Коронавирус как форс-мажор (обстоятельство непреодолимой силы)

21 апреля Верховный суд РФ дал очень важные разъяснения по целому ряду вопросов, связанных с применением действующего законодательства.

В последние два месяца принято значительное число законодательных изменений, направленных на противодействие распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19).

В этой связи многие правоприменители столкнулись с необходимостью перестраивать привычную практику с учётом новелл.

У судов, в частности, не было единого понимания эпидемиологической ситуации с точки зрения её юридически значимых последствий.

Предпринимательское сообщество также недоумевало, можно ли считать COVID-19 форс-мажором, ведь несмотря на то, что подобные обстоятельства прямо не называются законом непреодолимой силой, на практике новая коронавирусная инфекция стала реальным препятствием при реализации целого ряда финансовых и социальных обязательств.

  • Итак, в этом материале мы изучаем Обзор Верховного суда по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19).
  • Все вопросы в Обзоре структурированы по тематическим блокам.
  • Первым делом ВС РФ прояснил некоторые аспекты применения процессуального законодательства.
  • Относительно возможности отложения, приостановления и продления срока рассмотрения судебного разбирательства в условиях COVID-19 высшая судебная инстанция пояснила, что поскольку принятые законодательные изменения не позволяют гражданам свободно перемещаться и находиться в общественных местах и государственных структурах, это положение может служить основанием для отложения судебного разбирательства в силу статьи 169 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, статьи 158 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и статьи 152 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации, а также части 1 статьи 253 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

Суды, в том числе арбитражный суд, вправе также приостановить производство по делу, если лица, участвующие в деле (в уголовном процессе — обвиняемый и подсудимый), лишены возможности присутствовать в судебном заседании. Продлевать срок рассмотрения дела в нынешних условиях также допускается, но только решением председателя суда или его заместителя.

При этом Верховный суд отметил, что вопрос об отложении, приостановлении производства или о продлении процессуальных сроков суды будут решать самостоятельно в зависимости от конкретного дела. Стандартными критериями здесь будут возможность рассмотрения дела без участвующих лиц, а также безотлагательность рассмотрения.

По поводу объявленных Президентом нерабочих дней и их влияния на течение процессуальных сроков Верховный суд разъяснил, что этот период подлежит включению в процессуальные сроки, а перенос дня окончания процессуальных сроков на следующий за этими днями рабочий день не допускается. Дело в том, что указы Президента об объявлении в Российской Федерации нерабочих дней не распространяются на федеральные органы государственной власти, поэтому природа этих нерабочих дней не совсем классическая и последствия особенные.

Кроме того, если гражданин вследствие режима самоизоляции пропустил процессуальные сроки, это будет считаться пропуском по уважительной причине, и сроки будут подлежать восстановлению в соответствии с процессуальным законодательством.

Относительно порядка применения гражданского законодательства Верховный суд также дал ряд разъяснений. Это самый крупный блок Обзора. Пожалуй, сравниться с ним по объёму может только заключительный блок по вопросам применения законодательства об административных правонарушениях.

Много вопросов по поводу течения сроков. Например, какие последствия, если последний день срока исполнения обязательства или срока исковой давности приходится на день, объявленный Главой государства нерабочим. Здесь Верховный суд подтвердил высказанную выше позицию о природе «коронавирусных выходных».

Они не могут считаться нерабочими днями в смысле, придаваемом этому понятию ГК РФ и трудовым правом. Это вынужденная мера, направленная на защиту здоровья населения и не носящая повсеместный характер. Поэтому каждый случай следует рассматривать индивидуально, в зависимости от региона и наличия реальной возможности исполнения обязательств.

Иначе возможны злоупотребления этой причиной.

Важно, что при этом ВС РФ подчеркнул, что если в условиях распространения новой коронавирусной инфекции будут установлены обстоятельства непреодолимой силы по правилам пункта 3 статьи 401 ГК РФ, то необходимо учитывать, что наступление таких обстоятельств само по себе не прекращает обязательство должника, если исполнение остается возможным после того, как они отпали. Должник не несёт ответственности за просрочку исполнения обязательства, возникшую вследствие наступления обстоятельств непреодолимой силы, а кредитор не лишён права отказаться от договора, если вследствие просрочки, возникшей в связи с наступлением обстоятельств непреодолимой силы, он утратил интерес в исполнении. При этом должник не отвечает перед кредитором за убытки, причинённые просрочкой исполнения обязательств вследствие наступления обстоятельств непреодолимой силы.

То есть здесь Верховный суд дал, пожалуй, самое долгожданное разъяснение: является ли коронавирус форс-мажором, непреодолимой силой? ВС РФ довольно аккуратно пояснил, что критерии, при которых то или иное обстоятельство может быть признано обстоятельством непреодолимой силы, закреплены в статье 401 ГК РФ, а также напомнил о постановлении Пленума от 24 марта 2016 года № 7, в котором дано толкование обстоятельств непреодолимой силы.

Суд подтвердил требование ГК о чрезвычайном и непредотвратимом характере таких обстоятельств, заметив, что признание распространения новой коронавирусной инфекции обстоятельством непреодолимой силы не может быть универсальным для всех категорий должников, независимо от типа их деятельности, условий её осуществления, в том числе региона, в котором действует организация, в силу чего существование обстоятельств непреодолимой силы должно быть установлено с учётом обстоятельств конкретного дела.

Возможно, предприниматели ждали более однозначного ответа, но Верховный суд фактически сказал так: «Автоматически, только по факту, коронавирусная ситуация не будет являться форс-мажором. Но в каждом конкретном деле разберутся суды». В общем, надежда есть.

Судам предстоит также самостоятельно и индивидуально решать вопросы восстановления и приостановления сроков исковой давности, руководствуясь Гражданским кодексом и собственным убеждением.

По поводу применения законодательства о банкротстве Верховный суд высказался, в частности, о введённом моратории на банкротство.

Если лицо-должник включено в перечень лиц, на которых распространяется мораторий, заявления кредитора о признании должника банкротом будет возвращаться арбитражным судом в силу прямого требования закона.

При этом в условиях введённого моратория исполнительные производства могут приостанавливаться, и сохранение арестов допускается, именно поэтому суды могут продолжать выдавать исполнительные листы.

Отдельный блок Обзора — вопросы применения уголовного законодательства.

Здесь Верховный суд однозначно подтвердил, что обстоятельства распространения новой коронавирусной инфекции относятся к обстоятельствам, представляющим угрозу жизни и безопасности граждан в смысле примечаний к статье 207.1 Уголовного кодекса Российской Федерации и к статье 13.15 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

А вот любопытный вопрос, каковы критерии разграничения административной и уголовной ответственности за распространение недостоверных сведений о COVID-19? Высший судебный орган отметил важность двух факторов: публичное распространение и заведомая ложность информации, связанной с новой коронавирусной инфекцией. И, конечно, общественная опасность деяния. В этом случае оно будет квалифицировано как преступление.  

При этом ВС РФ отметил, что лицо не может быть привлечено к уголовной ответственности за распространение заведомо ложной информации, указанной в диспозициях статьи 207.1 или статьи 207.2 УК РФ, если деяние совершено до вступления в силу Федерального закона от 1 апреля 2020 года № 100-ФЗ, то есть до 1 апреля 2020 года.

И это совершенно справедливо, именно так работает принцип недопустимости обратной силы закона, ухудшающего положение человека.  

Наконец, заключительная подборка вопросов о применении законодательства об административных правонарушениях.

Здесь в числе прочего Верховный суд разъяснил, что административные правонарушения, ответственность за которые установлена частью 1 статьи 20.6.

1 КоАП РФ, являются длящимися, поэтому срок давности привлечения к административной ответственности за совершение таких правонарушений составляет 3 месяца и исчисляется с момента их обнаружения.

Местом совершения административных правонарушений данной категории является место их выявления.

Относительно лиц, которые подлежат административной ответственности по части 2 статьи 6.

Читайте также:  Увеличение доли в связи с произведенными неотделимыми улучшениями в помещении

3 КоАП РФ в связи с угрозой распространения новой коронавирусной инфекции (COVID-19) ВС РФ пояснил, что это лица с подозрением на наличие заразной формы инфекционного заболевания, лица, прибывшие на территорию Российской Федерации, в том числе, из государства, эпидемически неблагополучного по коронавирусной инфекции, лица, находящиеся или находившиеся в контакте с источником заболевания, в контакте с лицами с подозрением на наличие заразной формы инфекционного заболевания, лица, уклоняющиеся от лечения опасного инфекционного заболевания, нарушающие санитарно-противоэпидемический режим, а также не выполнившие в установленный срок законное предписание (постановление) или требование органа (должностного лица), осуществляющего федеральный государственный санитарно-эпидемиологический надзор.

Протоколы по таким делам вправе составлять должностные лица органов внутренних дел (полиции) и органов, осуществляющих федеральный государственный санитарно-эпидемиологический надзор.

Вот такой детальный Обзор сделал Верховный суд России. В этом материале мы остановились на самых острых и важных моментах, поэтому очень рекомендуем самостоятельно ознакомиться с полным текстом Обзора.

  1. Берегите себя и своих близких и соблюдайте закон.
  2. Виктория Бурла
  3. для компании «Юридиция»
  4. 22 апреля 2020 года

Коронавирус как форс-мажор и причина не исполнять обязательства

Распространение коронавирусной инфекции COVID-19 спровоцировало массовые нарушения договорной дисциплины, срывы поставок продукции и просрочку исполнения контрактов. В то же самое время коронавирус поможет бизнесу избежать ответственности за неисполнение договоров. Но только при определенных обстоятельствах. Рассказываем.

Неисполнение обязательств из-за коронавируса

Повсеместное распространение инфекции коронавируса внесло свои коррективы буквально во все сферы жизни, включая экономику и бизнес. Предпринимаемые государствами меры по профилактике и борьбе с пандемией неумолимо приводят к созданию барьеров для внешнеэкономической деятельности и, как следствие, ограничению свободы торговли внутри страны.

Закрытие государственных границ, запреты на ввоз и вывоз отдельных групп товаров, свертывание производств, введение режима нерабочих дней, временное закрытие предприятий из-за карантина, перевод сотрудников на режим удаленной либо неполной занятости — вот далеко не полная картина экономического мира в свете коронавируса.

Разумеется, ничего хорошего для бизнеса все это не сулит. И если ситуация с коронавирусом затянется, то, по прогнозам Торгово-промышленной палаты, около 3 млн предпринимателей могут попросту закрыть свой бизнес уже через пару месяцев.

Не последнее место в закрытии предприятий могут сыграть договорные неустойки и штрафы, которые бизнес вынужден платить за срыв поставок и затягивание сроков исполнения контрактов вследствие закрытия границ и введения других профилактических мер. Поэтому сейчас перед бизнесом остро стоит вопрос об освобождении от ответственности за неисполнение обязательств по причинам, обусловленным коронавирусом и его последствиями.

По действующим правилам организация и ИП могут быть освобождены от штрафов и неустоек при так называемых форс-мажорах, то есть обстоятельствах непреодолимой силы (п. 3 ст. 401 ГК РФ). Обычно в договорах прописывается условие о форс-мажоре. Но можно ли применять данное условие к пандемии коронавируса, для многих остается непонятным. Давайте разбираться.

Является ли коронавирус форс-мажором

В соответствии со ст. 401 ГК РФ форс-мажор — это обстоятельства, которые затрудняют или делают невозможным надлежащее исполнение договорных обязательств. При этом такие обстоятельства должны отвечать двум обязательным признакам:

  • быть чрезвычайными;
  • быть непредотвратимыми.

Чрезвычайность — это нестандартность и исключительность обстоятельства. Поэтому чрезвычайным признается только то обстоятельство, наступление которого не является обычным в конкретных условиях. Непредотвратимость — это невозможность избежать наступления этого обстоятельства или его последствий.

Исходя из вышесказанного, коронавирус, а точнее его последствия, представляют собой типичные случаи чрезвычайных обстоятельств непреодолимой силы, которые на практике помогут избежать ответственности за нарушение обязательств. Последствия коронавируса обладают всеми характерными чертами форс-мажора:

  • носят чрезвычайный характер и не могли быть заранее предугаданы/запланированы контрагентами сделок. Еще некоторое время назад о коронавирусе вообще мало кто знал и никакой его опасности мы не представляли;
  • не зависят от воли сторон сделки и не могут быть ими устранены. Если государство, с территории которого поставляется оговоренная в контракте продукция, закрывает свою границу, организации-поставщики повлиять на это никак не могут.

Следовательно, если участник сделки докажет, что нарушил договор именно по причинам, связанным к коронавирусом (закрытие государственных границ, введение карантина, приостановление производства контрагентов, закрытие поставщиков и т. д.), штрафов и неустоек можно будет избежать.

Сразу отметим, что сам по себе коронавирус форс-мажором в суде считаться не будет. Форс-мажором будет считаться то или иное последствие коронавируса, которое объективно препятствует или делает невозможным исполнение сделки.

Позиция Верховного Суда по признанию коронавируса форс-мажором

Верховный Суд РФ в «Обзоре судебной, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории РФ новой коронавирусной инфекции (COVID-19)» от 21.04.2020 № 1 признал, что распространение коронавирусной инфекции само по себе не может быть признано форс-мажором, освобождающим от ответственности за неисполнение обязательств.

Форс-мажором могут признаваться только принимаемые органами государственной власти и местного самоуправления меры по ограничению распространения коронавируса, а также временные правила поведения при введении режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации. К мерам, имеющим признаки форс-мажора, относятся:

  • запрет на передвижение транспортных средств;
  • ограничение передвижения физических лиц;
  • приостановление деятельности предприятий и учреждений;
  • отмена и перенос массовых мероприятий;
  • введение режима самоизоляции граждан и т. п.

Все перечисленные меры могут быть признаны обстоятельствами непреодолимой силы, если будет установлена причинная связь между этими обстоятельствами и неисполнением обязательства.

При этом признание антивирусных мер, принимаемых властями, форс-мажором зависит от типа осуществляемой организациями/ИП деятельности, условий ее осуществления, а также региона, в котором действует организация/ИП.

Понятно, что если в регионе осуществления предпринимательской деятельности не было введено никаких ограничительных мер, то организации и ИП, нарушившие договорные обязательства, не вправе ссылаться на коронавирус.

И наоборот — если договор не был исполнен, например из-за отмены массовых мероприятий или приостановления работы предприятия, то организация и ИП могут избежать ответственности за нарушение обязательств, сославшись на форс-мажор.

То же самое касается и финансовых трудностей, которые сейчас испытывают многие предприятия. 

ВС РФ отмечает, что отсутствие у должника необходимых денежных средств не является основанием для освобождения от ответственности за неисполнение обязательств.

Но если отсутствие денег вызвано, например, запретом деятельности, установлением режима самоизоляции и т. п.

, то оно может быть признано основанием для освобождения от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств в связи с форс-мажором.

Что считается форс-мажором при коронавирусе

Примерный перечень обстоятельств, которые признаются форс-мажором, в том числе и при коронавирусе, приведен в п. 1.3. Положения о порядке свидетельствования обстоятельств непреодолимой силы, утв. постановлением Правления ТПП от 23.12.2015 № 173-14.

К форс-мажору, в частности, относятся:

  • массовые и документально подтвержденные заболевания (эпидемии);
  • введение чрезвычайного положения;
  • диверсии;
  • ограничения перевозок;
  • запретительные меры государств;
  • запрет торговых операций, в том числе с отдельными странами.

К форс-мажору не относятся:

  • нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника;
  • отсутствие на рынке нужных для исполнения обязательств товаров;
  • отсутствие у должника необходимых денежных средств, а также финансово-экономический кризис;
  • отсутствие клиентов из-за карантина и введения предупредительных санитарных норм и рекомендаций;
  • изменение валютного курса, девальвация национальной валюты;
  • преступные действия неустановленных лиц.

Таким образом, обстоятельства, так или иначе обусловленные коронавирусом и не зависящие от воли сторон договора (контракта), могут быть признаны форс-мажором. Причем организация/ИП, желающие избежать договорной ответственности, обязаны будут предоставить документальное подтверждение наличия обстоятельств, которые помешали исполнить договор.

Верховный Суд РФ в своем обзоре отмечает, что для освобождения от ответственности за неисполнение обязательств сторона сделки, ссылающаяся на форс-мажор, должна доказать:

  • наличие и продолжительность обстоятельств непреодолимой силы (временных антивирусных мер);
  • наличие причинно-следственной связи между возникшими обстоятельствами непреодолимой силы и невозможностью либо задержкой исполнения обязательств;
  • непричастность стороны к созданию обстоятельств непреодолимой силы;
  • добросовестное принятие стороной разумно ожидаемых мер для предотвращения (минимизации) возможных рисков.

По действующему законодательству обстоятельства форс-мажора по всем внешнеторговым сделкам и международным договорамсейчас свидетельствует Торгово-промышленная палата РФ (ст. 15 Закона РФ от 07.07.1993 «О торгово-промышленных палатах в Российской Федерации»).

Чтобы при неисполнении обязательства ссылаться на форс-мажор, возникший по причине коронавируса, организация и ИП должны получить в ТПП соответствующий сертификат о форс-мажоре.

Сертификат оформляется и выдается ТПП на основании письменного заявления заинтересованного лица. В заявлении нужно указать реквизиты и предмет заключенного договора, обязательства заявителя по данному договору, порядок и сроки их исполнения, а также событие, которое заявитель считает обстоятельством форс-мажором, препятствующее надлежащему исполнению указанных обязательств.

К заявлению нужно приложить следующие документы:

  • свидетельство о регистрации заявителя и постановке его на налоговый учет;
  • сам договор, содержащий форс-мажорную оговорку, предусматривающую обстоятельства, освобождающие стороны от ответственности;
  • справку об объемах уже выполненных по договору обязательств;
  • документы компетентных органов, подтверждающие события, на которые заявитель ссылается в заявлении в качестве обстоятельств непреодолимой силы.

Оформление сертификата о форс-мажоре осуществляется в течение десяти рабочих дней с даты регистрации в ТПП заявления и представленных документов. 

Внутрироссийские договоры и соглашения

Что касается внутрироссийских договоров и соглашений, то их ненадлежащее исполнение также должно быть документально обосновано.

В качестве документального подтверждения неисполнения договора из-за последствий коронавируса могут служить разного рода принимаемые Правительством РФ, регионами и муниципалитетами указы, распоряжения и постановления, в той или иной степени временно ограничивающие свободу экономической деятельности по санитарно-эпидемиологическим основаниям. Например, таковым может считаться распоряжение городской администрации о приостановлении из-за коронавируса деятельности ТЦ, заведений общепита, предприятий торговли и так далее.

Читайте также:  Адвокат (юрист) по возмещению материального ущерба: юридическая помощь при заливе квартиры

При этом отсутствие ограничительных мер со стороны властей уже не позволит ссылаться на объективную невозможность исполнения обязательств в целях освобождения от ответственности. Поскольку, как мы говорили ранее, сам по себе коронавирус не является основанием для нарушения условий контрактов и не влечет отмену ранее принятых на себя обязательств в части уплаты неустоек и штрафов.

Еще полезные материалы на сайте БУХ.1С в разделах:

Считается ли пандемия форс-мажором

Профиль автора

За время пандемии в России закрылось более 4,5 млн ИП и предприятий малого и среднего бизнеса. Многие столкнулись с резким падением доходов или до сих пор работают с ограничениями.

Пандемия стала явлением, которое юридически называется обстоятельством непреодолимой силы. Эту формулировку стали использовать предприниматели, которые потеряли деньги или не могли выполнить условия договора. Но кто-то правда пострадал от коронавируса, а кто-то попытался прикрыться пандемией, чтобы не выполнять свои обязательства.

В статье разбираем пять судебных дел о непреодолимой силе коронавируса: как работает закон при таких обстоятельствах и почему в некоторых делах пандемия не стала веским аргументом для суда.

Допустим, есть два предпринимателя: производитель чипсов «Кунжут» и магазин, который закупает и продает эти чипсы. В какой-то момент магазин перестает платить за поставки, у него образуется долг в 1,5 млн рублей, и «Кунжут» решает расторгнуть договор через суд.

В законе к обстоятельствам непреодолимой силы относятся войны, стихийные бедствия, забастовки, изменения законодательства или любые другие ситуации, которые можно признать форс-мажором.

Чрезвычайный характер означает, что произошло исключительное событие, которое не является чем-то обычным. Кроме стихийных бедствий и войн сюда подходит пандемия вирусной инфекции.

Непредотвратимый при данных условиях — это значит, что стороны, заключившие договор, никак не могли повлиять на распространение вируса и введение карантина.

Внешний по отношению к деятельности должника характер означает, что причина, по которой возникли обстоятельства, не имеет отношения ни к стороне сделки, ни к ее действиям. То есть условный производитель чипсов из Саратова никак не причастен к появлению нового типа коронавируса и началу пандемии.

Представим, что в нашем примере магазин перестал платить за чипсы, потому что рядом с ним открылся крупный супермаркет: покупатели перешли туда, и доход магазина ушел в минус. Считается ли это форс-мажором? Нет, потому что появление конкурента — это обычные предпринимательские риски, а не чрезвычайное событие.

Курс для тех, кто много работает и устает. Цена открыта — назначаете ее сами Начать учиться

Самое интересное, что форс-мажор не может быть универсальным оправданием для всех ситуаций и должников. Например, локдаун могут признать форс-мажором, если магазин докажет, что именно из-за локдауна его доходы резко снизились. А могут и не признать — если окажется, что магазин накопил долгов и растратил сбережения задолго до начала эпидемии и локдауна.

11 марта ИП перевел деньги и стал ждать. В конце месяца поставщик неожиданно сообщил, что не успевает доделать работу, ведь по всей стране объявили нерабочую неделю из-за эпидемии коронавируса.

Подождав до середины лета 2020 года, ИП решил расторгнуть договор и вернуть деньги. Он послал уведомление об одностороннем отказе от исполнения договора и после того, как поставщик пообещал привезти товар и не сделал этого, пошел в суд.

Аргументы о внеплановых выходных не сработали, и вот почему.

Уже есть обзор судебной практики по делам, связанным с введением режима самоизоляции и другими коронавирусными ограничениями. В нем утверждается, что нерабочая неделя в марте была введена, чтобы предотвратить распространение вируса, а значит, ее нельзя считать такими же нерабочими днями, как праздничные или выходные дни.

Выдержка из решения суда по делу между ИП и недобросовестным поставщиком

Кроме того, неделя выходных касалась не всех отраслей и зависела в том числе от требований каждого конкретного региона — то есть у поставщика была возможность выполнить и привезти заказ. А так как доказать обратное он не смог, значит, должен вернуть деньги ИП.

То есть если одна сторона нарушила договор и утверждает, что в этом виноват коронавирус, ей придется доказать, что в этом виновата именно пандемия, а не что-то другое.

В апреле 2017 года компания нашла ошибку в показаниях счетчиков и доначислила дому около 17 000 Р. ТСЖ ничего не заплатило, а компания решила подождать оплаты — и ждала еще три года.

В апреле 2020 года трехлетний срок исковой давности истек, но компания все равно решила подать иск и потребовать деньги. И заодно ходатайство, чтобы срок исковой давности восстановили.

Срок исковой давности — это период, в который можно обратиться в суд с защитой своих интересов. Если он истек и ответчик заявит об этом, дело не будут рассматривать.

Но срок можно приостановить, если сторона не могла подать в суд из-за обстоятельств непреодолимой силы.

На них и сослалась компания: случилась пандемия, власти объявили нерабочие дни, их непреодолимая сила помешала нам вовремя подать иск.

Что сказали суды. Суд первой инстанции отказал в иске, в апелляции тоже было отказано. Как и в предыдущем деле, суды объяснили, что нерабочие дни не были выходными или праздничными, да еще и распространялись не на все организации.

Получается, энергосбытовая компания в эти дни продолжала работать так же, как и до пандемии. И могла подать иск — через сервис «Мой арбитр» или по почте. Но компания этого так и не сделала. Значит, пандемию и нерабочие дни нельзя считать основанием для восстановления срока давности. И ТСЖ может не возвращать 17 000 Р долга.

В середине марта ВОЗ объявила о начале пандемии коронавирусной инфекции, а компания узнала, что ярмарку перенесли на осень.

Тогда городские власти уже ограничили проведение мероприятий, поэтому компания решила не участвовать в ярмарке и попросила гостиницу отменить бронь и вернуть деньги.

Гостиница сказала: ну нет, по договору мы можем вернуть только половину суммы. В договоре было условие: если гости отменили бронь до конца февраля, гостиница вернет полную сумму. А если отменили со 2 марта по 30 апреля, гостиница вправе выставить штраф в размере 50% от стоимости проживания.

Аргумент об изменении обстоятельств гостиницу не убедил: ведь ярмарку не отменили, а всего лишь перенесли. Кроме того, власти не запрещали предоставлять гостиничные услуги — значит, нет причин возвращать всю стоимость бронирования.

Что сказали суды. Суду нужно было решить: является ли перенос ярмарки из-за режима самоизоляции обстоятельством непреодолимой силы или нет.

В Кемеровской области, где планировалась ярмарка, все приезжие из других регионов обязаны были самоизолироваться в обсерваторе или дома на 14 дней. Из-за этого сотрудникам компании пришлось бы снимать квартиры и две недели сидеть в Кузбассе — притом что ярмарку все равно перенесли на осень.

Суд пришел к такому выводу: когда гостиница и компания заключали договор, никто из них не мог предусмотреть распространение ковида, введение ограничений и перенос ярмарки. Значит, это можно признать обстоятельством непреодолимой силы и расторгнуть договор без каких-либо штрафов. Поэтому компания вправе требовать от гостиницы вернуть ей все деньги.

Потом компания перестала платить за товар вплоть до 2020 года, и к 13 марта долг был уже 85 000 Р. Вместо оплаты «Будуар» присылал поставщику гарантийные письма, по которым обещал погасить долг.

Поставщик устал ждать и в суде потребовал вернуть долг и две неустойки: 58 835 Р за период, когда «Будуар» не платил по счетам, и 5100 Р за то время, пока суд рассматривал иск — 0,1% от суммы долга за каждый день.

В суде «Будуар» объяснил, что во всем виноват коронавирус. Из-за нерабочей недели, введения ограничений и сложившейся экономической ситуации он не смог заплатить за товар. Такие вот обстоятельства непреодолимой силы. Еще ответчик попросил снизить неустойку в 58 835 Р, потому что она не соответствует нанесенному ущербу и превышает ставки кредитования.

И тут грянула пандемия: магазины закрылись, а «Концепт» потеряла большую часть своих доходов. На открытие новой точки нужно было больше 500 000 Р. Таких денег у компании не было. В мае «Концепт» предложила арендодателю расторгнуть договор и вернуть предоплату. Тот сделал вид, что никакого предложения не получал, а потом перестал выходить на связь. Тогда «Концепт» пошла в суд.

Арендодатель аргументировал свою позицию так: никто не проверял, правда ли у «Концепта» закончились деньги, может, они врут? И, вообще, они продолжали работать, когда все было закрыто. А сумму в полмиллиона взяли с потолка, лишь бы разорвать договор.

Что сказали суды. Суды первой и апелляционной инстанций согласились с требованиями компании. В феврале 2020 года «Концепт» планировала открыть новый магазин в торговом центре, но из-за пандемии ее другие точки перестали работать. Из-за снижения прибыли компания потеряла интерес к открытию магазина в торговом центре.

В этой истории пандемия так неожиданно изменила ситуацию, что суды посчитали правильным расторгнуть договор, несмотря на то, что одна из сторон была категорически против. Суд также потребовал от арендодателя вернуть предоплату, так как посчитал ее неосновательным обогащением.

  1. Обстоятельства непреодолимой силы или форс-мажор — это ситуация, которая помешала выполнить условия договора. На ее основании можно расторгнуть договор в одностороннем порядке — то есть без согласия второй стороны.
  2. К форс-мажорам обычно относятся пандемии, стихийные бедствия, военные действия, забастовки, изменение законодательства. Чтобы признать ситуацию форс-мажором, нужно, чтобы это было исключительное событие, которое возникло не по вине участников сделки, и они никак не могли повлиять на событие и его последствия.
Читайте также:  Замечания на протокол судебного заседания

Форс-мажорный форс-мажор: разъяснения Верховного суда про коронавирус

Из раздела договора, который редко читали стороны, а большинство юристов переписывало не меняя, форс-мажор стал одним из центральных вопросов для бизнеса в апреле 2020 года и однозначно требовал разъяснений Верховного суда.

21 апреля Президиум Верховного Суда Российской Федерации подготовил Обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) № 1 (видимо продолжение следует).

Сам проект обзора появился еще несколько дней назад и была надежда, что он хотя бы частично уменьшит возникшую неопределённость, но произошло скорее обратное.

До выхода нового Обзора, п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 N 7 повторял п. 3 ст. 401 ГК РФ, в соответствии с которой форс-мажор — чрезвычайные и непредотвратимые обстоятельства, при этом к обстоятельствам непреодолимой силы (форс-мажору) не могут быть отнесены предпринимательские риски:

  • нарушение обязанностей со стороны контрагентов должника;
  • отсутствие на рынке нужных для исполнения обязательств товаров;
  • отсутствие у должника необходимых денежных средств;
  • финансово-экономический кризис;
  • изменение валютного курса;
  • девальвация национальной валюты;
  • преступные действия неустановленных лиц;
  • если условиями договора (контракта) прямо не предусмотрено иное, а также другие обстоятельства, которые стороны договорных отношений исключили из таковых.

Как итог — более 95% обращений бизнеса о получении заключений об обстоятельствах непреодолимой силы по внутрироссийским контрактам были отклонены из-за несоответствия форс-мажору. Об этом сообщил 06.04.2020 г.

ТАСС глава Торгово-промышленной палаты (ТПП) России Сергей Катырин. А ведь бизнесмены не зря обращаются в ТПП — в большинстве договоров прямо предусмотрено, что обстоятельство непреодолимой силы подтверждаются заключениями.

При этом, положение договора об обязательном подтверждении форс-мажора заключением ТПП вовсе не обязательно, но даже если в договоре такое положение есть, а заключения — нет, это не лишает стороны обратиться в суд, который может признать наступление обстоятельств непреодолимой силы и в отсутствии заключения ТТП. Но ВС РФ прямо об этом в своем определении не сказал (ждем второй части?).

В Обзоре ВС РФ сделал новую важную оговорку: если форс-мажор привел к тому, что должник не имеет денег для осуществления платежей, то можно констатировать невозможность исполнения в силу непреодолимой силы и освободить должника от исполнения обязательства (конечно, только на основании решения суда).

Нерабочие дни, объявленные таковыми Указами Президента Российской Федерации от 25 марта 2020 г. № 206 и от 2 апреля 2020 г.

№ 239, относятся к числу мер, установленных в целях обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, направленных на предотвращение распространения новой коронавирусной инфекции (COVID-19), и не могут считаться нерабочими днями в смысле, придаваемом этому понятию ГК РФ, под которым понимаются выходные и нерабочие праздничные дни, предусмотренные статьями 111, 112 Трудового кодекса Российской Федерации.

То есть понятие «нерабочие дни» так и остались неизвестными российскому праву, о них не знает ни ГК РФ, ни ТК РФ.

По мнению суда, иное означало бы приостановление исполнения всех без исключения гражданских обязательств в течение длительного периода и существенное ограничение гражданского оборота в целом, что не соответствует целям названных Указов Президента РФ.

Справедливости ради, необходимо отметить, что в некоторых случаях такая позиция суда на руку бизнесу: например, договором аренды может быть предусмотрено право расторжения договора за 30 рабочих дней.

Если бы «нерабочие дни» были бы признаны таковыми в смысле ГК РФ, то фактическое расторжение договора было бы перенесено на неопределенный срок (до тех пор, пока не закончатся «нерабочие дни») и за весь период до расторжения пришлось бы платить аренду (при условии, что отрасль пострадавшая — после 01.10.20 г., если организация или ИП не относится к числу избранных — в обычном порядке).

С другой стороны, с позиции суда о том, что при отсутствии иных оснований для освобождения от ответственности за неисполнение обязательства (статья 401 ГК РФ) установление нерабочих дней в период с 30 марта по 30 апреля 2020 г.

основанием для переноса срока исполнения обязательства исходя из положений ст.

193 ГК РФ не является, ставит справедливый вопрос: как можно было бы выполнить обязательства если в соответствии с указом Президента деятельность организации приостановлена или ограничена?

Суд формулирует вопрос следующим образом: возможно ли признание эпидемиологической обстановки, ограничительных мер или режима самоизоляции обстоятельствами непреодолимой силы (пункт 3 статьи 401 ГК РФ) или основанием прекращения обязательства в связи с невозможностью его исполнения (статья 416 ГК РФ), в том числе в связи с актом государственного органа (статья 417 ГК РФ), а если возможно — то при каких условиях?

Прежде чем писать об ответе ВС РФ, посмотрим, что указано в ГК РФ:

Ст. 416 ГК РФ — обязательство прекращается невозможностью исполнения, если она вызвана наступившим после возникновения обязательства обстоятельством, за которое ни одна из сторон не отвечает.

Ст. 417 ГК РФ — если в результате издания акта органа государственной власти или органа местного самоуправления исполнение обязательства становится невозможным полностью или частично, обязательство прекращается полностью или в соответствующей части.

Судебной практики высших судов по этим статьям было пока немного. Так в Пункте 4 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 21.12.

2005 N 104 было указано, что обязательство может быть прекращено по основанию, предусмотренному ст.

417 ГК РФ, и в тех случаях, когда издан акт органа местного самоуправления, делающий невозможным исполнение обязательства (рассматривался случай изъятия земельного участка под строительство для муниципальных нужд).

В п. 40 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.06.

2012 N 17 было указано, что если потребитель предъявил требование о замене товара с недостатками на товар той же марки (модели, артикула), но он снят с производства (его поставки прекращены и др.), то в соответствии со ст.

416 ГК РФ обязательство продавца, изготовителя, уполномоченной организации либо уполномоченного ИП или импортера в части такой замены прекращается в связи с невозможностью исполнения.

То есть судебная практика по ст. 416 и 417 ГК РФ далека от обстоятельств, вызванных коронавирусом.

При этом следует учитывать, что при использовании ст.

417 ГК РФ в обосновании невозможности исполнения обязательств, во-первых, возникает опасность трактовки судами актов местной власти как обязательных и препятствующих исполнению обязательств, во-вторых, представляется, что характер таких ограничений временный, тогда что происходит после их отмены? Поэтому применение ст. 416 ГК РФ выглядит предпочтительней.

  • 21 апреля 2020 г. ВС РФ указал, что признание распространения новой коронавирусной инфекции обстоятельством непреодолимой силы не может быть универсальным для всех категорий должников, необходимо учитывать:
  • — тип деятельности;
  • — условия ее осуществления,
  • — регион осуществления;

— обстоятельства конкретного дела (в том числе срока исполнения обязательства, характера неисполненного обязательства, разумности и добросовестности действий должника и т.д.).

Что это значит? Конечно, если бы коронавирус был признан обстоятельством непреодолимой силы для всех, это привело бы к массовому неисполнению обязательств, при котором достаточно было бы одного аргумента — «коронавирус же».

С другой стороны, применительно к нормам статьи 401 ГК РФ обстоятельства, вызванные угрозой распространения новой коронавирусной инфекции, а также принимаемые органами государственной власти и местного самоуправления меры по ограничению ее распространения, в частности, установление обязательных правил поведения при введении режима повышенной готовности или чрезвычайной ситуации, запрет на передвижение транспортных средств, ограничение передвижения физических лиц, приостановление деятельности предприятий и учреждений, отмена и перенос массовых мероприятий, введение режима самоизоляции граждан и т.п., могут быть признаны обстоятельствами непреодолимой силы в следующих случаях:

  1. — Если будет установлено их соответствие названным выше критериям таких обстоятельств и причинная связь между этими обстоятельствами и неисполнением обязательства.
  2. — Освобождение от ответственности допустимо в случае, если разумный и осмотрительный участник гражданского оборота, осуществляющий аналогичную с должником деятельность, не мог бы избежать неблагоприятных финансовых последствий, вызванных ограничительными мерами (например, в случае значительного снижения размера прибыли по причине принудительного закрытия предприятия общественного питания для открытого посещения).
  3. — При рассмотрении вопроса об освобождении от ответственности вследствие обстоятельств непреодолимой силы могут приниматься во внимание соответствующие документы (заключения, свидетельства), подтверждающие наличие обстоятельств непреодолимой силы, выданные уполномоченными на то органами или организациями.

При этом, сторона договора вообще может расторгнуть или изменить договор, из-за эпидемиологической обстановки, ограничительных меры или режима самоизоляции в связи с существенным изменением обстоятельств, но лишь в исключительных случаях, когда расторжение договора противоречит общественным интересам либо повлечет для сторон ущерб, значительно превышающий затраты, необходимые для исполнения договора на измененных судом условиях. При удовлетворении иска об изменении условий договора судам необходимо указывать, каким общественным интересам противоречит расторжение договора либо обосновывать значительный ущерб сторон от расторжения договора.

Вышеуказанный абзац Обзора по своей сути ничего нового не открывает и является констатацией известных фактов. Впрочем, это же замечания можно отнести и ко всему Обзору, который фактически состоит из пересказа ГК РФ и замечаний, что только суд может определить наличие обстоятельств непреодолимой силы и их последствия, а значит волна грядущих арбитражных споров меньше не станет.

ВНИМАНИЕ!

Скоро на «Клерке» стартует обучение на онлайн-курсе повышения квалификации для получения удостоверения, которое попадет в госреестр. Тема курса: управленческий учет.

  • Длительность 120 часов за 1 месяц
  • Ваше удостоверение  в реестре Рособрнадзора  (ФИС ФРДО)
  • Выдаем Удостоверение  о повышении квалификации
  • Курс соответствует профстандарту  «Бухгалтер»

Повысьте свою ценность как специалиста в глазах директора. Смотреть полную программу

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *