступление совершено 7 октября 2015 года в Красноярском районе Астраханской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе И.М.М. просит об отмене вынесенных по делу приговора, апелляционного постановления и постановления президиума Астраханского областного суда, ссылаясь на необоснованность осуждения и отсутствие в его действиях состава инкриминированного преступления.

Указывает, что уголовное дело рассмотрено с обвинительным уклоном, приговор основан на предположениях, недостоверных и недопустимых доказательствах. Иных доказательств, свидетельствующих о пропаже имущества М.

помимо противоречивых показаний самого потерпевшего, по делу не добыто и в приговоре не приведено.

Считает, что не все обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, судами учтены. Указывает также, что содеянное не повлекло существенного нарушения чьих-либо прав и законных интересов.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия находит, что она подлежит удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии с ч. 1 ст. 401-15 УПК РФ основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.

Судебная коллегия находит, что по данному делу допущены такие нарушения закона.

Согласно ст. 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым. Приговор признается таковым, если он постановлен в соответствии с требованиями Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и основан на правильном применении уголовного закона.

В соответствии с положениями ст.

Читайте также:  Адвокат по статье 196. Преднамеренное банкротство

307 УПК РФ описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления, а также доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства. В приговоре необходимо привести всесторонний анализ доказательств, на которых суд основал выводы, при этом должны получить оценку все доказательства, как уличающие, так и оправдывающие подсудимого.

Однако по настоящему делу вышеуказанные требования закона судом в полной мере не выполнены.

Судом установлено, что И.М.М., являясь участковым уполномоченным полиции, не передал полученную от М.

7 октября 2015 года в период с 18 часов 20 минут до 18 часов 40 минут по мобильному телефону информацию о совершенном преступлении – хищении имущества последнего, в дежурную часть ОМВД России по Красноярскому району Астраханской области и не принял мер к проверке данного сообщения. 27 октября 2015 года М в связи с бездействием участкового полиции И.М.М.

обратился с письменным заявлением в дежурную часть ОМВД России по Красноярскому району, в котором сообщил обстоятельства хищения принадлежавшей ему одной головы лошади и причиненного материального ущерба. 28 октября 2015 года СО ОМВД России по Красноярскому району Астраханской области было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п.

«в» ч. 2 ст. 158 УК РФ. В ходе следствия установлено, что в ночь с 6 на 7 октября 2015 года неустановленное лицо, находясь на пастбище, тайно похитило одну голову лошади, стоимостью 60.000 рублей, принадлежавшую М. причинив потерпевшему значительный материальный ущерб.

Такие действия И.М.М. квалифицированы судом по ч. 1 ст. 293 УК РФ.

Как указал суд в приговоре, существенное нарушение прав и законных интересов потерпевшего М выразилось в нарушении его прав защищать свои имущественные интересы в установленном законом порядке, предусмотренные ст. 52 Конституции РФ и не возмещении до настоящего времени причиненного материального ущерба М.

Существенное нарушение охраняемых законом интересов общества и государства выразилось в дискредитации системы государственных органов МВД РФ, в непринятии правоохранительными органами мер по регистрации сообщения о преступлении, что повлекло несвоевременность возбуждения уголовного дела, не установление лица, совершившего преступление, по «горячим следам».

Судом апелляционной инстанции доводы осужденного И.М.М. об отсутствии в его действиях состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 293 УК РФ, были признаны несостоятельными, а постановленный приговор оставлен без изменения.

При рассмотрении уголовного дела президиумом Астраханского областного суда вынесенные в отношении И.М.М.

приговор и апелляционное постановление были также оставлены без изменения, при этом президиум указал, что ненадлежащее исполнение осужденным своих прямых служебных обязанностей вследствие недобросовестного отношения к службе привело к существенному нарушению прав и законных интересов как потерпевшего М.

выразившихся в нарушении его прав защищать свои имущественные интересы в установленном законом порядке, предусмотренные ст.

52 Конституции Российской Федерации, не возмещении до настоящего времени причиненного материального ущерба, а также охраняемых интересов государства и общества в виде дискредитации системы государственных органов МВД РФ, что выразилось в непринятии правоохранительными органами мер по регистрации сообщения о преступлении, повлекло несвоевременность возбуждения уголовного дела, не установление лица, совершившего преступление «по горячим следам».

Вместе с тем, уголовная ответственность по ч. 1 ст.

293 УК РФ наступает в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения должностным лицом своих обязанностей вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе либо обязанностей по должности, и повлекших причинение крупного ущерба или существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций, либо охраняемых законом интересов общества или государства.

Сделав вывод о том, что неисполнение И.М.М. своих должностных обязанностей повлекло существенное нарушение прав потерпевшего М.

, а также охраняемых законом интересов общества и государства, суды первой и апелляционной инстанций, а также президиум Астраханского областного суда не учли, что по смыслу уголовного закона под существенным нарушением прав граждан или организаций в результате совершения должностных преступлений понимается нарушение прав и свобод физических и юридических лиц, гарантированных общепризнанными принципами и нормами международного права, Конституцией Российской Федерации (например, права на уважение чести и достоинства личности, личной и семейной жизни граждан, права на неприкосновенность жилища и тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, а также права на судебную защиту и доступ к правосудию, в том числе права на эффективное средство правовой защиты в государственном органе и компенсацию ущерба, причиненного преступлением, и др.). При оценке существенности вреда необходимо учитывать степень отрицательного влияния противоправного деяния на нормальную работу организации, характер и размер понесенного ею материального ущерба, число потерпевших граждан, тяжесть причиненного им физического, морального или имущественного вреда и т.п.

Как следует из материалов уголовного дела, по факту кражи имущества потерпевшего М. было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, тем самым доступ потерпевшего к правосудию был обеспечен и право потерпевшего защищать свои имущественные права в установленном законом порядке нарушено не было.

Кроме того, доказательств, свидетельствующих о наличии причинно-следственной связи между действиями И.М.М., в совершении которых он признан виновным, и не установлением лица, совершившего преступление, а также не возмещением причиненного М в результате хищения его имущества материального ущерба, на что имеются ссылки суда, в приговоре не приведено.

Вместе с тем, в силу ч.ч. 3,4 ст. 14 УПК РФ обвинительный приговор не может быть основан на предположениях, а все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации, толкуются в пользу обвиняемого.

При таких данных в действиях И.М.М. отсутствуют признаки преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 293 УК РФ, в связи с чем все судебные решения в отношении него подлежат отмене, а уголовное дело — прекращению на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием состава преступления.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 401.14 и 401.15УПК РФ, Судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

приговор Красноярского районного суда Астраханской области от 9 августа2016 года, апелляционное постановление Астраханского областного суда от24 ноября 2016 года и постановление президиума Астраханского областногосуда от 17 октября 2017 года в отношении И.М.М. отменить, а уголовное дело — прекратить на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием состава преступления.

В соответствии со ст. 134 УПК РФ признать за И.М.М.право на реабилитацию.  Вернуться назад

Прекращение уголовного дела по п. "в" ч.2 ст.158 УК РФ в связи с отсутствием события преступления на стадии предварительного расследования

Прекращение уголовного дела по п. «в» ч.2 ст.158 УК РФ в связи с отсутствием события преступления

         Очередное прекращение уголовного дела или как защитить защитника.

       Редко бывает в нашей работе, что бы человек полностью был признан невиновным, никогда этого не происходит само по себе — так уж устроена наша система правоохранительных органов, очень не любят они признавать свои ошибки, поэтому без адвоката в таких делах никак нельзя.

     Ко мне обратился военнослужащий Николай, который попал в жернова уголовно-процессуальной машины и очень переживал за свою дальнейшую судьбу… дело было так.

       В мае 2019 г. Николай выехал из г.Ясный в г.Оренбург, проезжая один из населенных пунктов, он увидел мужчину, который стоял на обочине и, почти отчаявшись, пытался остановить попутку.

Жена Николая не была против помочь человеку, поэтому попутчик, заметно повеселев, оказался в машине. В г.Орске попутчик вышел из автомобиля, поблагодарил Николая и ушел, казалось навсегда, если бы не одно НО в г.Оренбурге Николай поставил автомобиль на парковку, стал собирать свои вещи и увидел, телефон, который не мог принадлежать никому, кроме того самого неизвестного попутчика.

     Николай решил вернуть телефон, для чего он решил позвонить на контакты близких людей из телефонного справочника, но аккумулятор был полностью разряжен. Николай зашел в квартиру родственников, поставил телефон заряжаться и сел за накрытый стол, где его уже давно заждались.

Утром, вспомнив о вчерашней находке, Николай включил телефон, но тот оказался заблокированным — не беда, подумал Николай, не перевелись еще  мастера-электронщики на Руси.

Самый большой торговый центр Областного центра манил своими витринами и именно туда направились Николай и его жена. По дороге Николай увидел то, что искал — вывеску “ремонт телефонов”.

Старый мастер попыхивая папиросой выслушал проблему Николая, сказал, что поможет ему решить вопрос и попросил его о трех вещах: вытащить сим-карту, погулять минут 15 и приготовить 500 рублей на оплату его услуг.

Сим карты из телефона были извлечены, телефон передан мастеру, довольный Николай пошел в соседний магазин за сигаретами. Через 15 минут мастер вернул телефон, Николай попытался вставить симки, но обнаружил только дыру в кармане… миниатюрность сим карт сделала свое черное дело, поиски симки успехами не увенчались.

   Включив телефон в поисках контактов попутчика, Николай увидел абсолютно полностью отформатированный аппарат… ни следа деятельности его прежнего владельца он не обнаружил.

Начну я им пользоваться, тогда полицейские по номеру телефона установят, что он у меня, и я смогу вернуть его владельцу — всплыл откуда-то из глубин памяти у Николая обрывок разговора со знакомым полицейским — решено, подумал Николай, вставил свою симку и в ожидании появления владельца телефона стал жить обычной своей жизнью военного человека…… но не тут-то было. 

         Попутчик (назовем его для краткости — П.

) обнаружив отсутствие телефона, действительно обратился в полицию, которая провела все необходимые процессуальные действия и установила, что действительно, телефон находится у Николая, но не слова благодарности услышал наш бравый военный, а повестку получил с вызовом на допрос в качестве подозреваемого по делу о краже телефона (с причинением значительного ущерба гражданину П), пригорюнился военный, понял, что небо над ним с овчинку становится и выгонят его из армии с позором, но тут жена помогла (вот уж действительно — берегиня) — мой номер набрала и свою беду поведала…. а дальше сказочке конец и начало серьезной работы по защите интересов моего клиента….

Узнав, что уголовное дело находится в производстве следователя МВД, я сразу заявил ходатайство о передаче материалов дела по подследственности, так как дела о преступлениях, в совершении которых подозревается военнослужащий расследуются следователями ВСО СУ СК РФ, сотрудники полиции были против, сказав, что им необходимо провести первоначальные следственные действия. Хорошо, будут вам следственные действия, решил я. Далее по моему ходатайству к материалам дела были пробщены джинсы, которые были надеты Николаем в день обнаружения телефона и его разблокировки, следователем было установлено, что в кармане действительно есть дыра, через которую сим карты могли выпасть. Я также просил провести следственный эксперимент, но следователь, поняв, что дело не будет таким простым и легким, как показалось ей вначале, быстро допросила Николая в качестве подозреваемого и передала дело в военно-следственный отдел Следственного комитета.

Читайте также:  Пропуск срока по делу о разделе совместного имущества супругов

Часть вторая — или тяготы и лишения воинской службы

Работа следователя очень тяжела, тяжела не просто сложностью работы, но и тем, что следователь хоть фигура и самостоятельная и процессуально независимая, все же имеет начальство и систему учета показателей, а в этой системе — прекращение уголовного дела — самый ужасный отрицательный показатель, за которое начальство будет следователя наказывать, поэтому выработался у следователей защитный рефлекс — дела не прекращать. Поступившее дело с военной удалью было взято в производство и по накатанным рельсам чуть не уехало в суд.

Долго- долго я объяснял следователю и его начальству разницу между находкой и кражей, поясняя, что телефон Николай не изымал у П, тот его оставил не в общественном месте (откуда в любой момент мог его забрать), а в машине Николая (и эта машина передвигалась и забрать телефон точно также как с лавочки в парке ну никак не получилось бы — не было у П доступа к автомобилю Николая. Долго я доказывал, что кража и самоуправство выражается только активными действиями, бездействие лица не образуют состава данных преступлений и что Николай нашел сотовый телефон и предпринял все возможные по своему субъективному мнению меры для установления собственника телефона в том числе пользовался телефоном осознавая, что тем самым поможет в случае обращения владельца в полицию установить сотрудниками телефон по его идентификационному номеру.

         Конечно, Николай не безгрешен, если разбираться во всех тонкостях находки чужой вещи, то есть такая обязанность, закрепленная в части 2 ст.

227 ГК РФ — заявить о находке в полицию или в орган местного самоуправления — вот этого Николай не сделал, ну не знал он про эту обязанность — да, безусловно, незнание закона не освобождает от ответственности, но в чем же заключается эта самая ответственность, влечет ли невыполнение этой обязанности, привлечение к уголовной ответственности по ст. 158 УК РФ (кража) или ст. 330 УК РФ(самоуправство)? Конечно же нет, единственная возможная  ответственность Николая и заключалась в том, что из-за несоблюдения этой обязанности, он  лишился возможности на получения вознаграждения за находку (предусмотренного ст. 229 ГК РФ). Но следователи упорно делали вид, что не учили гражданское право в ВУЗе. Я, восполняя этот пробел, продолжал заявлять ходатайства и доказывать следователю (а по сути, через него руководству ВСО), что основной признак кражи — корысть, а в действиях Николая вообще какая-либо корысть отсутствует. Он временно пользовался телефоном, с последующим возвращением телефона собственнику. Согласно разъяснениям Пленума ВС «О кражах, грабежах и разбоях», временное пользование имуществом с последующим возвращением не образует состава преступления предусмотренного ст. 158 УК РФ.

         А теперь самый главный существенный вопрос. В чем заключается общественно опасное деяние при находки чужого имущества в своем автомобиле и пользовании данным имуществом с умыслом последующего возврата найденной вещи владельцу?

       Могу с уверенностью ответить на этот вопрос — никакого общественно опасного деяния в данном случае нет и быть не может!

     И так, исходя из всего изложенного, делаю вывод о том, что в действиях Николая отсутствует состав преступления предусмотренный ст.

158 УК РФ, на основании изложенного, прошу Вас уголовное дело в отношении Николая прекратить, в связи с отсутствием в его действиях состава преступления — именно так я и сформулировал основную мысль в ходатайстве следователю!!! (Данное ходатайство официально следователю не заявлялось, оно было ему передано, для того чтобы он объективно вник в суть дела с другой стороны. И это дало огромный плюс).

Через некоторое время следователь вызвал Николая сначала на опрос в рамках проводимой проверки в порядке ст. 144 УПК РФ, по результату которой вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Н. в связи с отсутствием в его действиях состава преступления предусмотренного п. «в» ч.2 ст.

158 УК РФ (постановление приобщено к статье), а далее Николая допросил в рамках уголовного дела которое пришло по подследственности в качестве свидетеля и по итогу расследования уголовного дела вынес постановление о прекращении уголовного дела в связи с отсутствием события преступления (постановление приобщено к статье).

      Не опорочили славу воину, не выгнали его с позором из армии, защитили защитника. Спасти судьбу человека — дело сложное и хлопотное, но всегда приносящее удовлетворение и радость от того, что не зря прожит день, не зря занимаешься любимой работой!

Образец ходатайства о прекращении уголовного дела в виду совершения провокации преступления сотрудниками правоохранительных органов

Следователю СО по Х. району

следственного управления

ГСУ СК РФ по г. Х.

ст. лейтенанту юстиции А.А.А.

от адвоката

Домкина Павла Александровича

в защиту интересов обвиняемого Б.Б.Б.

  • Х О Д А Т А Й С Т В О
  • о прекращении уголовного дела
  • в виду провокации преступления

В производстве следственного отдела СО по X. району следственного управления Главного следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по г. X.

находится уголовное дело № XXX, возбужденное по признакам совершения преступления, предусмотренного ст. 138.1. УК РФ. Обвиняемым на настоящему делу привлечен Б.Б.Б.

, процессуальным защитником по делу является адвокат Домкин Павел Александрович.

Сторона защиты полагает, в ходе предварительного следствия получена достаточная совокупность данных, указывающих на отсутствие состава преступления в действиях обвиняемого лица, в связи с чем приносится настоящее ходатайство о прекращении уголовного дела по следующим основаниям.

Из содержания предъявленного обвинения следует, что Б.Б.Б. обвиняется в незаконном сбыте специального технического средства сотруднику полиции – старшему оперуполномоченному ____ ГУ МВД России по г. X._______ , задействованной в качестве покупателя при проведении оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка»  __ сентября 2017 года.

Из показаний Б.Б.Б. следует, что примерно в 20-х числах августа 2017 года он разместил объявление о продаже GPS-трекера на сайте www.___.ru. В конце августа 2017 года он удалил данное объявление, так заинтересованные лица отказались от его приобретения в силу плохих технических характеристик, после чего он передумал его продавать.

Несмотря на снятие объявления с публикации на сайте ему позвонила девушка, впоследствии осуществившая у него «проверочную закупку», и попросила его продать трекер.

Он рассказал покупательнице, что GPS-трекер у него действительно сохранился, но приобретать его он не рекомендует, так свои функции он выполняет крайне плохо и передает совершенно неточные координаты места нахождения GPS-трекера и что стоит поискать более качественные аналоги.

В свою очередь девушка, будучи настойчивой, сообщила, что недостатки не критичны и ей нужен именно этот GPS-трекер, а другой она покупать не собирается, поскольку она купила новую машину и хочет сэкономить на установке противоугонного устройства.

Таким образом, покупательница вызвала у него желание помочь в реализации её задумки по безопасности нового автомобиля, несмотря на то, что продавать GPS-трекер он уже не намеревался. Проверочная закупка состоялась 07 сентября 2017 года в районе ___ часов ___ минут в кафе «____» на улице______.

Показания Б.Б.Б. находят своё объективное подтверждение в письме ООО «____» исх. № ____ от __.09.2017, владеющим интернет-сайтом www.____.ru.

Так, согласно предоставленным данным, объявление о продаже GPS-трекера было размещено Б.Б.Б. __ августа 2017 года в __ час __ минут. Объявление было удалено пользователем 30 августа 2017 года в __ часов __ минут.

Таким образом, ни в день проведения ОРД «Проверочная закупка», ни за 7 дней до его проведения Б.Б.Б.

не осуществлял каких-либо добровольных действий, направленных на рекламирование и не предлагал ко сбыту принадлежащий ему GPS-трекер. Фактом удаления объявления Б.Б.Б.

совершил добровольный отказ от предполагаемых противоправных действий в силу чего он не подлежит привлечению к уголовной ответственности (статья 31 УК РФ)

Из дословного содержания показаний Б.Б.Б. следует, что, будучи настойчивой в телефонном разговоре, «покупательница» уговорила его встретиться и продать GPS-трекер под предлогом наличия у неё желания обезопасить приобретенную ей машину. Доводы о плохой функциональности продаваемого устройства её не останавливали.

В соответствии с п. 4 ст. 6 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» от 12 августа 1995 года № 144-ФЗ «проверочная закупка» предусмотрена в качестве одного из видов оперативно-розыскных мероприятий, проводимых при осуществлении оперативно-розыскной деятельности.

Согласно ст. 7 указанного Закона основаниями для проведения оперативно-розыскных мероприятий являются ставшие известными органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, сведения о признаках подготавливаемого, совершаемого противоправного деяния.

Из вышеприведенной хронологии событий очевидно следует, что с момента удаление объявления (30.0.2017) у правоохранительных органов отсутствовали законные основания для проведения ОРМ, поскольку Б.Б.Б.

добровольно отказался от продажи, принадлежащего ему устройства, поскольку ранее полученные сведения о признаках предполагаемых противоправных действий утратили свою актуальность, а действия по продаже технического устройства были совершены Б.Б.Б.

в результате деятельности (воздействия) со стороны «закупщика» – действующего сотрудника правоохранительных органов.

Результаты оперативно-розыскного мероприятия могут использоваться в доказывании по уголовному делу, если они получены и переданы органу предварительного расследования в соответствии с требованиями закона и свидетельствуют о наличии у лица умысла на незаконный оборот изъятых из гражданского оборота предметов, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность (постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2006 № 14).

В соответствии с правовой позицией, сформулированной Европейским судом, любая предварительная информация, касающаяся существующего намерения совершить преступление, должна быть проверяема в условиях, исключающих возможность провоцирования разрабатываемого лица оперативными органами на совершение преступных действий (Постановление Европейского Суда «Ваньян против Российской Федерации», «Х. против Российской Федерации»).

Читайте также:  Иск о признании сделок с квартирой недействительными

В момент проведения оперативно-розыскного мероприятия у правоохранительных органов отсутствовали актуальные конкретные сведения о том, что Б.Б.Б. намеревался продавать техническое устройство.

Правоохранительные органы действовали в отсутствии актуальных сведений, позволяющих убедиться в наличии умысла на сбыт устройства, сформировавшегося у Б.Б.Б.

независимо от действий сотрудников правоохранительных органов.

Кроме того, исходя из положений ст. 5 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», содержащих требования по соблюдению прав и свобод человека и гражданина при осуществлении оперативно-розыскной деятельности, запрещается подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий.

Согласно ст. 75 УПК РФ доказательства, полученные с нарушением требований уголовно-процессуального закона, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, перечисленных в ст. 73 УПК РФ.

Ввиду изложенного, сторона защиты находит действия органа, осуществлявшего оперативно-розыскную деятельность, выразившуюся в проведении проверочной закупки 07 сентября 2017 года, незаконными, в связи с чем, не могут быть признаны допустимыми доказательствами как результаты оперативно-розыскного мероприятия, так и другие производные от них доказательства.

Учитывая факт совершения оперативными сотрудниками провокации преступления, и, как следствие, получение не отвечающих требованиям закона доказательств, прошу орган следствия прекратить уголовное дело № XXX в связи с отсутствием в действиях Б.Б.Б. состава преступления, предусмотренного ст. 138.1 УК РФ.

Адвокат П. Домкин

Адвокат по уголовным делам

Процессуальный порядок возбуждения уголовных дел частно-публичного и частного обвинения

Согласно ст. 147 УПК РФ  уголовные дела частного и частно-публичного обвинения (о преступлениях, указанных в части второй ст. 20 Кодекса), возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя:

  • в отношении конкретного лица — в порядке, установленном частями первой и второй статьи 318 Кодекса;
  • — в отношении лица, указанного в статье 447 Кодекса, — в порядке, установленном статьей 448 Кодекса.

Уголовные дела о преступлениях, предусмотренных  ч. 1 ст. 131 (Изнасилование), ст. 132 УК РФ (Насильственные действия сексуального характера), ст. 136 УК РФ (Нарушение равенства прав и свобод человека и гражданина), ст. 137 УК РФ  (Нарушение неприкосновенности частной жизни), ст.

138 (Нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений), ст. 145 УК РФ  (Необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение беременной женщины или женщины, имеющей детей в возрасте до трех лет), ст. 146 УК РФ (Нарушение авторских и смежных прав), ст.

147 УК РФ (Нарушение изобретательских и патентных прав), возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя (ч. 3 ст. 20 УПК).

Таким образом, особенностью возбуждения дел частно-публичного обвинения является то обстоятельство, что решение о возбуждении уголовного дела обусловлено волеизъявлением потерпевшего или его законного представителя.

В остальном процедура возбуждения уголовных дел данной категории аналогична порядку возбуждения уголовных дел публичного обвинения.

В соответствии с ч. 1 ст. 147 УПК производство по таким делам ведется в общем порядке.

Следователь, а также дознаватель с согласия прокурора правомочен возбудить уголовное дело о любом преступлении частно-публичного обвинения и при отсутствии заявления потерпевшего, его законного представителя, если данное преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния, или по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы. К иным причинам среди прочих относится также случай совершения преступления лицом, данные о котором не известны (ч. 4 ст. 20, ч. 4 ст. 147 УПК).

Особенностью возбуждения уголовных дел о преступлениях частного обвинения (ч. 2 ст. 20 УПК) является то обстоятельство, что по общему правилу дела о преступлениях, предусмотренных ч.1 ст.

 115 УК РФ (Умышленное причинение легкого вреда здоровью), ст. 116 УК РФ (Побои), ст. 128.1 УК РФ (Клевета), возбуждаются путем подачи в суд заявления потерпевшим или его законным представителем (ч. 6 ст.

144 УПК).

В случае смерти потерпевшего уголовное дело возбуждается путем подачи заявления его близким родственником или в порядке, установленном ч. 3 ст.

318 УПК (когда уголовное дело возбуждается следователем, а также с согласия прокурора дознавателем, в случае совершения преступления в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния или по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы.

К иным причинам относится также случай совершения преступления лицом, данные о котором не известны — ч. 4 ст. 20, ч. 4 ст. 147, ч. 3 ст. 318 УПК). В этом случае следователь приступает к производству предварительного следствия, а дознаватель — дознания (ч. 3 ст. 318 УПК).

Таким образом, общий порядок возбуждения уголовных дел состоит в том, что потерпевший или его законный представитель возбуждают уголовное дело в отношении конкретного лица путем подачи в суд заявления, отвечающего требованиям, определенным ст. 318 УПК, и по своей сути являющимся обвинительным актом.

Исключение из общего порядка возбуждения дел частного обвинения, помимо указанных выше обстоятельств, может составлять и то обстоятельство, что лицо, в отношении которого подано заявление, входит в перечень отдельных категорий лиц, возбуждение уголовных дел против которых осуществляется в порядке ст. 448 УПК.

Если заявление подано в отношении лица, данные о котором потерпевшему не известны, то мировой судья отказывает в принятии заявления к своему производству и направляет указанное заявление руководителю следственного органа или начальнику органа дознания для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, о чем уведомляет лицо, подавшее заявление.

Руководитель следственного органа, следователь, а также дознаватель с согласия прокурора возбуждают уголовное дело о любом преступлении, указанном в частях второй и третьей статьи 20 Кодекса (частного и частно-публичного обвинения), и при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя в случаях, предусмотренных частью четвертой ст. 20 Кодекса.

Информация подготовлена Мещанской межрайонной прокуратурой города Москвы

Отказ в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием события или состава преступления

Многим адвокатам приходиться встречаться с постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела со ссылкой следователя (дознавателя) на отсутствие не события преступления, при наличии к тому явных основании, а состава преступления.

И значительная часть привлекаемых лиц с этим соглашаются, пусть даже такое решение хоть и косвенно, но признает их виновными (не хватило каких-то признаков для полного состава преступления), и создает возможность привлечения их к административной (при наличии к тому основании) и дисциплинарной ответственности. Главное – не привлекли к уголовной ответственности!

Но соглашаются с подобным решением не все.

Очень интересное дело на днях, 15 июня 2021 года, было рассмотрено Конституционным судом РФ по жалобе гр.М. о соответствии Конституции РФ пункта 2 части первой ст. 24 УПК РФ.  

В отношении заявителя, занимавшего должность замначальника отдела полиции, по результатам проверки о злоупотреблении должностными полномочиями следователем было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием в его действиях состава преступления. 

Посчитав, что следователь неправильно применил уголовно-процессуальный закон, отказав в возбуждении уголовного дела за отсутствием состава, а не события преступления, что  косвенно указывало на наличие в его действиях дисциплинарного проступка, обжаловал решение в суд.

Но суд оставил жалобу без удовлетворения указав, что при рассмотрении жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ судья не вправе давать правовую оценку действиям лица, проверяемого в связи с заявлением о преступлении, а также собранным материалам относительно их полноты и содержания сведений, имеющих значение для установления обстоятельств, подлежащих доказыванию.

С этим решением согласились судьи апелляционной и кассационной инстанции, Верховного Суда РФ, после чего гр.М. обратился в Конституционный Суд РФ.

Конституционный Суд внимательно отнесся к обращению и вынес постановление, в котором напомнил, что «…в Постановлении от 13 апреля 2021 года № 13-П Конституционный Суд РФ указал, что отсутствие самого события, по поводу которого рассматривается вопрос о возбуждении уголовного дела, а равно непричастность к нему проверяемого лица означают отсутствие предпосылок и для исследования вопроса о наличии состава преступления, предусмотренного уголовным законом».

«…отсутствие события преступления само по себе означает отсутствие его состава.

При этом отсутствие в деянии состава преступления, с одной стороны, и отсутствие события преступления, а также непричастность к его совершению, с другой стороны, хотя и признаются в равной мере реабилитирующими, но не являются – с точки зрения оценки фактических обстоятельств и возможных последствий – тождественными основаниями прекращения уголовного дела или уголовного преследования и потому не могут подменять друг друга».

«…Следовательно… отсутствие по результатам проверки сообщения о преступлении достаточных данных о совершении лицом самого общественно опасного деяния… предполагает вынесение постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по основанию, предусмотренному пунктом 1 части первой ст. 24 УПК РФ.

Далее Конституционный Суд указал, что «…рассматривая жалобу по правилам названной статьи (статья 125 УПК), суд не должен во избежание искажения сути правосудия ограничиваться лишь исполнением формальных требований уголовно-процессуального закона и отказываться от оценки наличия или отсутствия законного повода и основания для отказа в возбуждении или прекращения уголовного дела».

«…пункт 2 части первой ст. 24 УПК РФ… предполагает и полномочия суда при рассмотрении жалобы на решение об отказе в возбуждении уголовного дела всесторонне оценивать законность и фактическую обоснованность такого решения, принимая во внимание также правильность выбора одного из реабилитирующих оснований для этого решения, с учетом всех значимых фактов и обстоятельств».

«… отказ в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием в деянии состава преступления возможен только при условии предварительного установления наличия и совершения конкретным лицом самого общественно опасного деяния, содержащего объективные признаки преступления».

Конституционный Суд хоть и признал пункт 2 части первой ст. 24 УПК РФ не противоречащим Конституции РФ, но и не исключил право федерального законодателя внести в действующее правовое регулирование изменения, касающиеся уточнения содержания понятия события преступления в качестве основания для отказа в возбуждении уголовного дела.

В заключении Конституционный Суд указал, что правоприменительные решения по делу гр.М., вынесенные на основании пункта 2 части первой статьи 24 УПК в истолковании, расходящемся с его конституционны-правовым смыслом, подлежат пересмотру, если для этого нет других препятствий.

Понимаю, что нынешним судьям даже Конституционный Суд не указ, но использовать данное Постановление при обжаловании решении об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием состава преступления как в суд, так и прокурору, вполне возможно. 

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *