Адвокат по статье 282.2. Организация деятельности экстремистской организации

  • Лекционный материал на тему:
  • «Экстремистская деятельность (понятие, ответственность).
  • Основные направления противодействию экстремизму»

Экстремизм – это приверженность к крайним мерам и взглядам, радикально отрицающим существующие в обществе нормы и правила через совокупность насильственных проявлений, совершаемых отдельными лицами и специально организованными группами и сообществами. Среди таких проявлений можно отметить провокацию беспорядков, гражданское неповиновение, террористические акции, методы партизанской войны.

Наиболее радикально настроенные экстремисты часто отрицают в принципе какие-либо компромиссы, переговоры, соглашения.

Росту экстремизма обычно способствуют: социально-экономические кризисы, резкое падение жизненного уровня основной массы населения, тоталитарный политический режим с подавлением властями оппозиции, преследованием инакомыслия.

Однако экстремизм, как явление, вполне живуч и в государствах с демократическим устройством, включающим в себя многочисленные права и свободы.

Экстремизм – это сложная и неоднородная форма выражения ненависти и вражды. Различают следующие основные виды экстремизма: политический, национальный и религиозный.

Национальный экстремизм выступает под лозунгами защиты «своего народа», его экономических интересов, культурных ценностей, как правило, в ущерб представителей других национальностей, проживающих на этой же территории.

Под религиозным экстремизмом понимают нетерпимость по отношению к инакомыслящим представителям той же или другой религий. В последние годы обострилась проблема исламского экстремизма. Широкое распространение получила ваххабитская идеология, лозунгом которой является «смерть всем неверным».

Политический экстремизм – это движения или течения против существующего конституционного строя. Как правило, национальный или религиозный экстремизм является основанием для возникновения политического экстремизма. На сегодняшний день экстремизм является реальной угрозой национальной безопасности Российской Федерации.

  1. Юридическое определение того, какие действия считаются экстремистскими, содержится в статье 1 Федерального закона № 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности»:
  2. — насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации;
  3. — публичное оправдание терроризма и иная террористическая деятельность;
  4. — возбуждение социальной, расовой, национальной или религиозной розни;
  5. — пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности человека по признаку его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии;
  6. — нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии;

Некоторые особенности квалификации организации экстремистского сообщества и деятельности экстремистской организации (ст. 282.1, 282.2 УК РФ)

Под экстремистским сообществом законодатель понимает «устойчивую группу лиц, заранее объединившихся для подготовки или совершения одного или нескольких преступлений экстремистской направленности, характеризующуюся наличием в ее составе организатора (руководителя), стабильностью состава, согласованностью действий ее участников в целях реализации общих преступных намерений. При этом экстремистское сообщество может состоять из структурных подразделений (частей)» [5].

В свою очередь, некоторые действия представляется возможным квалифицировать как приготовление к совершению преступного деяния или же покушение на его совершение, а именно: о приготовлении к совершению преступления могут свидетельствовать следующие факторы – сбор сведений о потенциальных участниках. Вместе с тем, о покушении на совершение преступления могут свидетельствовать такие факторы, как формирование группы, вербовка исполнителей, проведение организационных собраний, поиск денежных средств для осуществления деятельности.

  • Отметим, что состав данного преступления образуют следующие деяния: осуществление руководства экстремистским сообществом, его частью или структурными подразделениями, а также создание объединений организаторов последних; разработка и составление планов преступной деятельности.
  • Подчеркнем, что осуществление такой деятельности, как руководство – также представляет собой объективную сторону рассматриваемого деяния, а именно: руководство преступным сообществом предполагает организационное управление последним, в то время как руководство его частью или структурно обособленным подразделением направлено на автономное им управление, при этом с обязательным подчинением центру.
  • Состав данного противоправного деяния – формальный, при этом моментом окончания признается готовность, как организационного, так и технического характера к совершению экстремистских действий.
  • Однако для привлечения участвующих лиц к уголовной ответственности не является обязательным предшествующим фактором вынесение судебного решения, направленного на запрет деятельности или функционирования сообщества.
  • В свою очередь, под экстремистской организацией законодатель понимает «общественное или религиозное объединение либо иная организация, в отношении которого судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности» [7].
  • Объективная сторона рассматриваемого нами деяния состоит в действиях организационного характера, направленных на продолжение или возобновление противоправной деятельности запрещенной организации (например, вербовка новых членов) [5].

Состав данного преступного деяния является формальным и признается оконченным с момента осуществления каких-либо действий организационного характера.

Так, в случае, если судебное решение о ликвидации религиозной или общественной организации вступило в силу, однако ее деятельность по каким-либо причинам не была фактически приостановлена или прекращена, то ее организаторы подлежат привлечению к уголовной ответственности в соответствии со ст. 282.2 УК РФ [5].

В качестве примера приведем обстоятельства совершения следующего преступления: Г.

, отбывая наказание в местах лишения свободы, вступил в международную террористическую партию «Партия исламского освобождения», при этом осознавая тот факт, что последняя судебным решением признана экстремистской и незаконной на территории нашего государства. Однако Г.

, руководствуясь основными положениями и принципами программы данной партии, предпринял попытки к поиску сподвижников и осуществлял скрытую агитацию среди сокамерников, посредством проведения религиозных бесед. Ключевыми идеями его проповедей являлось возбуждение у лиц чувств религиозного экстремизма [3].

Субъективная сторона рассматриваемых видов преступных деяний представляется в качестве прямого умысла и характеризуется наличием специальных мотивов и целей.

Так, ключевой целью участников выступает подготовка или непосредственное совершение деяний экстремистской направленности, в то время как мотивы направлены, в первую очередь, на разжигание ненависти или вражды, а также обуславливаются желанием обрести материальные блага или возглавить преступную группу.

Субъектами рассматриваемых преступных деяний являются лица, достигшие возраста 16 лет, в тоже время, если в процессе совершения деяний экстремистской направленности причиняется вред охраняемым законом отношениям в сфере жизни и здоровья, или иным, указанным в ст. 20 УК РФ [6], то к ответственности привлекаются лица, достигшие возраста 14 лет.

Одним из квалифицирующих признаков рассматриваемых нами составов признается совершение деяний с использованием служебного положения.

Читайте также:  Кассационная жалоба на приговор по ст. 139 УК РФ

Данный признак представляет значительную общественную опасность на основании двух факторов: с одной стороны, затрагиваются отношения власти-подчинения, в соответствии с которыми у лица, занимающего определенное служебное положение, в подчинении находится некоторое количество людей, на которые он может оказывать свое влияние и понуждать к совершению определенных действий. С другой стороны, пост в различных государственных или коммерческих организациях открывает возможности для совершения преступных деяний в более крупных масштабах при наличии влиятельных покровителей [8, с. 67]. Вместе с тем, определенными служебными полномочиями наделяются лица, как состоящие на государственной службе, так и в коммерческих организациях.

Однако законодатель предусмотрел условия, согласно которым лицо освобождается от уголовной ответственности, а именно: совершение такового впервые, а также добровольный отказ от дальнейшего участия в совершении преступлений экстремистской направленности.

Вместе с тем, организацию экстремистского сообщества (ст. 282.1 УК РФ) представляется необходимым отграничивать от организации преступного сообщества или организации, ответственность за которые предусмотрена ст. 210 УК РФ.

Так, положение, закрепленное в уголовном законодательстве, регламентирует, что: «преступление признается совершенным преступным сообществом (преступной организацией), если оно совершено структурированной организованной группой или объединением организованных групп, действующих под единым руководством, члены которых объединены в целях совместного совершения одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды» [6].

Стадия осуществления преступной деятельности, а именно – создание преступного сообщества – выступает приготовлением к совершению различных посягательств [2, с. 758].

Лица, создавая преступное сообщество экстремистского характера, преследуют определенную цель, отличающую его от других преступных сообществ – совершение преступлений экстремистской направленности, под которыми законодатель понимает посягательства, совершенные по мотивам ненависти или вражды. В то время как создание преступных сообществ сопровождается достижением различных целей: убийства, торговля людьми, контрабанда и иные деяния.

Вместе с тем, вопрос о выделении данного состава в качестве самостоятельного вызывает в юридической науке многочисленные дискуссии: с одной стороны, предлагается декриминализовать данный состав с тем, что ему присущи все признаки преступного сообщества [1, с. 135], рассматриваемого в контексте ст. 210 УК РФ, а именно: наличие руководителя; четкая иерархия; дисциплина; разработка преступных планов; распределение ролей; связь между звеньями [4].

С другой стороны, ключевым аспектом создания преступного сообщества выступает совершение одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступных деяний.

Однако, анализируя преступные деяния экстремистской направленности, можем констатировать, что не все деяния подпадают под такую категорию (например, деяния, предусмотренное п. «б» ч.1 ст.213 УК РФ, ч. 2 ст.

214 УК РФ относятся к категории преступлений средней тяжести).

В свою очередь, обращаясь к законодательному определению преступлений экстремистской направленности, можем констатировать, что четко установленный перечень отсутствует, в связи с чем, предлагается под указанными деяниями рассматривать «преступления совершенные по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы, предусмотренные статьями Особенной части и п. «е» ч.1 ст. 63» [6].

Для разрешения возникших противоречий, некоторые авторы представляют необходимым дополнить ст. 35 УК РФ частью, направленной на регламентацию соответственно деяний экстремистской направленности, однако с обязательным указанием на цель их совершения, а именно: «в целях совершения тяжких или особо тяжких преступлений экстремистской направленности» [8, с. 67].

На наш взгляд, такая формулировка представляется не совсем верной, так как рассматриваемые нами деяния могут и не подпадать под соответствующие категории, поэтому внесение дополнений в ст.

35 УК РФ должно содержать следующую формулировку: «преступление признается совершенным экстремистским сообществом (экстремистской организацией), если оно совершено структурированной организованной группой или объединением организованных групп, действующих под единым руководством, члены которых объединены в целях совместного совершения одного или нескольких преступлений экстремистской направленности».

Спасет ли новое решение Пленума Верховного суда участников "экстремистских организаций"? Отвечают правозащитники

Богослужения «Свидетелей Иеговы» нельзя считать деятельностью экстремистской организации — к такому выводу пришел Пленум Верховного суда России.

Скажется ли принятое решение на сторонниках других объединений, признанных в стране запрещенными — «Idel.

Реалии» спросили директора информационно-аналитического центра «Сова» (внесен Минюстом в реестр НКО-«иностранных агентов») Александра Верховского и старшего партнера правозащитного проекта «Сетевые Свободы» Станислава Селезнева.

  • Пленум Верховного суда России (состоит из всех судей ВС РФ, включая председателя) вынес постановление, которое вносит изменения в решение ВС «О судебной практике по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности».
  • Это же относится к «индивидуальному или совместному исповедованию религии» — например, к богослужениям, обрядам и церемониям.

В документе отмечается, что если суд признал организацию экстремистской и постановил её ликвидировать, то «последующие действия лиц, не связанные с продолжением или возобновлением деятельности экстремистской организации и состоящие исключительно в реализации своего права на свободу совести и свободу вероисповедания, если они не содержат признаков экстремизма, не образуют состава преступления».

Религиозная организация «Свидетелей Иеговы» (в 2017 году ВС РФ признал её экстремистской организацией и запретил деятельность в России — «Idel.Реалии») на своем сайте положительно отреагировала на решение Верховного суда России.

«Учитывая эти разъяснения, следователь должен понимать, что он не вправе возбудить уголовное дело, произвести обыск или арест лишь потому, что люди, исповедующие религию «Свидетелей Иеговы», собираются вместе с другими на богослужения. Не может считаться преступлением чтение Библии и духовной литературы, разговор о своей вере и тому подобное.

Соответственно, не должны считается преступлением созыв единоверцев на мирное совместное исповедание религии «Свидетелей Иеговы» и подготовка обрядов, таких как как водное крещение», — сказано на сайте организации. После признания «Свидетелей Иеговы» экстремистской организацией сотни верующих стали фигурантами уголовных дел.

Их обвиняли по статье об организации и участии в деятельности экстремистской организации (части 1 и 2 статьи 282.2 УК РФ), а поводом для уголовных дел становились совместные молитвы (в том числе онлайн), богослужения и чтение религиозной литературы. В постановлении Пленума ВС РФ уточняется, что теперь при рассмотрении уголовных дел по статье 282.

2 УК РФ «суду следует устанавливать, какие конкретные действия совершены виновным лицом, каково их значение для продолжения или возобновления деятельности [запрещенной] организации, а также какими мотивами руководствовалось лицо при совершении данных действий».

СКАЖЕТСЯ ЛИ ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ВС РФ НА УЧАСТНИКАХ «ЭКСТРЕМИСТСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ»?

Читайте также:  Юрист по интеллектуальной собственности - юридические услуги адвоката по интеллектуальному праву

Решение Пленума ВС РФ коснется только экстремистских организаций; о террористических — например, «Хизб Ут-Тахрир» — в документе не сказано.

Перечень общественных объединений и религиозных организаций, признанных экстремистскими и запрещенными в России, насчитывает десятки названий. Среди них — религиозное объединение «Таблиги Джамаат» и «Нурджулар», общественная организация «Башкорт» (все перечисленные общественные объединения признаны экстремистскими и запрещены в России — «Idel.Реалии») и другие.

Изменит ли свежее постановление Пленума Верховного суда России ситуацию с преследованием сторонников так называемых экстремистских организаций?

Директор информационно-аналитического центра «Сова» (внесен Минюстом в реестр НКО-«иностранных агентов»), член Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Александр Верховский уточнил, что постановление Пленума Верховного суда РФ положительно скажется как минимум на тех, кого одновременно обвинили и в организации деятельности запрещенной организации (ч.1 ст.282.2), и в вербовке в неё (ч.1.1 ст.282.2 УК РФ).

Это должно стать основанием для пересмотра тех дел, где обвинения предъявляли сразу по двум статьям

Верховный суд постановил, что в этих случаях такие действия стоит квалифицировать лишь по ч.1 ст.282.2 УК — организация деятельности общественного или религиозного объединения, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности.

— Я думаю, это должно стать основанием для пересмотра тех дел, где обвинения предъявляли сразу по двум статьям. Сейчас у этих людей есть шанс на пересмотр приговора в сторону смягчения, потому что одна часть статьи должна отпасть. Какая — для этого нужен новый суд, который будет решать этот вопрос, — сказал Верховский.

Он также напомнил, что, согласно постановлению Пленума ВС РФ, если человек был участником признанной экстремистской организации и одновременно вовлекал в её деятельность других лиц, то его могут обвинить по обеим статьям: по ч.2 ст.282.2 УК РФ и по ч.1.1 этой же статьи.

— Это мне кажется неправильным. Когда было заседание рабочей группы, в котором я участвовал, я пытался это сказать, но не был услышан, — отметил Верховский.

Если организацию запретили, конституционное право коллективно исповедовать свою веру у ее участников не пропало

Что касается решения Верховного суда РФ, который теперь не считает экстремистской деятельностью совместные богослужения, то Верховский видит в этом «коллизию между неотменяемым конституционным правом на коллективное исповедание веры и участием в запрещенной организации».

— Если организацию запретили, конституционное право коллективно исповедовать свою веру у её участников не пропало, — констатировал директор информационно-аналитического центра «Сова».

— И возникает вопрос — как они могут его реализовать так, чтобы не попасть под эту статью? Суд в сущности написал: если там нет действий, направленных на продолжение функционирования организации, а есть только религиозная деятельность, то тогда это не является составом преступления.

А что такое продолжение деятельности? Если это молитвенное собрание, то его созыв будет организацией деятельности запрещенной организации? В решении Пленума приведены примеры, что такое организация деятельности — созыв собраний, организация вербовки новых членов и т.д.

На заседании рабочей группы я предложил — давайте приведем отрицательные примеры, что точно не будет составом преступления. Это предложение принято не было. Но правоприменителю — оперативнику или следователю — по-прежнему непонятно, когда нужно возбуждать уголовное дело, а когда нет.

По мнению Верховского, решение Пленума ВС РФ может положительно сказаться на «традиционно устроенных религиозных сообществах» — например, «Свидетелях Иеговы», «которые проводят богослужения». Но вопросы по-прежнему остаются.

— А вот если они собираются обсудить Библию? Или то же самое с последователями Саида Нурси (участниками «Нурджулар» — «Idel.Реалии»), которые читают книги и обсуждают написанное — у них это религиозный обряд, дискуссия или деятельность их организации? Это остается непонятным, — поделился мнением Верховский.

Следователь не обязан разбираться в исламе — в таких случаях он должен привлечь в качестве эксперта исламоведа

По его словам, наиболее противоречивая ситуация складывается именно со сторонниками «Нурджулар», поскольку «вся их деятельность состоит из собраний и разговоров, а не из того, что привычно считать организованным богослужением».

— Будет ли это квалифицировано как богослужение? Наверное, нет. Является ли обсуждение книг обрядом? Не знаю. Следователь не обязан разбираться в исламе — в таких случаях он должен привлечь в качестве эксперта исламоведа. Но проблема в том, какие вопросы он перед ним поставит. Если привлекается нормальный исламовед — важно, что его спросят.

Если следователь спросит, совершали ли сторонники «Нурджулар» религиозные обряды, было ли это богослужением, то честный исламовед должен будет сказать: «Нет, ислам не предусматривает такой обряд». И в результате получится, что они, согласно решению Пленума, должны быть привлечены к уголовной ответственности.

С другой стороны — были ли эти действия реализацией их права на свободу вероисповедания? Были. И исламовед тоже, наверное, может сказать, что в исламе принято собираться и обсуждать религиозные книги. Если следователь из этого сделает вывод, что это обычная религиозная практика — пусть и не обряд — он закроет дело или даже не откроет.

Но это очень позитивный сценарий, — отметил Верховский.

Он предположил, что постановление Пленума ВС РФ никак не скажется, к примеру, на участниках религиозного объединения «Таблиги Джамаат».

У защитников по таким делам — пусть и незначительно — но расширился перечень инструментов

— Весь смысл движения, что каждый участник должен ходить и проповедовать. Поскольку он проповедует именно «таблиговскую» версию ислама, то правоохранительные органы не могут на это смотреть спокойно. Это, правда, может по-разному кончиться.

Сами-то они ничего дурного не делают, но последствия могут быть разными. Поэтому, конечно, за ними присматривают. Но в Пленуме про проповедь ничего не сказано — сказано про исповедание религии.

Читайте также:  Реновация: какая квартира считается равнозначной?

И я подозреваю, что для участников «Таблиги Джамаат» никакого послабления не будет, — сказал Александр Верховский.

Адвокат, старший партнер правозащитного проекта «Сетевые Свободы» Станислав Селезнев считает, что принятое постановление Пленума Верховного суда РФ «может сказаться положительно» на сторонниках признанных экстремистскими организаций, поскольку «у защитников по таким делам — пусть и незначительно — но расширился перечень инструментов».

— Это может немного снизить активность преследования. А те, кто уже осужден, могут попытаться использовать новые позиции в процессе обжалования приговоров, — поделился мнением Селезнев.

В то же время он напомнил, что Верховный суд России под участием в деятельности экстремистской организации понимает — в том числе — «непосредственное участие в проводимых мероприятиях».

По словам Селезнева, это несколько не соответствует той же позиции ВС РФ, который в этом же постановлении Пленума фактически разрешил сторонникам признанных экстремистскими организаций совершать «индивидуально или совместно» богослужения или иные религиозные обряды и церемонии.

Суды — в случае наличия сомнений, «церемония» это была или «мероприятие» — будут обязаны такие дела прекращать

— Единственная видимая разница между «криминальным» участием в мероприятиях и совместным совершением обрядов и церемоний заключается в религиозном характере последних. Правоприменители — вне всяких сомнений — будут трактовать любое собрание как участие в мероприятии.

Суды — в случае наличия сомнений, «церемония» это была или «мероприятие» — руководствуясь принципом презумпции невиновности, будут обязаны такие дела прекращать. Но будут ли они это делать? Главное — чтобы разрешение этого вопроса не зависело целиком от эксперта-религиоведа.

К сожалению, суды нередко фактически передают разрешение вопроса о виновности экспертам, механически копируя их выводы в приговор, — констатировал Селезнёв.

Он привел следующий пример: если сторонники признанной экстремистской организации собрались на совместную молитву, но руководитель церемонии перед её началом зачитал новость о преследовании сподвижников, то участники не должны нести уголовную ответственность по статье 282.2 УК РФ. «А вот тот, кто вместо священного текста зачитал новости, согласно постановлению Пленума ВС РФ, уже рискует оказаться «организатором мероприятия запрещенной организации», — отметил Селезнев.

Совместное богослужение, иной религиозный обряд или церемония — не криминальны, если следовать букве постановления Пленума

  1. — Совместное богослужение, иной религиозный обряд или церемония — не криминальны, если следовать букве постановления Пленума, — констатировал эксперт.
  2. При этом название и идеология религиозной организации, по словам Селезнева, значения не имеет: «Я не вижу разницы между ними в правовом плане: будь это «Свидетели Иеговы» или сторонники «Нурджулар».

— Юридически «Свидетели Иеговы», нурсисты (читатели книг Саида Нурси — «Idel.Реалии») и сторонники Фонда борьбы с коррупцией (признан экстремистским и запрещен — «Idel.

Реалии») сейчас имеют равный статус.

Верховный суд России указал на то, что — в отличие от «политических экстремистов» — религиозные могут получить снисхождение и освобождение от уголовного преследования в исключительных случаях, — подчеркнул Селезнев.

Решение Пленума Верховного суда РФ — обязательно для всех судов. В то же время Станислав Селезнев скептически отнесся к тому, что суды в регионах будут следовать ему в ближайшее время.

Судебная практика «к сожалению, с каждым днём всё дальше отдаляется от теории»

— Статья 126 Конституции РФ указывает на полномочия ВС РФ давать разъяснения по вопросам судебной практики.

Теоретики заявят, что содержащиеся в постановлениях Пленума Верховного суда РФ разъяснения являются ориентиром, подлежащим обязательному учету в целях вынесения законных и обоснованных приговоров, решений, определений и постановлений.

Более того — сами судьи ВС указывают, что игнорирование разъяснений Пленума по применению федерального законодательства неминуемо приводит к постановлению ошибочных судебных решений, — отметил Селезнев.

  • Он, однако, уточнил, что судебная практика «к сожалению, с каждым днём всё дальше отдаляется от теории».
  • — Практикующие адвокаты подтвердят — 10 лет существования того самого постановления [Пленума], изменения в которое мы обсуждаем, показали способность судов всех инстанций выносить и подтверждать приговоры, прямо противоречащие разъяснениям Верховного суда, — напомнил адвокат.
  • По этой причине, сказал Селезнев, «имеются серьёзные и обоснованные опасения, что все разъяснения, направленные на облегчение положения обвиняемых, будут проигнорированы судами».

Решение Пленума в первую очередь должно дойти до правоохранительных органов, которые эти дела заводят

По мнению Александра Верховского, ключевое — чтобы позицию Верховного суда донесли до правоохранительных органов.

— Если прокурор пришел в суд с обвинительным заключением, то вряд ли он уйдет оттуда с пустыми руками. Решение Пленума в первую очередь должно дойти до правоохранительных органов, которые эти дела заводят.

В данном случае — это в основном ФСБ и в некоторых случаях полиция. ФСБ должна принять это к сведению. В какой-то степени, я думаю, примет, поскольку это было президентское поручение.

Наверное, они будут меньше заводить дел на участников запрещенных религиозных объединений — по крайней мере, некоторых. Я надеюсь, что это существенным образом скажется на «Свидетелях Иеговы» — не то, чтобы дела вообще исчезнут, но их будут заводить меньше.

Насколько это коснется мусульманских организаций? На «Таблиги Джамаат», я думаю, скажется мало. Но может сказаться на «Нурджулар», — резюмировал Александр Верховский.

В конце ноября стало известно, что во Владивостоке суд впервые вынес оправдательный приговор по делу свидетеля Иеговы, обвиненного в организации экстремистского сообщества (ч. 1 ст. 282.2 УК РФ).

В решении говорится, что «проведение религиозных обрядов религии «Свидетелей Иеговы» в жилых либо коммерческих помещениях… не нарушает закон, а является реализацией прав верующих на свободу совести и религии».

Кроме того, 26 ноября Псковский областной суд отменил обвинительный приговор, вынесенный еще одному свидетелю Иеговы, и вернул дело на новое рассмотрение. Ранее районный суд приговорил его к условному сроку.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *