Адвокат по статье 166. Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения

Верховный суд вновь обратил внимание на разницу между угоном и кражей автомобиля. Для собственника машины разницы нет никакой — в любом случае он остается без машины.

А для квалификации преступления разница огромная. Поэтому не утихают споры вокруг того, нужно ли вообще наказание за угон автомобиля.

Однако практика показывает, что без этой статьи угонщики просто и легко уходили бы от ответственности.

Верховный суд отказал в жалобе некоему Полеву, которого обвинили в угоне и приговорили к трем годам лишения свободы. Полев утверждал, что он не собирался угонять машины, а просто хотел в них погреться, поскольку на улице было холодно, а все доказательства против него сфабрикованы. Однако показания свидетелей, а также полицейских говорили о другом.

По показанию свидетеля, который и вызвал полицию, Полев вскрыл сначала одну, а потом вторую машину.

Когда полицейские подошли к месту, они увидели, как злоумышленник, увидев их, вылез из машины и вместе с приятелем, стоявшим неподалеку, стал удаляться. При этом что-то выкинул.

Как потом оказалось, выкинул он две отвертки и пневматический пистолет. Полицейские также услышали, как приятель говорил Полеву: «Лучше бы поехали на такси».

Адвокат по статье 166. Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения

Колокольцев выступил против снижения нештрафуемого порога скорости

Собственники машин, подошедшие на место преступления, обнаружили свои автомобили вскрытыми, со сломанными дверными замками и оборванными проводами зажигания. Первую машину преступнику не удалось завести, потому что сработало противоугонное устройство. Вторую — потому что во дворе показались полицейские.

Верховный суд исследовал дело и не нашел в нем нарушений. Все доказательства изучены, все ходатайства рассмотрены, и им дана соответствующая оценка. А значит, приговор за покушение на угон вынесен справедливо.

Напомним, что у нас угоном называется незаконное завладение автомобилем без цели хищения. В нашей ситуации не доказано, что машинами хотели завладеть, чтобы потом их продать. То есть кражей это назвать нельзя. И именно для подобных случаев существует статья «Угон».

Для примера: завел хозяин машину, а сам отошел до помойки мусор выкинуть. Тут в машину прыгнул хулиган, прокатился по двору, врезался в дерево и попытался сбежать. Это не кража. Корысти здесь нет никакой. А значит, кражу применить нельзя. Тогда что это? Угон. Причем, надо заметить, наказание за угон строже, чем за кражу.

Адвокат по статье 166. Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения

Камеры научились узнавать лица и сократили число автоугонов в Москве

Часть 1 статьи 166 Уголовного кодекса предусматривает наказание до 5 лет лишения свободы. А кража предусматривает градацию в зависимости от причиненного ущерба. То есть если украли ВАЗ-2107 — старенькую «семерку», — то по этой статье автовору грозит лишь до двух лет лишения свободы.

Угонщики часто действуют организованными группами. Один вскрывает и заводит машину, другой ее перегоняет, третий перебивает номера и подделывает документы или разбирает машину на запчасти, четвертый продает. Если, поймав перегонщика, не установить, что он действовал в группе, целью которой была реализация похищенного, то предъявить ему нечего. Кроме угона.

В прошлом году снова прозвучала инициатива изменить статью «Угон» и ввести в нее квалифицирующие признаки. Предлагалось добавить способ проникновения и хищения, передачу автомобиля в пользование другим лицам, изменение внешнего вида автомобиля, государственных номеров…

Но по мнению экспертов, это еще более усложнит работу следователей и судов. Ведь у того же перегонщика не будет с собой инструментов, которыми его подручный вскрывал автомобиль. Он сел в заведенную машину и уехал.

https://www.youtube.com/watch?v=Y5CxSckXcxs

Наказание за угон любой машины — до 5 лет лишения свободы. А за кражу ВАЗ-2107 по статье «Кража» вор получит не больше двух лет

При этом эксперты на рынке систем защиты автомобилей от угонов считают, что применение каких-либо устройств для вскрытия машины, обхода штатной или дополнительной систем безопасности прямо квалифицируют попытку угона, как кражу. Человек не из хулиганских побуждений сел прокатиться, а готовился к похищению. Подбирал нужные устройства и выбирал автомобиль. А уж изменение номеров прямо указывает на хищение машины.

Поэтому без статьи «Угон» никуда не деться. Она позволяет привлекать к ответственности тех, кто взял чужую машину просто прокатиться, пока не доказано их корыстных интересов.

Угон (ст. 166 УК РФ). Проблемы правовой квалификации

1 марта 2019 в 11:23

Адвокат по статье 166. Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения

Вопросу правового регулирования и разграничения угона транспортного средства от хищения уделено немало внимания как со стороны теоретиков права, так и правоприменителей.

Верховный суд Российской Федерации выразил свою правовую позицию по данному вопросу в Постановлении Пленума от 19.12.2008 № 25. Неоднократно перед законодателем вставал вопрос декриминализации ст. 166 УК РФ, предусматривающей ответственность за угон, в последний раз — в 2018 году. Но законопроект не получил положительного заключения Правового управления Государственной Думы РФ.

Рассмотрим подробно правовые аспекты квалификации деяния по ст. 166 УК РФ.

Деяние по ст. 166 УК РФ

Статья 166 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (угон). Полагаем, что в настоящее время данная статья не справляется с основными задачами и принципами уголовно-правового регулирования по следующим причинам.

Существующая редакция статьи не позволяет четко разграничить угон от хищения, особенно квалифицированные и особо квалифицированные составы этих преступлений.

Например, большие проблемы на практике возникают при разграничении угона с применением насилия, как неопасного, так и опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой их применения, от соответственно грабежа и разбоя.

В частности, разбой считается оконченным деянием уже с момента такого нападения. В отношении угона данный момент остается неясным.

 Определение понятию «неправомерное завладение транспортным средством» дано Верховным судом РФ в указанном выше Постановлении Пленума, это завладение чужим автомобилем и поездка на нем без корыстной цели.

Казалось бы, все просто, основным отличием угона от хищения автомобиля является отсутствие корыстного мотива.

Однако, следует отметить, что само по себе понятие «неправомерное завладение» достаточно широкое, и может являться частью объективной стороны как «угона», так и хищения транспортного средства. Отсюда на практике возникают проблемы при разграничении угона от хищения.

Само по себе хищение считается оконченным, когда лицо получило возможность распоряжаться похищенным по своему усмотрению.

Но при угоне автомобиля происходит ровно то же самое: лицо угоняет автомобиль и, будучи длительное время не обнаруженным сотрудниками правоохранительных органов, по сути, имеет возможность распорядиться им по своему усмотрению, если даже этого не делает. Для хищения также не важно, распорядилось лицо автомобилем или нет, главное, что он получил такую возможность.

Угон: позиция Верховного суда

Согласно правовой позиции Верховного суда РФ, как покушение на угон следует рассматривать действия лица, пытавшегося взломать замки и системы охранной сигнализации, завести двигатель либо начать движение.

Но, очевидно, что эти же действия можно квалифицировать как покушение на хищение транспортного средства. По каждому такому делу надлежит доказывать направленность умысла лица. Не секрет, что основным источником доказывания умысла являются показания самого этого лица.

То есть, какие показания даст «угонщик», так и будут квалифицироваться его действия. Мы понимаем, что большинство «угонщиков» в действительности желали похитить автомобиль, а не покататься на нем.

Желая избежать ответственности за хищение транспортного средства, подозреваемый будет намеренно давать показания об угоне.

Исходя из позиции законодателя, наличие уголовной ответственности за «угон» в УК РФ обосновывается более мягким наказанием по сравнению со смежными составами преступлений. Однако, законодатель ведет себя крайне непоследовательно.

Очевидно, что деяние, совершенное без корыстного умысла, должно наказываться менее строго. Вместе с тем, ч. 2 ст. 158 УК РФ с квалифицирующим признаком «группа лиц по предварительному сговору» предусматривает наказание в виде лишения свободы сроком до 5 лет, а ч. 2 ст.

166 УК РФ с аналогичным квалифицирующим признаком – до 7 лет.

Подводя итог, хотелось бы отметить, что исходя из судебной практики в подавляющем большинстве уголовных дел не удается доказать умысел лица именно на кражу транспортного средства. Лица, совершившие фактически кражу транспортного средства, несут ответственность за его угон.

В то же время, вменение всем подряд хищения транспортного средства, открытого или тайного, без установления корыстного умысла, будет являться нарушением ст.

5 УК РФ – основополагающего для уголовного права принципа вины, в соответствии с которым лицо несет ответственность лишь за те деяния, в отношении которых установлена его вина. В связи с чем, в настоящее время декриминализацию ст. 166 УК РФ полагаем нецелесообразной.

Вместе с тем, считаем целесообразным дополнить ст. 158 УК РФ квалифицирующим признаком «кража транспортного средства» для разграничения субъективной стороны деяний, предусмотренных ст.ст. 158, 166 УК РФ.

Является ли добросовестным приобретателем лицо, купившее угнанный автомобиль? Читайте в статье!

  • Далее по теме:
  • Для вступления в уголовное дело адвокату по-прежнему достаточно удостоверения и ордера
  • В России могут установить систему компенсаций за незаконное уголовное преследование
  • Адвокат по назначению или по соглашению?
  • Нарушение ПДД и причинно-следственная связь с ДТП. Статья 264 УК РФ

Билет 33 Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (угон) (166 УК РФ). Отличие от хищения

Под неправомерным завладением транспортным средством без цели хищения (статья 166 УК РФ) понимается завладение чужим автомобилем или другим транспортным средством (угон) и поездку на нем без намерения присвоить его целиком или по частям. На долю ст. 166 бесспорно остаются только случаи временногопользования чужим транспортным средством с последующим добровольным возвращением собственнику («временное позаимстовавание»).

Объективная сторона преступления состоит в завладении транспортным средством.

Обязательным признаком завладения является неправомерный характер действий виновного, который не имеет каких-либо прав или разрешения на использования чужого транспортного средства.

Следовательно под эти действия не попадают действия членов семьи владельца, работника на своем служебном транспорте.

Непосредственным объектом рассматриваемого преступления является отношения собственности. В роли дополнительного может выступать общественная безопасность.

Предмет рассматриваемого преступления — автомобиль или иное транспортное средство (как механическое, так и немеханическое). Однако маломерные водные суда (моторные лодки, катамараны, байдарки, яхты и т.п.) практика относит к предмету преступления, предусмотренного ст. 166 УК.

Угон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава, а равно захват такого судна или состава в целях угона квалифицируется по ст. 211 УК.

Под иными транспортными средствами, за угон которых без цели хищения предусмотрена уголовная ответственность по статье 166 УК РФ, следует понимать механические транспортные средства (троллейбусы, трактора, мотоциклы, другие самоходные машины с двигателем внутреннего сгорания или электрическим двигателем, катера, моторные лодки). Не являются предметом данного преступления мопеды, велосипеды, гребные лодки, гужевой транспорт и т.п.

Потерпевшим может быть признано любое лицо — как собственник (владелец) транспортного средства, так и другие лица (например, сторож стоянки).

Читайте также:  Адвокат по статье 328. Уклонение от прохождения военной и альтернативной гражданской службы

С субъективной стороны угон характеризуется виной в форме умысла. Вид умысла — прямой.

Субъектом неправомерного завладения транспортным средством без цели хищения является вменяемое лицо, достигшее 14 лет.

Состав преступления формальный. Неправомерное завладение транспортным средством без цели хищения является оконченным преступлением с момента отъезда либо перемещения транспортного средства с места, на котором оно находилось.

Как покушение на угон транспортного средства без цели хищения следует рассматривать действия лица, пытавшегося взломать замки и системы охранной сигнализации, завести двигатель либо с целью угона начать движение, если действия этого лица были пресечены или по иным независящим от него обстоятельствам ему не удалось реализовать преступный умысел на использование транспортного средства в личных интересах без цели хищения.

Если лицо, совершившее угон транспортного средства без цели хищения, наряду с этим похищает находящееся в нем имущество, содеянное подлежит квалификации по статье 166 и соответствующим статьям Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающим ответственность за хищения.

Под насилием, не опасным для жизни или здоровья, при угоне (пункт «в» части 2 статьи 166 УК РФ) следует понимать умышленное нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, связанных с причинением потерпевшему физической боли либо с ограничением его свободы (связыванием рук, применением наручников и т.п.).

Под насилием, опасным для жизни или здоровья, либо угрозой применения такого насилия при угоне (часть 4 статьи 166 УК РФ) следует понимать умышленные действия, повлекшие причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью потерпевшего, а также легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности и угрозу совершения перечисленных действий.

При угоне, совершенном с указанными квалифицирующими признаками, дополнительной квалификации действий лица по соответствующим статьям Уголовного кодекса Российской Федерации о преступлениях против жизни и здоровья не требуется, за исключением случаев, когда в результате насилия, примененного в ходе угона, наступила смерть потерпевшего.

Адвокат по статье 166. Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения

  • Если в результате умышленного применения в ходе неправомерного завладения транспортным средством насилия, опасного для жизни или здоровья, наступила по неосторожности смерть потерпевшего, содеянное следует квалифицировать по совокупности преступлений в зависимости от конкретных обстоятельств дела по части 4 статьи 166 УК РФ и по части 4 статьи 111 УК РФ.
  • Под неправомерным завладением транспортным средством без цели хищения понимается также совершение поездки под управлением владельца или собственника транспортного средства в результате применения к нему насилия или угрозы применения насилия (в соответствии с пунктом «в» части 2 либо частью 3 или 4 статьи 166 УК РФ), поскольку в таком случае указанное лицо лишается возможности распоряжаться транспортным средством по своему усмотрению.
  • При неправомерном завладении транспортным средством без цели хищения несколькими лицами по предварительному сговору действия каждого следует рассматривать как соучастие в преступлении, то есть как соисполнительство (часть 2 статьи 34 УК РФ), квалифицируя содеянное ими по пункту «а» части 2 статьи 166 УК РФ без ссылки на статью 33 УК РФ независимо от того, кто из участников преступной группы фактически управлял транспортным средством.

Особо квалифицирующими признаками неправомерного завладения транспортным средством (ч. 3 ст. 166 УК) являются его совершение организованной группой либо причинение особо крупного ущерба.

Сама стоимость угнанного транспортного средства не может служить основанием для квалификации содеянного как угон, причинивший особо крупный ущерб.

Для такой квалификации необходимо установить, что в результате неправомерного завладения транспортным средством собственнику причинен реальный, особо крупный материальный ущерб (в частности, повреждением, уничтожением автомобиля).

Если угнанное транспортное средство получило технические повреждения, исключающие возможность его восстановления и дальнейшей эксплуатации, размер причиненного ущерба следует исчислять исходя из его фактической стоимости на день совершения указанного преступления. В указанных случаях дополнительной квалификации действий лица по статье 168 УК РФ не требуется.

  1. Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения и последующее его умышленное уничтожение или повреждение подлежат квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных соответствующей частью статьи 166 УК РФ и при наличии к тому оснований статьей 167 УК РФ, если эти деяния причинили владельцу транспортного средства значительный ущерб, а действия виновного лица не квалифицированы как угон транспортного средства без цели хищения по признаку причинения потерпевшему особо крупного ущерба.
  2. Неправомерное завладение транспортным средством с целью облегчить совершение другого преступления, если у лица отсутствовала цель обратить транспортное средство в свою пользу или в пользу другого лица, надлежит квалифицировать по статье 166 УК РФ и по совокупности по соответствующим статьям Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающим ответственность за совершение иных преступлений.
  3. Отличие от хищения:

Угон транспортного средства отличается от хищения по умыслу, направленному не на обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, а на противоправное временное пользование этим имуществом в корыстных или иных целях без согласия собственника или иного владельца. При установлении умысла (цели) на хищение транспортного средства, а также иных признаков хищения действия виновного следует квалифицировать по ст. 158-162 УК. Дополнительная квалификация здесь по ст. 166 УК не требуется.

Н-р, Завладение транспортным средством в целях последующего разукомплектования и присвоения его частей либо обращения транспортного средства в свою пользу или в пользу других лиц подлежит квалификации как хищение.

Уголовное право, исполнение наказания — Прокуратура Иркутской области

Уголовная ответственность за неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством

Статьей 166 УК РФ закреплена уголовная ответственность за неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (далее – угон).

Под угоном следует понимать завладение чужим автомобилем или другим транспортным средством и поездку на нем без намерения присвоить его целиком или по частям. Угон отличается от хищения автомобиля тем, что завладение транспортным средством совершается лишь для поездки, без корыстных побуждений.

Вместе с тем, в тех случаях, когда лицо неправомерно завладело автомобилем, намереваясь впоследствии возвратить его владельцу за вознаграждение, действия его надлежит квалифицировать как хищение.

https://www.youtube.com/watch?v=Y5CxSckXcxs\u0026t=7s

В соответствии с требованиями закона под неправомерным завладением автомобилем понимается увод автомобиля или иного транспортного средства против воли владельца.

Под угоном понимается также совершение поездки под управлением владельца транспортного средства в результате применения к нему насилия или угрозы применения насилия, поскольку в таком случае указанное лицо лишается возможности распоряжаться транспортным средством по своему усмотрению.

Вместе с тем, перемещение автомобиля путем буксировки на незначительное расстояние, исчисляемое несколькими метрами от места стоянки, с целью освобождения места для парковки автобуса, без намерения использования автомобиля в личных интересах, не может рассматриваться как угон.

Неправомерное завладение транспортным средством без цели хищения является оконченным преступлением с момента отъезда либо перемещения транспортного средства с места, на котором оно находилось.

Угон нужно считать оконченным и в случае, когда виновный, допустим, применяя насилие или под угрозой насилия, потребовал от водителя такси, не останавливаясь, бесплатно доставить его в определенное место.

В этом случае объективная сторона угона начинает выполняться с момента, когда водитель стал управлять машиной, подчиняясь угрозе.

Как покушение на угон следует рассматривать действия лица, пытавшегося взломать замки и системы охранной сигнализации автомобиля, завести двигатель либо начать движение, если действия этого лица были пресечены или по иным независящим от него обстоятельствам ему не удалось реализовать свой преступный умысел. Содеянное также квалифицируется как покушение на угон, если лицо проникло в салон, пыталось завести двигатель автомобиля с целью его угона, но не смогло этого сделать по независящим от него причинам.

Субъект преступления – общий – физическое вменяемое лицо, достигшее ко времени совершения преступления 14-летнего возраста.

Субъективная сторона – прямой умысел. Мотивом (целью) угона является намерение использовать чужое транспортное средство в личных интересах. Однако если цель угона состоит, допустим, в доставлении раненного или роженицы в больницу и т.п., вопрос об уголовной ответственности за данное деяние необходимо решать с учетом положений ст. 39 УК РФ (крайняя необходимость).

При квалификации угона по признаку совершения преступления группой лиц по предварительному сговору действия каждого из посягателей следует рассматривать как соучастие в преступлении, т.е. как соисполнительство, независимо от того, кто из участников преступной группы фактически управлял транспортным средством.

Сам по себе факт нахождения одного из соучастников преступления во время движения автомобиля на пассажирском сиденье не может расцениваться как непричастность к угону транспортного средства.

Соисполнительство в угоне предполагает выполнение каждым из членов преступной группы части объективной стороны преступления, которая может состоять во вскрытии дверей транспортного средства, соединении проводов замка зажигания с целью завести машину, подталкивании ее с той же целью.

Квалифицирующим признаком угона является совершение данного преступления с причинением особо крупного ущерба, при этом следует исходить из фактически понесенных владельцем расходов, связанных с ремонтом найденного автомобиля в случае, если он поврежден во время угона. Если угнанное транспортное средство получило технические повреждения, исключающие возможность его восстановления и дальнейшей эксплуатации, размер причиненного ущерба следует исчислять исходя из его фактической стоимости на день совершения указанного преступления.

Неосторожное повреждение или уничтожение транспортного средства во время угона самостоятельно не квалифицируется, тогда как неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения и последующее его умышленное уничтожение или повреждение подлежат квалификации по совокупности преступлений, предусмотренных соответствующей частью ст. 166 УК РФ и при наличии к тому оснований ст. 167 УК (умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества), если эти деяния причинили владельцу транспортного средства значительный ущерб, а действия виновного лица не квалифицированы как угон транспортного средства без цели хищения по признаку причинения потерпевшему особо крупного ущерба.

При угоне, совершенном с применением насилия, дополнительной квалификации действий лица по соответствующим статьям УК РФ о преступлениях против личности не требуется, за исключением случаев, когда в результате насилия, примененного в ходе угона, наступила смерть потерпевшего.

Если лицо, совершившее угон транспортного средства без цели хищения, наряду с этим похищает находящееся в нем имущество, содеянное подлежит квалификации по ст. 166 УК РФ и соответствующим статьям УК РФ, предусматривающим ответственность за хищения.

Завладение транспортным средством в целях последующего разукомплектования и присвоения его частей либо обращения транспортного средства в свою пользу или в пользу других лиц подлежит квалификации как хищение.

Заместитель прокурораАларского района

советник юстиции                  Н.М. Хахаев

Без цели хищения и доказывания: почему статью 166 УК нужно отменить — новости Право.ру

Иван Соловьев, д. ю. н., профессор, заслуженный юрист РФ

Доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист РФ Иван Соловьев рассказал читателям «Право.ru» о своей позиции по ст.

 166 УК РФ (угон – наказание от штрафа до 12 лет лишения свободы) и о том, почему в ней дифференциация уголовной ответственности заложена не в интересах потерпевшего, а в интересах преступника.

Читайте также:  Адвокат по статье 128.1. Клевета

Когда мы были еще школьниками, один ученик интерната стащил у моего товарища дорогую ему кепку.

Позже, в отделении милиции, районный опер устало спросил у моего товарища: «Он просил у тебя ее поносить?» И когда тот честно ответил, что нет, опер обернулся к интернатовцу и сказал: «Вот видишь, он не давал тебе вещь. Ты забрал ее без спроса.

А это значит, что ты ее просто украл». Эти слова навсегда запомнились мне и всплыли в памяти в связи с очередным обсуждением вопроса о том, в чем отличие угона автомобиля от его кражи.

Угнал – это еще не украл

В настоящее время статья 166 УК РФ предусматривает ответственность за неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения – то есть за угон сам по себе.

Однако многие юристы и потерпевшие от таких угонов задаются вопросом, почему угон – то есть посягательство на собственность гражданина – не подлежит правовой оценке наравне с другими корыстными посягательствами на иные объекты собственности?

Действительно, статья уголовной ответственности об угонах в ее нынешнем варианте словно написана специально для угонщиков, чтобы тех не посадили на более долгий срок как воров или разбойников. Она четко разделяет угон транспортного средства и хищение.

Принципиально угон транспортного средства отличается от последнего тем, что у виновного отсутствует корыстная мотивация, то есть цель обращения угнанного транспортного средства в свою пользу или пользу других лиц. Такая юридическая оценка угонов укоренилась в судебной и следственной практике.

Поэтому все воры, которых ловят с поличным на краденой машине, в один голос твердят, что взяли машину покататься или отвезти в больницу товарища, – и умысел у них был не на присвоение машины, а просто в том, чтобы взять ее «напрокат».

В данном случае дифференциация уголовной ответственности заложена в законе не в интересах потерпевшего, а в интересах лица, совершившего преступление. Причем уголовно-правовая квалификация содеянного зависит в основном от показаний… правонарушителя.

И многочисленные обращения граждан в МВД России с жалобами на несовершенство норм Уголовного кодекса, определяющих признаки рассматриваемых нами преступлений, сложности в разграничении угонов и хищений транспортных средств, имеющие место в следственной и судебной практике, свидетельствуют о том, что имеющаяся конструкция требует корректировки.

Любое противоправное безвозмездное изъятие чужого имущества в пользу виновного или других лиц, независимо от его цели и продолжительности, должно рассматриваться как хищение, поскольку этим деянием нарушается охраняемое законом право собственности. А в Российской Федерации в соответствии со статьей 8 Конституции признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности.

Когда машины были редкостью

Незаконное завладение какой-либо вещью потерпевшего, пресекаемое до момента, когда виновный получает возможность свободно ею распоряжаться, квалифицируется как покушение на хищение, при этом необходимости устанавливать цель его совершения нет. Так, законодатель установил однозначную ответственность за угон самолета. По тем же критериям он рассматривает похищение лошади или коровы.

Но равнозначное преступление, посягающее на автомобиль, требует установления цели завладения и, при невозможности доказать корыстную мотивацию, квалифицируется как угон.

Эта норма ответственности за угон транспортного средства существует в уголовном законе еще с тех времен, когда автомобиль был роскошью и редкостью, и давно устарела: сегодня почти каждая семья владеет автомобилем, а криминальный бизнес, связанный с их хищениями, ориентируется не только на завладение самим автомобилем для его дальнейшей эксплуатации, но и на разбор на запчасти, а также для совершения иных преступлений.

Однако при назначении наказания лицам, осужденным по статье 166 УК, как правило, избирается либеральный подход.

Это показывает и судебная статистика: так, в 2013 году из 17 886 осужденных только 31,6 % получили наказание в виде лишения свободы, а 44,7 % отделались условным осуждением к лишению свободы.

За первые шесть месяцев 2014 года из 7762 осужденных лишение свободы в качестве наказания назначено 18,2 % осужденных, а условное осуждение к лишению свободы – 41,2 %.

При этом следует отметить, что санкции норм, предусмотренных статьей 166 УК, по строгости относительно сопоставимы с санкциями иных норм УК о хищениях.

Так, за угон автомобиля при отсутствии квалифицирующих признаков может быть назначено наказание в виде лишения свободы на срок до пяти лет, а за особо квалифицированный угон (с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия) – до 12 лет.

  • Таким образом, статья 166 УК РФ является не только устаревшей, но и излишней: для эффективного предупреждения преступных посягательств на транспортные средства целесообразнее квалифицировать деяния, на которые распространяется сегодня статья 166 УК, по соответствующим нормам, устанавливающим уголовную ответственность, в частности, за кражу, грабеж, разбой или мошенничество.
  • Чтобы сразу предвосхитить возражения любителей форс-мажорных ситуаций: для их регулирования достаточно статьи 39 УК «Крайняя необходимость» – хищение транспортного средства (формально содержащее все признаки состава преступления) не может повлечь уголовную ответственность, например, для того, чтобы доставить тяжелобольного или пострадавшего в ближайшую больницу или для устранения иной опасности, которую невозможно устранить иными средствами.
  • Угонщики и похитители – «одного поля ягоды»

Следует признать и наличие еще одной пока не решенной проблемы. Сейчас лицо, которое в соответствии с уголовно-правовой квалификацией не украло машину, а только «покаталось» на ней, не обязано возмещать материальный ущерб владельцу.

Однако в апреле 2015 года Конституционный суд в своем постановлении по жалобе жителя Астрахани Владимира Кряжева признал не соответствующими Конституции нормы ГК и УК как не позволяющие взыскать имущественный вред с угонщика автомобиля, если у него не было цели хищения.

Таким образом, Конституционный суд подтвердил, что угонщики и похитители – «одного поля ягоды» и должны нести материальную ответственность за свои действия.

Казалось, это была хорошая возможность чтобы исключить статью 166 из УК. Однако избран был иной путь: в октябре этого года, во исполнение указанного постановления КС, Правительство РФ внесло в Госдуму законопроект о взыскании с угонщика вреда в случаях, когда угнанное и брошенное им транспортное средство оказывается похищено или повреждено неизвестным лицом.

Поправкой, позволяющей потерпевшим взыскивать ущерб, причиненный цепочкой разных и формально не связанных друг с другом преступлений, предлагается дополнить статью 1080 ГК РФ «Ответственность за совместно причиненный вред».

Угонщик, который только покатался на автомобиле «без цели хищения», или любое лицо, неправомерно завладевшее чужим имуществом, которое затем было украдено или повреждено не связанным с первым лицом преступником, будут обязаны возместить вред, если не докажут отсутствие своей вины в его причинении.

Выплаченную сумму ущерба угонщик затем сможет взыскать «регрессом» с причинителя вреда, если его удастся найти.

В предложенной редакции проект не в полной мере решает вопрос и выглядит полумерой. Хотя бы потому, что оставляет угонщику возможность доказывать, что вред был причинен не по его вине.

Если все останется как есть, то такое латание дыр по износившейся законодательной ткани не только не решит давно перезревший вопрос, но будет выглядеть насмешкой над гражданами – собственниками имущества, утративших его вследствие неправомерных действий, будь то угон или хищение.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора

Проблемы отграничения неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения (угона) от смежных составов преступления



Необходимым этапом процесса квалификации наряду с сопоставлением фактических обстоятельств содеянного с юридическими признаками, закрепленными в уголовно-правовой норме, установлением их тождественности, является и разграничение угона транспортных средств от смежных с ним составами.

Большое значение для правильной квалификации действий виновных лиц, совершивших угон транспортных средств, приобретает отграничение рассматриваемого преступления по объективным или субъективным признакам от следующих преступлений: хищений, хулиганства, самоуправства, угона воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава и ряда других.

Проведенный ниже анализ юридической литературы позволил сделать вывод, что в современной правоприменительной практике существует проблема отграничения неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения и с целью хищения.

Соответственно, в зависимости от того, преобладает ли цель хищения или нет, преступления будут квалифицироваться по разным статьям УК РФ, т. е. либо по ст. 158 УК РФ «Кража», либо по ст.

166 УК РФ «Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения».

Непосредственным объектом, определенным, как в ст. 166, так и в ст. 158 УК РФ, являются общественные отношения, которые связаны с владением, пользованием и распоряжением имуществом, т. е. отношения собственности. Дополнительный объект угона представлен общественными отношениями в сфере обеспечения общественной безопасности.

Для того, чтобы определить предмет преступного деяния, предусмотренного ст. 166 УК РФ, следует обратиться к нормам Федерального закона «О безопасности дорожного движения» от 10 декабря 1995 г. № 196-ФЗ, согласно ст. 2 которого под транспортным средством следует понимать устройство, предназначенное для перевозки по дорогам людей, грузов или оборудования, установленного на нем [6].

В п. 1.2 Постановления Правительства РФ от 23 октября 1993 г. № 1090 «О Правилах дорожного движения» выделяется также такое понятие как «механическое транспортное средство», т. е.

транспортное средство, приводимое в движение двигателем. Исходя из сказанного, можно сделать вывод, что предметом преступления, ответственность за которое предусмотрена ст.

166 УК РФ, выступает автомобиль или иное механическое транспортное средство, т. е. только движимое чужое имущество.

Предметом кражи, по мнению М. А.

Трифонова, может быть любое имущество, обладающее рядом признаков: 1) физическим — быть предметом материального мира, обладающим общефизическими характеристиками (размер, вес); 2) экономическим — быть вещью, в создание которой вложен человеческий труд, имеющий выражение в стоимости; 3) юридическим — быть имуществом, находящимся на праве собственности другого лица (бесхозное имущество предметом кражи не является) [11].

Применительно к изучаемой нами теме, следует обратить особое внимание на то, что предметом угона автомобиля или иного транспортного средства может быть только тот автомобиль или иное транспортное средство, которое подлежит государственной регистрации.

Совсем недавно вопрос о регистрации таких транспортных средств как мопеды (скутеры) был неоднозначным. С января 2017 года статус мопедов полностью определился. Законодатель приравнивает скутеры к мопедам, а это значит, что они подлежать государственной регистрации.

Скутеры и другая мототехника с объемом двигателя менее 50 см куб не требуют регистрации в ГИБДД, получение ПТС и номеров. Для управления таким транспортным средством необходимо лишь водительство удостоверение. Для управления мототехникой с объемом двигателя свыше 50 см куб в настоящее время необходимо водительское удостоверение.

получение ПТС, постановка на учет и получение государственных регистрационных знаков.

Данный вывод можно подтвердить примером из судебной практики. Так, 22 июня 2017 года около 18 часов Шелихов С. Г., находился в гостях у своего знакомого, где совместно с другими лицами употреблял спиртные напитки.

Через некоторое время, у Шелихова возник преступный умысле, направленный на неправомерное завладение без цели хищения транспортным средством, а именно скутером, принадлежащим ФИО1, который тот оставил в сарае, расположенного во дворе.

Во исполнение своего преступного умысла Шелихов около 23 часов 50 минут взял ключи от сарая, открыл входную дверь в сарай и прошел внутрь. Шелихов завел двигатель скутера и проследовал на данном скутере до, где оставил скутер у этого дома.

Кинешемский городской суд Ивановской области приговорил: признать Шелихова С. Г. виновным в совершении преступлений, предусмотренных ст. 166 ч. 1 УК РФ и назначить ему наказание в виде лишения свободы на срок два года [9].

Для характеристики объективной стороны неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным средством применяется понятие «угон». В данном случае, для обозначения угона мы предлагаем принять определение, предложенное М. П.

Фроловым и понимать угон как неправомерное завладение чужим автомобилем или иным транспортным средством без намерения его присвоить целиком или по частям, а равно самовольная поездка на нем [14].

Как уже было определено ранее, угон может быть совершен как с помощью запуска двигателя, так и без его запуска, например откат автомобиля или иного транспортного средства вручную, буксировка, эвакуация и т. д.

Читайте также:  Адвокат по статье 108. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление

Мы согласны с мнением Г. А.

Есакова, согласно которого объективная сторона неправомерного завладения автомобиля или иного транспортного средства подлежит выражению в действии по тайному или открытому завладению автомобилем или иным транспортным средством [4].

Объективная сторона ст. 158 УК РФ, согласно мнения указанного автора, заключается в противоправном безвозмездном изъятии и обращении чужого имущества в пользу виновного или других лиц [4, c. 275].

По мнению Ю. В.

Лаврентьевой, различие двух составов кроется в субъективной стороне, которая характеризуется прямым умыслом: виновный сознает, что незаконно завладевает автомобилем или иным транспортным средством, желает совершить данное деяние.

При этом отсутствует цель обратить имущество в свою собственность или пользу третьих лиц. Если же виновный угоняет автомобиль с целью разукомплектования и последующего использования, содеянное представляет собой хищение [5].

Отличие, по мнению Ю. В. Плодовского, можно также найти в моменте окончания преступления. Так, угон считается оконченным с момента увода автомобиля любым способом, а кража — с момента возникновения у виновного возможности распорядиться украденным автомобилем по своему собственному усмотрению [8].

По нашему мнению, проведенный сравнительный анализ статей 158 и 166 УК РФ, позволяет сделать вывод, что анализируемые составы преступлений, во многом идентичны по причине того, что в них совпадает предмет, объект и объективная сторона преступлений. Механизмы завладения автомобилем в обоих преступлениях также могут быть одними и теми же.

В судебной практике часто встречаются случаи совершения хулиганских действий посредством угона, что обуславливает необходимость в разграничении этих преступлений. По мнению М. А.

Ефимова, «угон транспортных средств, совершенный из хулиганских побуждений, должен квалифицироваться как хулиганство, так как более опасное преступление, поскольку виновный грубо нарушает общественный порядок и выражает явное неуважение к обществу» [3].

Не всегда наличие хулиганского мотива может привести к совершению хулиганских действий, несмотря на то, что хулиганский мотив побуждает действовать лицо в определенном направлении. Определение хулиганства законодателем дано в ст. 213 УК РФ, а Верховным судом в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 15 ноября 2007 г. № 45 [7].

По мнению О. В. Груниной, для квалификации преступления как хулиганства необходим факт реального нарушения общественного порядка и неуважения к обществу [1]. Таким образом, не каждый угон следует рассматривать как хулиганство. И. И. Даньшиным в качестве непосредственных признаков хулиганства были отмечены: легковесность мотивации и наглядность ее проявления, ничтожность, скоротечность [2].

По нашему мнению, неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным будет считаться совершенным из хулиганских побуждений в случае грубого нарушения общественного порядка, неуважения к обществу.

В судебной практике возникают проблемы по разграничению таких преступлений, как «неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения» (ст. 166 УК РФ) и «самоуправство» (ст. 330 УК РФ).

Существование указанной проблемы обусловлено наличием сходства в составах анализируемых преступлений ряда объективных признаков.

Как нам представляется, объяснением этому служит то, что в обоих составах виновный совершает действия, нарушающие установленный порядок пользования транспортным средством.

Законодатель в ст. 330 УК РФ рассматривает самоуправство как самовольное, вопреки установленному законом или иным нормативным правовым актом порядку, совершение каких-либо действий, правомерность которых оспаривается организацией, если такими действиями причинен существенный вред.

Приведенная формулировка нормы позволяет предположить, что у виновного могут быть правомочия на управление транспортным средством, следовательно, он может управлять им. Именно наличие полномочий, по мнению В. В. Хилюты, служит отличительным признаком состава «самоуправства» от «угона», т. к.

при совершении угона, у виновного отсутствовала возможность на легальное использование транспортного средства [15].

Следовательно, разграничение составов проводится по наличию или отсутствию у лица права на легальное использование транспортного средства. В случае совершение преступления, ответственность за которое предусмотрена ст. 330 УК РФ, виновное лицо совершает действия, выражающиеся в самовольном завладении транспортным средством, при наличии у него права.

В данном случае, по мнению О. В. Соколовой, виновным лицом нарушается порядок осуществления предоставленного ему права либо злоупотребление им [10]. Таким правом могут быть наделены: шофер с закрепленным за ним автомобилем либо близкий знакомый, которому ранее собственником было разрешено пользование транспортным средством.

В таком случае данные субъекты не могут обвиняться по статье 166 УК РФ.

Нередко возникает вопрос о разграничении «неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения» и «причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребление доверием». Данный вопрос поднимается в случаях незаконной эксплуатации в личных целях транспортного средства. По мнению А. Н.

Игнатова, «самовольное использование чужих транспортных средств и механизмов, находящихся под контролем лица, в целях извлечения материальной выгоды подпадает под признаки состава преступления ст. 165 УК РФ, так как происходит амортизация технических средств, отвлечение их от производства требуемых по графику работ» [13].

Следует отметить, что виновный не изымает имущество из обладания собственника. «Имущественную выгоду преступник извлекает не путем завладения чужим имуществом, а путем непередачи должного» [12].

Отличительным признаком анализируемых составов выступает предмет посягательства. Так, в ст. 165 УК РФ, предмет посягательства — любое имущество; в ст. 166 УК РФ, предмет строго определен. Также надо отметить, что статья 165 УК предусматривает преступление с материальным составом. В связи с этим преступление считается оконченным с момента причинения непосредственного ущерба собственнику.

Что касается субъективной стороны в составе «причинения имущественного ущерба путем обмана или злоупотреблением доверия», то отличительной чертой является наличие корыстной цели. Виновное лицо осознает, что причиняет собственнику имущественный вред в виде упущенной выгоды.

Также характеристикой данного состава выступает прямой умысел, заключенный в осознании и желании наступления неблагоприятных последствий для собственника имущества виновным лицом.

При угоне, напротив, виновное лицо не преследует корыстную цель и не желает причинения собственнику транспортного средства имущественного вреда.

Смежным по отношению к ст. 166 УК РФ, по нашему мнению, может служить преступление, ответственность за которое предусмотрена ст. 211 УК РФ «Угон воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава». Законодателем указанный вид угона отнесен к категории тяжких преступлений. Данный факт обусловлен важностью объекта посягательства и высокой общественной опасностью.

Под угоном в данном случае следует понимать использование в личных целях воздушного, водного транспорта, при котором оно незаконно перемещается в полете в какую-либо географическую точку. В отличие от угона, ответственность за который определена в ст. 166 УК РФ, угон по ст.

211 УК РФ выражается в действиях, которые ограничились захватом и в результате к полету не привели. Захват, применительно к положениям ст. 211 УК РФ, выражается в совершении насильственных действий над экипажем, обслуживающим персоналом с целью привести транспорт в движение.

Проведенный анализ составов преступлений по ст. 166 УК РФ и ст.

211 УК РФ, позволил сделать вывод, что для квалификации действий виновного лица по статье 211 УК РФ, движение транспорта не обязательно, тогда как при угоне, движение транспортного средства определяет преступление как оконченное.

Проведенное исследование позволило сделать следующие выводы:

  1. Различие составов преступлений, ответственность за которые предусмотрена ст. 166 УК РФ и 158 УК РФ, основывается на субъективной стороне, которая характеризуется прямым умыслом: виновный сознает, что незаконно завладевает автомобилем или иным транспортным средством, желает совершить данное деяние. При этом отсутствует цель обратить имущество в свою собственность или пользу третьих лиц. Если же виновный угоняет автомобиль с целью разукомплектования и последующего использования, содеянное представляет собой хищение.

Еще одним отличительным признаком является момент окончания преступления. Так, угон считается оконченным с момента увода автомобиля любым способом, а кража — с момента возникновения у виновного возможности распорядиться украденным автомобилем по своему собственному усмотрению.

  1. Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным будет считаться совершенным из хулиганских побуждений в случае грубого нарушения общественного порядка, неуважения к обществу.
  2. Отличительным признаком состава «самоуправства» (ст. 330 УК РФ) от «угона» (ст. 166 УК РФ) является наличие полномочий, т. к. при совершении угона, у виновного отсутствовала возможность на легальное использование транспортного средства. Следовательно, разграничение составов проводится по наличию или отсутствию у лица право на легальное использование транспортного средства.
  3. Отличительным признаком составов ст. 165 УК РФ и ст. 166 УК РФ выступает предмет посягательства. Так, в ст. 165 УК РФ, предмет посягательства — любое имущество; в ст. 166 УК РФ, предмет строго определен. Ст. 165 УК предусматривает преступление с материальным составом, что предполагает окончание преступления с момента причинения непосредственного ущерба собственнику.

В составе ст. 165 УК РФ присутствует прямой умысел, в ст. 166 УК РФ виновное лицо не преследует корыстную цель и не желает причинения собственнику транспортного средства имущественного вреда.

  1. Для квалификации действий виновного лица по статье 211 УК РФ, движение транспорта не обязательно, тогда как при угоне (ст. 166 УК РФ), движение транспортного средства определяет преступление как оконченное.

Литература:

  1. Грунина, О.В. Отграничение неправомерного завладения автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения от смежных составов // Вестник студенческого научного общества ГОУ ВПО «Донецкий национальный университет», 2018. — Т. 4. — № 1. — С. 195.
  2. Даньшин, И.И. Уголовно-правовая охрана общественного порядка. М., «Юридическая литература», 1973. — С. 34.
  3. Ефимов, М.А. Борьба с преступлениями против общественного порядка, общественной безопасности и здоровья населения. — Минск: Выш. Шк., 1971. — С. 51.
  4. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Под ред. Г.А. Есакова. — 7-е изд., перераб. и доп. — М.: Проспект. 2017. С. 306-307.
  5. Лаврентьева, Ю.В. Проблемы разграничения хищения от угона транспортных средств // Вестник магистратуры. — 2019. — № 6-5 (93). — С. 98.
  6. О безопасности дорожного движения : Федеральный закон от 10 декабря 1995 г. № 196-ФЗ (в ред. от 27 декабря 2018 г.) // СЗ РФ. 1995. № 50. Ст. 4853; 2018. № 53 (часть I). Ст. 8434.
  7. О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве и иных преступлениях, совершенных из хулиганских побуждений : Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15 ноября 2007 г. № 45 // Бюллетень ВС РФ. 2008. № 1.
  8. Плодовский Ю.В. Проблема отграничения кражи от завладения автомобилем без цели хищения (угона). // Журнал: Юридическая наука. Рязань: Общество с ограниченной ответственностью Издательство «Концепция». №3. 2012. С. 62-63.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *