Об исключении недопустимого доказательства — протокола осмотра места происшествия при задержании с поличным

❗ Основания недопустимости протоколов осмотра (мест происшествия, предметов и т.п.) АКТУАЛЬНЫ(!) по многим уголовным делам! С примерами из реальных уголовных дел! Во многих случаях признание НЕДОПУСТИМЫМ доказательством протокола осмотра влечет недопустимость производных от него доказательств (изъятых и осмотренных предметов, а также проведенных по ним экспертиз).

Много лет профессионально занимаюсь защитой по уголовным делам и обжалованием приговоров. По результатам защиты вынесено свыше 10 оправдательных приговоров! Отменено и смягчено по составленным мной жалобам более 100 приговоров! Делюсь своей, и не только, успешной практикой защиты…

Не забывайте, что основания признания судами недопустимыми доказательствами осмотров по конкретным уголовным делам, при тех же обстоятельствах другими судами могут быть признаны НЕСУЩЕСТВЕННЫМИ…

(ПО ЛЮБЫМ, ДАЖЕ НАДУМАННЫМ И НЕВЕРОЯТНЫМ ОСНОВАНИЯМ), либо на них суды могут просто «закрыть глаза».

Тем не менее, во всех приведенных примерах есть ссылки на нормы уголовно-процессуального закона, а, следовательно, и основания для заявления защитой ходатайств о недопустимости. Дерзайте и удачи в защите!

РАССМОТРИМ НА ПРИМЕРАХ РЕАЛЬНЫХ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ ВОЗМОЖНОСТИ И ОСНОВАНИЯ ПРИЗНАНИЯ НЕДОПУСТИМЫМ ДОКАЗАТЕЛЬСТВОМ ПО УГОЛОВНОМУ ДЕЛУ ПРОТОКОЛОВ ОСМОТРОВ

1. Нет подписей (не хватает подписей) понятых, следователя или иных участвующих в осмотре лиц = протокол осмотра может быть ПРИЗНАН НЕДОПУСТИМЫМ

Протокол осмотра документов от 27.08.2020 (л.д. 94-96) суд признал недопустимым доказательством , поскольку он оформлен с нарушением положений ч. 7 ст. 166, ч. 1.1 ст. 170 УПК РФ.

Так в частности из содержания протокола следует, что в следственном действии принимали участие понятые ФИО8 и ФИО9, им были разъяснены их права, обязанности и ответственность.

При этом ход и содержание следственного действия понятыми не удостоверен, поскольку их подписи в конце протокола отсутствуют.

См.: Приговор Острогожского районного суда Воронежской области от 12 ноября 2020 г. по делу № 1-153/2020

2. С лицом, фактически подозреваемым в совершении преступления, НЕДОПУСТИМО проводить осмотры и иные следственные действия в статусе свидетеля

Приведенный в качестве доказательства государственным обвинителем протокол осмотра предметов которым осмотрена видеозапись с наружной камеры видеонаблюдения бани «Эрчим» при участии свидетеля Рудых И.И., в соответствии с ст.

75 УПК РФ суд признал недопустимым доказательством , так как получен с нарушением требований УПК РФ, поскольку Рудых И.И.

, участвуя в следственном действии в качестве свидетеля, фактически обладал всеми признаками иного статуса(!!!), что недопустимо, и, по мнению суда , привело к нарушению его прав, предусмотренных УПК РФ, включая и права на защиту, возлагая при этом не свойственные для его фактического статуса процессуальные обязанности.

См.: Приговор Нерюнгринского городского суда Республики Саха (Якутия) от 13 июля 2020 г. по делу № 1-33/2020

3. Осмотр в жилище (осмотр места происшествия в квартире, частном доме и т.п.) допустим только на основании судебного решения либо с согласия проживающих лиц

Суд признал недопустимым доказательством:

— протокол осмотра места происшествия от 18 января 2019 года в жилище расположенном по адресу: АДРЕС (л.д. 47-51),- протокол осмотра ножа от 22 января 2019 года, изъятого во время осмотра места происшествия 18 января 2019 года в жилище расположенном по адресу: АДРЕС (л.д. 52-54),

— постановление о

признании и приобщении к уголовному делу вещественных доказательств от 22 января 2019 года (л.д. 55),

— заключение эксперта НОМЕР от 15 июля 2019 года.

В связи с тем, что на основании ч. 5 ст. 177 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации осмотр жилища производится только с согласия проживающих в нем лиц или на основании судебного решения. Если проживающие в жилище лица возражают против осмотра, то следователь возбуждает перед судом ходатайство о производстве осмотра в соответствии со статьей 165 УПК РФ.

На момент проведения осмотра жилища в нем находился свидетель Ш.О.Н., при этом ее мнение о согласии на проведение указанного следственного действия не выяснялось.

При таких обстоятельствах произведенное следственное действие — осмотр жилища, и последующие следственные и процессуальные действия, (протокол осмотра ножа, постановление о признании и приобщении к уголовному делу вещественных доказательств, заключение эксперта) признаются судом незаконными.

Согласно ч. 1 ст. 75 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации

доказательства , полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми . Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных статьей 73 настоящего Кодекса.

См.: Приговор Копейского городского суда Челябинской области от 25 мая 2020 г. по делу № 1-33/2020

Приговором Буденновского городского судаСтавропольского края от 25 сентября 2020 года признан недопустимым протокол осмотра CD-диска, а также все производные доказательства, по следующим основаниям:

Следственные действия

Информация обновлена:

Следственные действия – это мероприятия, которые следователь проводит, чтобы установить:

  • кто и как совершил преступление;
  • кому причинен вред;
  • какие факты подтверждают вину обвиняемого.

Следователь может проводить только те следственные действия, которые перечислены в Уголовно-процессуальном кодексе РФ. Вот они:

  • осмотр нежилого помещения или местности;
  • освидетельствование;
  • обыск;
  • выемка;
  • допрос обвиняемого, свидетеля, потерпевшего;
  • арест почтово-телеграфных сообщений;
  • прослушивание переговоров;
  • проверка показаний на месте;
  • очная ставка;
  • следственный эксперимент;
  • опознание.

Помните: все эти действия должны проводиться строго по закону. Доказательства, добытые сотрудниками полиции с нарушением требований Уголовно процессуального кодекса, не могут быть использованы в суде.

Следственные действия нельзя проводить в ночное время, то есть с 22 часов вечера до 6 утра. Исключение составляют случаи, когда промедление приведет к потере доказательств или нарушению прав граждан.

Пример

По подозрению в совершении мошенничества полицейские задержали в 22:00 гражданина Смирнова С. В. на основании внешнего сходства с разыскиваемым преступником. Чтобы определить, совершал ли задержанный мошенничество, следователь в 22:15 провел его допрос, а в 23:40 – опознание заявителем.

Закон разрешает следователю использовать в ходе следственных действий технические средства. Например, он вправе провести допрос или очную ставку с применением видеокамеры. Обвиняемый не может отказаться от участия в допросе только потому, что его слова будет фиксировать видеокамера. До начала допроса следователь обязан предупредить, что будет применять видео или звукозапись.

Следственные действия, проводимые с целью обнаружения и фиксации следов преступления и доказательств, которые требуют их незамедлительного закрепления, изъятия и исследования, называют неотложными. Их проводят уже после возбуждения уголовного дела и только если производство предварительного следствия обязательно (п. 19 ст. 5 УПК РФ).

Как правило, неотложные следственные действия проводит дознаватель, который, обнаружив преступление, возбудил дело. Их неотложность связана с опасностью потери доказательств. После проведения этих действий дознаватель обязан передать дело руководителю следственного органа. Это единственный случай, когда часть предварительного следствия проводит не следователь, а дознаватель.

На практике такие случаи редки. Обычно оперативники собирают материал проверки, а потом несут его следователю или начальнику следственного отдела, который и принимает решение о возбуждении дела.

Если все же дело возбудит орган дознания, то самое большее, на что решаются оперативники, – провести осмотр места происшествия или обыск.

Однако действовать они могут только по письменному поручению дознавателя.

Любое следственное действие следователь должен оформить протоколом. Если он этого не сделает или протокол будет составлен с нарушением закона, результаты следственного действия нельзя использовать в суде.

Обычно следователь заполняет протокол на специальном типографском бланке. Бывает, что у следователя нет при себе бланка. Тогда он может составить протокол от руки с заполнением всех необходимых реквизитов.

В протоколе нужно указать:

  • дату и место, где проводилось следственное действие, время его начала и окончания с точностью до минуты;
  • Ф. И. О., а при необходимости – адрес и другие данные всех участвующих в следственном действии. Требуйте, чтобы указывались полные имена и адреса. Иначе потом будет сложно разыскать участника следственного действия;
  • все действия в том порядке, в котором они проводились;
  • выявленные в ходе следственного действия обстоятельства;
  • технические средства, которые использовались в ходе следственного действия, и результаты их использования.

В протоколе обязательно должна быть пометка о том, что всем гражданам, участвующим в следственном действии, разъяснены их права и обязанности, а также порядок производства следственного действия.

Обычно следователь составляет протокол во время или сразу по окончании следственного действия. Но если проводилась видеозапись, протокол составляют чуть позже.

Участников следственного действия в тот же день приглашают в помещение, где можно посмотреть отснятое. Смотрите внимательно – возможно, вы что-то упустили во время следственного действия.

Имейте в виду: видеозапись не должна «прокручиваться» в ускоренном режиме.

После просмотра вы вправе высказать свои замечания, которые также записывают на видеокамеру. Затем следователь составляет протокол, который подписывают все участники следственного действия.

Перед подписанием следователь должен спросить, есть ли у вас замечания и дополнения к протоколу. Если сотрудник полиции зафиксировал ваши замечания не в полном объеме или неправильно, впишите их сами в графу «Замечания к протоколу».

Читайте также:  Взыскана компенсация морального вреда за действия, порочащие честь, достоинство и деловую репутацию

Бывает, что места на бланке протокола недостаточно. Тогда изложите свои замечания собственноручно на отдельном листе бумаги.

Только не забудьте отразить этот факт в протоколе, например, так: «Замечания к протоколу изложены мною собственноручно на отдельном листе и прилагаются к протоколу».

Если следователь откажет вам в собственноручном изложении замечаний, обратите на это внимание всех присутствующих и отразите в протоколе. Просите следователя не оставлять в протоколе пустых мест – пусть поставит прочерки. Это нужно, чтобы потом сотрудники полиции не смогли вписать в протокол ничего лишнего.

Если в ходе следственного действия изъяты нежелательные предметы или документы, воздержитесь от подписания протокола и не давайте никаких объяснений.

При обыске, копировании данных на электронные носители информации (при выемке), личном обыске, опознании должно участвовать не менее двух понятых (при других следственных действиях понятые участвуют по усмотрению следователя).

Понятой – это незаинтересованный гражданин, которого приглашает следователь, чтобы удостоверить ход и результаты следственного действия.

Имейте в виду: рядом с каждым сотрудником полиции, проводящим следственное действие, должно находиться не менее двух понятых.

Пример

Предпринимателя Иванова привлекли к ответственности за незаконное хранение огнестрельного оружия. В суде выяснилось, что, когда в гараже предпринимателя был найден обрез ружья, один понятой находился в гараже, а второй – в доме Иванова. Суд признал обыск незаконным и снял обвинение в хранении оружия.

Бывает, что оперативники «разбегаются» по помещениям фирмы, оставив понятых одних. Вы можете использовать это обстоятельство в суде в свою пользу. Попросите судью допросить понятых о том, как проводилось следственное действие. На основании их показаний результаты следственного действия будут признаны незаконными.

Пример

Сотрудники фирмы силой удерживали на своем складе руководителя конкурирующей компании.

После освобождения, уже находясь в отделении полиции, потерпевший пояснил, что ему связали руки, но он смог разрезать веревку и оставил ее на полу. Следователь провел осмотр складского помещения и действительно нашел на полу кусок веревки. Но сказал об этом понятым, только когда взял находку в руки.

На суде адвокат обвиняемого заявил ходатайство об исключении веревки из списка доказательств. Допросив понятых, суд признал, что веревка была обнаружена с нарушением закона, и удовлетворил ходатайство адвоката.

Нередки случаи, когда следователь привозит с собой внештатных сотрудников полиции или курсантов учебного заведения МВД. Такие понятые всегда дадут «нужные» следствию показания. Поэтому, если следователь приехал со «своими» понятыми, попросите заменить их. Если вам откажут, обязательно занесите свои возражения в протокол.

Часто расследование начинается с осмотра места происшествия. Это следственное действие, в ходе которого следователь осматривает место, где произошло преступление. Цель осмотра – поиск и изъятие всего, что может помочь в расследовании (документов, вещей и т. д.).

Пример

Следователь выехал в магазин, где оперативники задержали граждан, подозревавшихся в продаже фальсифицированной водки. Он провел осмотр подсобных помещений магазина, а также прилавков, где обнаружил 205 бутылок водки. В тот же день были проведены осмотры еще двух торговых точек. По результатам осмотра было возбуждено уголовное дело по статье 171 УК РФ – незаконное предпринимательство.

Осмотр места происшествия закон разрешает проводить до возбуждения уголовного дела (ч. 2 ст. 176 УПК РФ). Однако для этого нужны веские основания. Если следователь ничего не найдет, а значит, и не возбудит уголовного дела, можете обратиться в суд: осмотр незаконен.

Перед осмотром следователь (или дознаватель) должен предъявить вам свое служебное удостоверение и объяснить, какое преступление у вас произошло и какие помещения он будет осматривать.

Понятые: судебная практика по уголовным делам

Участие понятых обязательно при производстве обыска, предъявления для опознания, выемки электронных носителей.

Наложение ареста на имущество, следственный эксперимент, проверка показаний на месте, прослушивание фонограммы записи телефонных и иных переговоров, осмотр и выемка (в том числе почтово-телеграфных отправлений) производится либо с участием понятых, либо с применением технических средств фиксации хода и результатов следственных действий. Нарушение правил о подборе понятых, участвующих при производстве следственных действий, может повлечь признание полученных по их результатам доказательств недопустимыми.

Для выстраивания адвокатом тактики защиты по уголовным делам важно знать не только положительную, но и отрицательную судебную практику по ходатайствам о признании доказательств недопустимыми из-за подбора понятых.

Это помогает не тратить силы и время на составление и подачу ходатайств с сомнительными перспективами, а сосредоточится на поиске тех нарушений закона, которые действительно способны помочь защититься от уголовного обвинения.

Также важное значение имеет правильно выстроенный перекрёстный допрос понятых.

«Штатные» понятые

Ссылка осужденного Д. в жалобе на то, что в проверках показаний на месте с участием П.

неоднократно участвовали одни и те же понятые, нельзя расценить как нарушение уголовно-процессуального закона, поскольку статья 60 УПК РФ не содержит запрет на возможность повторного привлечения лица для участия в качестве понятого при проведении другого следственного действия по тому же уголовному делу. Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 03.03.2014 N 9-АПУ14-4

Доводы жалоб о том, что свидетели Ц. и Ф. заинтересованы в исходе настоящего уголовного дела, а их показания являются недостоверными, так как они «штатные» понятые и на постоянной основе работали в Следственном отделе, обоснованно признаны судом несостоятельными. Свидетели Ц. и Ф.

в судебном заседании пояснили об отсутствии у каждого из них заинтересованности в исходе данного дела, а также о том, что на даты проведения следственных действий с их участием в качестве понятых, никто из них не являлся сотрудником правоохранительных органов, работником органов исполнительной власти, никто из них не был наделен в соответствии с Федеральным законом полномочиями по осуществлению оперативно-розыскной деятельности и (или) предварительного расследования. С учетом изложенного, оснований для признания недостоверными либо недопустимыми доказательствами показаний свидетелей Ц. и Ф., как и протоколов удостоверенных ими, как понятыми, у суда не имелось. Кассационное определение Верховного Суда РФ от 18.10.2012 N 58-О12-50

Основания для исключения доказательств — Сам себе адвокат

 Как следует из закона позиции ВС РФ, доказательства считаются недопустимыми, когда при их собирании и закреплении был нарушен установленный законом порядок.

Кроме того, доказательства являются недопустимыми, если они получены в результате действий, непредусмотренных процессуальными нормами, регулирующими производство конкретного следственного действия (далее СД). То есть, если процессуальная форма производства СД не соблюдается.

Хотя УПК достаточно четко регламентирует процедуру проведения СД, на практике в каждом деле можно найти нарушения. Следователи смешивают несколько СД  в одном или подменяют одно СД другим. Например, проверку показаний на месте подменяют протоколом ОМП с участием подследственного.

Нарушения при осмотре места происшествия

 Сущность ОМП в том, что следователь визуально наблюдает материальные объекты, имеющие значение для дела, а затем фиксирует их признаки, описывая в протоколе и применяя технические средства.

Наименование СД свидетельствует о том, что в ходе его производства применяется преимущественно метод визуального наблюдения, то есть исследование объекта при помощи органа зрения с фиксацией указанного в статике, а также с помощью фототехники, чертежей и рисунков.

Протокол осмотра должен отражать именно результат наблюдения субъекта, его проводящего. Несмотря на это следователи очень часто во время ОМП задают вопросы присутствующим лицам и заносят их пояснения в протокол.

В таких случаях следователь нарушает не только порядок производства ОМП ,но и порядок получения сведений об обстоятельствах дела от потерпевших (свидетелей). Его действия вопреки требованиям ч. 4 ст. 177 УПК РФ направлены на фиксацию информации, полученной от третьего лица, а не наблюдаемой самостоятельно.

В то же время единственный способ получения сведений от потерпевшего это его допрос, в том числе его разновидности проверка показаний на месте, очная ставка и т. д. УПК закрепляет исчерпывающий перечень следственных действий, а также требования к их процессуальной форме (порядку проведения, способу фиксации и т. д.).

При этом закон запрещает смешивать СД  и проводить одно в рамках другого. Так как допрос поименован в УПК РФ как самостоятельное СД , проводить его в рамках ОМП  незаконно. Если же протокол ОМП содержит информацию, полученную от третьих лиц, не проводящих осмотр, он является недопустимым доказательством.

Другим распространенным нарушение при проведении ОМП это подмена его обыском в жилище. Осмотр предполагает, что следователь непосредственно воспринимает и фиксирует внешние признаки объектов, к которым есть свободный доступ, исключающий необходимость проведения принудительных поисковых мероприятий (вскрытие помещений, хранилищ, поиск внутри предметов мебели).

Кроме того, цель ОМП детально исследовать и зафиксировать обстановку и обнаружить очевидные следы преступления, для фиксации которых не требуется принудительный поиск.

 Если у следователя есть основания полагать, что в каком-либо месте или у какого-либо лица могут находиться орудия, оборудование или иные средства совершения преступления, предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для дела, нужен обыск, то есть принудительный поиск указанных предметов. Обыск в жилище возможен только на основании судебного решения.

Читайте также:  Адвокат по статье 315. Неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта

Если следователь проводит его без постановления суда, даже с согласия проживающих в жилище лиц, обыск незаконен. Это и отличает обыск в жилище от его осмотра, который может проводиться с согласия проживающих в нем лиц без решения суда. При таких обстоятельствах протокол ОМП является недопустимым доказательством.

Также недопустимыми доказательствами будут все предметы, изъятые в ходе этого СД и приобщенные к материалам дела в качестве вещественных доказательств. Предъявление для опознания при осмотре предметов Осмотр предметов как СД имеет ту же природу и сущность, что и ОМП.

 Следователь воспринимает и фиксирует индивидуальные внешние признаки осматриваемых предметов материального мира. Осмотр не предполагает установления наличия или отсутствия тождества осматриваемого предмета с тем предметом, который ранее воспринимался каким-либо участником уголовного судопроизводства.

 Для этого существует иное следственное действие предъявление для опознания. Предъявление для опознания является единственным законным способ отождествления предъявляемого предмета с предметом, который ранее наблюдался опознающим. Никакие иные способы недопустимы.

Опознание всегда должно проводиться как отдельное следственное действие с соблюдением всех установленных законом правил (предварительный допрос о признаках, по которым предмет или лицо могут быть опознаны; недопустимость повторного опознания одного и того же предмета или лица по одним и тем же признакам; предъявление опознания в количестве не менее трех лиц, предметов, фотографий и т. д.). Проводить опознание в рамках какого-либо иного СД  нельзя, поскольку происходит смешение двух СД,  а процессуальные гарантии, предусмотренные для опознания, отсутствуют.

Не проведение выемки

 Если лицо добровольно является в правоохранительные органы и выдает предметы, имеющие значение для расследования, факт получения предмета следователь может зафиксировать двумя способами: либо актом добровольной выдачи этих предметов, либо протоколом выемки Фиксировать этот факт в протоколе ОМП недопустимо, поскольку:
следственный орган не является местом происшествия; характер следственного действия не соответствует фактическим действиям следователя. Ведь предмет, имеющий значение для дела, не обнаружен лично следователем в ходе непосредственного наблюдения объектов, к которым имеется свободный доступ, а предоставлен ему третьим лицом. Нарушения при получении абонентской информации В соответствии со ст. 23 Конституции РФ каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничить это право можно только на основании судебного решения. По общему правилу его необходимо получить до начала производства СД. В исключительных случаях это можно сделать и после, но решение должно быть в любом случае. Однако часто следователи получают информацию о соединениях абонента по правилам ст. 186.1 УПК РФ, а информацию о базовых станциях этих соединений впоследствии в ходе выемки.

Такая практика незаконна, поскольку информация получена не в рамках надлежащего СД (выемка вместо получения информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами).

 Следственное действие, затрагивающее конституционное право лица на тайну корреспонденции, проводится без судебного решения.

Это лишает субъекта, информация о соединениях которого получается, дополнительных процессуальных гарантий в виде предварительного судебного контроля.

Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 19.02.2019 N 56-АПУ19-2

  • ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  • АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
  • от 19 февраля 2019 г. N 56-АПУ19-2
  • Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Боровикова В.П.

судей Ермолаевой Т.А., Русакова В.В.

при секретаре Ивановой А.А.

рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы осужденного Коробейникова Д.В. и адвоката Ковзана Ю.Ю. на приговор Приморского краевого суда от 20 ноября 2018 года, по которому

КОРОБЕЙНИКОВ ДМИТРИЙ ВЛАДИМИРОВИЧ, < ... > , не судимый,

осужден к наказанию:

— по ч. 3 ст. 30, ч. 5 ст. 228.1 УК РФ (действия с наркотическим средством 650,81 г) — в виде лишения свободы сроком на 9 лет, со штрафом в размере 500 000 рублей;

— по ч. 5 ст. 228.1 УК РФ (действия с наркотическим средством 421,99 г) — в виде лишения свободы сроком на 15 лет, со штрафом в размере 600 000 рублей;

— по ч. 3 ст. 30, ч. 5 ст. 228.1 УК РФ (действия с наркотическим средством 49412,48 г) — в виде лишения свободы сроком на 9 лет 6 месяцев лишения свободы, со штрафом в размере 900 000 рублей.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения основного и дополнительного наказаний, окончательно к отбытию определено 17 лишения свободы в исправительной колонии строгого режима со штрафом в размере 1 500 000 рублей,

Заслушав доклад судьи Ермолаевой Т.А., выступления осужденного Коробейникова Д.В. и адвоката Левиной Н.А., поддержавших доводы апелляционных жалоб, выступление прокурора Шохина Д.Э., просившего приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

установила:

по приговору суда Коробейников признан виновным в покушении на незаконный сбыт наркотических средств, совершенном с использованием информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» в особо крупном размере, при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам, незаконном сбыте наркотических средств в особо крупном размере, покушении на незаконный сбыт наркотических средств, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с использованием информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» в особо крупном размере, при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам.

Преступления совершены в 2015 — 2016 гг. в Приморском крае при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В апелляционной жалобе адвокат Ковзан Ю.Ю. просит об отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение. Адвокат указывает, что обвинение построено лишь на показаниях В., дело в отношении которого выделено в отдельное производство.

Суд необоснованно не принял во внимание заявление Коробейникова в судебном заседании о том, что он не просил В. переводить 500 тысяч рублей гражданину Китая. Эти показания ничем не опровергнуты и должны быть истолкованы в пользу Коробейникова.

Осужденный Коробейников в жалобе и неоднократных дополнениях также оспаривает законность и обоснованность приговора, указывая, что он построен на голословных показаниях заинтересованного лица (В.), которые он подробно приводит в жалобе и дополнениях к ней, анализирует их и дает им свою оценку. Осужденный считает, что его (В.

) показания являются недопустимыми и недостоверными доказательствами. Осужденный также ссылается на нарушение права на защиту, поскольку суд не дал ему возможности ознакомиться с материалами дела, и он не смог надлежаще подготовиться к защите.

Считает, что судом необоснованно отказано в проведении предварительного слушания, ему (Коробейникову) необоснованно отказывалось в принятии его апелляционных жалоб, не установлена законность происхождения положенных в обоснование вывода о его виновности доказательств.

Осужденный Коробейников указывает, что сотрудники УФСБ России по Приморскому краю оказывали давление на него и его родственников с целью получения необходимых показаний. Также он выражает несогласие с показаниями допрошенного по делу свидетеля И.

, подробно приводит свои показания, данные в судебном заседании, указывает, что судья затягивал с рассмотрением ходатайств, чем нарушил его право на защиту, ввел его в заблуждение по своему интерпретируя нормы УПК РФ, необоснованно не вернул дело прокурору, необоснованно отказал в назначении фоноскопической и лингвистической экспертиз.

В жалобе и дополнениях (именуемых в ряде случаев ходатайствами), осужденный ставит вопрос о признании недопустимыми положенных в обоснование приговора доказательств, в частности, результатов ОРМ «Наблюдение» и «Прослушивание телефонных переговоров», фонограмм, протокола опознания Ш.

протоколов допросов его (Коробейникова) в качестве подозреваемого и обвиняемого, протокола проверки показаний на месте, вещественных доказательств и носителя информации, а также иных доказательств (которые подробно перечисляются в дополнениях к апелляционной жалобе). Осужденный утверждает об отсутствии оснований для проведения в отношении него ОРМ, о фальсификации постановлений о проведении ОРМ и указывает, что отказав в вызове свидетелей, участвующих в ОРМ, суд нарушил его право на защиту. Ссылается на нарушение права на защиту и в связи с необоснованным, по его мнению, отказом суда в допуске к участию в деле наряду с адвокатом гр. М.

Государственным обвинителем принесены возражения на апелляционные жалобы.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб, Судебная коллегия не находит оснований для их удовлетворения.

Дело судом рассмотрено с соблюдением принципа состязательности сторон, предусмотренного ст. 15 УПК РФ. Судом созданы необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

Все доказательства, представленные как стороной обвинения, так и стороной защиты исследованы.

Заявленные сторонами ходатайства разрешены в соответствии с требованиями уголовно процессуального закона, принятые судом по ходатайствам решения мотивированы и аргументированы.

Все доводы осужденного и его защиты о непричастности к преступлениям проверялись судом первой инстанции, результаты проверки отражены в приговоре с указанием мотивов принятых решений.

Судебная коллегия, проверив аналогичные доводы, приведенные в жалобах и в ходе рассмотрения дела в апелляционном порядке, также приходит к выводу о том, что они полностью опровергаются исследованными судом и изложенными в приговоре достоверными и допустимыми доказательствами, которые не содержат существенных противоречий и согласуются между собой. Суд привел в приговоре мотивы, по которым он принял вышеперечисленные доказательства в качестве допустимых и достоверных и отверг доводы осужденного в свою защиту. Все принятые судом решения по оценке доказательств основаны на законе и материалах дела. Неустраненных существенных противоречий в исследованных судом доказательствах, сомнений в виновности осужденного, требующих истолкования их в пользу осужденного, Судебной коллегией по делу не установлено.

Читайте также:  Адвокат по статье 146. Нарушение авторских и смежных прав

Вопреки доводам апелляционных жалоб, в судебном заседании исследованы все существенные для дела доказательства, представленные сторонами, все заявленные сторонами ходатайства, в том числе и те, на которые осужденный указывает в апелляционной жалобе, разрешены судом в соответствии с требованиями закона, принятые по этим ходатайствам решения суда достаточно мотивированы и являются правильными.

Нарушений принципа состязательности сторон, необоснованных отказов стороне защиты в исследовании доказательств, которые могли иметь существенное значение для исхода дела, нарушений процессуальных прав участников, повлиявших или могущих повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, по делу не допущено. Законный и мотивированный отказ в удовлетворении ряда ходатайств не свидетельствует об обвинительном уклоне суда.

  1. Приговор вынесен с соблюдением требований уголовно-процессуального закона.
  2. Вывод суда о доказанности вины осужденного в содеянном основан на совокупности приведенных и проанализированных в приговоре доказательств, надлежаще оцененных судом.
  3. Доводы апелляционных жалоб о признании недопустимыми доказательствами протоколов допросов Коробейникова в качестве подозреваемого и обвиняемого, а также протокола проверки показаний на месте необоснованны.

В ходе предварительного расследования подозреваемый Коробейников был обеспечен защитником. В соответствии ст. ст. 49 и 50 УПК РФ Коробейникову 6 июля 2016 года в 11:10 разъяснялись права, предусмотренные ст. 46 УПК РФ, а также право иметь защитника.

В протоколе разъяснения прав имеется запись, сделанная Коробейниковым о том, что он желает воспользоваться услугами адвоката по назначению, и его подпись. Защиту Коробейникова осуществляла адвокат Протас А.И., о чем свидетельствует ордер адвоката.

Защитник присутствовала при составлении протокола задержания 6 июля 2016 года, каких-либо замечаний и заявлений от Коробейникова и его защитника не поступило, о чем свидетельствует протокол задержания.

В присутствии защитника Коробейникову были разъяснены положения главы 40.1 УПК РФ. Допрос в качестве подозреваемого произведен после задержания. Перед допросом в присутствии защитника Коробейникову были разъяснены права и обязанности, предусмотренные ст.

46 УПК РФ, о чем в протоколе имеются подписи подозреваемого и защитника. Протокол содержит подробные показания и рукописную запись «С моих слов записано верно и мною прочитано», удостоверенную подписью Коробейникова.

Замечаний о ненадлежащей процедуре допроса, нарушении процессуальных прав либо применении незаконных методов указанный протокол не содержит.

7 июля 2016 года на защиту Коробейникова было заключено соглашение с адвокатом Ковзаном. Все протоколы допросов, допустимость которых оспаривает Коробейников, проведены и составлены с участием защитника Ковзана в соответствии с требованиями ст. ст.

164, 166, 187 и 190 УПК РФ. Протоколы подписаны всеми участниками следственных действий, никто из них не делал замечаний ни по процедуре проведения следственных действий, ни по содержанию показаний Коробейникова, изложенных в протоколах допросов.

13 июля 2016 года в присутствии защитника Ковзана Коробейникову предъявлено и разъяснено существо обвинения, после чего Коробейников в присутствии защитника был допрошен и давал показания по существу предъявленного обвинения, пояснил, что он в полном объеме подтверждает показания в качестве подозреваемого 06.

07.2016 и дополнил свои показания отдельными деталями. В последующих допросах с участием защитника Коробейников дополнял ранее данные им показания, по окончании допросов показания были прочитаны Коробейниковым, замечаний и дополнений не поступило.

Коробейников собственноручно подтверждал правильность составления протоколов, что удостоверялось его и защитника подписями. Заявлений и ходатайств о нарушении права на защиту, о ненадлежащем оказании юридической помощи адвокатами Протас и Ковзаном, Коробейниковым сделано не было.

Не содержат протоколы допроса и замечаний на действия следователя или оперативных сотрудников.

При таких обстоятельствах доводы Коробейникова о том, что протоколы допроса составлены со слов следователя или оперативных сотрудников, которые обманным путем и уговорами заставили его подписывать протокол, голословны.

Нарушений требований ст. ст. 166, 187, 190, 194 УПК РФ при проведении проверки показаний на месте и при фиксации сведений, полученных при проведении этого следственного действия, не установлено.

Ни во время проведения проверки показаний на месте, ни в момент составления протокола данного следственного действия, никто из участвующих лиц замечаний и заявлений о нарушениях при проведении проверки либо об оказании давления на Коробейникова не делал.

Сам Коробейников на несоответствие сведений, изложенных в протоколе, на оказание воздействия во время проведения проверок, ни при подписании протокола проверки показаний на месте, ни при выполнении требований ст. 217 УПК РФ не ссылался.

Проверка показаний на месте проводилась после разъяснения Коробейникову процессуальных прав.

Протокол содержит сведения, что защитник и понятые участвовали на протяжении всего следственного действия, а поэтому доводы Коробейникова об оказании воздействия на него перед или в ходе проведения проверки показаний на месте Судебная коллегия не может признать убедительными.

Доводы осужденного о применении к нему недозволенных методов ведения следствия проверены следственными органами в порядке ст. ст. 144, 145 УПК РФ. Постановлением следователя криминалиста С. от 20 августа 2018 года отказано в возбуждении уголовного дела за отсутствием состава преступления в действиях оперуполномоченного И.

  • Вопреки доводам адвоката в суде апелляционной инстанции, проверка была проведена полно и объективно, в ходе ее были опрошены не только оперуполномоченные, на которых указывал Коробейников, но и супруга осужденного, которая указала об отсутствии какого-либо давления на нее.
  • Суд обоснованно указал, что вопреки доводам об оказании воздействия на Коробейникова сотрудниками управления ФСБ с целью получить признательные показания при проведении предварительного расследования, Коробейников на разных его стадиях, при смене защитников, добровольно выбирал позицию по делу.
  • С момента задержания Коробейников давал показания о фактических обстоятельствах дела, в которых признавал свою вину в содеянном.

Однако с ноября 2017 года Коробейников стал пояснять о своей непричастности к преступлениям и воспользовался ст. 51 Конституции РФ. Данные обстоятельства, по мнению Судебной коллегии, опровергают доводы Коробейникова об оказании на него воздействия сотрудниками ФСБ, поскольку он сам избирал свою позицию по делу, давая те показания, которые считал нужным изложить.

Доводы о недопустимости протокола опознания гражданина Ш. необоснованны. Опознание Коробейниковым гражданина Ш. 13 июля 2016 года проведено с участием защитника и понятых, не содержит никаких замечаний и заявлений ни от Коробейникова, ни от его защитника и присутствующих при опознании лиц.

Ссылка на показания свидетеля Г. как на обстоятельство, подтверждающее факты оказания давления на Коробейникова в ходе «приватных» с ним бесед следователя, несостоятельна. Следователь Г. показывал лишь о том, что он беседовал с Коробейниковым и его адвокатом по поводу возможности проведения опознания гр. Ш. о каких-либо других фактах бесед с Коробейниковым данных не имеется.

Гр. Ш. был допрошен в судебном заседании с соблюдением требований уголовно-процессуального закона с разъяснением положений ст. 51 Конституции РФ. Отвод, заявленный Коробейниковым переводчику, присутствовавшему в судебном заседании во время допроса гр. Ш., разрешен в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

Доводы жалоб Коробейникова об исключении вещественных доказательств, в связи с отказом суда в истребовании документов с целью проверки законности ОРМ, безосновательны, поскольку указанные им основания, в силу требований ст. 75 УПК РФ не являются достаточными для признания доказательств недопустимыми.

Доводы жалоб о признании недопустимыми доказательствами протоколов осмотра, постановления о приобщении вещественных доказательств и носителя информации, проведенных на основании постановления Приморского краевого суда безосновательны.

Как видно из дела и содержания жалоб Коробейников считает их незаконными, поскольку постановление о проведении ОРМ «Наблюдение» вынесено 29 июня 2016 года, а зарегистрировано 25 июля 2016 года.

Между тем, вопреки доводам осужденного, регистрация постановления спустя 26 дней с момента его вынесения не ставит под сомнение законность его вынесения, а также законность проведенного на основании этого постановления ОРМ «Наблюдение».

Документы, подтверждающие основания проведения ОРМ «Наблюдение», были исследованы судом.

Установлено, что данные документы надлежащим образом зарегистрированы, рассекречены и позволяют сделать вывод о том, что ОРМ проводилось на основании соответствующего решения, вынесенного уполномоченным должностным лицом и в установленные постановлением сроки.

Проведение ОРМ в отношении Коробейникова либо иных лиц с нарушением ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» судом первой инстанции не установлено. Не усматривает таких данных и Судебная коллегия.

Вопреки доводам жалоб осужденного Коробейникова, отсутствие в материалах дела рапорта или распоряжения на проведение 05-6 июля 2016 года ОРМ «Обследование» не может быть признано существенным нарушением Закона «Об ОРД», поскольку проведение данных ОРМ было вызвано действиями Коробейникова, выявленными в результате ОРМ «Наблюдение», которое проводилось в отношении указанного лица. Об обстоятельствах, при которых было принято решение о проведении вышеуказанного ОРМ, показал в судебном заседании свидетель И.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *