Жалоба на постановление об избрании меры пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении

Последнее обновление: 31.01.2020

Уголовно-процессуальный закон России предусматривает сразу несколько мер принуждения, которые допустимо применять к подозреваемым или обвиняемым. Наиболее суровыми из них являются заключение под стражу и домашний арест, их избрание – исключительная компетенция суда.

В полномочия следователя или дознавателя входит избрание других мер пресечения, в том числе и подписки о невыезде и надлежащем поведении.

Какие ограничения накладываются на гражданина в этом случае? Что можно и что нельзя находящемуся под подпиской лицу, в каких случаях ее применяют? Читайте в нашей статье.

Что такое подписка о невыезде

Обычно эту меру избирают в отношении обвиняемых в совершении преступлений небольшой или средней тяжести. Это причинение легких телесных повреждений, кража на небольшие суммы, повреждение имущества и т.д.

Подписка означает, что без ведома должностного лица, производящего следствие или дознание, человеку уезжать за пределы определенного муниципального образования запрещено.

Причиной, по которой следователь применяет такое временное ограничение, чаще всего бывают опасения отъезда обвиняемого в другой регион.

Данная мера пресечения, как и другие, может быть применена только к подозреваемому или обвиняемому. Полностью ее название звучит так: «подписка о невыезде и надлежащем поведении», что означает недопущение со стороны гражданина следующих действий:

  • выезд из города или страны (путь за границу закрыт);
  • совершение правонарушений или преступлений в период следствия и суда;
  • воздействие на свидетелей или потерпевших, а также других участников дела – экспертов специалистов и т.д.;
  • уничтожение доказательств;
  • препятствование иным образом ходу расследования.

Жалоба на постановление об избрании меры пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении

В случаях, когда серьезных опасений о том, что преступник скроется, не имеется, в отношении лица практически всегда избирается подписка. При этом у обвиняемого должно быть постоянное место жительства.

Это логично, поскольку назначаемый запрет выезжать в другой город при отсутствии места жительства абсолютно не эффективен.

В крайне редких случаях следователь назначает эту меру принуждения к тем лицам, у которых имеется лишь временная прописка.

Специалисты права отмечают, что подписка предполагает своего рода добровольное согласие со стороны обвиняемого подчиниться столь неудобному ограничению.

Когда лицо отказывается поставить свою подпись в том, что принимает на себя данное обязательство, его никто не сможет заставить это сделать.

Вместе с тем, нужно понимать, что подобный отказ, вероятно, будет воспринят следователем как намерение препятствовать расследованию. За этим вполне может последовать решение вопроса об избрании более жесткой меры (содержание под стражей).

Вопрос:
Можно ли в российском уголовном процессе применить подписку о невыезде потерпевшему?

Нет, это не предусмотрено законом. Вместе с тем, у свидетеля или потерпевшего следователь вправе отобрать обязательство о явке, которое предполагает обязанность являться при отсутствии ограничения свободы передвижения.

Процедура избрания

Как только следователь приходит к выводу о целесообразности применения к тому или иному лицу подписки о невыезде, он выносит об этом постановление, которое подшивает в дело. Затем заполняется бланк, где обязательна подпись обвиняемого или подозреваемого, такой документ тоже подшивается в материалы:

ПОДПИСКА О НЕВЫЕЗДЕ И НАДЛЕЖАЩЕМ ПОВЕДЕНИИ
(образец)

г. Екатеринбург
20 октября 2018

Я. Иванов Иван Иванович, 03 марта 1977 года рождения, проживающий по адресу: г. Екатеринбург, ул. Рябинина, д. 2, кв. 89, даю настоящую подписку следователю второго отдела по расследования дел, связанных с нарушением эксплуатации транспорта лейтенанту юстиции Морозову Е.Н.

в том, что до окончания предварительного расследования и судебного разбирательства по уголовному делу по обвинению меня в свершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 264 УК РФ, обязуюсь не выезжать за пределы города Екатеринбург, не менять постоянного места жительства и регистрации по ул. Рябинина, д. 2, кв. 89, г.

Екатеринбург без разрешения следователя или суда, являться по вызовам, не препятствовать производству по вышеуказанному уголовному делу.

Мне, Иванову Ивану Ивановичу, разъяснена ответственность за нарушение подписки о невыезде и надлежащем поведении в виде изменения на другую меру пресечения, в том числе домашний арест или заключение под стражу.

Обвиняемый: Иванов И.И., число, подпись

Подписку отобрала следователь второго отдела по расследованию дел, связанных с нарушением эксплуатации транспорта, лейтенант юстиции Морозов Е.Н. – число, подпись

Обязательным пунктом в подписке должен быть срок действия для подозреваемого или обвиняемого.

Обычно следователи указывают, как в нашем примере, «до окончания дознания (предварительного следствия) и судебного разбирательства».

Это означает, что на протяжении всего расследования, в период изучения дела прокурором (после составления обвинительного акта или заключения), а также на протяжении всего судебного рассмотрения (сколько бы оно не длилось, с учетом переноса дат заседаний) свобода передвижения человека будет ограниченной.

Избранная мера пресечения будет длиться до провозглашения судом приговора или постановления по итогам рассмотрения уголовного дела. В резолютивной части судебного акта в обязательном порядке должно быть указано решение относительно подписки. Может быть три варианта:

  1. «…. меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении, избранную осужденному Петрову В.К., оставить до вступления в силу настоящего приговора». Такое распоряжение будет иметь место, когда Петрову В.К. назначили наказание, не связанное с лишением свободы – например, условное, исправительные работы, штраф и т.д.
  2. « …меру пресечения, избранную Ковалеву А.В., отменить». Абсолютная отмена подписки будет иметь место при условии полного оправдания гражданина или прекращения в отношении него преследования по любому из оснований (по амнистии, вследствие истечения сроков давности привлечения к ответственности, в связи с примирением и т.д.).
  3. «….. избранную Маньшину В.С. подписку о невыезде изменить на заключение под стражу до вступления в законную силу приговора». В этом случае суд назначил Маньшину, находившемуся под подпиской, наказание в виде лишения свободы, в этой связи его немедленно уведут в наручниках в конвойное помещение суда, а затем доставят в СИЗО.
  • В приведенных ситуациях суд, в соответствии с УПК РФ, реализует свои полномочия в зависимости от окончательного решения по делу.
  • Вопрос:
    Возможно ли изменение меры пресечения до провозглашения приговора?
  • Да, если лицо ее нарушает.
  • Вопрос:
    Кто контролирует отсутствие нарушений со стороны обвиняемого, которому избрана подписка?

В первую очередь, следователь или дознаватель. В то же время, представители правоохранительных органов не имеют возможности ежедневно проверять, в городе ли фигурант по делу и не сбежал ли.

В основном, нарушение подписки выявляется при вызове лица на допрос или для участия в других процессуальных действиях (ознакомление с экспертизами, проведение очной ставки, проверка показания на месте, опознание и т.д.).

Если человек не явился, отключил телефон – тогда уже следователь сам или с помощью оперативных сотрудников посещает обвиняемого по месту жительства, выясняет причины неявки.

Если уважительных причин не установлено, следователь принимает следующие шаги:

  1. Выносит постановления об отмене подписки о невыезде, объявлении человека в розыск.
  2. Обращается в суд с ходатайством об избрании скрывшемуся лицу меры пресечения в виде заключения под стражу, которое судьями практически в 99% процентов удовлетворяется. Обычно такое ходатайство подается в суд уже после задержания лица, которое доставляется в зал судебного заседания в назначенное время для непосредственного участия. Вопрос об избрании стражи рассматривается судом в течение нескольких часов с момента поступления материала в канцелярию, в присутствии прокурора и адвоката. В случаях, когда обвиняемый был объявлен в международный розыск, заседание возможно провести без него, заочно избрать ему заключение под стражу.

Таким образом, следователь самостоятельно вправе отменить подписку, но избрать заключение под стражу может только суд (как и домашний арест).

В практике встречаются случаи, когда правоохранительными органами составляется ходатайство о замене меры пресечения из-за ходатайства об этом потерпевших. К примеру, когда по уголовному делу пострадавший обращается к следователю с заявлением о принуждении со стороны обидчика к даче определенных показаний (в пользу виновного), об угрозах и т.д.

Пример №1. Васильева П.Р., впервые привлекавшегося за грабеж, отпустили на подписку, поскольку он признал вину и написал явку с повинной, положительно характеризовался по месту жительства и имел работу. Через некоторое время к следователю обратилась потерпевшая Мазурова Е.Г. с заявлении об угрозах со стороны Васильева.

Она приобщила к своему обращению распечатку смс-сообщений, где грабитель настаивает на изменении показаний с целью переквалифицировать деяние на часть 1 ст. 161 УК РФ (без насилия). Следователь отменил подписку и обратился в суд с ходатайством об избрании заключения под стражу, которое было удовлетворено.

К материалам дела были приобщены сведения, поступившие от Мазуровой.

В приведенном примере потерпевшая составила примерно такое заявление в адрес должностного лица, производящего расследование по делу:

Следователю отдела следственной части
по расследованию преступлений против
собственности Свердловской области

майору юстиции Махонову К.Р.

потерпевшей Мазуровой Е.Г.,
проживающей по адресу:

г. Екатеринбург, ул. Деревенская, д. 2

по делу в отношении Васильева П.Л.

ЗАЯВЛЕНИЕ

Постановлением от 21.09.2018 возбуждено уголовное дело по п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ в отношении Васильева П.Л., совершившего в отношении меня грабеж – мне были причинены телесные повреждения, похищена сумка с денежными средствами в размере 6000 рублей.

Считаю применение к Васильеву П.Л.

подписки о невыезде необоснованным, поскольку с его стороны в мой адрес поступают угрозы причинением ущерба в том случае, если я не соглашусь изменить свои первоначальные показания и пояснить, что насилия не было. Тем самым Васильев добивается переквалификации на ч. 1 ст. 161 УК РФ, хочет прекратить дело примирением. Вместе с тем, примиряться с ним я категорически не желаю.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 119, 120 УПК РФ,

ПРОШУ:

  1. Отменить Васильеву П.Л. меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.
  2. Обратиться в суд с ходатайством об избрании в отношении Васильева П.Л. заключения под стражу.
  3. Уведомить меня письменно по указанному адресу о принятом решении по настоящему ходатайству.

Приложение: распечатка смс-сообщений на 4 листах.

Мазурова Е.Г., число, подпись.

Подобное ходатайство, как и любое другое, требует вынесения отдельного постановления не позднее 3 дней со дня поступления. Такое постановление, в свою очередь, может быть обжаловано в порядке ст. 125 УПК РФ в суд, как и постановление об избрании ограничительной меры.

Пример №2. В отношении Попова К.Г., человека с судимостью, следователь счел возможным избрать подписку. В то же время, потерпевший Ладнов Е.Н. обжаловал постановление о применении такой лояльной меры пресечения.

Ладнов указал, что обязанность не покидать город для Попова явно несоразмерна содеянному (мошенничество в крупном размере).

Читайте также:  Адвокат по статье 175. Приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем

Суд удовлетворил жалобу потерпевшего, следователю пришлось отменить избранную меру и обратиться в суд для решения вопроса о страже.

Как покинуть место жительства, находясь под подпиской о невыезде — смотрите на видео советы адвоката.

Как снять подписку о невыезде

В соответствии со статьей 110 УПК РФ, любая мера принуждения отменяется в том случае, если в ней отпала необходимость или не стало тех оснований, которые учитывались ранее.

К примеру, когда обвиняемый перестал быть таковым и его допрашивают в статусе свидетеля – поскольку, как мы уже обращали внимание, мера пресечения может быть применена только к подозреваемому или обвиняемому, в данном случае она отменяется.

Лицо вправе обратиться к следователю или суду с соответствующим заявлением (ходатайством).

Если уголовное дело направляется в суд (соответственно, обвиняемый с даты назначения заседания становится подсудимым), подписка чаще всего не отменяется, ведь необходимость в ней остается.

Между тем, в отдельных случаях (крайне редких) следователь все же принимает решение об отмене по ходатайству обвиняемого или его защитника:

Следователю отдела полиции № 2 города Кирова

обвиняемого Тусина Е.П.,
проживающего по адресу г. Киров, ул. Ленина, д. 5

ХОДАТАЙСТВО

Постановлением от 30.08.2018 в отношении меня было возбуждено уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного ч.1 ст. 285 УК РФ, в тот же день был избрана подписка о невыезде и надлежащем поведении.

В настоящее время основания для применения в отношении меня этой меры отпали. Вину в содеянном я полностью признал. С должности, находясь на которой совершил преступление, давно уволен, о чем известно следователю. Кроме того, я оказал помощь правоохранительным органам в расследовании других преступлений.

25 сентября 2018 года мне назначена плановая операция на глаза в клинике хирургии имени Федорова в г. Волгограда, запись на которую сделана 8 месяцев назад. Находясь под подпиской, я не смогу прибыть в клинику в назначенное время, зрение ухудшается.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 110, 119, 120 УПК РФ,

ПРОШУ:

Отменить в отношении меня меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении. Обязуюсь являться по первому требованию.

Приложение: справка о состоянии здоровья, диагностический бланк, вызов на операцию в г. Волгоград.

Тусин Е.П., число, подпись.

При отмене ограничения следователь вправе отобрать у обвиняемого (как и у потерпевшего, свидетеля – мы об этом писали) обязательство о явке, которое означает обязанность лица являться в назначенные дни. Вызов может быть как в телефонном режиме, так и повесткой.

При неявке без уважительной причины следователем принимается решение об избрании меры пресечения, поскольку обязательство о явке к таковым не относится. Согласно уголовно-процессуальному закону, это процессуальная обязанность являться и сообщать о перемене места жительства. Запрета уезжать в любой другой город обязательство не предполагает, при условии уведомления следователя или судьи.

Апелляционная жалоба в суд (об избрании меры пресечения)

                                                       В Судебную коллегию по уголовным                                                              делам

                                                        Московского городского суда

                                                        от адвоката Баламутова К.А.

                                                        т. +7 (495) 928-55-44

По уголовному делу № 00000 по обвинению Иванова А.А., предусмотренного ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 228-1 УК РФ.

       АПЕЛЛЯЦИОННАЯ ЖАЛОБА

         на постановление Хорошевского районного суда о продлении меры пресечения

                                                               в порядке ч. 3 ст. 389.2 УПК РФ

Постановлением Хорошевского районного суда г. Москвы от 01.01.2008г. (далее – Постановление) Иванову А.А. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Согласно Постановлению, Иванов А.А. обвиняется в том, что он совершил покушение на незаконный сбыт наркотических средств, группой лиц по предварительному сговору. Так он, вступив с Петровым А.А. и Сидоровым А.А.

в предварительный преступный сговор на незаконный сбыт наркотических средств и действуя с соучастниками совместно, с единым умыслом, направленным на незаконный сбыт наркотических средств, и согласно распределенным ролям, в то время как Петров А.А. и Сидоров А.А.

 подыскали и прибрели у неустановленного источника, в целях последующего сбыта наркотическое средство гашиш, он (Иванов А.А.) 30 июля 2008 г. приискал покупателя наркотического средства – Трофимову, договорившись с ней о встрече. В дальнейшем он, Петров А.А. и Сидоров А.А.

 прибыли на встречу с Трофимовой, действовавшей в ходе оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка». Иванов А.А. получил от Трофимовой денежные средства в размере 1.800 рублей, после чего передал их соучастнику Петрову А.А., который в свою очередь, сбыл Трофимовой наркотическое средство гашиш общей массой 0.7 гр.

Далее, согласно постановлению, суд полагает, что « Оснований для изменения избранной в отношении Иванова А.А. меры пресечения в виде заключения под стражу на иную не связанную с лишением свободы суду не представлено.

Органом предварительного следствия представлены достаточные данные, подтверждающие обоснованность применения к Иванову А.А. меры пресечения в виде заключения под стражу т.к. ему предъявлено обвинение  в совершении преступления, относящегося согласно ст.

15 УК РФ, к категории преступлений особо тяжких, а с учетом конкретных обстоятельств преступления и фактических обстоятельств деяния, в совершении которого обвиняется Иванов А.А.

,   есть основания полагать, что, оставаясь на свободе, он может помешать установлению истины по делу, т.е. скрыться от органов следствия и суда».

Считаем, что данное постановление незаконно, необоснованно и подлежит отмене по следующим обстоятельствам.

В соответствии с ч. 1 ст.

108 УПК РФ при избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в постановлении судьи должны быть указаны конкретные фактические обстоятельства, на основании которых судья принял такое решение.

В вышеуказанном постановлении формально перечислены положения УПК РФ и ходатайства следователя СС УФСКН об избрании меры пресечения, без указания конкретных обстоятельств.

В Постановлении Президиума Верховного суда РФ от 27.09.2006 г.

«О рассмотрении результатов обобщения судебной практики об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений» указано на недопустимость формального подхода к разрешению ходатайств о заключении под стражу, поскольку это самая строгая мера пресечения, ограничивающая права, свободу и личную неприкосновенность человека, и гражданина. В нем указано, что «судьи в постановлениях лишь формально перечисляли указанные в ст. 97 УПК РФ основания для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, не приводя при этом конкретных исчерпывающих данных, на основании которых суд пришел к выводу, что подозреваемый или обвиняемый может скрыться, продолжить заниматься преступной деятельностью».

В соответствии обжалуемым постановлением выводы суда о возможности Иванова А.А. скрыться от следствия и суда, а также продолжать заниматься преступной деятельностью носят характер предположений и домыслов.

При этом судом не дана оценка тому, что Иванов А.А. зарегистрирован в г. Москве, проживает с родителями, учится в институте иностранных языков, где положительно характеризуется. Возраст Иванова А.А.

19 лет, и он ранее не привлекался ни к уголовной, ни к административной ответственности.

Не может Иванов А.А. и воспрепятствовать установлению истины по делу т.к. сразу после задержания предоставил следствию чистосердечные показания, а также заявление о готовности сотрудничать со следствием. Данные обстоятельства не были изучены судом и им не была дана какая-либо оценка.

В соответствии с п. 14 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 10.10.2005 г.

№ 5 «О применении судами общей юрисдикции общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров РФ» обстоятельства, оправдывающие изоляцию лица от общества «должны быть реальными, обоснованными, т.е. подтверждаться достоверными сведениями».

Также указано, что суды должны указывать не только на конкретные обстоятельства, но и доказательства, подтверждающие наличие таких обстоятельств. Такие доказательства обжалуемое постановление не содержит.

         Кроме того, Иванов А.А. проводил лечение у терапевта по поводу вегето – сосудистой дистонии (см. справку гор. поликлиники № 139), в 2004 г. у него выставлен диагноз миопия средней степени обоих глаз. Дальнейшее пребывание Николаева А.С. в изоляторе может негативно отразиться на его здоровье.

Обращает на себя внимание изначально невнимательное и не вдумчивое отношение судьи Е_______ к данному процессу, характеризующее абсолютно безразличное отношение к рассматриваемому вопросу. Так согласно постановлению судья указала: «…Иванов А.А….оставаясь на свободе (?)…может помешать…». Судья Еремина скорее всего не заметила, что Иванова А.А.

доставил в зал судебного заседания конвой, что свидетельствует о том, что до 28.11.2008 г., т.е. до дня судебного заседания Иванов А.А. находился под стражей. Ранее, со дня возбуждения уголовного дела, Иванов А.А. не находился на свободе ни одного дня и не одного часа. В связи с этим, размышления судьи о вредных и незаконных действиях Иванова А.А.

находящегося на свободе абсурдны и носят характер домыслов и предположений.

Крайнее недоумение защиты вызывает фраза в постановлении: «…он (Иванов А.А.) может помешать установлению истины по делу, т.е. скрыться от органов следствия и суда».

Иными словами, непонятно каким образом судья сделала вывод, что установление истины по делу – это есть невозможность скрыться от органов следствия. Отсюда вывод, что ИСТИНА по уголовному делу есть не что иное, как —  Иванов А.А., содержащийся в изоляторе под стражей.

И при отсутствии данного условия (Иванова А.А. под стражей) истину по делу установить не возможно.

На основании вышеизложенного, руководствуясь ч. 11 ст. 108 УПК РФ

ПРОШУ

1. Отменить Постановление Хорошевского районного суда г. Москвы от 01.08.2008 г.

2. Избрать Иванову А.А. в качестве меры пресечения иную не связанную с лишением свободы.

Приложение: ордер № БК — 0000

Адвокат                                                                       К.А. Баламутов   

 Внимание: даты, данные лиц, организации, следственного органа и суда изменены 

Апелляционная жалоба на постановление о продлении срока содержания под стражей

Суды удовлетворяют ходатайства следователей об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в 91% случаев, о продлении срока содержания под стражей – в 98% случаев. Однако это не повод опускать руки и не бороться за иную меру пресечения.

В моей практике и практике моих коллег были случаи, когда в результате квалифицированных действий адвоката обвиняемые в особо тяжких преступлениях находились под домашним арестом, а обвиняемым в тяжких преступлениях даже не избиралась подписка о невыезде.

Читайте также:  На незаконные действия следствия для получения признательных показаний

Были и случаи изменения меры пресечения с заключения под стражу на домашний арест, залог или подписку о невыезде. Даже если на национальном уровне не удаётся добиться меры пресечения, не связанной с заключением под стражу, – это можно использовать для жалобы в Европейский Суд по правам человека.

Типовые постановления российских судов по мерам пресечения и устойчивая положительная практика ЕСПЧ привели к тому, что при обоснованной жалобе в ЕСПЧ государство само предлагает компенсационную выплату в качестве условия мирового соглашения.

Поэтому из каждого процесса нужно выжимать максимум – как для работы в российских судах, так и для работы в Европейском Суде по правам человека. В этом может помочь шаблон апелляционной жалобы на постановление о продлении срока содержания под стражей, который я подготовил на основе анализа судебной практики и собственных адвокатских наработок.

  • ПРОЕКТ
  • АПЕЛЛЯЦИОННАЯ ЖАЛОБА на постановление _____________________ районного суда
  • __________________ области от ______________ года

Постановлением _______________ районного суда ____________________ области от ________________ года было удовлетворено ходатайство следователя _____________________ о продлении срока содержания под стражей З. на 2 месяца, а всего до _ месяцев ___ дней, то есть по ___________ года включительно.

Указанное постановление содержит выводы суда, не соответствующие фактическим обстоятельствам уголовного дела, а также вынесено с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона, выразившимися в несоответствии обжалуемого постановления требованиям ч.4 ст.7 УПК РФ, в связи с чем подлежит отмене на основании п.п.1 и 2 ст.389.15 УПК РФ по следующим основаниям.

1. В обоснование постановления суд указал, что продление срока содержания З.

обусловлено объективными причинами, выражающимися в необходимости проведения ряда следственных действий: проведении ____________ экспертизы, приобщении полученного по результатам указанной экспертизы заключения к материалам дела, ознакомления заинтересованных лиц с постановлением о назначении указанной экспертизы и заключением экспертов, выполнении требований ст.215-217 УПК РФ, направления уголовного дела прокурору.

Однако судом проигнорировано, что в судебном заседании на вопросы адвоката-защитника ______________ следователь _______________ подтвердила, что нет никаких препятствий к проведению __________________ экспертизы и иных, указанных выше следственных действий при нахождении обвиняемой под домашним арестом, а не под стражей.

Указанные обстоятельства не нашли отражения в постановлении и судом им не дана какая-либо оценка. Не указаны судом и основания, по которым им проигнорирована позиция Верховного Суда РФ, изложенная в абз.2 п.22 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.

2013 года № 41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога» (далее – постановление Пленума Верховного Суда РФ № 41), согласно которой сама по себе необходимость дальнейшего производства следственных действий не может выступать в качестве достаточного основания для продления срока содержания обвиняемого под стражей.

Сторона защиты также обращает внимание суда апелляционной инстанции на аналогичную позиции Верховного Суда РФ и обязательную для правоприменителей правовую позицию Европейского Суда по правам человека, изложенную в §86 постановления по делу «Миминошвили против России» от 28.06.

2011 года, согласно которой аргумент о необходимости проведения следственных действий с участием обвиняемого «не может оправдывать содержание под стражей, поскольку, как правило, необязательно содержать обвиняемого под стражей, чтобы проводить следственные действия».

Каких-либо доказательств, подтверждающих невозможность проведения указанных следователем следственных действий в случае нахождения З. под домашним арестом ни следователем, ни судом не приведено.

2. В обоснование постановления суд указал, что основания для избрания меры пресечения в виде содержания под стражей являются существенными, обоснованными и не потеряли своего значения до настоящего времени.

Однако согласно абз.1 п.21 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 41 обстоятельства, на основании которых лицо было заключено под стражу, не всегда являются достаточными для продления срока содержания его под стражей.

Согласно правовой позиции Европейского Суда по правам человека, изложенной в §54 постановления по делу «Пелевин против России» от 10.02.2011 года, «по прошествии времени первоначальные основания для заключения под стражу становятся все менее значимыми, и суды должны приводить иные относимые и достаточные основания, требующие продолжительного лишения свободы».

Сторона защиты обращает внимание суда апелляционной инстанции, что адвокат-защитник ________ в ходе судебного заседания особо отметил, что доводы стороны обвинения в рассматриваемом ходатайстве аналогичны ранее приводимым при избрании и продлении меры пресечения З.

, а каких-либо новых доводов следователем не приведено, что прямо противоречит указанным ранее правовым позициям и Верховного Суда РФ, и Европейского Суда по правам человека.

Однако подобные доводы стороны защиты не нашли отражения в обжалуемом постановлении; не указаны судом первой инстанции и основания, по которым им были проигнорированы указанные правовые позиции Верховного Суда РФ и Европейского Суда по правам человека.

3. В обоснование постановления суд указал, что обвиняемая может оказать противоправное воздействие на участников уголовного судопроизводства с целью искажения ими показаний по делу, скрыться от органов следствия и суда, а также может продолжить заниматься преступной деятельностью.

Однако судом первой инстанции не приведено каких-либо доказательств того, что З. предпринимались какие-либо попытки совершить действия, подпадающие под перечисленные судом основания, либо высказывались намерения их совершить.

Более того, судом оставлены без внимания полученные на вопросы адвоката-защитника __________________ в судебном заседании ответы следователя _________________, согласно которым не установлено фактов сопротивления З. при задержании, нарушений ей режима в местах содержания под стражей, попыток побега из-под стражи, а равно попыток запугивания или подкупа свидетелей или потерпевшего.

Не дано судом первой инстанции и какой-либо оценки доводам стороны защиты, согласно которым потерпевший и свидетели по делу допрошены, вещественные доказательства изъяты, экспертизы (кроме _____________ экспертизы, которая может быть проведена и при нахождении обвиняемой под домашним арестом) проведены, что исключает даже гипотетическую возможность для З., которая и так не намерена препятствовать расследованию по делу и никогда не совершала каких-либо действий, являющихся поводами для подобных опасений, повлиять на доказательственную базу по делу.

Что же касается такого основания как «лицо может скрыться от суда и следствия», то «такая опасность не может быть оценена лишь на основании суровости возможного приговора.

Она должна быть оценена с учетом ряда других соответствующих факторов, которые могут либо подтвердить наличие опасности того, что заявитель скроется, либо сделать ее настолько незначительной, что она не может служить оправданием содержания под стражей» (§105 постановления Европейского Суда по правам человека от 08.02.2005 года по делу «Панченко против России»).

Согласно абз.3 п.21 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 41 сама по себе тяжесть предъявленного обвинения и возможность назначения по приговору наказания в виде лишения свободы на длительный срок не могут признаваться достаточными для продления срока действия данной меры пресечения.

Таким образом, выводы суда первой инстанции сделаны вопреки — правовой позиции Европейского Суда по правам человека, согласно которой доводы против освобождения лица из-под стражи не могут быть «общими и абстрактными» (§ 63 постановления по делу «Смирнова против Российской Федерации»); — правовой позиции Конституционного Суда РФ, согласно которой «уполномоченные органы, прежде всего суд, могут принимать относящиеся к их ведению решения, касающиеся… продления срока содержания под стражей только с учётом того, подтверждаются или нет достаточными данными названные в уголовно-процессуальном основания применения этой меры пресечения» (Определение Конституционного Суда РФ от 30.09.2004 года №300-О);

— правовой позиции Верховного Суда РФ, согласно которой при продлении срока содержания под стражей на любой стадии производства по уголовному делу судам необходимо проверять наличие на момент рассмотрения данного вопроса предусмотренных ст. 97 УПК РФ оснований, которые должны подтверждаться достоверными сведениями и доказательствами (абз.1 п.21 постановления Пленума Верховного Суда РФ № 41).

4. В обоснование постановления суд указал, что З. в зарегистрированном браке не состоит, иждивенцев не имеет. Однако судом не дана оценка наличию у З. устойчивых социальных связей с родственниками – матерью и бабушкой, с которыми она поддерживает нормальные, бесконфликтные отношения, в том числе находясь под стражей переписывается с ними, получает передачи.

Самостоятельное ходатайство стороны защиты об отмене/изменении меры пресечения в виде заключения под стражу. Допустима ли такая вариация в современных условиях?!

Недавно на интернет сайте «Адвокатской газеты» между адвокатами Колосовским С. и Гривцовым А.

возникала дискуссия о том, как защитнику по уголовному делу лучше всего использовать такой механиз защиты прав своего доверителя как обращение в суд по месту производства предварительного расследования с самостоятельным ходатайством об отмене/изменении меры пресечения в виде содержания под стражей…..

https://www.youtube.com/watch?v=kkH7SBoKNyw

Я и мой коллега по работе в суде, имеем отличное от представителей адвокатского сообщества мнение, поэтому нами была написана статья по данной теме, опубликованная в майском номере журнала «Уголовный процесс» за 2019 г. Часть статьи публикую на сайте с разрешения главного редактора журнала Рамазанова И.Р.

И так….

Казалось бы, что действующие положения УПК РФ, а именно главы 13 исключают какую – либо правовую неопределенность при разрешении вопросов об избрании и продлении срока действия меры пресечения в виде содержания под стражей. Однако, анализ актуальной правоприменительной практики указывает на наличие спорных и неоднозначных ситуации в данной области уголовного процесса.

Наиболее «острыми» и в последнее время часто встречающимися ситуациями, правовую определенность которых нельзя считать абсолютной, являются случаи направления от обвиняемых и их защитников ходатайств в суд в рамках досудебного производства по уголовному делу с требованием об отмене/изменении меры пресечения в виде содержания под стражей. Действительно, за последние несколько лет количество подобного рода ходатайств возросло.

Примечательно, что такие самостоятельные ходатайства стороны защиты принимаются некоторыми судами к производству и рассматриваются по существу в судебном заседании, с вынесением итогового процессуального решения и разъяснением права на его апелляционное обжалование.

К примеру, Постановлением Верх – Исетского районного суда г.

Екатеринбурга от 03 ноября 2017 года, отказано в удовлетворении самостоятельного ходатайства стороны защиты о внесении изменении в ограничения, назначенные судом при избрании меры пресечения в виде домашнего ареста в отношении обвиняемого М.

При этом, суд при рассмотрении ходатайства стороны защиты исследовал судебный материал, сформированный ранее при избрании меры пресечения по ходатайству следователя, а также исследовал доводы суда первой и апелляционной инстанции, содержащиеся в мотивировочной части решении о невозможности избрания обвиняемому М. иной, не связанной с изоляцией от общества, меры пресечения. Также, суд указал, что в судебном заседании обвиняемый и его защитник не привели доводов о реальном изменении обстоятельств, которые ранее были учтены судом при назначении и сохранении действующих в настоящее время ограничении.

  • Аналогичная практика рассмотрения самостоятельных ходатайств стороны защиты об отмене меры пресечения в виде содержания под стражей или её замены на залог/домашний арест встречается и в других субъектах РФ.
  • В свою очередь, полагаю, что такая практика является некорректной, поскольку основана на неправильном толковании правового содержания и назначения положении статей 106, 107, 109 и 110 УПК РФ.
  • Изначально, стоит сказать о том, что действующая до 2018 года редакция части 7 и 8 статьи 109 УПК РФ ,предусматривающая возможность продления срока содержания под стражей до момента окончания ознакомления обвиняемого с материалами уголовного дела и направления прокурором дела в суд, теоретически позволяла участникам уголовного судопроизводства со стороны защиты обращаться в суд с самостоятельными ходатайством об отмене указанной меры пресечения.
Читайте также:  Адвокат по статье 190. Невозвращение на территорию Российской Федерации культурных ценностей

Заявление такого рода ходатайства было возможным как раз из-за отсутствия четких временных рамок действия меры пресечения, что наделяло обвиняемого и его защитника правом в любой момент производства по уголовному делу заявить ходатайство об отмене или изменении данной меры пресечения, и не препятствовало суду принять соответствующее решение по такому обращению, о чем несколько раз указывал Конституционный Суд РФ в своих правовых позициях (см. к примеру, Определение КС РФ от 06 июня 2003 года №184 – О, Определение от 19.03.2009 года №271 – О – О).

  1. Но, поскольку ныне актуальная редакция части 7 и 8 статьи 109 УПК РФ предусматривает допустимость продления срока содержания под стражей только в пределах испрашиваемого органом следствия срока, то и возможность направления в суд стороной защиты самостоятельных ходатайств в настоящее время не предусмотрена.
  2. Что касается наличия выше указанных нами решений КС РФ, то стоит сказать о том, что изложенные в них правовые позиции, касающиеся предоставления стороне защиты возможности обращения в суд с самостоятельным ходатайством, утратили свою силу, поскольку нормы УПК РФ, являющиеся предметом конституционной проверки видоизменились, а значит такие правовые позиции утратили свою общеобязательную и непреодолимую конституционно – правовую трактовку для актуальной правоприменителной практики, то есть прекратили своё действие во времени.
  3. Анализ судебной практики в совокупности с позициями отдельных представителей адвокатского сообщества относительно возможности направления в суд по месту производства предварительного расследования самостоятельного ходатайства об отмене/изменении меры пресечения показал, что правовой основой для подобного рода обращении выступают положения части 2 статьи 106 и части 8 статьи 107 УПК РФ.

По мнению отдельных представителей адвокатского сообщества, указанные положения УПК РФ позволяют защитнику напрямую обратиться в суд с ходатайством об изменении меры пресечения на стадий предварительного расследования. К слову, схожие доктринальные мнение встречаются и среди других представителей юридической профессии, в том числе и судей.

Между тем, исходя из нормативно-смысловой конструкции положении части 2 статьи 106 и части 8 статьи 107 УПК РФ, сторона защиты действительно может заявить ходатайство об изменении меры пресечения на залог/домашний арест/изменении вида наложенных ограничении, но только в рамках рассмотрения судом основного ходатайства об избрании/продлении меры пресечения, которое инициируется следователем/дознавателем в производстве которого находится уголовное дело.

Именно об альтернативном, но никак не самостоятельном характере ходатайства стороны защиты об изменении меры пресечения, свидетельствуют разъяснения, содержащиеся в пункте №3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2013 года №41 , а также наиболее авторитетные научно – практические комментарии по вопросам практики применения уголовно – процессуальных норм.

Полагаю, что во многом ошибочная практика рассмотрения отдельных ходатайств стороны защиты по вопросам, связанным с отменой/изменением мер пресечения, вызвана отсутствием системного применения и понимания положении статьи 110 УПК РФ.

В соответствии с указанной нормой УПК РФ, мера пресечения отменяется в том случае, когда в её действии отпадает необходимость, или изменяется на более строгую или более мягкую, когда меняются основания, имеющие место быть при её избрании, закрепленные в нормах статей 97 и 98 УПК РФ.

Отмена/изменение действующей меры пресечения производится по постановлению дознавателя, следователя или по решению суда.

В данном аспекте, важно понимать, что решение следователя об освобождении лица из-под стражи и(или) об изменении меры пресечения на более мягкую, принимаемое в ходе досудебного производства, не связано с нарушением или ограничением конституционного права обвиняемого на свободу и личную неприкосновенность, так как принимается в его интересах, и поэтому не требует принятия какого – либо специального судебного решения.

Таким образом, по смыслу ч. 2 ст. 110 УПК РФ, придаваемому данной норме правоприменительной практикой и надлежащим юридическим толкованием, ходатайство об отмене или изменении меры пресечения в виде содержания под стражей подлежит рассмотрению и разрешению тем органом или лицом, в производстве которого в конкретный момент находится уголовное дело.

Действительно,ранее статья 110 УПК РФ в части 4 закрепляла императивное правило, согласно которому мера пресечения, избранная на основании судебного решения, могла быть изменена или отменена только посредством принятия соответствующего судебного решения.

Однако, положения часть 4 статьи 110 УПК РФ утратили силу, после внесения поправок Федеральным законом от 04 июня 2003 года №92 – ФЗ.

Таким образом, взаимосвязанные положения статей 106, 107, 109 и 110 УПК РФ не предусматривают возможности для участников уголовного судопроизводства со стороны защиты направлять в суд по месту производства предварительного расследования самостоятельные ходатайства об отмене/изменении меры пресечения.

Иное истолкование приведенных норм УПК РФ будет создавать неблагоприятную ситуацию в виде злоупотребления правом, в первую очередь, со стороны защиты.

Ведь достаточно легко представить ситуацию, когда обвиняемый и его защитник, получив отказ в удовлетворении подобного рода ходатайства, будут направлять в суд аналогичные обращения еженедельно, что может негативно отразиться на эффективности осуществления предварительного расследования.

Возникает актуальный вопрос – какое решение и в рамках какой процедуры должен принять суд, в случае поступления от защитника/обвиняемого ходатайства об отмене/изменении меры пресечения?

Полагаю, что данное ходатайство должно быть расценено как непроцессуальное обращение, в соответствии с положениями Федерального закона от 02 мая 2006 года №59 – ФЗ «О порядке рассмотрения обращении граждан РФ» и, соответственно, возвращено заявителю, поскольку его разрешение, ввиду того, что уголовное дело находится в производстве органа предварительного следствия (дознания), а не суда, не представляется возможным. Сразу оговорим, что здесь речь не идет о ситуациях, когда указанные обращения подаются в суд во время рассмотрения им материала в обоснование ходатайства о продлении срока действия меры пресечения.

К примеру, В Челябинский областной суд 26 сентября 2018 года от защитников обвиняемого Н.Н.В. поступило ходатайство об изменении меры пресечения с заключения под стражу на домашний арест.

В ходатайстве защитник сослался на то, что постановлением Челябинского областного суда от 20 июня 2018 года удовлетворено ходатайство следователя о продлении срока содержания под стражей в отношении его подзащитного , уголовное дело в отношении которого в последствии было направлено в Ленинский районный суд г. Челябинска.

По итогам предварительного слушания, 03 августа 2018 года, Ленинский районный суд г. Челябинска вернул уголовное дело в отношении Н.Н.В. прокурору в порядке статьи 237 УПК РФ.

Доводы ходатайства сводились к субъективному утверждению о том, что основания, предусмотренные статьей 97 УПК РФ изменились и утратили свою актуальность, а поскольку общий срок содержания обвиняемого под стражей составляет 12 месяцев, то, по мнению защитника, такое ходатайство должен рассматривать именно суд среднего звена. По итогам предварительного изучения указанного ходатайства, было принято решение об отказе в его принятии и возвращению заявителю.

Если же указанное ходатайство стороны защиты было рассмотрено судом по существу в судебном заседании и на итоговое процессуальное решение была принесена апелляционная жалоба/представление, то суд апелляционной инстанции должен принять решение о прекращении производства по жалобе/представлению, руководствуясь положениями части 2 статьи 110 и пунктом 10 части 1 статьи 389.20 УПК РФ. Такая судебная практика имеется, и она представляется правильной.

Отдельно, хотелось обратить особое внимание на то, что многие адвокаты, мотивируют возможность обращения в суд с самостоятельным ходатайством об изменении меры пресечения, ссылаясь на решения Конституционного Суда РФ, выраженные в Постановлении от 26 ноября 2002 года №16 – П, а также в Определении от 04 ноября 2004 года №342 – О по делу о проверке конституционности отдельных положении уголовно – исполнительного кодекса РФ.

Из смысла правовых позиции, изложенных в указанных решениях следует, что не указание в законе стороны защиты как субъекта заявления ходатайства в суд по вопросу, решение которого входит в компетенцию суда, не является препятствием для самостоятельного обращения стороны защиты с таким ходатайством в суд. При этом, представители адвокатского сообщества особо подчеркивают, что в Определении №342 – О имеется указание КС РФ на то, что его позиция, сформулированная по рассматриваемому вопросу, распространяется на все однородные правовые ситуации.

Полагаю, что всё же представители адвокатского сообщества заблуждаются, полагая, что указанные правовые позиции КС РФ могут быть применены к разрешению вопроса о мере пресечения в частности, и к самому уголовному процессу, в целом.

Не вдаваясь в теоретические подробности сущности и пределов распространения решении КС РФ, отмечу, что правовые позиции, которые содержат в себе решения органа конституционного контроля является следствием выявления истинного конституционно – правового смысла конкретных норм федерального законодательства, которые выступают предметом их проверки в рамках конституционного судопроизводства и регулируют конкретное правоотношение в рамках четко обозначенной сферы отраслевого законодательства.

Иными словами, вышеуказанные правовые позиции КС РФ, на которые ссылается сторона защиты, не могут быть применены к сфере уголовно – процессуальных отношении, поскольку в них раскрыт смысл норм права, которые регулируют иную сферу, а именно уголовно – исполнительную, которая имеет отличный от уголовного процесса предмет, объект, а также собственную цель и задачи. Таким образом, правовые позиции КС РФ из Постановления №16 – П и Определения №342 – О не могут быть применены по аналогии к уголовно – процессуальным отношениям, поскольку раскрывают смысл норм иной отрасти права.

Спасибо за внимание)

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *