О приобщении к материалам уголовного дела заключения специалиста и допросе специалиста

Правовые основы

«Доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд … устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу … В качестве доказательств допускаются … заключение и показания специалиста» (ст. 74 УПК РФ).Закон не устанавливает обязательность предоставления доказательств. Исключение сделано по отношению к производству судебной экспертизы для установления, например, причины смерти, характера и степени вреда, причиненного здоровью, и пр. (ст. 196 УПК РФ).

Поэтому создавать ли такие доказательства, как показания специалиста и (или) заключение специалиста, решается индивидуально, по инициативе любого участника уголовного судопроизводства (УУС).

Чаще других инициаторами являются «негосударственные» УУС: √ подсудимый и его защитник; √ потерпевший и его представитель.

Они ходатайствуют о допросе специалиста в суде и (или) о приобщении заключения специалиста к материалам дела.

Моя практика

У инициаторов есть три варианта. I. Ходатайствовать только о допросе специалиста в суде. Такого в моей практике не было ни разу; II. Ходатайствовать только о приобщении заключения специалиста к материалам дела.

Наберётся случаев пять, когда заказчик счёл достаточным приобщение моего заключения. III. Ходатайствовать и о допросе специалиста в суде, и о приобщении заключения специалиста к материалам дела.Я – максималистский сторонник третьего варианта, который позволяет реализовать все возможности специалиста.

Привлечение специалиста даже при положительном раскладе не будет избыточным.

Не всегда удаётся предугадать развитие событий, так как против адвоката работают непредсказуемые факторы (тайные задумки оппонентов, самомнение Вашего доверителя, самодурство судьи, превосходство госэкспертов и множество других)? Опасно уповать на победный исход, просчитав только один вариант развития событий.

Адвокат Соломко Т. А. 23.03.2018 рассказала о своей судебной практике, когда даже запоздалое привлечение судебно-медицинского специалиста переломило ход событий в её пользу («Первый опыт защиты по уголовному делу «не комом»). 

Последовательность процессуальных действий

Итак, намерения адвоката и платёжеспособность доверителя совпали с моими предложениями. Начинаем работать по третьему варианту.

Законодатель не оговорил последовательность таких процессуальных действий, как допрос специалиста и приобщение его заключения. И правильно сделал, предоставив нам свободу действий.

Всегда предлагаю адвокату следующую последовательность. Допросить меня. После этого заявить ходатайство о приобщении Заключения специалиста к материалам дела.

В начале совместной работы адвокат иногда возражает против моего варианта. Но ещё ни один из адвокатов не обосновал свою «кочку» зрения.

Почему адвокаты настаивают на последовательности «приобщение-допрос»?

Полагаю, что адвоката «настраивают» следующие моменты. 1. Аналогия с судебной экспертизой.

«Показания эксперта — сведения, сообщенные им на допросе, проведенном после получения его заключения» (ч.2 ст. 80 УПК РФ). «Допрос эксперта до представления им заключения не допускается» (ч.1 ст. 205 УПК РФ).

«Суд вправе вызвать для допроса эксперта, давшего заключение» (ч.1 ст. 282 УПК РФ).

При этом не учитывается, что последовательность, чётко прописанная для заключения эксперта и допроса эксперта, не имеет никакого отношения к специалисту.

2. Последовательность перечисления процессуальных действий в УПК РФ, где всегда на первом месте – заключение специалиста, на втором – допрос специалиста: «Заключение и показания … специалиста … Заключение специалиста … Показания специалиста» (ст.

80 УПК РФ — наименование статьи, части 3 и 4).При этом не учитывается, что в УПК РФ порядок перечисления не обязательно совпадает с последовательностью проведения действий.

 По отношению к допросу специалиста и приобщению его заключения процитированный порядок перечисления не имеет отношения к последовательности действий.

3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 51 от 19.12.2017 «О практике применения законодательства при рассмотрении уголовных дел в суде первой инстанции (общий порядок судопроизводства)», п.

17:  «Специалист, представивший свое заключение, приобщенное к делу в качестве доказательства, при необходимости может быть допрошен в судебном заседании».Постановление исходит из свершившегося факта о том, что заключение специалиста уже приобщено к делу.

Почему бы и не допросить специалиста?

Постановление не регламентирует именно такую последовательность событий. Постановление не исключает «моей» последовательности: сначала допрос специалиста, а потом приобщение Заключения специалиста к материалам дела.

Почему я предпочитаю последовательность «допрос-приобщение»?

Набирается всего 3 аргумента.

Аргумент 1. Ходатайство о допросе специалиста имеет больше шансов на удовлетворение, чем ходатайство о приобщении Заключения специалиста.

. «Суд не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве … специалиста, явившегося в суд по инициативе сторон» (ч.4 ст. 271 УПК РФ). С 17.04.

2017 (№ 73-ФЗ) «Стороне защиты не может быть отказано в удовлетворении ходатайства о привлечении к участию в производстве по уголовному делу … специалиста для разъяснения вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию» (ч. 2.1 ст. 58 УПК РФ). .

Ходатайство должно быть мотивированным, обоснованным и письменным (приобщается к материалам дела – ч.1 ст. 120 УПК РФ). При удовлетворении ходатайства пристав вызывает меня в зал судебного заседания.

. Если в удовлетворении ходатайства отказано, то адвокат в последующие «удобные» дни заявляет ходатайство вновь (ч.2 ст. 120 УПК РФ, ч.3 ст. 271 УПК РФ).

Дополняя текст нового ходатайства напоминанием о том, что в удовлетворении предыдущих (-его) ходатайств (-а) отказано, что является попранием процессуального законодательства, права сторон на предоставление доказательств, состязательности и пр.

Ходатайства можно повторять, сколь сочтёте необходимым. Вплоть до апелляционной инстанции, в которой можно гневно потрясти пачкой приобщённых ходатайств.

Примеры такой «перспективной» борьбы приведены в моих статьях: «Допрос в уголовном суде независимого судебно-медицинского специалиста, привлечённого стороной защиты или обвинения»  (раздел «Наёмного специалиста – не пущать!»);«Как рождается в уголовном судопроизводстве Заключение независимого судебно-медицинского специалиста?»  (раздел «Моя практика», пример II).. Допустим, адвокат избрал свою последовательность и ходатайствовал в первую очередь о приобщении к делу Заключения специалиста. Судья с прокурором возможно полистают Заключение специалиста «по диагонали», даже дадут подержать его Вашим оппонентам.

Судья в приобщении может отказать, мотивировав это тем, что закон не обязывает его к этому. Ушлый судья догадается сослаться на то, что законодатель ввёл с 17.04.2017 (№ 73-ФЗ) специальную норму для приобщения Заключения специалиста, но она распространяется только на предварительное следствие (ч. 2.2 ст. 159 УПК РФ).

Можно сколько угодно взывать о своём праве представлять доказательства, к которым адвокат относит и Заключение специалиста. Но отсутствие у суда обязанности приобщать Заключение специалиста всегда окажется сильнее Вашего права на предоставление доказательств. И перспективы дальнейшей борьбы будут утеряны.

Никогда Заключение специалиста не заменит допроса, который является лекцией врача, в доступном для аудитории изложении, с использованием всех ораторских средств (речь, жестикуляция, иллюстрации). После того, как допрос состоялся, необходимость в Заключении относительна. Я заметил, что мнение судьи формируется больше ушами, чем глазами.

Кроме того, Вы должны учесть, что всё предлагаемое суду для приобщения в отсутствие специалиста должно быть нотариально заверено: документы, характеризующие специалиста, само заключение и приложения к нему.

. Получив отказ в приобщении заключения, Вы можете заявить ходатайство о допросе специалиста. Моя практика (да и Ваша тоже) показывает, что сломить судью, уже «упёршегося» против специалиста, очень трудно. Зачем рисковать? Если есть более надёжная и апробированная последовательность процессуальных действий.

Аргумент 2. Заведомая ложность показаний специалиста наказуема (ст. 307 УК РФ), а за заведомо ложное заключение специалист уголовной ответственности не несёт.

. «… Показания специалиста, приглашенного сторонами, даются им по правилам, предусмотренным для допроса лица в качестве свидетеля» (Постановление Пленума Верховного Суда РФ № 28 от 21.12.2010 «О судебной экспертизе по уголовным делам», п. 21).

Свидетель не вправе … давать заведомо ложные показания» (п. 2 ч.6 ст. 56 УПК РФ). «За дачу заведомо ложных показаний … свидетель несет ответственность в соответствии» со ст. 307 УК РФ (ч.8 ст. 56 УПК РФ)..

В моей практике не было случая, чтобы судья перед допросом не предупредил специалиста об уголовной ответственности. Предупреждение «освящает» моё участие в суде, облегчает удовлетворение ходатайства о приобщении Заключения специалиста, если оно следует сразу за допросом специалиста.

Предупреждение не позволяет в приговоре «размазывать» мои суждения ссылкой на то, что специалист не предупреждался об уголовной ответственности.

. Допустим, Вы избрали свою последовательность и ходатайствовали в первую очередь о приобщении к делу Заключения специалиста.

Если судья и приобщит, то в приговоре нейтрализует Заключение специалиста ссылкой на то, что специалист не предупреждался об уголовной ответственности.

И сделает это на законном основании, так как в УПК РФ не предусмотрено предупреждение об уголовной ответственности специалиста, изготовившего заведомо ложное Заключение. Смотри также п. .

Аргумент 3.  Внезапность и стремительность действий адвоката и специалиста дозволяет закон: «Ходатайство подлежит рассмотрению и разрешению непосредственно после его заявления» (ст. 121 УПК РФ).. Регламентированное законом «непосредственно после» следует использовать в наших целях.

Специалист возникает в суде внезапно, что не даёт УУС с противоположной стороны принять контрмеры. Подробнее в моей статье: «Допрос в уголовном суде независимого судебно-медицинского специалиста, привлечённого стороной защиты или обвинения»  (раздел «Специалист как адвокатский сюрприз»).

В качестве дополнительного нажима на судью желательно в письменном ходатайстве сообщить, что специалист приехал из Тюмени, за тыщу километров, сейчас находится в здании суда, имеет при себе документы, удостоверяющие его личность, высшее медицинское образование, обладание специальными знаниями, стаж работы, и обратный билет на «вечернюю лошадь».

Читайте также:  Частная жалоба на отказ в принятии встречного иска

. Допустим, Вы избрали свою последовательность и ходатайствовали в первую очередь о приобщении к делу Заключения специалиста. Результат смотри в п. .

Как вскоре после допроса специалиста заявлять ходатайство о приобщении Заключения специалиста?

Немедленно. Пока я ещё собираю на судебной трибунке свои бумаги, разложенные во время допроса. В момент окончания допроса оппоненты растеряны и ошеломлены, так как ещё не уразумели, о чём целый час толковал, жестикулировал и демонстрировал судебно-медицинский специалист.

Адвокат подготовивший накануне мотивированное, обоснованное, письменное (будет в материалах дела – ч.1 ст. 120 УПК РФ) ходатайство, сообщает суду, что специалист при подготовке к участию в судебном разбирательстве оформил Заключение, в котором отразил суждения по вопросам, поставленным перед ним стороной обвинения/защиты. «Прошу приобщить». Суд приобщает.

В моей практике не было ни единого случая, чтобы после допроса судья отказал в приобщении Заключения специалиста.

Так, в деле появляется, наряду с записью в протоколе судебного заседания, письменное Заключение специалиста, доказательственная роль которого после состоявшегося допроса возрастает в разы.

Если показания специалиста в протоколе судебного-заседания могут быть искажены, то суждения в Заключении,  подписанном специалистом и судом приобщенное к материалам дела, исказить нельзя.

Адекватный судья принимает Заключение специалиста заинтересованно, в надежде разобраться в самосовещательной комнате, почему суждения специалиста не совпадают с выводами госэкспертов.

Надеюсь, что мои предложения по полноте и концентрированности использования специалиста, последовательности процессуальных действий способствуют достижению оптимального результата. Пример.

  Суд после моего допроса с последующим приобщением Заключения специалиста, назначил повторную экспертизу мне, а не госэкспертам. Получив моё Заключение, судья вынесла решение, устроившее адвоката и доверителя.

Успехов Вам! Жду, когда привлечёте.

Права адвоката при сборе доказательств

Права адвоката при сборе доказательств

Методические рекомендации по реализации прав адвоката,предусмотренных п. 2 ч. 1 ст. 53, ч. 3 ст. 86 УПК РФ и п. 3 ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»

  • Одобрены Советом  Федеральной палаты адвокатов 
  • (протокол № 5 от 22 апреля 2004 года)

Действующим уголовно-процессуальным законодательством защитнику обвиняемого (подозреваемого) предоставлены некоторые права по собиранию доказательств. В соответствии с пунктом 2 части первой статьи 53 УПК РФ защитнику предоставлено право собирать и представлять доказательства, необходимые для оказания юридической помощи, в установленном уголовно-процессуальным законодательством порядке.

В части 3 статьи 86 УПК РФ дан перечень процессуальных действий, направленных на собирание доказательств в ходе оказания юридической помощи по уголовному делу, которые вправе проводить защитник. Они по существу отличаются от действий, которые осуществляют органы предварительного следствия и суд при собирании доказательств.

Таковыми являются: получение предметов, документов и иных сведений (п. 1), опрос лиц с их согласия (п. 2) и истребование справок, характеристик и иных документов от различных органов, объединений и организаций (п. 3). Аналогичные права предоставлены адвокату п.п. 1-3 ч.3 ст.

6 Федерального закона РФ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» (далее – Федеральный закон).

При разработке и принятии ныне действующего Уголовно-процессуального кодекса законодатель, закрепив указанные средства собирания доказательств по уголовному делу, не установил процессуальный порядок производства этих действий, что на практике вызывает споры и влечет необоснованные решения об отказе в приобщении собранных адвокатом доказательств к материалам дела со стороны дознавателей, следователей, прокуроров и судов, и оценке их в совокупности с другими собранными по делу доказательствами.

Вместе с тем, как показала практика адвокатской деятельности, рассматриваемые способы собирания доказательств используются адвокатами достаточно широко, в связи с чем возникла необходимость в даче настоящих методических рекомендаций.

В ходе собирания доказательств следует, прежде всего, учитывать требования ст. ст. 74 и 75 УПК РФ, закрепляющих понятие, свойства и виды доказательств. Кроме того, необходимо иметь в виду формы их процессуального закрепления.

Поскольку действующим УПК РФ процессуальные документы, которыми бы фиксировались действия и решения адвоката в ходе собирания доказательств, не предусмотрены (постановление, протокол), то таковые должны по форме и содержанию соответствовать требованиям ст. 84 УПК РФ.

Рекомендуемый порядок фиксации действий адвоката по собиранию доказательств по уголовному делу и их результатов:

1. Получение предметов, документов и иных сведений

Предметы, имеющие значение для дела, в уголовном судопроизводстве органы предварительного расследования получают путем производства выемки. Адвокату такого полномочия законодательством не предоставлено. Поэтому, в случае необходимости, получение таких предметов рекомендуется осуществлять только на добровольной основе и на основании согласия владельца.

Как представляется, с этой целью адвокату необходимо получить письменное заявление от владельца данного предмета.

В заявлении рекомендуется отразить, помимо обязательных реквизитов, следующее: когда и при каких обстоятельствах был получен им данный предмет, его отличительные признаки, в связи с чем он желает передать его адвокату и для каких целей, сделана ли эта выдача добровольно и не применялись ли к нему какие-либо меры принуждения с целью получения предмета. При необходимости подпись лица, подавшего заявление, рекомендуется нотариально засвидетельствовать.

Процедура добровольной передачи предмета от владельца к адвокату может осуществляться в присутствии граждан в числе не менее двух, которые должны засвидетельствовать факт и результаты добровольной передачи предмета.

При необходимости использования специальных познаний при получении или осмотре предмета для участия в данном процессуальном действии может быть приглашен специалист. Данное полномочие установлено п. 3 ч. 1 ст. 53 УПК РФ. Ход и результаты получения предмета могут фиксироваться с помощью фото-, аудио- и видеотехники.

После получения предмета, адвокату в присутствии его владельца и свидетелей, при необходимости с участием специалиста, необходимо детально осмотреть предмет и выявить его характерные приметы и имеющиеся следы.

По окончании данного процессуального действия необходимо составить документ, в котором отразить основания, ход и результаты получения предмета. Представляется, что таким документом может быть «Протокол получения предмета».

В акте рекомендуется указать следующие сведения: время и место получения предмета, кто проводил это действие, на основании чего был получен данный предмет, с участием каких лиц производилось получение предмета и его осмотр, какие технические средства применялись при этом, какой предмет был получен, результаты его осмотра, был ли упакован предмет и каким образом, как опечатан предмет. С актом должны быть ознакомлены все участники выдачи и получения предмета, после ознакомления все участникам разъясняется право сделать дополнения и замечания, после чего они подписывают акт. К акту должны быть приложены полученный предмет, аудио-, фото- и видеоматериалы, фиксирующие ход и результаты его проведения, о чем делается отметка в самом акте.

Рассматривая полномочия адвоката по получению документов и иных сведений, которые могут являться доказательствами по уголовному делу, очевидно, что в данном случае имеется в виду случаи их нахождения в ведении или владении граждан или коммерческих организаций, на которых законодательством не возложена обязанность предоставлять документы или их копии по требованию адвокатов в соответствии с п. 3 ч. 3 ст. 86 УПК РФ. Процессуальный порядок их получения должен быть таким же, как и получение предметов, о чем изложено выше.

2. Опрос лиц с их согласия

Следует отметить, что по этому вопросу в различных печатных изданиях имеется значительное количество публикаций.1

Опрос, как предусмотрено п. 3 ч. 3 ст. 86 УПК РФ, производится только с согласия лица, которого возникла необходимость опросить. Сам опрос, как представляется, может быть оформлен в виде ответов на конкретные вопросы, либо в форме свободного рассказа с постановкой уточняющих вопросов в конце его.

Отдельного внимание заслуживает вопрос о возможности совершения рассматриваемого действия после допроса этого же лица следователем в качестве свидетеля, потерпевшего, обвиняемого или подозреваемого. Как представляется, такой опрос возможен только в случае, если в ходе их допросов не были выяснены все вопросы, имеющие существенное значение для дела.

Ход и результаты опроса предлагается фиксировать в специальном документе, например, назвав его «Протокол опроса лица с его согласия». Не рекомендуется называть его протоколом, т.к.

УПК РФ составление такого процессуального документа предусмотрено по результатам производства процессуальных действий, проводимых следственными органами. При составлении же акта, его можно отнести к иным документам, как виду доказательств, предусмотренных п.

Читайте также:  Досудебное взыскание задолженности с физических и юридических лиц

6 ч. 2 ст. 74 УПК РФ и отвечающих требованиям ст. 84 этого же Кодекса.

В акте должны найти отражение следующие данные: сведения об адвокате, проводившем опрос, с указанием адвокатского образования, адвокатской палаты субъекта РФ, в которых значится этот адвокат, его номер в соответствующем реестре и номер ордера, на основании которого он выполняет поручение по данному делу; фамилия, имя, отчество, дата и место рождения опрашиваемого лица, его место жительства, место работы, должность, домашний и рабочий телефоны, сведения о документах, удостоверяющих его личность, отношение к обвиняемому и потерпевшему; отметка о согласии на опрос. Акт опроса, как представляется, должен соответствовать требованиям, предъявляемым к протоколу допроса свидетеля (ст.ст. 189-191 УПК РФ).

3. Истребование справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны предоставлять запрашиваемые документы или их копии.

 Рассматриваемая норма УПК РФ использовалась и ранее. Однако такое право вне участия в судопроизводстве по уголовному делу осуществлялось в виде направления ходатайства или запроса от имени коллегии адвокатов или юридической консультации, которые подписывались соответствующим руководителем.

Ныне действующим УПК РФ такое право предоставлено непосредственно адвокату. Реализацию этого права рекомендуется осуществлять путем направления в указанные в ст. 86 УПК РФ органы и организации запросов с целью получения, указанных в нем документов.

При направлении запроса допустимо использование бланков адвокатского образования, установленного образца. При необходимости они могут быть удостоверены печатью соответствующего адвокатского образования. Запрос с требованием необходимых документов должны быть мотивированными.

В нем также целесообразно указать сроки разрешения его со ссылкой на действующее законодательство о порядке разрешения обращений граждан.

Заслуживает внимания вопрос о порядке приобщения к материалам уголовного дела полученных в порядке п. 3 ч. 3 ст. 86 УПК РФ предметов, документов, справок и иных сведений.

Рекомендуется для этого направить в органы предварительного расследования либо в суд письменное мотивированное ходатайство, в котором в качестве приложения указать следующие документы: заявление о добровольной выдаче предмета, соответствующие акты получения, сами предметы, документы, справки и иные сведения.

В случае отказа в приеме ходатайства, следует иметь в виду, что оно в соответствии со ст. 120 УПК РФ в любом случае, даже и при отказе в его удовлетворении, подлежит приобщению к материалам уголовного дела, а поскольку полученный предмет, а также справки, документы и иные сведения являются приложением к ходатайству, то они подлежат приобщению к тем же материалам дела.

___________________________________________________________________ При подготовке настоящих рекомендаций использованы:

— научно-практический комментарий Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» под ред. Д.Н.Козака, М., «Статут», 2003;

— комментарий к Федеральному закону «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», под ред. А.В.Гриненко, М., «Кодекс» 2003;

— Паршуткин В.В., «Опрос адвокатом лиц с их согласия», газета международного союза (содружества) адвокатов «Адвокат», № 11(148), М., 2003.

Адвокаты программы «Человек и Закон» – консультации юристов

Следует помнить, что эксперт, который даёт экспертное заключение в суде, чаще привлекается к судопроизводству для получения сведений и решения вопросов своей компетенции, чем специалист.

Главное отличие специалиста от эксперта в том, что специалист привлекается для поиска, закрепления и изъятия доказательств, а также для разъяснения всем участникам процесса технических нюансов в рамках своих профессиональных знаний. 

«Заключение специалиста может быть приобщено к материалам дела, а также является доказательством как таковым. Это может способствовать тому, что заключение эксперта, которое проводилось по назначению следователя или суда, может быть поставлено под сомнение», — рассказывает адвокат Евгений Эрлихман. 

Если специалист допрашивается в суде по ходатайству стороны, он должен быть предупреждён об уголовной ответственности за дачу ложного заключения. Это повышает качество его показаний, что, соответственно, может стать весомым аргументом в пользу доводов защитника или адвоката, например, потерпевшего. 

«Нюанс в том, что суды не очень рады таким аргументам — о допросе специалиста о приобщении к материалам дела его показаний. Это значительно усложняет работу судам.

Они стараются всячески уйти от этого, отказать в удовлетворении таких ходатайств.

Но часть 4 статьи 271 Уголовно-процессуального кодекса предусматривает, что суд не вправе отказать в допросе специалиста, явка которого обеспечена адвокатом в суд», — говорит адвокат Евгений Эрлихман. 

Несмотря на действительное указание об этой норме закона в Уголовном кодексе, судьи зачастую отказывают в таких ходатайствах. Следует помнить, что устное ходатайство не всегда является действенным в ходе процесса. Для того чтобы специалист, прибывший в суд, был допрошен наверняка, следует подавать ходатайство о допросе непременно в письменной форме. 

«Из моей практики могу рассказать: даже когда явка специалиста обеспечена, и в этих случаях суды отказывают. Когда готовишь ходатайство в письменной форме со ссылками на нормы закона процессуального и Уголовного кодексов России, в частности на часть 4 статьи 271 УПК РФ, то суд просто вынужден согласиться», — говорит адвокат Евгений Эрлихман. 

Если соблюдать все представленные рекомендации, допрос специалиста и его заключение — это очень ценные грузики на чашу весов со стороны защиты. Конечно заключение эксперта намного весомее. И чтобы придать больше ценности заключению именно специалиста, следует допрашивать его в суде, предварительно предупредив об этом в письменной форме. 

«Больший вес заключения специалиста обеспечивается в том числе и предупреждением его об ответственности за дачу ложных показаний», — говорит адвокат Евгений Эрлихман. 

Дисбаланс правомочий эксперта и специалиста в судопроизводстве

В июне в «АГ» был опубликован материал адвокатов Сергея Ахундзянова и Екатерины Смирновой на тему «Системные проблемы правосудия и пути их решения», в котором сообщалось о начале реализации адвокатами-экспертами, работающими в рамках института бизнес-омбудсмена на условиях pro bono, проекта по решению системных проблем, связанных с нарушением конституционных принципов состязательности и равноправия сторон в уголовном судопроизводстве.

Системные проблемы правосудия и пути их решенияИменно адвокатам надо активно добиваться обеспечения реальной состязательности в судопроизводстве

Одним из важных направлений этой работы является составление открытого списка предложений для внесения изменений и дополнений в законодательство, которые в последующем могут быть использованы субъектами законодательной инициативы в законотворческой и иной работе по защите прав не только предпринимателей, но и остальных граждан.

Вопросы реализации конституционных принципов, касающихся права на защиту, состязательности и равноправия сторон при осуществлении судопроизводства, а также расширения и соблюдения профессиональных прав адвокатов, требуют, на мой взгляд, особого внимания. Согласно ч.

1 ст.

6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод каждый в случае спора, затрагивающего его гражданские права и обязанности, или при предъявлении ему обвинения в совершении преступления имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Таким образом, Конвенция обязывает национальные власти обеспечивать состязательность судебного разбирательства. Это подкрепляется обширной и последовательной практикой Европейского Суда по правам человека.

Вместе с тем в российском законодательстве имеются пробелы, препятствующие реализации в полной мере принципов состязательности и равноправия сторон судопроизводства. В частности, как следует из анализа отечественного законодательства, а также практики ЕСПЧ, роли эксперта и специалиста в процессуальных действиях не идентичны.

Президент России прислушался к Генри РезникуВ утвержденном перечне поручений по итогам встречи с членами СПЧ содержится указание на рассмотрение вопросов о наделении стороны защиты правом назначать судебную экспертизу и о расширении полномочий суда присяжных

Российское законодательство предоставляет больше правомочий экспертам, которые могут проводить исследования по сложным вопросам, возникающим в ходе расследования обстоятельств дела.

В отличие от них, специалисты не имеют прямого доступа к материалам уголовного дела, что серьезно ограничивает их возможности.

Сторона защиты также не всегда имеет возможность снабдить специалиста необходимыми материалами (например, вещественными доказательствами).

Согласно УПК экспертизу вправе назначить следователь (ст. 195) или суд (ст. 283). При этом суд не обязан вызывать эксперта для допроса в судебном заседании (ст.

282 УПК), что затрудняет стороне защиты возможность эффективно оспаривать выводы, изложенные в экспертном заключении (в том числе посредством прямого допроса эксперта с участием специалиста, приглашенного защитой).

Данный пробел создает дисбаланс в пользу стороны обвинения, нарушает принцип состязательности.

ЕСПЧ выявил ряд нарушений в уголовном деле Ходорковского и Лебедева, но не признал его политически мотивированнымВ особом мнении судьи от России и Бельгии посчитали, что оба заявителя были справедливо осуждены за преступления, которые были уголовными деяниями на момент их совершения

Примечательно, что ЕСПЧ неоднократно обращал внимание российских властей на данные проблемы. Так, в Постановлении по делу «Ходорковский и Лебедев против России» Европейский Суд указал, что согласно УПК в его узком толковании только сторона обвинения или суды имели право получать экспертные заключения (см. § 401 и 409 постановления).

Действительно, теоретически защита могла оспорить экспертное заключение, представленное стороной обвинения, и просить суд назначить повторную экспертизу.

Читайте также:  Ходатайство о допуске второго защитника, не являющегося адвокатом

В то же время для ее назначения защите требовалось убедить суд, что заключение, представленное прокуратурой, было неполным или имело недостатки.

Европейский Суд также учел, что защита не могла вызвать в судебное заседание экспертов, которые готовили заключения по запросу прокуратуры, и «поставить под сомнение достоверность данных документов». Этот факт повлек отдельный вывод Суда о нарушении подп. «d» п. 3 ст. 6 Конвенции.

Кроме того, ЕСПЧ отдельно подчеркнул, что «оспаривание заключения эксперта в отсутствие помощи другого эксперта в соответствующей сфере может быть затруднительным.

Таким образом, одно лишь право стороны защиты просить суд о назначении другой экспертизы не является достаточным.

Чтобы реализовать это право эффективно, сторона защиты должна иметь возможность представить собственные “экспертные доказательства”» (п. 731 постановления).

В Постановлении по делу «Матыцина против России» ЕСПЧ подчеркнул, что экспертные доказательства сыграли ключевую роль в версии обвинения. Главный эксперт со стороны обвинения ни разу не была допрошена защитой. Вместе с тем сторона защиты не участвовала в процессе получения заключений экспертов на стадии расследования.

Обвинение и суд отказали защите в проведении дополнительной экспертизы вопреки мнению двух специалистов, допрошенных в ходе судебного разбирательства, и вопреки позиции суда, выраженной в ходе первого процесса.

Наконец, защита практически не имела возможности оспорить эти заключения, используя собственные контрдоказательства, а могла только обратиться за помощью специалистов, чей статус, по мнению Европейского Суда, ниже, чем у экспертов.

Кроме того, защите было отказано в приобщении к делу письменных заключений специалистов в суде, в то время как обвинение и суд опирались на письменные заключения экспертов, собранные следователем на стадии расследования (§ 194–195 постановления).

В Постановлении по делу «Евстратьев против России» Европейский Суд отметил, что заявитель пытался оспорить заключения судебно-медицинской экспертизы, которые были представлены обвинением и составляли неотъемлемую часть доказательств, на которых был основан приговор суда. Разумеется, защита могла попросить суд назначить новую экспертизу по соответствующим вопросам.

Однако, как было установлено в деле «Ходорковский и Лебедев против России», для получения повторной экспертизы защита должна была убедить суд, что отчеты, представленные обвинением, были неполными или неполноценными (§ 730).

Европейский Суд отметил, что председательствующий судья отказался вызвать на допрос судмедэкспертов, в результате чего заявитель жалобы не смог встретиться с ними, чтобы задать вопросы (п. 22 постановления).

Что касается оспаривания выводов экспертов, которые были обобщены в отчетах, представленных обвинением, ЕСПЧ, как и в Постановлении по делу «Ходорковский и Лебедев против России», подчеркнул, что оспорить отчет эксперта без помощи другого эксперта в соответствующей области может быть сложно.

Соответственно, для эффективной реализации права на справедливое судебное разбирательство защита должна была иметь возможность представить собственные «экспертные доказательства» (п. 23 постановления). Таким образом, заключил Суд, принятие и оценка национальными судами доказательств по делу заявителя создали дисбаланс позиций защиты и обвинения, тем самым нарушив равенство сторон. Соответственно, п. 1 и 3 (d) ст. 6 Конвенции нарушен.

Приведенные примеры из практики ЕСПЧ указывают на системные проблемы российского законодательства и необходимость его корректировки. В связи с этим представляется целесообразным внести в УПК изменения, которые позволят устранить дисбаланс правомочий эксперта и специалиста в ходе судопроизводства.

В частности, ч. 1 ст.

58 может быть изложена следующим образом: «Специалист – лицо, обладающее специальными знаниями, привлекаемое к участию в процессуальных действиях в порядке, установленном настоящим Кодексом, для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, применении технических средств в исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, проведения исследования и дачи заключения, а также для разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию».

Часть 3 ст. 58 целесообразно дополнить п. 5–8, а именно:

  • 5) знакомиться с материалами уголовного дела, относящимися к предмету исследования;
  • 6) ходатайствовать о представлении ему дополнительных материалов, необходимых для дачи заключения;
  • 7) участвовать с разрешения дознавателя, следователя и суда в процессуальных действиях и задавать вопросы, относящиеся к предмету исследования;
  • 8) давать заключение в пределах своей компетенции, в том числе по вопросам, хотя и не поставленным перед ним сторонами, но имеющим отношение к предмету исследования.

Часть 3 ст. 80 УПК предлагается изложить в следующей редакции: «Заключение специалиста – представленные в письменном виде содержание исследования и выводы по вопросам, поставленным перед специалистом сторонами.

Заключение специалиста должно соответствовать требованиям, указанным в ст. 204 УПК РФ», а ч.

4 так: «Показания специалиста – сведения, сообщенные им на допросе, проведенном после получения его заключения, в целях разъяснения или уточнения данного заключения в соответствии с требованиями ст. 53, 168 и 271 настоящего Кодекса».

Часть 1 ст.

282 УПК может быть изложена в следующей редакции: «По ходатайству сторон суд обязан вызвать для допроса эксперта, давшего заключение в ходе предварительного расследования, для разъяснения или дополнения данного им заключения. Суд вправе вызвать для допроса указанного эксперта по собственной инициативе».

Полагаю, указанные изменения помогут обеспечить участникам судебного процесса равные возможности по представлению доказательств.

Эти и другие вопросы будут обсуждаться в ходе круглого стола на тему «Реализация равноправия и состязательности сторон при проведении судебных экспертиз в уголовном судопроизводстве по делам в отношении предпринимателей», который состоится 10 ноября.

Памятка судебного эксперта

Главная
/
Памятка судебного эксперта

П  А  М  Я  Т  К  А

для судебных экспертов и судей

1. Какие требования предъявляются судебному эксперту (кто может быть судебным экспертом).

1.1. Все процессуальные кодексы указывают только одно основание (требование) для назначения лица судебным экспертом – наличие специальных знаний (ст. 57 УПК РФ, ст. 85 ГПК РФ, ст. 55 АПК РФ).

Вместе с тем, процессуальные кодексы требуют, чтобы в своем заключении судебный эксперт сообщил о своем образовании, специальности, стаже работы, о наличии ученой степени  и (или) ученого звания (ст. 204 УПК РФ, ст. 86 АПК РФ).

Требование о наличии высшего образования для государственных судебных экспертов содержится в ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» (№ 73-ФЗ от 31.05.2001).

Эти данные помогают суду (следователю, дознавателю) в решении вопроса о компетентности эксперта.

             Кроме того компетентность судебного эксперта подтверждается в системах добровольной сертификации некоммерческого партнерства «ПАЛАТА СУДЕБНЫХ ЭКСПЕРТОВ» (НП «СУДЭКС»), которая является единственной в настоящее время организацией, осуществляющей  сертификацию негосударственных судебных экспертов  и негосударственных судебно-экспертных   лабораторий в Российской Федерации. Обе системы добровольной сертификации зарегистрированы в едином реестре зарегистрированных систем добровольной сертификации Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии (Госстандарт России): «Система добровольной сертификации негосударственных судебных экспертов», свидетельство о регистрации № РОСС.RU.И597.04.НЯ00, от 16.10.2009г.; «Система добровольной сертификации негосударственных судебно-экспертных лабораторий», свидетельство о регистрации № РОСС.RU.И643.04.СЭЛ0, от 22. 04. 2010г.

         В рамках указанных систем добровольной сертификации ведутся Реестры, для регистрации участников систем, выданных, приостановленных и отмененных сертификатов судебных экспертов и судебно-экспертных лабораторий.

     Реестры сертифицированных судебных экспертов и судебно-экспертных лабораторий размещены на сайте НП «СУДЭКС» — www.sudex.

ru и оснащены поисковой системой, позволяющей найти судебного эксперта или судебно-экспертную лабораторию по необходимой специальности в любом регионе Российской Федерации, что значительно облегчает поиск необходимого специалиста для выполнения судебной экспертизы.

          Программы подготовки судебных экспертов, определяющие требования к ним в вышеперечисленных системах сертификации, утверждены Минюстом России.

             1.2.

  Федеральный закон «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» (N 73-ФЗ от 31 мая 2001 года), статья 41 распространяет свое действие на судебно — экспертную деятельность лиц, не являющихся государственными судебными экспертами, и гласит: «В соответствии с нормами процессуального законодательства Российской Федерации судебная экспертиза может производиться вне государственных судебно — экспертных учреждений лицами, обладающими специальными знаниями в области науки, техники, искусства или ремесла, но не являющимися государственными судебными экспертами. На судебно — экспертную деятельность лиц, указанных в части первой настоящей статьи, распространяется действие статей 2, 4, 6 — 8, 16 и 17, части второй статьи 18, статей 24 и 25 настоящего Федерального закона».

2. Какие требования, предъявляемые к судебным экспертам, неправомерны.

2.1. Требования о предоставлении экспертом лицензии на право производства судебных экспертиз и(или) сведений (документа) о его аккредитации являются незаконными и не выполнимыми.

            Лицензирование судебно-экспертной деятельности не предусмотрено

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *