Внесены поправки в УПК РФ о преступлениях в сфере предпринимательства

Внесены поправки в УПК РФ о преступлениях в сфере предпринимательства

Андрей Гордеев / Ведомости

Минюст разработал поправки в УК и УПК, защищающие адвокатов и расширяющие их права. Проект этого закона опубликован на официальном портале проектов нормативных правовых актов 1 сентября. Он вводит новую статью 294.

1 в Уголовный кодекс (УК), которая предусматривает санкции за воспрепятствование законной деятельности адвокатов.

Так, воспрепятствование, которое «повлекло причинение существенного вреда правам и законным интересам» граждан, организаций и государства, авторы поправок предлагают наказывать штрафом в размере до 80 000 руб. или в размере зарплаты за срок до шести месяцев, исправительными и обязательными работами.

Если такое воспрепятствование было со стороны группы лиц по предварительному сговору или с использованием служебного положения, то кроме штрафа до 300 000 руб.

и принудительных работ возможно лишение свободы до двух лет, а если сопровождалось насилием, то и до пяти лет.

Эти меры могут быть избраны только при отсутствии признаков преступлений, предусмотренных статьями 295 и 296 УК, – посягательства на жизнь, насилия и угроз в отношении лиц, осуществляющих правосудие, к которым относятся и адвокаты.

В пояснительной записке к законопроекту указывается, что изменения в УК «направлены в первую очередь на дополнительные гарантии реализации принципа состязательности сторон в уголовном судопроизводстве, особенно в части установления режима уголовно-правовой охраны профессиональных прав адвоката от преступных посягательств». Адвокаты, говорится в записке, выступают «в уголовном судопроизводстве в качестве равноправных участников наряду со следователями, дознавателями и прокурорами, хотя и с различными полномочиями», поэтому и предлагается уравнять их права.

Президент Федеральной палаты адвокатов (ФПА) Юрий Пилипенко отметил, что разработка законопроекта велась в сотрудничестве с палатой. Он поясняет, что законопроект важен для сообщества, и надеется, что он в итоге будет одобрен, так как давно назрел.

Существование такого закона, говорит Пилипенко, может иметь «профилактирующее» воздействие и «облагородить» сферу работы адвокатов.

Адвокат Яков Гаджиев из «Юков и партнеры» считает, что видимых последствий у такого закона не будет, а сам законопроект прежде всего приводит нормы в соответствие с международными договорами и конвенциями.

Вносятся законопроектом Минюста изменения и в Уголовно-процессуальный кодекс (УПК), которые касаются работы адвоката в суде, документооборота при допросах и использования технологий записи.

Так, предлагается часть 4 статьи 189 изложить в следующей редакции: «Допрос производится с обязательным проведением аудио- и (или) видеозаписи, материалы которой приобщаются к протоколу допроса и хранятся при уголовном деле».

Такие правила предлагается применять и при очной ставке.

Как утверждается в записке, изменения в УПК направлены на введение таких правил, которые снижали бы в ходе предварительного расследования риски воспрепятствования допуску и участию защитника в досудебной процессуальной деятельности, а также исключали бы немотивированные отказы в рассмотрении и удовлетворении ходатайств защиты об исследовании доказательств, приобщении к делу документов и других материалов.

Статс-секретарь ФПА и партнер КА Pen & Paper Константин Добрынин поясняет, что этот законопроект – «последствие встречи премьер-министра Дмитрия Медведева и представителей адвокатуры осенью 2019 г., после которой Минюсту был дан ряд важных поручений».

«Нарушение права на профессиональную юридическую помощь, в том числе путем недопуска адвокатов к доверителям, сокрытия от адвокатов процессуальных документов, физических препятствий к осуществлению защиты, к сожалению, является распространенной практикой.

Адвокатов правоохранители воспринимают как врагов, с которыми надо активно и агрессивно бороться, иногда физически», – подчеркивает Добрынин. Он отмечает, что сейчас нет специальных норм, предусматривающих ответственность за вмешательство в работу адвоката.

Принятие такого законопроекта, по мнению Добрынина, будет «реальным шагом в направлении восстановления принципа состязательности и равноправия сторон в уголовном процессе».

Поправки в УПК по части фотофиксации протоколов помогут бороться с сокрытием документов со стороны следствия, отмечает Добрынин.

Обязательное аудиопротоколирование допросов и очных ставок, говорит адвокат, – эффективная мера для противодействия психологическому и физическому воздействию в отношении допрашиваемых.

«​Отсутствие результатов аудиопротоколирования при ведении протокола судебного заседания будет безусловным  основанием для отмены или изменения судебного решения»  — полагает Яков Гаджиев.

В 2019 г. подобный законопроект был разработан в комитете по государственному строительству, правопорядку и судебным вопросам Государственного собрания – Курултая Республики Башкортостан. Осенью 2019 г. он был рассмотрен в Совете законодателей при Федеральном собрании. Эта комиссия дала заключение с рекомендацией не вносить этот законопроект в Государственную думу.

В заключении указывалось, что прокурор, следователь и дознаватель имеют иные, отличные от адвоката статусы в рамках уголовного судопроизводства и по УПК полномочиями по сбору доказательств наделены именно эти лица, а не защитник.

«Ведомости» направили запросы в Генеральную прокуратуру и Следственный комитет России по поводу их отношения к разработанным Министерством юстиции поправкам в УК и УПК.

Исправленная версия. Уточнен комментарий адвоката Якова Гаджиева​

Внесены поправки в УПК РФ о преступлениях в сфере предпринимательства

Госудума РФ приняла поправки к УПК РФ в отношении бизнесменов

Posted by
Юридическая фирма Шмелева и Партнеры

Внесены поправки в УПК РФ о преступлениях в сфере предпринимательства

1 399

В первом чтении Государственная дума РФ приняла поправки к УПК РФ и изменила положения, касающиеся предпринимательских преступлений. В первую очередь это коснется конкретизации ряда проступков для статей Уголовно-процессуального кодекса РФ. По мнению инициаторов поправок, подобные изменения помогут бизнесменам избежать проблем в случае возникновения уголовного преследования.

Было представлено уточнения понятия «преступления в сфере предпринимательской деятельность», которое теперь позволит более точно, без абстрактных понятий устанавливать состав общественно-опасного деяния с участием бизнесменов.

Законопроект был представлен Законодательным собранием Ленинградской области. Инициатива посту связано с ранее принятыми поправками в УПК РФ, которые были одобрены еще в августе 2019 года и предполагали изменения статей 108 и 109 Уголовно-процессуального кодекса.

Указанные статьи, как поясняет инициатор поправок, предусматривали иное понятие преступления в предпринимательской сфере. Было принято решения обозначать такие деяния иным образом, чтобы было понятно – речь идет о правонарушениях, совершенных субъектами малого и крупного бизнеса.

Разъяснения и изменения понятийной части УПК РФ теперь позволит более точно определить, относится то или иное действие (бездействие) к предпринимательским преступлениям или нет.

Смысл поправок, рассматриваемых сейчас в том, чтобы во всех статьях, затрагивающих это понятие, оно было изменено и в итоге стало единым для всего нормативно-правового акта.

В этом случае, по мнению Заксобрания Ленинградской области, можно будет избежать путаницы при определении составов преступлений в сфере предпринимательства и порядка их расследования.

Ели оценивать данную инициативу с практической точки зрения, то несмотря на несущественные изменения, это поможет избежать двойного толкования. Соответственно, благодаря более точным положениям уголовно-процессуального законодательства расследование станет оперативнее и объективнее.

В новом федеральном законе учтены предложенные «опорой россии» поправки в упк рф против необоснованного ареста предпринимателей

Внесены поправки в УПК РФ о преступлениях в сфере предпринимательства

13 августа вступил в силу Федеральный закон №315-ФЗ, которым вносятся изменения в статьи 108 и 109 УПК РФ в части определения понятия предпринимательской деятельности. В законе учтены предложения «ОПОРЫ РОССИИ» по повышению защищенности предпринимателей от уголовного преследования.

В течение нескольких лет «ОПОРА РОССИИ» выступала за смягчение законодательства в отношении содержания под стражей предпринимателей, подозреваемых в совершении преступлений по экономическим статьям УК РФ.

Так, в 2016 г. «ОПОРА РОССИИ» направила в Администрацию Президента РФ предложения по установлению четких критериев понимания предпринимательской деятельности и определению условий, при которых брать предпринимателей под стражу запрещается законом.

В частности, «ОПОРА РОССИИ» предлагала внести изменения в ст. 108 УПК РФ, дополнив ее четким понятием преступления, совершенного в сфере предпринимательской деятельности.

Необходимость более четкой регламентации понятия «предпринимательская деятельность» назрела в связи с тем, что несмотря на использование в уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве данного понятия, в уголовно-правовой сфере не могла быть сформирована единообразная судебная практика, поскольку отсутствовали четкие критерии понимания предпринимательской деятельности.

В августе Президент РФ Владимир Путин подписал закон 315-ФЗ, где сформулировано, что такое предпринимательская деятельность в редакции очень похожей на предлагаемую ранее «ОПОРОЙ РОССИИ».

Важнейшей новацией данного закона стало определение категории лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений в сфере предпринимательской деятельности, в отношении которых заключение под стражу не может быть применено.

К таким категориям отнесены индивидуальные предприниматели в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности и (или) управлением принадлежащим ему имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности, а также члены органа управления коммерческой организации в связи с осуществлением ими полномочий по управлению организацией либо в связи с осуществлением коммерческой организацией предпринимательской или иной экономической деятельности, говорится в законе.

  • Кроме того, уточнено, что заключение под стражу в качестве меры пресечения не может быть применено при отсутствии обстоятельств, указанных в пунктах 1 – 4 части первой статьи 108 УПК РФ (отсутствие постоянного места жительства, скрывался от правоохранительных органов и другие), в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении отдельных экономических преступлений, если они совершены в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности.
  • Помимо этого, законом установлены дополнительные требования к ходатайству о продлении срока содержания под стражей, закреплено право суда установить срок меньше, чем просит следствие.
  • Отныне в постановлении о возбуждении ходатайства о продлении срока содержания под стражей должны содержаться сведения о следственных действиях, которые были произведены в период избрания меры пресечения, а также основания для дальнейшего продления срока содержания под стражей.
Читайте также:  Алименты на жену после развода: взыскание на содержание супруги при расторжении брака

При этом указанный в постановлении срок, на который продлевается содержание под стражей, должен определяться исходя из объема следственных действий, приведенных в этом постановлении. А если одним из мотивов продления срока содержания под стражей является необходимость производства следственных действий, то должны быть обоснованы причины, по которым эти действия не были произведены ранее.

«Нововведения данного законопроекта крайне важны. Правоприменительная практика сейчас складывается так, что зачастую предпринимателя заключают под стражу, мотивируя это тем, что преступление не связано с осуществлением им предпринимательской деятельности.

Через Бюро по защите прав предпринимателей и инвесторов «ОПОРЫ РОССИИ» проходит множество обращений, связанных именно с необоснованным применением к предпринимателям меры пресечения в виде заключения под стражу.

Новый закон конкретизирует, в каких случаях самая жесткая мера пресечения в виде заключения под стражу, не будет применяться. Это и определенные статьи УК, статус обвиняемого (ИП или член органа управления коммерческой организации), связь инкриминируемого деяния с экономической деятельностью организации.

«ОПОРА РОССИИ» будет проводить мониторинг того, как будет складываться правоприменительная практика нового закона», — прокомментировал Президент «ОПОРЫ РОССИИ» Александр Калинин.

С полным текстом Федерального закона вы можете ознакомиться, перейдя по ссылке: https://rg.ru/2019/08/07/uk-dok.html.

Госдума конкретизировала понятие преступлений в сфере предпринимательства

Государственная Дума приняла федеральный закон, которым в ряде статей УПК РФ более полно раскрыто понятие «преступления, совершенные в сфере предпринимательской деятельности»[1].

  Принятый закон вносит в ч. 1 ст.

81.1 (порядок признания предметов и документов вещественными доказательствами по уголовным делам о преступлениях в сфере экономики) и в ч. 4 ст.

164 (общие правила производства следственных действий) УПК РФ следующие изменения и дополнения:

 

Действующая редакция Новая редакция
Если эти преступления совершены в сфере предпринимательской деятельности. Если эти преступления совершены индивидуальным предпринимателем в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности и (или) управлением принадлежащим ему имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности. Либо если эти преступления совершены членом органа управления коммерческой организации в связи с осуществлением им полномочий по управлению организацией либо в связи с осуществлением коммерческой организацией предпринимательской или иной экономической деятельности.
Закон направлен на устранение правовой неопределенности, возникшей в связи с принятием Федерального закона от 02.08.2019 № 315-ФЗ «О внесении изменений в статьи 108 и 109 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации». Данным Федеральным законом используемое в ч. 1 ст. 108 (заключение под стражу) УПК РФ понятие «преступления, совершенные в сфере предпринимательской деятельности» было раскрыто и дополнено. При этом такое же по сути понятие продолжало использоваться в статьях 81.1 и 164 УПК РФ в прежней терминологии, что создавало предпосылки для двоякого толкования закона и различного рода злоупотреблений при производстве следственных действий.

Положительный эффект принятого закона заключается в том, что понятие преступлений, совершенных в сфере предпринимательской деятельности, унифицировано во всем уголовно-процессуальном законодательстве, что поможет предпринимателям избежать злоупотреблений со стороны следственных органов.

В то же время, используемая законодателем формулировка по-прежнему недостаточно детализирована и допускает различную трактовку.

На практике следственные органы, периодически поддерживаемые судами, нередко отказывают предпринимателям в признании совершенных ими деяний как преступлений в сфере предпринимательской деятельности, в связи с чем лишают данных субъектов дополнительных гарантий, предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством[2].

При этом они ссылаются на то, что якобы «деятельность привлекаемых к уголовной ответственности лиц не отвечала признакам, закрепленным в п. 1 ст. 2 ГК РФ, так как преследовала цель обогащения соучастников преступления и не была направлена на систематическое извлечение прибыли от законной деятельности организации».

«Преступления в сфере предпринимательства»: чего бояться и за что посадят

В марте 2021 года вступили в силу поправки в Уголовно-процессуальный кодекс, которые раскрыли понятие предпринимательской деятельности и преступлений в этой сфере. Но что изменилось на практике? Суть реформы разъясняет вице-президент Московской коллегии адвокатов «Ромашов, Романов и партнеры» Евгений Ромашов.

24 марта 2021 года президент РФ подписал Федеральный закон о внесении поправок в УПК РФ, фактически эти поправки дали разъяснение предпринимательской деятельности, но ситуацию кардинальным образом не исправили.

Поправки внесены в статьи, регламентирующие порядок признания предметов и документов вещественными доказательствами по уголовным делам о преступлениях в сфере экономики, статья 81.1 УПК РФ и общий порядок производства следственных действий, статья 164 УПК РФ.

Фактически законодатель определил понятие совершения преступления в сфере предпринимательской деятельности, а именно: «…если эти преступления совершены индивидуальным предпринимателем в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности и (или) управлением принадлежащим ему имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности, либо если эти преступления совершены членом органа управления коммерческой организации в связи с осуществлением им полномочий по управлению организацией либо в связи с осуществлением коммерческой организацией предпринимательской или иной экономической деятельности».

Указанные поправки раскрыли понятия совершения преступления в сфере предпринимательской деятельности и более четко определили границы, но не решили проблемы, о которой я расскажу ниже.

В настоящей статье я раскрою более подробно, за какие действия могут привлечь к уголовной ответственности предпринимателя на основании указанного определения.

Если человек является генеральным директором организации, членом органа ее правления или индивидуальным предпринимателем, то должен понимать, что за все действия в рамках своей деятельности он отвечает лично, в том числе и за денежные средства юридического лица. Действия генерального директора могут быть квалифицированы как мошенничество, если взятый кредит был потрачен не по назначению, указанному в кредитном договоре, и впоследствии не возвращен, причем наказанием может служить реальный срок лишения свободы.

В моей практике имел место случай, когда генеральный директор строительной компании и учредитель были осуждены за невозврат кредитных средств, которые были потрачены на деятельность общества. Действия генерального директора и учредителя были квалифицированы в рамках «предпринимательской статьи» о мошенничестве.

Однако, несмотря на все поправки и изменения, в настоящее время в практике имеется существенный пробел, а именно: если генеральный директор в рамках своей деятельности заключил договор с физическими лицами и не оказал обусловленные им услуги, то действия предпринимателя могут быть квалифицированы как мошенничество не в рамках предпринимательской деятельности, что имеет под собой менее тяжкое наказание, а как преступные действия, совершенные в общеуголовной сфере, что несет более тяжкое наказание.

Верховный суд РФ разъяснил, что к уголовной ответственности в рамках предпринимательской деятельности может быть привлечен генеральный директор, индивидуальный предприниматель или член органа управления коммерческой организацией, если ущерб причинен исключительно юридическому лицу или индивидуальному предпринимателю.

Я часто слышу вопрос от генеральных директоров: «А могут ли прилечь к уголовной ответственности за обналичивание денежных средств?» Я однозначно отвечаю: «Нет, но могут за уклонение от уплаты налогов или незаконную банковскую деятельность». Такого преступления как обналичивание денежных средств Уголовный кодекс РФ не содержит.

Если генеральный директор с целью получения наличных денег перечисляет безналичные средства на счет организации-«однодневки», то его действия могут быть квалифицированы как уклонение от уплаты налогов.

Если же генеральный директор предоставляет свой счет для транзитных операций, ведет фиктивный документооборот и будет доказано, что он имел умысел, совместно с иными лицами, на ведение незаконной банковской деятельности — предоставление наличных денег без наличия банковской лицензии, то уголовного наказания не избежать.

Во всех указанных случаях генеральный директор, индивидуальный предприниматель или член органа управления коммерческой организацией, кроме уголовной ответственности может лишиться всего имущества, так как в обязательном порядке правоохранители его арестуют.

В настоящей статье я хотел донести до предпринимателей и собственников бизнеса, что поправки, содержащиеся в кодексе, применяются следствием не всегда однозначно, и если вы оказались в сложной юридической ситуации, ее ход может переломить только опытный адвокат.

Читайте также:  Иск о взыскании денежных средст с застройщика

Если вы заметили опечатку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Бизнесменам разрешили не признаваться

Владимир Путин своим указом утвердил изменения в Уголовно-процессуальный кодекс (УПК) России, которые окажут самое серьезное влияние на расследование уголовных дел, касающихся в первую очередь предпринимателей.

Теперь особый порядок проведения процесса, в результате которого признавшему вину подсудимому обеспечено резкое смягчение наказания, будет применяться только к умышленным преступлениям небольшой и средней тяжести. Между тем наиболее часто встречающиеся в уголовных делах бизнесменов статьи об особо крупных мошенничестве и растрате под эту категорию не подпадают.

В адвокатской среде изменения встретили с энтузиазмом: юристы говорят, что отныне следователям придется действительно доказывать вину фигурантов, а не уговаривать их признаться в надежде на небольшой срок.

Президент РФ подписал закон о внесении поправок в УПК, который был принят Госдумой 7 июля этого года. Наиболее значимыми являются изменения, касающиеся ст. 314 кодекса, предусматривающей особый порядок уголовного судопроизводства.

Он применяется, напомним, в тех случаях, когда фигуранты уголовного дела «при наличии согласия государственного или частного обвинителя и потерпевшего» заявляют о признании собственной вины и просят провести процесс без судебного разбирательства. Иными словами, суд не изучает доказательства сторон и не допрашивает свидетелей.

При этом подсудимый не обязан свидетельствовать против кого-либо, и у него есть серьезное преимущество: ему не может быть вынесено наказание, превышающее две трети от максимально возможного, которое предусмотрено вменяемыми обвиняемому статьями УК РФ.

До сих пор в соответствии с УПК особый порядок был возможен в тех случаях, когда речь шла о преступлениях, наказание за которые не превышает десяти лет лишения свободы. Отметим, что под эту категорию попадают и дела об особо крупных мошенничествах и особо крупных растратах (ч. 4 ст. 159 УК РФ и ч. 4 ст. 160 УК РФ), по которым и проходит львиная доля предпринимателей.

Нужно отметить, что особый порядок уголовного судопроизводства сразу после его введения получил самое широкое применение.

По статистике, количество дел, рассмотренных таких образом, последние годы стабильно превышало 60% от общего числа, подпадающего под требования ст. 314 УПК. Однако такая практика вызывала серьезную критику.

Правозащитники и адвокаты утверждали, что она способствует обвинительному уклону судопроизводства, решения судей о наказании без исследования доказательств нередко скрывают ошибки следствия, а обвиняемого правоохранители вводят в заблуждение, склоняя его к признанию вины ради мягкого наказания.

Многочисленные исследования, на которые ссылались юристы, показывали, что на самом деле гарантируемые законом смягчения наказания в реальности не работают, так как судьи по большей части и так не склонны давать максимальные сроки.

В итоге весной 2019 года Верховный суд РФ внес в Госдуму законопроект о запрете особого порядка проведения процессов при рассмотрении тяжких преступлений.

Теперь, согласно УПК РФ, особый порядок возможен только при рассмотрении дел об умышленных преступлениях небольшой и средней тяжести, наказание по которым не превышает пяти лет лишения свободы.

Как говорится в сопроводительной записке к закону, нововведение вызвано тем, что тяжкие преступления, «как правило, являются особо сложными и требуют высокой степени процессуальных гарантий, которые могут быть обеспечены при рассмотрении дела в общем порядке в условиях действия принципа непосредственности и устности исследования доказательств в судебном заседании».

Изменения в УПК вызвали положительную реакцию в адвокатском сообществе. «Это полезный для интересов справедливого правосудия закон, позволяющий распространить состязательную процедуру рассмотрения дел на тяжкие преступления,— сказал “Ъ” советник Федеральной палаты адвокатов (ФПА) РФ Нвер Гаспарян.

— В последние годы засилье особого порядка стало приводить к деквалификации судей, прокуроров и адвокатов. Подавляющее большинство дел рассматривалось судами за считаные минуты без проверки действительных обстоятельств дела только на основании признаний подсудимого. При этом преференции последний получал незначительные.

Никто не считал, сколько нарушений прав и ошибок таилось под этими признаниями. Ограничение особого порядка — это безусловный шаг к оздоровлению судопроизводства». «Стандарты доказывания по уголовным делам должны будут возрасти,— считает адвокат коллегии «Фрейтак и сыновья» Вадим Багатурия.

— Сегодня особый порядок расхолаживает как судей, так и следователей, которым гораздо проще уговорить подозреваемого пойти на особый порядок, нежели кропотливо собирать и оценивать улики. Тем более недопустим был такой порядок по статьям, которые стандартно инкриминируют предпринимателям.

Что касается обвиняемых, то у них остается возможность скостить срок, заключив досудебное соглашение о сотрудничестве с прокурором».

Александр Игорев, Сергей Сергеев

Внесены поправки в УПК РФ о преступлениях в сфере предпринимательства

Президентом страны подписан закон, который вносит поправки в УПК РФ и позволяет избежать разночтений и дальнейших ошибок в судопроизводстве за «преступления в сфере предпринимательства». В новом документе этот термин заменен описанием незаконных действий, за которые граждане могут нести ответственность за преступление, которое совершили в сфере экономической деятельности.

Предыдущий термин, как таковой, в УК РФ никогда не применялся, он предусматривал наказание за противоправные действия, совершаемые в экономике: начиная с кражи и мошенничества и заканчивая мелким коммерческим подкупом.

В 2019 году уже вносились поправки в статьи 108-109 в УПК РФ. Они касались сроков содержания лиц, подозреваемых или обвиняемых в преступных действиях в сфере бизнеса. Документ также включал понятие преступлений в сфере предпринимательства.

  • Недостаточность этих изменений и необходимость разработки нового документа, который был принят в марте этого года, обоснована тем, что в отличие от УПК, в уголовном праве подобная аналогия не применяется.
  • Такое двойственное понимание правонарушений в экономической отрасли сопровождалось спорами между сторонами обвинения и защиты, кроме того, порождало ряд судебных ошибок.
  • Чтобы в дальнейшем устранить возможность каких-либо разночтений, законодательно установлено понятие о преступлениях в экономической деятельности. Оно предусматривает ответственность для следующих категорий:
  • лицо, зарегистрированное как индивидуальный предприниматель, и подозревающееся в совершении незаконных действий, связанных с предпринимательской деятельностью;
  • лицо, состоявшее в органе управления коммерческой организацией и совершившее противоправные деяния в ходе выполнения своих полномочий в этой сфере.

Начиная с августа 2019 года подобные правила могли применяться только для решения вопроса об избрании меры пресечения. Подписанный Президентом закон, приводящий УПК в соответствие с Уголовным кодексом, дал возможность судам оценивать деяния по конкретным действиям, которые были совершены обвиняемыми.

Тем не менее, несмотря на ряд положительных тенденций в законотворческой деятельности, не стоит полагаться на то, что все проблемные вопросы в правоприменительной практике устранены. Еще недостаточно отработаны механизмы защиты прав граждан, которые подвергнуты уголовному преследованию.

Вместе с тем, принятие законодательных актов, которые способствуют совершенствованию правоприменительной практики и отвечают интересам общества, все же минимизировать количество возможных судебных ошибок.

Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры

17 марта 2021

  • Что является преступлением в сфере предпринимательской деятельности: новые поправки в УПК РФ
  • Государственная Дума РФ приняла в третьем чтении законопроект № 893615-7, уточняющий применение норм УПК РФ по отношению к тем, кто ведет предпринимательскую деятельность.
  • Причина принятия законопроекта
  • Поводом для написания поправок стало то, что правоприменители, констатируют авторы законопроекта, пренебрегают разъяснениями Верховного Суда РФ, касающимися понятия «преступления, совершенные в сфере предпринимательской деятельности», и допускают его ошибочное толкование.

В свою очередь, признание преступления совершенным в сфере предпринимательской деятельности влечет ряд особенностей и ограничений при применении мер пресечения, производстве отдельных следственных действий и т.д., а значит – дополнительную защиту прав владельцев бизнеса и руководителей компаний.

Что предлагается законопроектом

Законопроект уточняет, что лицами, совершившими преступление в сфере предпринимательской деятельности, являются:

  • индивидуальный предприниматель в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности и (или) управлением принадлежащим ему имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности, либо
  • член органа управления коммерческой организации в связи с осуществлением им полномочий по управлению организацией либо в связи с осуществлением коммерческой организацией предпринимательской или иной экономической деятельности.

Кроме того, к перечню преступлений, которые могут быть совершены лицом в сфере предпринимательской деятельности, предлагается добавить ст. 201 УК РФ «Злоупотребление полномочиями».

Законопроектом предлагается включить эти разъяснения в ч. 1 ст. 81.1 УПК РФ, посвященную порядку признания предметов и документов вещественными доказательствами по уголовным делам о преступлениях в сфере экономики, и ч. 1.1 ст. 164 УПК РФ, содержащую общие правила производства следственных действий.

Отметим, что аналогичные нормы-дефиниции ранее приняты в 2012 и 2019 годах и содержатся в ч. 3 ст. 20 УПК РФ и ч. 1.1 ст. 108 УПК РФ, последняя из которых посвящена заключению под стражу.

Читайте также:  Договор возмездного оказания услуг признан трудовым

Что ожидается от принятия законопроекта

Поправки в первую очередь направлены на защиту от необоснованного ограничения прав при производстве следственных действий, связанных с изъятием имущества предпринимателей.

Включение ст. 201 УК РФ в перечень преступлений, совершаемых в сфере предпринимательской деятельности, – положительный шаг, поскольку это преступление, как правило, совершается руководителем юридического лица. Законопроектом устраняется существующая неясность в этом вопросе.

Принятие законопроекта позволит усилить гарантии для лиц, ведущих предпринимательскую деятельность, обеспечить их права и интересы при осуществлении уголовного преследования, особенно при изъятии их имущества.

Авторы: старший юрист Андрей Тузов, младший юрист Антон Куликов

Правительство поддержало проект поправок в УПК, ограждающих бизнес от давления следствия

Правительство России поддержало проект поправок в УПК, прописывающий, что считать предпринимательскими преступлениями. С инициативой выступило Законодательное собрание Ленинградской области. Законопроект внесен в Госдуму и готовится к первому чтению, пишет «Российская газета».

По данным Судебного департамента при Верховном суде России, в прошлом году по экономическим статьям Уголовного кодекса всего было осуждено 7,7 тысячи человек. Из них отправились за решетку 896 человек.

Как уточняют в Верховном суде России, 7,7 тысячи — это 70 процентов из всех, кто предстал перед судом по экономическим статьям. Дела остальных были прекращены по различным основаниям.

При этом, как указывают правоведы, иногда грань между экономическим преступлением и обычным достаточно тонка.

Например, нередко предпринимателей обвиняют по статье «Мошенничество», и следователи в таком случае пытаются всех уверить, что речь об обычной уголовной афере.

Такой же, как, скажем, игра в наперстки, организация лохотрона или продажа чужой квартиры. Тогда на обвиняемого не распространяются гарантии, предусмотренные для бизнеса.

Закон защищает бизнесменов от необоснованного давления. Есть преступление — человек должен ответить. Но нельзя превращать расследование уголовного дела в форму давления на бизнес. Допустим, запрещено изымать у фирмы всю аппаратуру и документацию при расследовании экономического дела. Есть подозрения? Пусть следствие разбирается. Но оно не вправе парализовать работу компании.

Закон уже достаточно давно запретил держать в СИЗО обвиняемых в экономических преступлениях. В прошлом году в статью УПК «Заключение под стражу» была внесена правка, конкретизирующая, кого именно считать предпринимателем и нельзя арестовывать.

Так была устранена лазейка, позволявшая отправлять в СИЗО бизнесменов даже после введение запрета. Но, как заметили депутаты из Ленинградской области, в других статьях УПК остался пробел.

Он позволяет, в том числе вопреки запрету, изымать на фирме компьютеры.

Конечно, следователи вправе изучать содержимое компьютеров любой фирмы. Но расследование не должно убивать компанию. А если забрать аппаратуру со всеми договорами, бухгалтерией и прочим, работа встанет.

Поэтому, когда речь об экономических преступлениях, следователям требуются дополнительные обоснования, чтобы изъять электронные носители. Допустим: надо провести экспертизу самих компьютеров. Но в таком случае правоохранители обязаны дать возможность предпринимателям скопировать информацию с изъятых гаджетов.

Если же особых обстоятельств нет, то технику надо оставить бизнесменам, просмотрев прямо на месте то, что нужно. Такие нормы были введены, чтобы улучшить деловой климат.

«Гарантии благоприятного делового, предпринимательского и инвестиционного климата и условий для ведения бизнеса неоднократно декларировались первыми лицами руководства страны как способ эффективного решения задач государственной экономической политики в Российской Федерации», подчеркивают в Законодательном собрании Ленинградской области.

Подготовленный проект, как поясняют авторы, устраняет правовую неопределенность, которой подчас пользуются недобросовестные правоохранители. Правительство страны, изучив инициативу, поддержало проект с учетом небольших технических замечаний.

Следователи делают вид, что преступление, в котором обвиняют предпринимателя, не является экономическим, и изымают на фирме компьютеры
Естественно, что защитные меры не действуют при обычной уголовщине, скажем, убийстве, изнасиловании, ограблении. Не имеет значения, кто разогнался на дорогом автомобиле до безумной скорости и сбил насмерть пешехода или даже несколько человек. Виноват — должен отвечать, кем бы ни был по профессии.

В таких делах ни у кого не возникает вопросов, если по делу проходит предприниматель.

Бывают однозначно уголовные аферы. Например, когда какие-то негодяи звонят пенсионерам и обманом вымогают у них деньги. Способов таких масса, и это никак не экономические преступления.

Однако нередко правоохранители пытаются приравнять к обычной афере какие-то действия предпринимателей, в результате которых их партнеры оказались без денег. Действительно, порой трудно разобраться, был ли то сознательный обман или прокол бизнеса.

Поправки в УПК позволят четко разграничить, в каких случаях на бизнесмена распространяются предпринимательские гарантии, а в каких — нет.

Кстати, как показывает практика, лишь немногие уголовные дела, возбужденные по экономическим статьям, доходят до суда. В свое время в УК были внесены поправки, усиливающие уголовную ответственность за привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности.

Также было введено специальное наказание за незаконное возбуждение уголовного дела, «если это деяние совершено в целях воспрепятствования предпринимательской деятельности».

Правоохранители, возбудившие заказное уголовное дело на пустом месте на предпринимателя, рискуют оказаться за решеткой на срок от 5 до 10 лет.

Правда, на практике данная статья УК редко применяется. За год были осуждены двое человек за привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности.

А за незаконное возбуждение уголовных дел на предпринимателей приговоров не было. Скорее всего, причина еще и в том, что на практике достаточно трудно доказать заказной характер дела.

То, что обвинения в ходе расследования отпали, не означает, что изначально следователи действовали по заказу.

Зато активно применяется другая гуманная норма: нотариусы получили доступ в СИЗО для проведения нотариальных действий. Таким образом, предприниматель, оказавшийся за решеткой, может выписать доверенность на управление бизнесом.

Изменения в УПК и КоАП России, вступающие в силу с 4 апреля 2021 года

YAKUTIA.INFO. Федеральный закон от 24 марта 2021 года № 57-ФЗ «О внесении изменений в статьи 81-1 и 164 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации»

Уточняется понятие «преступления, совершенные в сфере предпринимательской деятельности» в статьях Кодекса, касающихся признания предметов и документов вещественными доказательствами по уголовным делам о преступлениях в сфере экономики и производству следственных действий.

Федеральный закон от 24 марта 2021 года № 55-ФЗ «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях»

Уточняется статья КоАП, устанавливающая ответственность за непредставление или несвоевременное представление сведений, а также представление заведомо недостоверных сведений в орган, осуществляющий государственный контроль (надзор) в области регулируемых государством цен (тарифов).

Речь идёт о данных, обязательность представления которых предусмотрена нормативными правовыми актами для установления, изменения, введения или отмены не только тарифов, но и иных видов регулируемых государством цен и их предельных уровней (расценок, ставок и тому подобного) на продукцию, товары либо услуги.

Федеральный закон от 24 марта 2021 года № 49-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О службе в органах принудительного исполнения Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»

Внесенными изменениями установлено, что следователи Следственного комитета РФ будут проводить предварительное следствие по уголовным делам о преступлениях, совершённых сотрудниками органов принудительного исполнения РФ, а также о преступлениях, совершённых в отношении указанных лиц в связи с их служебной деятельностью.

Также установлено, что по уголовным делам о преступлениях, в совершении которых обвиняются сотрудники органов принудительного исполнения РФ и которые были выявлены органами Федеральной службы безопасности, предварительное следствие может производиться следователями органов ФСБ России.

Федеральный закон от 24 марта 2021 года № 47-ФЗ «О ратификации Соглашения о сотрудничестве в области карантина растений»

Соглашение, подписанное в Минске 28 октября 2016 года, направлено на создание нормативно-правовой базы сотрудничества в целях повышения фитосанитарной безопасности от заноса и распространения карантинных объектов.

Федеральный закон от 24 марта 2021 года № 46-ФЗ «О ратификации Протокола о внесении изменений в Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Беларусь о предоставлении Правительству Республики Беларусь государственного экспортного кредита для строительства атомной электростанции на территории Республики Беларусь от 25 ноября 2011 года»

Протокол, подписанный в Москве 14 июля 2020 года, продлевает период использования Белоруссией кредита и переносит срок его погашения с 1 апреля 2021 года на 1 апреля 2023 года. Также документ вместо действующей «смешанной» процентной ставки по кредиту устанавливает фиксированную процентную ставку в размере 3,3% годовых.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *