Жалоба на приговор суда по ч. 3 ст. 162 УК РФ

  • В Судебную коллегию по уголовным делам
  • ________________________________ областного суда
  • от адвоката С. ____________________________
  • _____________________________________
  • _____________________________________
  • моб/тел: _____________________________;
  • в защиту осужденного
  • В___________________________
  • (по приговору ________________ районного суда

города ___________ от ___. ___. __ г)

АПЕЛЛЯЦИОННАЯ ЖАЛОБА

(предварительная)

Приговором судьи ______________________ районного суда города ________________ от «___» ________ 20_____ г (полный текст приговора выдан __. __. __ г), осужден В________________________, ___. ___. ___ г.р.

, признанный виновным в совершении группой лиц преступления, предусмотренного ч.3, ст.

162 УК РФ, при обстоятельствах, изложенных в приговоре, с назначением наказания в виде лишения свободы сроком на 7 (семь) лет 6 (шесть) месяцев лишения свободы, с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Этим же приговором осуждены также Т.; Н.; и У.

Ознакомившись с содержанием приговора, полагаю данный приговор подлежит изменению по следующим основаниям:

Отвергая показания подсудимых, суд руководствовался показаниями потерпевшего Ярославцева А.В., занимавшегося сбытом наркотических средств, который неоднократно по данному уголовному делу менял свои показания, в связи с чем, его показания оглашались в судебном заседании.

При этом, в приговоре (стр.7, низ – стр.10, верх) приведены только одни показания потерпевшего П. Другие показания потерпевшего П.

, содержащие противоречия, в приговоре не приведены и правовая оценка этим противоречиям в показаниях потерпевшего в обжалуемом приговоре не дана, что повлекло необъективность и односторонность выводов суда в оценке доказательств по уголовному делу. Фактически, в нарушение указаний Пленума Верховного Суда Российской Федерации в п. п.

4, 6 Постановления № 55 от 29.11.16 г «О судебном приговоре», судом выборочно приведены и оценены в приговоре доказательства, в связи с чем приговор не может быть признан законным и обоснованным.

Из приведённых в приговоре показаний потерпевшего П. следует, что осужденный В. не присутствовал, когда в квартиру входили Н. и У., которые якобы, только лишь со слов потерпевшего П., демонстрировали последнему оружие и применили в отношении него насилие толчками и нанесением удара в область груди.

В. не только не участвовал в этих действия Н. и У., но, даже не наблюдал их. Поэтому, В. не может нести уголовную ответственность за эти действия других лиц.

Показания потерпевшего П. о якобы согласованности всех действий осужденных, являются всего лишь его предположениями, на том лишь основании, что потерпевший их наблюдал в своей квартире.

При этом, простая совместность действий нескольких лиц ещё не означает наличие у них предварительного сговора – договоренности на совершение данного преступления – поскольку не исключается эксцесс исполнителя.

Утверждения потерпевшего, что якобы Т.; У., В. и Н. стали обвинять его (потерпевшего) в сбыте наркотических средств, являются неконкретными, так как в этих показаниях нет данных о действиях В. и его осведомленности о том, как другие осужденные Н. и У. вошли в квартиру потерпевшего и применили к нему насилие.

В. не только не применял к потерпевшему насилия, опасного для жизни и здоровья, но, и не высказывал потерпевшему таких угроз. В. не требовал передачи потерпевшим денежных средств под угрозой применения насилия, что исключало в действиях В. этих квалифицирующих признаков разбоя.

Всё вышесказанное подтверждается показаниями потерпевшего П., приведёнными в приговоре. Несложно увидеть, что в этих показаниях потерпевшего нет также и сведений о том, что осужденный В. был осведомлён о том, что потерпевшему демонстрировали оружие (пистолет) и давал согласие на такие действия. Всё это, если оно действительно произошло, случилось в отсутствие В.

Поскольку обжалуемый обвинительный приговор в отношении В. основан исключительно на показаниях потерпевшего П., то, при таких данных у суда не имелось достаточных юридических и фактических оснований для осуждения В. по ч.3, ст.162 УК РФ, так как в приговоре отсутствует описание конкретных действий В., содержащих квалифицирующие признаки разбоя.

На стадии предварительного следствия и в судебном разбирательстве осужденный В. последовательно признавал своё участие в том, чтобы путём обмана потерпевшего П.

, убедить его в том, что он может быть привлечён к уголовной ответственности за незаконный оборот наркотиков, чтобы склонить потерпевшего к тому, чтобы он и его супруга добровольно передали осужденным денежные средства и тогда в отношении потерпевшего не будет возбуждено уголовное дело и он не будет осужден на длительный срок за распространение (сбыт) наркотических средств, которые были обнаружены в квартире потерпевшего.

Эти действия В. были сначала правильно квалифицированы органами расследования, как мошенничество. По крайней мере, сам В. именно так воспринимал содеянное им.

Однако, органы предварительного расследования решили «отягчить» обвинение для повышения статистических показателей раскрываемости особо тяжких преступлений и склонили потерпевшего П.

к изменению его первоначальных показаний. И на основании этих «уточнённых» показаний потерпевшего действия всех осужденных были переквалифицированы на ч.3, ст.162 УК РФ, что в отношении В.

не подтверждалось имеющимися в уголовном деле доказательствами.

При этом, судом не проверялась даже такая очевидная версия, как эксцесс исполнителя со стороны осужденного Н. (при условии доказанности, что он действительно демонстрировал потерпевшему оружие и нанёс удар в грудь).

Кроме того, на стр.____ (2-й абзац сверху) приговора судом указано, что все осужденные проникли в жилище потерпевшего незаконно.

Однако, это не подтверждается исследованными судом доказательствами, поскольку В. вошёл в квартиру позже и беспрепятственно, без возражений на это со стороны потерпевшего. Поэтому, В.

не могли вменяться такие действия, как незаконное проникновение в жилище.

Как усматривается из текста приговора (стр.____, 4-й абзац сверху), судом исследовалась явка с повинной В. (том ____, л. д. 91-93), что в соответствии с п. «и», ч.1, ст.61 УК РФ, является обстоятельством, смягчающим наказание.

Однако, при назначении В. наказания, судом не было учтено наличие данного смягчающего наказание обстоятельства. Суд указал в приговоре только активное способствование осужденным В.

расследованию и раскрытию преступления, что является самостоятельным смягчающим наказание обстоятельством, а о явке с повинной ничего не сказано.

Указывая на применение к осужденному В. положений ч.1, ст.62 УК РФ, суд назначил ему наказание, одинаковое со всеми другими осужденными, хотя к другим осужденным положения ч.1, ст.62 УК РФ суд не применял.

Что свидетельствует о несоразмерности назначенного наказания содеянному В.

, принимая во внимание, что его участие в совершении преступления было минимальным и его показания о своём соучастии не только не были опровергнуты, но, даже не были поставлены под сомнение, что подтверждается протоколом судебного заседания.

При таких обстоятельствах, обжалуемый приговор судьи ___________________ районного суда города _____________ в отношении осужденного В. не может быть признан законным и обоснованным, вследствие чего приговор подлежит изменению из-за неправильного применения судами уголовного закона.

Руководствуясь п.п.1,3,4, ст.389.15; п.1-4, ст.389.16; п.п.1-3, ч.1 и ч.2, ст.389.18 УПК РФ, —

ПРОШУ:

Приговор ________________ районного суда в отношении осужденного В. изменить – переквалифицировать его действия с ч.3, ст.162 УК РФ на ч.3, ст.30 и ч.3, ст.159 УК РФ, назначив ему наказание, не связанное с реальным лишением свободы.

  1. Адвокат защитник   ___________
  2. (ордер адвоката в материалах дела)
  3. «_____» __________ 20_______ года

Сработавшая апелляционная жалоба по статье разбойное нападение

Московская коллегия адвокатов «Международный правозащитный центр «Принципиальная позиция»

адвокат Кузнецов Сергей Николаевич

Телефон 8(495)727-51-19, моб. т. 8(926)279-22-67 119048, г. Москва, ул. Усачева, д. 35, стр.

1, офис 1321advokat07ru@yandex.ruwww.advokat07.

ruwww.mkapp.ru

  • ____________________________________________________________________________________
  • В Судебную коллегию по уголовным делам Московского городского суда
  • От адвоката Кузнецова Сергея Николаевича в интересах осужденного Мусова Александра Валерьевича (часть 3 статьи 162 УК РФ)
  • Уголовное дело № 01-0——/2019
  • АПЕЛЛЯЦИОННАЯ ЖАЛОБА
  • На приговор Таганского районного суда г. Москвы от 17 августа 2019 года

Приговором Таганского районного суда г. Москвы от 17 августа 2019 года Мусов А.В. признан виновным в совершении преступления, предусмотренного частью 3 статьи 162 УК РФ и в отношении него назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 7 лет.

В обосновании приговора суд первой инстанции указал, что считает, что Мусов А.В. совершил разбой, с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище.

В приговоре суд указал, что при открытом хищении имущества использовался в качестве оружия нож, о котором подробно в своих показаниях пояснила потерпевшая Мудевич, указанный нож одним из обвиняемых- Мусовым К.В.

использовался для психического воздействия на потерпевших, которые реально опасалась за свою жизнь.

Суд не согласился с мнением защиты о том, что не имелся такой квалифицирующий признак- как незаконное проникновение в жилище, так как по мнению суда между подсудимыми имелся предварительный сговор, направленный на хищение имущества потерпевших проживающих в квартире, при этом, если подсудимые Мусов К.В.

и Бурашкнцев зашли в квартиру, как клиенты для оказания им услуг, то Мусова А.В. и Кадатеева никто не приглашал и разрешения на вход в квартиру потерпевшие не давали. Вхождение в квартиру Мусова А.В., Бурашкнцева направлено на облегчение незаконного проникновения в квартиру других соучастников- Мусова А.В., Кадатеева.

Суд первой инстанции считает, что умысел на хищение у подсудимых возник до проникновения в квартиру, они заранее распределили свои роли, приготовили предмет, похожий на оружие.

Суд указывает на то, что квартира по жилищному законодательству является жилым помещением, входит в жилищный фонд и предназначено для временного или постоянного проживания.

Суд указывает на то, что в судебном заседании нашло подтверждение хищение денежных средств в размере, которое вменяется подсудимым, при этом вывод основывает на показаниях самих потерпевших.

Читайте также:  Адвокат по статье 108. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление

Суд считает, что несмотря на то обстоятельство, что предмет, используемый в качестве оружия применен только одним из подсудимых- Мусовым К.В.

, который по мнению суда, кроме ножа, применил насилие, которое судом расценивается как опасное для жизни или здоровья, присутствует предварительный сговор между всеми подсудимыми, умыслом, которых охватывались указанные действия Мусова К.В.

Делая такой вывод суд указывает на то, что  насилие, как и предмет, используемый в качестве оружия применялись в присутствии других подсудимых, которые не остановили Мусова К.В., не покинули место преступления, а продолжили осуществлять свои действия.

С указанными доводами суда первой инстанции согласиться нельзя. Считаю указанный приговор суда подлежит отмене в силу его необоснованности, незаконности, неправильного применения норм материального права по следующим основаниям.

Считаю, что в действиях Мусова А.В. отсутствует такой признак инкриминируемого ему преступления, как незаконное проникновение в жилище.

Несмотря на то, что квартира отнесена к жилому фонду и ее целевое предназначение- временное или постоянное проживание, она не является жилым помещением в рамках рассматриваемого дела, в связи с тем, что девушки (потерпевшие) в нем не проживали, не использовали его по прямому назначению, а осуществляли по сути оказание услуг (работали), находящихся вне правового поля,  как минимум совершали административные правонарушения, так как оказывали услуги сексуального характера за денежное вознаграждение.  Об указанном свидетельствует внешний вид, в котором обвиняемых встретила одна из девушек- на ней присутствовало только нижнее белье и ее разъяснение причины такого внешнего вида, как- приходится работать с маслом- не поддается никакой логике. Все массажисты, подобно врачам, работают в медицинских халатах, что предусмотрено санитарными нормами. Указывая на то, что потерпевшие являются профессиональными массажистками, ими не были представлены соответствующие документы- о прохождении соответствующего обучения. В квартире отсутствовало оборудование (в частности массажные столы) для оказания услуг в области оздоровительного массажа. Более того, по показаниям потерпевших, в этой квартире ранее снимавшим ее лицом, установлены камеры видеонаблюдения. Указанные камеры являлись работающими и вели запись в круглосуточном режиме,  имели удаленный сервер для записи. Все это потерпевшие знали и это их не смущало. Наблюдение посторонних лиц за жизнью девушек в квартире, в круглосуточном режиме, видеозапись всего происходящего, явно противоречит здоровой логике показаний потерпевших, что указанный факт их устраивал. Наличие видеозаписи в квартире свидетельствует только о том, что в квартире оказывались именно услуги сексуального характера (об этом же свидетельствует время, в которое потерпевшие собирались оказывать услуги), сами потерпевшие в ней не проживали, а приезжали только для оказания указанных услуг, в качестве места жительства (временного, постоянного) указанное жилое помещение не использовали. Об этом же свидетельствует отсутствие в уголовном деле договора найма указанной квартиры.

Подсудимому Мусову А.В., как и другим подсудимым по настоящему уголовному делу инкриминируется хищение денежных средств в размере 200 000 рублей. Указанный размер похищенных денежных средств подсудимые категорически отрицают.

Считаю, что в ходе рассмотрения указанного уголовного дела не доказан факт хищения денежной суммы в размере, инкриминируемого подсудимым.

Так, в ходе следствия и в судебном заседании потерпевшими указано, что денежная сумма в размере 125000 рублей являлись оплатой за аренду квартиры за три месяца (по 60000 рублей каждой потерпевшей и 5000 рублей оплата коммунальных платежей), а сумма в размере 40 000 рублей являлись денежными средствами самой потерпевшей Хайбуллиной. Вместе с тем договор найма (аренды) жилого помещения, в котором бы имелась цена договора, в уголовном деле отсутствует, лицо, с которым заключен договор аренды квартиры или ее собственник не допрошен. Таким образом подтвердить указанные потерпевшими факты относительно цены аренды никто не может.  Официальной работы и официального заработка потерпевшие не имели, как не имели банковского счета и иных документов (перевод денег), которыми могли подтвердить у них наличие и принадлежность указанных денежных сумм. То есть, вмененная подсудимым денежная сумма, кроме показаний самих потерпевших, заинтересованных по сути во взыскании с подсудимых указанных денежных средств, ничем более не подтверждена, а сами подсудимые категорически с ней (в суммой) не согласны.

Из инкриминируемого Мусову А.В. обвинения должен быть исключен такой квалифицирующий признак, применение насилия опасного для жизни или здоровья. Так из описательной части обвинения, которое имеется в обжалуемом приговоре суда, следует, что насилие, которое применено к потерпевшим со стороны Мусова К.В.

расценивается судом, как опасное для жизни или здоровья на том основании, поскольку могло последовать применение ножа. А само по себе указанное насилие опасным для жизни и здоровья не является. Так в приговоре суда указано следующее: «…более двух раз ударил рукой Мудевич О.В.

по лицу, тем самым применив насилие опасное для жизни или здоровья в отношении Мудевич О.В.

, поскольку при данных обстоятельствах у потерпевшей имелись основания опасаться за свою жизнь или здоровье, так как применение ножа, могло повлечь повреждение жизненно важных органов, либо утрату ими своих функций, после чего открыто…» и «…нанес Хайбулиной Т.А.

ногой два удара в область туловища, тем самым применив насилие опасное для жизни или здоровья в отношении Хайбуллиной Т.А., поскольку при данных обстоятельствах у потерпевшей имелись основания опасаться за свою жизнь и здоровье, так как применение ножа могло повлечь повреждение жизненно важных органов, либо утрату ими своих функций…».

Считаю, что насилие, которое применено в отношении потерпевших нельзя считать опасным для жизни или здоровья, так как оно не причинило вреда здоровью потерпевших, никаких телесных повреждений у потерпевших не имелось (никакими документальными данными наличие повреждений не подтверждено), что свидетельствует о минимуме, приложенной к ним силе, что подтверждает показания подсудимого Мусова К.В. (удары наносил ладошкой). Удары ладошкой по лицу, удары ногой по туловищу без относительно конкретного места удара нельзя расценивать, как удары в жизненно важные органы.

Нельзя расценивать, находящийся, зажатый в руке Мусова К.В. предмет- как предмет используемый в качестве оружия, так как указанный предмет не имел никаких частей, которыми возможно было причинить телесное повреждение.

Считаю, что нельзя таковым считать и раскладной нож зажатый в руке, лезвие которого не раскрыто. Из показаний потерпевшей Мудевич следует, что в руке Мусова К.В.

находился предмет похожий на раскладной нож, лезвия у ножа не было и она предположила, что он (нож) находится закрытом состоянии.

Эксцесс исполнителя. Умыслом подсудимого Мусова А.В. не охватывалось применение насилия в отношении потерпевших, а также применение при хищении в качестве оружия ножа или иного предмета.

Об указанном свидетельствует и само обвинение, предъявленное Мусову А.В. в период предварительного следствия и его роль указанная в обвинительной части приговора суда. Так, суд, в обжалуемом приговоре указал, что преступный умысел всех фигурантов, в том числе Мусова А.В.

направлен на разбойное нападение. При этом не указывается, что его умыслом охватывалось применение насилия опасного для жизни или здоровья, а также применение предметов, используемых в качестве оружия.

Более того, в этой же части приговора указано, что согласно распределенным ролям, Мусов А.В. вместе с Кадатеевым должен наблюдать за обстановкой на лестничной площадке, а Мусов К.В. и Бурашкнцев совершить открытое хищение чужого имущества.

То есть, вновь ничего не говорится о применении Мусовым К.В. насилия опасного для жизни или здоровья, или предметов, используемых в качестве оружия.

Доводы суда о том, что Мусов А.В. присутствовал при применении его братом Мусовым К.В.

предмета похожего на нож, не предпринял мер для предотвращения применения последним насилия и предмета, похожего на нож, не покинул место совершения преступления- опровергаются показаниями потерпевших, допрошенных в судебном заседании.

Так, согласно показаний потерпевшей Мудевич, данных ею в судебном заседании 13 ноября 2018 года и оглашенных в настоящем судебном заседании, следует следующее. На вопрос председательствующего потерпевшая Мудевич ответила:

— когда он (Кирилл) завел ребят в квартиру, не наносил мне удары.

На дополнительный вопрос председательствующего: Я Вас правильно поняла, что нанесение Вам телесных повреждений в коридоре и на кухне Мусовым К.В. происходило в отсутствии всех остальных, последовал ответ потерпевшей Мудевич:

— да, в отсутствие ребят.

При этом сам Мусов А.В. никакого насилия к потерпевшим не применял. В своих показаниях пояснил, что не видел в руке своего брата Мусова К.В. предмета, похожего на нож, не видел, чтобы он применял насилие в отношении потерпевших.

Сами потерпевшие не свидетельствовали, что иные фигуранты дела видели действия Мусова К.В. Показания Мусова А.В. подтверждаются показаниями потерпевшей Мудевич и в той части, которыми она свидетельствует, что в руке Мусова К.В.

была зажата лишь рукоятка предмета похожего на нож, лезвия не было, а значит Мусов А.В. мог и не видеть данного предмета.

Таким образом из обвинения Мусова А.В. подлежит исключению квалифицирующий признак как применение предмета, используемого в качестве оружия.

Считаю, что из числа доказательств исключению подлежит протокол опознания потерпевшими подсудимого Мусова А.В. (на тот момент подозреваемого).

Исходя из смыла статьи 193 УПК РФ опознание Мусова А.В. должно производиться в таком состоянии, в каком потерпевшие видели одного из участников преступления и для опознания по тем признакам, по которым они могли его опознать.

Из показаний потерпевших, самих фигурантов уголовного дела следовало, что Мусова А.В. потерпевшие видели, когда на нем была маска, видны были только глаза, по которым они и намеревались его опознать.

Соответственно опознание должно было проводиться именно по этой части лица, то есть Мусов А.В. и другие лица (статисты) должны были находится в масках на лице, открытыми должны были оставаться только глаза.

Читайте также:  Адвокат по статье 272. Неправомерный доступ к компьютерной информации

Опознание при иных обстоятельствах свидетельствует о том, что у следствия имелись сомнения в опознании Мусова А.В., его лицо было показано заранее потерпевшей, по которому и проводили опознание.

Таким образом при проведении опознания следователем не соблюдены условия, при которых оно должно проводиться и его результаты ставятся мною под сомнение, которые однозначно должны быть использованы в пользу подсудимого Мусова А.В.

Более того, на момент проведения указанного опознания Мусов А.В. фактически являлся подозреваемым по уголовному делу в соответствии со ст.

91 УПК РФ, и как минимум он имел право знать о своих правах, в том числе о праве на защиту путем приглашения или назначения ему защитника.

Однако указанная обязанность следователем выполнена не была, защитник при опознании не участвовал, что привело к нарушению прав Мусова А.В., в том числе к указанному выше нарушению.

В качестве смягчающих обстоятельств считаю необходим учесть хорошую характеристику в отношении Мусова А.В. с места прохождения срочной службы по призыву и последнего места работы (работал с июня 2016 года по август 2017 года курьером в ООО «ХИЛДОМ МСВ» с окладом 20000 рублей).

На основании изложенного, прошу:

Приговор Таганского районного суда г.

Москвы от 17 июня 2019 года, которым  Мусов Александр Валерьевич признан виновным в совершении преступления, предусмотренного частью 3 статьи 162 УК РФ и в отношении него  назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 7 лет- изменить в части квалификации содеянного с части 3 статьи 162 УК РФ на соответствующую часть статьи 161 УК РФ.

ПРИЛОЖЕНИЕ: копия характеристики на Мусова А.В. с места срочной службы по призыву; копия характеристики с работы.

Адвокат                                                        _____________( С.Н. Кузнецов)

14 августа 2019 года

Защита адвоката по 162 УК РФ, клиент освобожден из под стражи в зале суда

14 июля 2020 г.

  • ПРИГОВОР
  • ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  • г. Тюмень                           
  • Ленинский районный суд в составе:

председательствующего — судьи Рудаковой О.Г.,

с участием государственного обвинителя Даниловой А.Н.,

подсудимого «ФИО»,

защитника — адвоката Оспанова Р.Д., представившего удостоверение № и ордер №,

при секретаре Тарасовой С.С.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в особом порядке уголовное дело №1-13/2016 в отношении:

Семёнов В.О., родившегося

обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.162 УК РФ,

УСТАНОВИЛ:

ДД.ММ.ГГГГ в период времени с 21 часа 00 минут до 21 часа 57 минут «ФИО», находясь в состоянии алкогольного опьянения, увидев возле проходящего мимо несовершеннолетнего ФИО1, ДД.ММ.ГГГГ года рождения, умышленно, из корыстных побуждений, с целью хищения чужого имущества, решил совершить нападение на последнего с использованием имеющегося при нем ножа.

Реализуя свой преступный умысел, «ФИО» действуя умышленно, открыто, из корыстных побуждений, подошел к проходившему мимо ФИО1 и потребовал от него передачи денежных средств, и, получив отказ, достал из кармана надетой на нем куртки нож, который продемонстрировал ФИО1 с целью подавления его сопротивления, и доведения своего преступного корыстного умысла до конца. После чего осознавая, что его действия являются очевидными для ФИО1, похитил из рук последнего денежные средства в сумме 20 рублей, причинив тем самым последнему материальный ущерб на указанную сумму. Похищенным имуществом Семёнов В.О. после совершенного преступления распорядился по своему усмотрению, причинив тем самым ФИО1 материальный ущерб на сумму 20 рублей.

С указанным обвинением «ФИО» согласен в полном объёме, полностью признал себя виновным в совершении указанного преступления.

Учитывая, что наказание за указанное преступление, предусмотренное Уголовным кодексом Российской Федерации, не превышает 10 лет лишения свободы, «ФИО» свою вину признал в полном объеме и полностью согласился с предъявленным ему обвинением, им было добровольно, после предварительной консультации с адвокатом заявлено ходатайство о применении особого порядка принятия судебного решения, существо которого, как и последствия, подсудимый понимает, государственный обвинитель и потерпевший против заявленного ходатайства не возражали, в связи с чем, суд принимает особый порядок принятия судебного решения по делу.

Суд квалифицирует действия «ФИО» по ч. 1 ст. 162 УК РФ — разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с которым подсудимый согласился, обоснованно и подтверждается собранными по делу доказательствами.

При назначении наказания подсудимому суд учитывает характер и степень общественной опасности преступления, и личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

Психическое состояние подсудимого у суда сомнений не вызывает, исходя из поведения в суде и материалов уголовного дела, на учете у врача психиатра Семёнов В.О. не состоял и не состоят, вследствие чего, в отношении совершенного он являются вменяемым и подлежит уголовной ответственности.

Семёнов В.О. юридически не судим, совершил преступление относящиеся к категории тяжких, на диспансерных учетах не состоит.

Смягчающими наказание обстоятельствами, в отношении «ФИО» суд признает: полное признание своей вины, явку с повинной, раскаяние в содеянном, активное способствование раскрытию и расследованию преступления.

Суд не учитывает в качестве смягчающего обстоятельства состояние беременности сожительницы подсудимого, поскольку подтверждающих документов не представлено.

Отягчающих наказание обстоятельств судом не установлено, в связи, с чем суд при назначении «ФИО» наказания учитывает положения ч. 1 ст. 62 УК РФ.

Учитывая характер и степень общественной опасности содеянного, данные о личности подсудимого, совершившего тяжкое преступление, суд считает, что в целях восстановления социальной справедливости, исправления осужденного и предотвращения совершения им новых преступлений, наказание ******. следует назначить в виде лишения свободы, с применением ст. 73 УК РФ, установив испытательный срок, в течение которого он должен доказать свое исправление, а также возложить на него предусмотренные законом обязанности.

Принимая во внимание, что настоящее уголовное дело рассмотрено в порядке особого судопроизводства, суд назначает подсудимому наказание с учетом требований ч. 5 ст. 62 УК РФ.

Дополнительное наказания в виде штрафа в отношении подсудимого суд считает возможным не применять, принимая во внимание отношение подсудимого к содеянному и его материальное положение.

Оснований для изменения категории совершенного подсудимым преступления в силу ч. 6 ст. 15 УК Российской Федерации на менее тяжкую, учитывая фактические обстоятельства совершенного преступления и степень его общественной опасности, суд не находит.

Оснований для применения ст. ст. 64 УК РФ, суд не усматривает.

Вопрос о вещественных доказательствах по делу подлежит разрешению в порядке ст.ст.81,82 УПК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 316, 317 УПК РФ, суд

ПРИГОВОРИЛ:

«ФИО» признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 162 УК РФ и назначить ему наказание в виде 2 (двух) лет 6 (шести) месяцев лишения свободы, без штрафа.

На основании ст.73 УК РФ назначенное наказание считать условным с испытательным сроком 2 года.

Возложить на осужденного «ФИО» следующие обязанности: являться на регистрацию в специализированный государственный орган, без уведомления которого не менять место жительства и работы, трудоустроиться в течение шести месяцев.

Меру пресечения в отношении «ФИО» в виде заключения под стражу изменить на подписку о невыезде и надлежащем поведении, до вступления приговора суда в законную силу. Из-под стражи освободить в зале суда.

В случае отмены «ФИО» условного осуждения, в соответствии со ст. 72 УК РФ зачесть в срок отбывания наказания время содержания его под стражей с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ

Вещественные доказательства: – уничтожить. Две монеты достоинством в 10 рублей каждая, считать возвращенными по принадлежности потерпевшему ФИО1

Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в течение 10 суток в Тюменский областной суд с момента провозглашения, а осужденным с момента получения копии приговора, с соблюдением требований ст. 317 УПК Российской Федерации, путем подачи жалобы в Ленинский районный суд .

В случае подачи апелляционной жалобы, осужденный вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции, а также поручить осуществление своей защиты избранному защитнику, либо ходатайствовать перед судом о назначении нового защитника.

Председательствующий    

Цены на услуги адвоката по данной категории дел можно посмотреть здесь.

Жалоба на суровость приговора

  • Перейти к материалам по обжалованию суровости приговора
  • Жалоба на суровость приговора (иллюстрация)
  • — это фрагмент жалобы (изъяты аргументы о процессуальных нарушениях и оставлены только аргументы об излишней строгости наказания);

— здесь отсутствуют аргументы, затрагивающие вопросы доказанности и квалификации (см. другой материал — Образцы процессуальных доводов кассационной жалобы — где приведены процессуальные доводы).

— данная жалоба была подана по уголовному делу по ч.3 162 УК.  Но ее можно использовать как основу для составления жалоб по иным статьям Уголовного Кодекса. Примененные в ней смысловые концепции (подчеркивание роли в совершении преступления, смягчающих обстоятельств и пр.) могут быть использованы в любых иных жалобах);

  1. — подробнее об особенностях применение смягчающих обстоятельств в кассационной жалобе можно прочитать здесь: Смягчающие обстоятельства в кассации, методика применения;
  2. — подавать жалобу именно в таком виде в каком она представлена здесь (только одни смягчающие обстоятельства) не следует, используете ее для формулировки той части своей жалобы в которой будете приводить третьестепенные аргументы.
  3. Иллюстрация
  4. В президиум Московского городского суда  
  5. Кассационная жалоба

Приговором районного суда г.Москвы гражданин осужден по ч.3 162 УК, назначено наказание в виде лишения свободы сроком на срок 5 лет с отбыванием наказания в колонии строгого режима.

Читайте также:  Адвокат по статье 204.1. Посредничество в коммерческом подкупе

Апелляционным определением Московского городского суда  приговор оставлен без изменения, апелляционная жалоба осужденного без удовлетворения.

Полагаю приговор суда несправедливым в виду чрезмерной суровости назначенного наказания и подлежащим изменению по основаниям, предусмотренным  ч.1 401.15 УПК.

UrlДополнительная информация:

  • ПРАКТИЧЕСКИЕ аспекты
  • Обжалование строгости приговора в стадии кассации, особенности

— согласно правовой позиции, высказанной в п.10 Пленума Верховного суда от 28.01.14г. № 2 заявитель в кассационной жалобе вправе просить суд проверить его доводы о несправедливости приговора в том случае, если такое решение суда явилось следствием неправильного применения норм Общей части Уголовного кодекса (например, положений 60 УК).

— согласно правовой позиции, высказанной в п.20

Вс запретил учитывать мнение потерпевших при вынесении приговора — новости право.ру

Тройка судей коллегии по уголовным делам Верховного суда под председательством Александра Колышницына обязала нижестоящие инстанции исключить из приговора ссылку на учет мнения потерпевших.

Такое определение судьи вынесли после рассмотрения кассационной жалобы осужденного Станислава Береснева, которого ранее приговорили к восьми годам колонии строгого режима за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ч. 4 ст.

111 УК) и применение насилия в отношении представителя власти (ч. 1 ст. 318 УК).

База судей Колышницын Александр Сергеевич

При изучении дела Береснева ВС установил, что суды сделали правильные выводы о его виновности, но вместе с тем нарушили нормы УК.

В частности, Советский районный суд Омска при вынесении приговора признал отягчающим обстоятельством алкогольное опьянение Береснева, при этом никак свой довод не мотивировал.

Омский областной суд исключил это обстоятельство в приговоре по статье о применении насилия в отношении представителя власти, снизив наказание с одного года до девяти месяцев лишения свободы, по ч. 4 ст. 111 УК приговор оставил без изменения.

По мнению Верховного суда, суды не мотивировали свои выводы об отягчающем обстоятельстве, хотя при решении такого вопроса должны учитываться: характер и степень общественной опасности преступления, обстоятельства его совершения, влияние состояния опьянения на поведение лица при совершении преступления, а еще личность виновного.

«При постановлении приговора в отношении Береснева суд не в полной мере учел указанные выше требования закона, не привел в описательно-мотивировочной части приговора мотивов, по которым он пришел к выводу, что именно состояние опьянения, вызванное употреблением алкоголя, способствовало преступлению», — следует из определения.

Кроме того, в приговоре суд указал, что учитывает мнение потерпевших при назначении вида и срока наказания.

ВС напомнил, что право публичного уголовного преследования принадлежит государству, а мера и вид ответственности виновных должны определяться исходя из публично-правовых, а не частных интересов.

Ссылка на мнение потерпевших противоречит Уголовному кодексу, в котором содержится «исчерпывающий перечень обстоятельств, которые могут быть признаны отягчающими наказание», указал Верховный суд.

«Таким образом, суд фактически признал мнение потерпевших в качестве отягчающего наказание Береснева обстоятельства и учел его при назначении наказания», — сказано в определении.

В итоге ВС обязал изменить приговор в отношении Береснева, исключив из него отягчающее обстоятельство и ссылку на мнение потерпевших, и смягчил наказание: с восьми лет лишения свободы до семи лет восьми месяцев.

Отмена приговора по ст. 162 УК РФ | в кассационной инстанции | угроза не была реальной

❗ Ч. 2 ст. 162 УК РФ за «похищенную» бутылку водки в магазине!

Хорошие основания отмены приговоров по ст. 162 УК РФ в кассации. Цикл статей: часть 1.

По приговору Панинского районного суда Воронежской области от 22 сентября 2020 года Г. осужден по ч. 1 ст. 161 УК РФ к 1 году 6 месяцам лишения свободы, по ч. 2 ст. 162 УК РФ к 3 годам 6 месяцам лишения свободы. На основании ч. 3 ст.

69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначено 4 года лишения свободы с отбыванием наказания в ИК строгого режима. По приговору Г..

признан виновным в совершении грабежа, а также в совершении разбоя с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предметов, используемых в качестве оружия.

Апелляционным определением Воронежского областного суда от 9 декабря 2020 года приговор Панинского районного суда Воронежской области от 22 сентября 2020 года оставлен без изменения.

Судебная коллегия по уголовным делам Первого кассационного суда общей юрисдикции определением от 15 июля 2021 года № 77-2376/2021 приговор районного суда и апелляционное определение областного суда в отношении Г. в части осуждения его по ч. 2 ст. 162 УК РФ отменила, передала дело на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе суда со стадии судебного разбирательства.

Позиция суда кассационной инстанции и основания принятого решения:

В соответствии с ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ основанием отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела. В силу положений ст.

297 УПК РФ, постановленный судом приговор должен быть законным, обоснованным и справедливым, и таковым признается приговор, постановленный в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и основанный на правильном применении уголовного закона. В соответствии со ст.

307 УПК РФ в приговоре должны получить оценку все рассмотренные в судебном заседании доказательства, как подтверждающие выводы суда по вопросам, разрешаемым при постановлении приговора, так и противоречащие этим выводам.

Суд должен указать в приговоре, почему одни доказательства признаны достоверными, а другие отвергнуты им.

Однако по настоящему делу указанные выше требования закона судом должным образом выполнены не были.

В соответствии с п.

21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ в тех случаях, когда завладение имуществом соединено с угрозой применения насилия, носившей неопределенный характер, вопрос о признании в действиях лица грабежа или разбоя необходимо решать с учетом всех обстоятельств дела: места и времени совершения преступления, числа нападавших, характера предметов, которыми они угрожали потерпевшему, субъективного восприятия угрозы, совершения каких-либо  демонстративных действий, свидетельствовавших о намерении нападавших применить физическое насилие и т.п.

Указанные разъяснения закона, судом не учтены.

Мотивируя наличие в действиях Г. состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 162 УК РФ, суд сослался в приговоре на показания потерпевшей ФИО11, данные ею в ходе предварительного расследования, показания свидетелей ФИО12, ФИО13.

Однако из показаний потерпевшей ФИО11, положенных в основу приговора (т.1 л.д. 65-69), следует, что Г. с обеда до 19-20 часов находился в магазине, ходил за ней и просил ее оплатить ему бутылку водки, при этом никаких угроз ей не высказывал.

После чего, он уходил из магазина, опять приходил, уговаривал ее оплатить ему алкоголь, когда она ему отказывала, он обещал повредить ее автомобиль, угрожал ее детям, говорил, что «ее муж будет ему платить, когда он будет сидеть».

Затем он достал отвертку и махал ею перед ее лицом, потом предложил ей ее подержать, она отказалась, отошла от него, а Г. положил отвертку на кассовую ленту. Примерно в 19-20 часов, Г. понял, что ему никто ничего добровольно не отдаст, пошел к витрине и взял бутылку водки.

Она стояла в стороне и наблюдала за ним. После этого Г. ушел. Показания свидетеля ФИО12, также не содержат сведений, что Г. угрожал ФИО11 применением насилия опасного для ее жизни и здоровья, в момент совершения хищения ФИО14 стояла в стороне и наблюдала, как Г. берет бутылку водки с витрины и уходит.

До этого Г. уговаривал ФИО14 оплатить ему бутылку водки, ходил за ней на протяжении полутора часов. Отвертку доставал, которую положил на кассовую ленту, словесных угроз от него не поступало.

Суд вопреки требованиям закона не выяснил и не оценил, сколько людей было в магазине в момент совершения преступления, носила ли угроза применения насилия реальный характер, какие-конкретно действия Г.

свидетельствовали о его намерении применить отвертку, не дал оценки его действиям, выразившимися в том, что после ее демонстрации осужденный положил отвертку на кассовую ленту, когда забирал водку ФИО14 стояла в стороне и просто наблюдала за ним.

Таким образом, признавая Г. виновным в разбое суд не учел, что в соответствии с законом угроза применения насилия опасного для жизни и здоровья потерпевшего должна быть реальной, которая определяется судом с учетом всех обстоятельств по делу.

Совокупность указанных обстоятельств, надлежащим образом не оцененная судом, повлияла на выводы суда, изложенные в приговоре в части признания Г. виновным в совершении разбоя.

Учитывая, что нарушения уголовно-процессуального закона, допущенные судом при рассмотрении настоящего дела, являются существенными, повлиявшими на исход дела, приговор и апелляционное определение в части осуждения Г. по ч. 2 ст. 162 УК РФ нельзя признать законными, в связи с чем они подлежат отмене, а дело-направлению на новое судебное рассмотрение.

❗ Напоминаю, что сам я профессионально занимаюсь обжалованием приговоров, вынесенных в любом порядке, любыми судами, по всем регионам РФ.

По результатам защиты вынесено более 10 оправдательных приговоров! Отменено и смягчено свыше 100 приговоров! Более подробно обо мне и по вопросам обжалования приговоров можно узнать по ссылке.

Там же можно БЕСПЛАТНО проконсультироваться по вопросам обжалования приговоров. ОБРАЩАЙТЕСЬ!

Ставьте лайки и подписывайтесь на мой канал: «VIP-жалоба на приговор», — узнайте все об эффективном обжаловании приговоров!

БУДУТ ПРИВЕДЕНЫ МНОГО ХОРОШИХ КОНКРЕТНЫХ ОСНОВАНИЙ ДЛЯ СМЯГЧЕНИЯ И ОТМЕНЫ ПРИГОВОРОВ ПО РЕАЛЬНЫМ УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ, В Т.Ч. ПО СТ. 162 УК РФ, С МНОГОЧИСЛЕННЫМИ ПРИМЕРАМИ ПРАКТИКИ ОБЖАЛОВАНИЯ!

Спасибо за уделенное внимание❗????

Лайк и комментарий приветствуются❗????

Подписывайтесь

© В.В. Панфилов, 2021

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *