Адвокат по статье 318. Применение насилия в отношении представителя власти

В разделе Х Уголовного кодекса РФ содержится статья,  предусматривающая ответственность за применение насилия либо угрозу применения насилия в отношении представителя власти или его близких в связи с исполнением им своих должностных обязанностей (ст. 318 УК РФ). Санкция ее первой части предусматривает наказание до 5 лет лишения свободы, а второй – до 10 лет, поскольку речь в ней идет уже об ответственности за применение насилия, опасного для жизни или здоровья.

Бытует мнение, что доказывание по ст.

318 УК РФ не представляет собой существенной сложности с учетом наличия многочисленной судебно-следственной практики, которая разрешила все проблемные аспекты, а защита должна сводиться лишь к признанию вины и согласию на рассмотрение дела в особом порядке судебного разбирательства. Вместе с тем личная практика автора показывает, что практически при любом обвинении по ст. 318 УК РФ возникает достаточное количество проблем, которые защита при должной проработке позиции может обратить в свою пользу. Приводя нижеизложенные рекомендации и делясь собственными опытом и наработками по вопросам защиты по ст. 318 УК РФ, выражаю надежду, что они помогут коллегам в короткие сроки выработать и своевременно реализовать правильную тактику защиты, избежав многих ошибок. 

1. Что целесообразно изучить адвокату для защиты своего клиента по ст. 318 УК РФ

Для полного понимания конструкции состава преступления после прочтения диспозиции статьи 318 УК РФ и примечания к ней, в котором содержится расшифровка признака  «представитель власти», адвокату необходимо обратиться к ряду других норм УК РФ, Постановлениям Пленума Верховного Суда РФ, законам, ведомственным приказам и судебной практике.

1) Для раскрытия понятия «должностное лицо» — к  Федеральному закону №45-ФЗ от 20.04.1995 г. [1],  примечанию ст.

285 УК РФ (должностным признается лицо, постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляющее функции представителя власти либо выполняющее организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, государственных корпорациях, государственных компаниях, государственных и муниципальных унитарных предприятиях, акционерных обществах, контрольный пакет акций которых принадлежит Российской Федерации, субъектам Российской Федерации или муниципальным образованиям, а также в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации).        2) Для понимания диспозитивного признака  «близкие люди» — к Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.1999 №1 «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» (под близкими понимаются  родители, супруг, дети, усыновители, усыновленные, родные сестры и братья, бабка, дед, внуки, иные лица, состоящие с представителем власти в родстве, свойстве (родственники супруга), а также лица, жизнь, здоровье и благополучие которых в силу сложившихся личных отношений ему дороги).    3) Для понимания диспозитивного признака  «насилие, не опасное для жизни или  здоровья» — к Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 №29  «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое»  (побои или совершение иных насильственных действий, связанных с причинением потерпевшему физической боли либо с ограничением его свободы (связывание рук, применение наручников, оставление в закрытом помещении и др.)).    4) Для понимания диспозитивного признака «угроза применения насилия» — к м к УК РФ [2], судебной практике [3] (вид угрозы в законе не конкретизирован и это может быть как угроза нанесения побоев или причинения вреда здоровью различной степени тяжести,  так и угроза убийством,  а равно угроза насилия неопределенного характера).    5) Для понимания диспозитивного признака «насилие, опасное для жизни или  здоровья» —  к м к УК РФ [4], вышеуказанному Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2002 №29 (под насилием, опасным для жизни или здоровья, понимается:

  • такое насилие, которое повлекло причинение тяжкого и средней тяжести вреда здоровью потерпевшего, а также причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности; 
  • насилие, которое хотя и не причинило вред здоровью потерпевшего, однако в момент применения создавало реальную опасность для его жизни или здоровья).   

    6) Для изучения критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека — к Приказу Минздрава РФ №194н [5].

     7) Для выявления наличия или отсутствия злоупотребления и (или) превышения должностных полномочий в действиях представителя власти – к Постановлению Пленума Верховного Суда РФ №19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» от 16.10.2009 г.

В апелляции устоял оправдательный приговор обвиняемой в применении насилия в отношении представителя власти

Белгородский областной суд оставил в силе оправдательный приговор в отношении К., обвинявшейся в применении насилия, не опасного для жизни и здоровья, в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей и публичном его оскорблении.

Обстоятельства дела

16 мая 2019 г. инспекторы по делам несовершеннолетних УМВД России по г. Белгороду Р. и А. участвовали в рейде по выявлению нарушений в сфере реализации алкогольной продукции несовершеннолетним и одновременно с сотрудником уголовно-исполнительной инспекции О.

осуществляли проверку несовершеннолетнего по месту жительства. В ходе рейда они увидели ранее знакомую им гражданку К., состоящую на профилактическом учете в подразделении по делам несовершеннолетних, которая шла по улице вместе с Г. По внешним признакам К.

находилась в состоянии алкогольного опьянения.

Согласно обвинительному заключению, полицейские представились, показали служебные удостоверения, после чего Р. спросила у К., где находится ее малолетний ребенок. Так как речь женщины была невнятной, а вид неопрятный, Р. посчитала, что в действиях К.

имеется состав административного правонарушения, предусмотренного ст. 20.21 КоАП, то есть появление в общественном месте в состоянии опьянения. Полицейские предложили женщине пройти медицинское освидетельствование на состояние опьянения, однако та отказалась и попыталась уйти, но Р.

ее остановила, после чего вызвала наряд для составления протокола об административном правонарушении.

В это время К., как указало следствие, дважды пнула Р. по правой ноге, а потом, удерживая ее руками за плечо, один раз по левой и нанесла удар по лицу. По мнению следствия, таким образом К. совершила преступление, предусмотренное ч. 1 ст.

318 УК, – применение насилия, не опасного для жизни и здоровья, в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей. Кроме того, К.

, согласно обвинительному заключению, публично унизила и оскорбила инспектора, чем совершила преступление, предусмотренное ст. 319 УК.

Как рассказал «АГ» защитник обвиняемой, адвокат АП Белгородской области Самир Байрамов, в тот же день в отношении К. было вынесено еще одно постановление о совершении административного правонарушения – по ч. 1 ст. 5.35 КоАП, то есть за неисполнение родителем обязанностей по содержанию и воспитанию несовершеннолетних.

Однако до рассмотрения уголовного дела в суде все три постановления были отменены, производства по ним прекращены.

Суд признал отсутствие состава преступления

Уголовное дело было направлено в Октябрьский районный суд г. Белгорода. Потерпевшая Р. заявила гражданский иск о возмещении морального вреда в размере 300 тыс. рублей.

В показаниях инспекторы Р. и А. настаивали на том, что К. вела себя, как если бы находилась в состоянии опьянения: шаталась, громко разговаривала, ее волосы были растрепаны, куртка расстегнута и спущена на плечи, язык заплетался.

На вопрос о том, где ребенок, подсудимая сначала ответила, что у родителей, потом сказала, что в детском саду. Они подчеркнули, что показали свои удостоверения, а значит, когда К. наносила удары и высказывала оскорбления, она достоверно знала, что Р.

является сотрудником полиции.

В суде К. указала, что не нарушала общественный порядок. Она пояснила, что из-за плохого душевного состояния выпила спиртное, а потом пошла искать, где можно купить зарядное устройство для телефона.

С этим вопросом она обратилась к проходящей мимо Г., которая согласилась провести ее до магазина. По пути к ней подошла Р., которую она не узнала, поскольку видела ее полгода назад и в форме. Когда та спросила о метонахождении ее ребенка, К.

ответила, что он находится в детском саду.

К. сообщила суду, что действительно ударила Р., но исключительно в целях самообороны, поскольку та загнула ее руку за спину. По ее словам, удостоверения ей никто не показывал.

Также К. пояснила, что, когда подъехал автомобиль ППС, она спокойно села в машину и проследовала на медосвидетельствование. В отделе полиции ее под угрозой ареста заставили подписать протоколы об административных правонарушениях.

В последующем суд признал, что она не совершала вмененные правонарушения. Она посчитала, что данная ситуация была спланирована бывшим мужем Е. и его женой – судебным приставом, которые близко общаются с Р.

По ее мнению, причина произошедшего была в большой задолженности Е. по алиментам.

Свидетель Г. также сообщила суду, что К. выглядела опрятной, вела себя адекватно. Она предложила показать ей, где магазин, и пошла вперед, а когда обернулась, увидела, как К. удерживают за волосы две женщины. Она побежала за помощью, а по возвращении увидела, как К. усаживали в машину ППС.

Самир Байрамов обратил внимание суда на наличие противоречий в показаниях свидетелей и потерпевшей. Так, потерпевшая указала, что спросила у К., где ее ребенок. Подсудимая сначала не ответила на вопрос, а потом стала пояснять, что ребенок у ее родителей, а потом сказала, что в детском саду. Свидетель, инспектор А.

, в судебном заседании пояснила, что обвиняемая сразу ответила, что в детском саду. Кроме того, Р. пояснила, что после указанного события звонила бывшему мужу К. – Е. Сам Е. в суде указал, что потерпевшая не звонила. При этом он подписал протокол опроса, фактически признав его содержание, согласно которому К. находилась под давлением Р.

Потерпевшая же указывала, что не оказывала давление на К.

Были у свидетелей и потерпевшей разные показания и относительно того, когда инспекторы показали удостоверения.

Кроме того, полицейские, прибывшие составить протокол об административном правонарушении, указали, что обязательно удостоверяются в правильности паспортных данных свидетелей, однако в материалах дела есть показания якобы свидетеля Ф.

, пояснившего, что его там не было – он ранее выступал в качестве понятого, поэтому его паспортные данные могли быть у сотрудников.

«В материалах дела имеется постановление судебного пристава-исполнителя о задолженности Е. по алиментам в отношении своего сына. Лишение родительских прав К. и определение места жительства ребенка по месту жительства Е. как раз-таки аннулировали бы указанный долг», – заметил адвокат.

Самир Байрамов указал, что представил в суд решение Октябрьского районного суда г. Белгорода от 18 июня 2020 г., которым было отменено постановление по делу об административном правонарушении по ст. 20.21 КоАП.

Сторона обвинения предположила, что решение не исключает того факта, что К. могла совершить правонарушение уже после приезда сотрудников полиции. «Между тем обвинение не может основываться на предположении, в решении четко указано, что в действиях К.

Читайте также:  Апелляционная жалоба по делу о сносе торгового объекта

отсутствует состав правонарушения», – подчеркнул он.

Адвокат также заметил, что подсудимая не была обязана выполнять требования Р. пройти медицинское освидетельствование, так как в ее действиях не было состава какого-либо правонарушения. Соответственно, требования Р. были необоснованными.

«Необоснованны также и исковые требования, так как они рассматриваются в суде в соответствии с нормами ГПК РФ. Истец в соответствии со ст. 56 ГПК должен обосновать свои исковые требования, а именно сумму в размере 300 тыс.

рублей», – подчеркнул он.

Заслушав доводы сторон, суд посчитал, что стороной обвинения не было представлено свидетелей и очевидцев неадекватного, вызывающего поведения К., которое создавало бы угрозу и послужило поводом для пресечения ее действий, в том числе с применением насилия со стороны сотрудников полиции. Он признал, что действия К. были самозащитой.

Суд указал, что объективная сторона правонарушения по ст. 20.

21 КоАП заключается в том, что лицо находится в общественном месте не просто в пьяном виде, а в такой степени опьянения, которая оскорбляет человеческое достоинство, общественную нравственность: неопрятный внешний вид, вызывающий брезгливость и отвращение; грязная, мокрая, расстегнутая одежда; из-за опьянения лицо полностью или в значительной степени утратило способность ориентироваться; полная беспомощность. «В судебном заседании не был подтвержден факт совершения К. административного правонарушения, которое, по утверждению потерпевшей, она как сотрудник полиции обязана была пресечь. Доказательств того, что К. в момент ее обнаружения сотрудницами ОДН нарушала общественный порядок, имела вызывающий брезгливость и отвращение внешний вид, приставала к гражданам, выражалась нецензурной бранью, на замечания не реагировала либо иным образом оскорбляла человеческое достоинство или общественную нравственность, материалы дела не содержат», – подчеркивается в приговоре.

Кроме того, суд отметил, что после произошедших событий в отношении К. был составлен протокол об административном правонарушении по ч. 1 ст. 5.35 КоАП в связи с выявлением 16 мая 2019 г. факта ненадлежащего исполнения родительских обязанностей.

Постановлением комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав г. Белгорода К. была привлечена к административной ответственности. Между тем данное решение было признанно судом незаконным: суд не установил обстоятельств, свидетельствующих о том, что К.

не исполняла или ненадлежаще исполняла обязанности по содержанию, воспитанию, обучению, защите прав и интересов ребенка.

Первая инстанция обратила внимание, что показания К. о том, что сотрудники полиции применили к ней физическое насилие, подтверждаются результатами ее осмотра специалистом и заключением эксперта. Суд указал, что оскорбление и нанесение ударов были совершены одновременно и в отношении одного и того же лица, обусловлены требованием Р., которое было признано незаконным.

Таким образом, суд оправдал К. по обоим предъявленным обвинениям и признал за ней право на реабилитацию. Гражданский иск о возмещении морального вреда в размере 300 тыс. руб. суд оставил без рассмотрения.

Обжалование приговора

Сторона обвинения подала апелляционное представление (имеется у «АГ»), заявив, что в судебном заседании были обнаружены противоречия в показаниях Г., которая указала, что К. вела себя адекватно и выглядела опрятно. То, что в протоколе написано обратное, она обосновала тем, что протокол составлял следователь, а она его не читала.

По данному факту, указывается в представлении, в протокол было внесено заявление и выделены материалы для направления в следственный комитет для проверки действий следователя, по результатам которой в возбуждении уголовного дела отказано.

Фактически, посчитала прокуратура, суд необоснованно отдал предпочтение показаниям одного свидетеля, отвергая в качестве доказательств показания инспектора Р.

Прокуратура отметила, что суд также отверг доводы дежурного УМВД по г. Белгороду о том, что К. вела себя неадекватно, посчитав, что он лукавит, поскольку именно он составлял протокол об административном правонарушении. При этом ранее К.

привлекалась к административной ответственности. Кроме того, свидетели предупреждались об уголовной ответственности по ст. 307 УК. Указывается, что преступление по ст.

319 УК является самостоятельным преступлением, но ему не дана оценка в приговоре.

В связи с этим прокуратура просила направить дело в тот же суд на новое рассмотрение.

Потерпевшая также подала апелляционную жалобу, в которой попросила отменить приговор и направить уголовное дело в первую инстанцию на новое рассмотрение в ином составе суда.

Самир Байрамов в возражениях на жалобу и представление указал, что суд обоснованно посчитал, что одного факта нахождения К. в состоянии алкогольного опьянения недостаточно для образования в ее действиях состава административного правонарушения по ст. 20.21 КоАП.

Кроме того, показания инспекторов, а также свидетеля – сотрудника, составившего протокол об административном правонарушении, о том, что у подзащитной был неопрятный внешний вид, опровергаются показаниями других свидетелей и актом медицинского освидетельствования, также решением суда, отменившего постановление по делу об административном правонарушении.

Защитник отметил, что в связи с этими обстоятельствами суд первой инстанции подверг сомнению показания других свидетелей стороны обвинения. Он просил оставить оправдательный приговор без изменения, апелляционные жалобу и представление без удовлетворения.

Доводы жалобы и представления отрицают Закон о судебной системе

Белгородский областной суд посчитал, что доводы представления и жалобы связаны с отрицанием Закона о судебной системе, согласно которому вступившие в силу постановления федеральных судов являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, должностных, юридических и физических лиц и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации.

Апелляция отметила, что в соответствии со ст. 90 УПК обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением административного судопроизводства, признаются судом, следователем, прокурором без дополнительной проверки. Ответственность за применение насилия и оскорбление представителя по ч. 1 ст. 318 и ст. 319 УК наступает только в случаях противодействия его законной деятельности.

Суд указал, что сотрудники полиции допустили нарушение положений Закона о полиции, Положения о службе в органах внутренних дел РФ, приказов МВД РФ, должностных инструкций, в которых дан исчерпывающий перечень оснований задержания, применения силы и доставления граждан; установления личности гражданина в случаях, предусмотренных федеральным законом, с составлением протокола в порядке, установленном законом, в соответствии с п. 13 ч. 1 ст. 13 Закона о полиции.

Апелляция подчеркнула, что, несмотря на то что К. не совершала административных правонарушений, что было очевидным для Р.

, последняя в нарушение Закона о полиции приняла незаконное решение о ее задержании с целью последующего медицинского освидетельствования и привлечения к административной ответственности, применила физическую силу, причинив телесные повреждения, вызвала полицейский патруль, после чего оправданная была незаконно препровождена в отдел полиции.

Белгородский областной суд отметил, что решения, которыми отменены постановления о привлечении К. к административной ответственности в соответствии с Законом о судебной системе и ст. 90 УПК, являются обязательными для судов и иных лиц.

«Уже данное основание исключает уголовную ответственность К. за совершение преступлений, предусмотренных ст. 318 ч. 1 и 319 УК РФ, так как представитель власти – сотрудник полиции Р. – в отношении К.

действовала незаконно», – подчеркивается в постановлении.

Апелляция указала, что в качестве доказательств стороной обвинения суду были представлены показания сотрудников полиции и сотрудника УИИ УФСИН России по Белгородской области, дежурного УМВД России по г. Белгороду, который составил в отношении К. протокол по ст. 20.

21 КоАП. Из их солидарных показаний следует, что К. имела неопрятный внешний вид, одежда была грязная, волосы растрепаны и, при наличии состояния алкогольного опьянения, в ее действиях содержался состав правонарушения, предусмотренный ст. 20.21 КоАП.

«Эти показания суд правильно признал недостоверными, поскольку все названные свидетели принимали участие в незаконном задержании К.

, незаконном оформлении административного материала, что в итоге повлекло незаконное привлечение ее к административной ответственности», – подчеркнула апелляция.

Кроме того, областной суд заметил, что на очной ставке с К. потерпевшая показала, что одежда на ней была чистой, что подтверждает выводы суда первой инстанции о том, что показания Р. о нахождении подсудимой в состоянии, которое оскорбляет человеческое достоинство и общественную нравственность, являются недостоверными.

Суд указал, что в соответствии со ст. 116 УК ответственность за причинение побоев наступает только при наличии хулиганского мотива у виновного. Из материалов дела видно, что конфликт между Р. и К. возник по иным мотивам, оправданная не имела умысла на нарушение общественного порядка.

«По изложенным основаниям (отсутствие специального субъекта у потерпевшей) в действиях К. отсутствует состав преступления, предусмотренный ст. 319 УК», – резюмируется в судебном акте, которым оправдательный приговор оставлен без изменений.

В комментарии «АГ» Самир Байрамов отметил, что главная причина, по которой удалось добиться оправдательного приговора, – это отмена на стадии предварительного расследования постановлений об административных правонарушениях. «Остальное – противоречия в показаниях свидетелей и потерпевшей, заключение экспертизы – сопутствующие факторы», – подчеркнул он. Защитник предположил, что сторона обвинения не будет обращаться в кассацию.

Адвокаты по ст. 318 УК РФ в Москве (Насилие в отношении представителей власти)

Применение насилия в отношении представителя власти (ст. 318 УК РФ), относится к категории тяжких преступлений.

В последнее время, нам всё чаще и чаще приходится сталкиваться с такими составами.

Наверное, это обусловлено тем, что представителей власти в Российской Федерации становится всё больше и больше, появилась Росгвардия, обновилась полиция. Дела по ст.

318 УК РФ, достаточно легко возбуждаются правоохранительными органами в случаях, когда подозреваемым оказывается сопротивление сотрудникам полиции. Причём такое сопротивление может быть весьма условным.

Как возбуждаются дела по ст. 318 УК РФ

Зачастую сотрудники полиции злоупотребляют тем, что пишут рапорты, в которых указывают факты недостоверного характера, тем самым буквально добиваясь возбуждения уголовного дела в отношении невиновного человека. Также, очень часто действия в виде насилия в отношении представителя власти квалифицируются как опасные для жизни или здоровья, что влечёт наказание в виде реального лишения свободы на срок до десяти лет.

Следует помнить, что в отношении обвиняемого по статье 318 УК РФ в 90 процентах случаев применяется мера пресечения в виде содержания под стражей.

Доказательствами по таким делам являются показания самих сотрудников полиции, материалы, зафиксированные на видеокамеру, вещественные доказательства в виде, например, порванной одежды и оторванных погон.

Естественно, если вменяется насилие опасное для жизни или здоровья должностного лица, в ход идут материалы, полученные из медицинских учреждений, в частности результаты судебно-медицинской экспертизы.

Что делать, если вас обвиняют по ст. 318 УК РФ

Если Вы являетесь обвиняемым по ст. 318 УК РФ, следует помнить, что вы вправе отказаться от дачи показаний на основании статьи 51 Конституции РФ, и в большинстве случаев это имеет смысл сделать хотя бы до момента проведения очной ставки с представителями власти, пострадавших от действий обвиняемого.

В своей работе мы большое внимание уделяем вещественным доказательствам, аудио и видеозаписям, запрашиваемым нами, например с городских видеокамер. Защита по 318 статье Уголовного кодекса имеет свою специфику, потому как противодействовать приходится всей правоохранительной системе, которая естественно защищает своих сотрудников.

Читайте также:  Отзыв на иск о сносе торгового объекта

Если вы стали обвиняемым либо подозреваемым по ст. 318 УК РФ не занимайтесь самозащитой, сразу же обращайтесь к квалифицированному адвокату, у которого были подобные дела.

Ст.318 УК РФ «Применение насилия в отношении представителя власти»

Насилие в отношении представителя власти – это достаточно распространенное преступление.

По сведениям Судебного департамента при ВС РФ, в 2019 году к уголовной ответственности по данной статье было привлечено почти 6 тысяч человек. Проблема заключается в том, что ст.

318 УК РФ все чаще используется для подавления гражданской активности, поскольку даже за один толчок, рывок за руку или удар по телу гражданин может получить реальный срок.

Рассмотрим состав ч.1 ст.318 УК РФ:

  1. Объект: нормальная деятельность органов власти. В качестве дополнительного объекта выступает здоровье и телесная неприкосновенность представителей органов власти.
  2. Объективная сторона: насилие (или угроза насилием), не представляющее опасности для жизни и здоровья, направленное против представителя власти в связи с исполнением им своих служебных обязанностей.

    Кроме того, ч.1 ст.318 УК РФ применяется, если насилие (угроза насилием) будет направлено против близких представителя власти. Под насилием стоит понимать совершение действий, вызывавших у потерпевшего физическую боль, но не повлекших утрату трудоспособности или стойкого расстройства здоровья.

  3. Субъект: вменяемое физлицо, достигшее 16 лет.

  4. Субъективная сторона: прямой умысел. Цель совершения данного преступления — создание препятствий к исполнению представителем власти своих должностных обязанностей.

Под представителем власти следует понимать должностное лицо правоохранительных или контролирующих органов, или иное лицо, наделенное распорядительными полномочиями в отношении субъектов, не находящихся от него в служебной зависимости.

Ст.318 УК РФ содержит и часть 2, закрепляющую уголовную ответственность за насилие, представляющее опасность для жизни и здоровья.

О таком насилии можно говорить, если оно повлекло причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, а также легкого вреда, если он стал причиной кратковременного расстройства здоровья или вызвал незначительную потерю работоспособности.

Например, к тяжкому вреду здоровью относят утрату зрения, речи, слуха, какого-либо органа, обезображивание лица. О критериях определения степени тяжести вреда говорится в Приказе Минздравсоцразвития РФ № 194н от 25 апреля 2008 года.

Ст.318 УК РФ: наказание

Рассмотрим, какие наказания предусмотрены ч.1 ст.318 УК РФ за применение насилия в отношении представителя власти:

  • до 200 тысяч рублей штрафа (или в размере доходов виновного лица за период до 1,5 лет);
  • до 5 лет принудительных работ;
  • до полугода ареста;
  • до 5 лет колонии.

За опасное насилие в отношении представителя власти УК РФ наказывает гораздо жестче: ч.2 предусматривает только лишение свободы на срок до 10 лет.

В 2018 году по данным Судебного департамента при ВС РФ по ч.1 ст.318 УК РФ суды чаще всего назначали виновным лицам наказание в виде условного лишения свободы (2 644 случая), на втором месте – штраф (2 036 случаев).

1 211 граждан были приговорены к реальному лишению свободы. Что касается ч.

2 рассматриваемой статьи, то суды, в основном, назначают наказание или в виде реального, или в виде условного лишения свободы (361 и 366 приговоров соответственно).

Громких дел по ст.318 УК РФ в последнее время предостаточно. Расскажем о некоторых из них.

9 сентября 2018 года перед митингом против пенсионной реформы полицейские задержали адвоката Михаила Беньяша. Мужчину силой затолкали в машину, избили, а затем арестовали на 14 суток за неповиновение сотрудникам власти. После этого адвокату предъявили обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.318 УК РФ: по версии следствия, Беньяш несколько раз ударил и укусил полицейских.

Несмотря на то, что доказательства в уголовном деле были достаточно противоречивыми (например, в протоколе задержания адвоката отсутствовало упоминание о том, что он применил насилие против полицейских), суд признал Беньяша виновным и приговорил его к выплате штрафа в размере 30 тысяч рублей. Судья снизил размер штрафа из-за того, что мужчина какое-то время провел в следственном изоляторе.

И еще один пример

27 июля 2019 года в Москве состоялась несанкционированная акция в поддержку незарегистрированных кандидатов в Мосгордуму.

Евгений Коваленко, принимавший участие в беспорядках, судя по материалам дела, толкнул одного бойца Росгвардии и бросил мусорную урну в сторону другого (но не попал).

Судья посчитал, что вина подсудимого доказана видеозаписями и показаниями потерпевших, поэтому назначил Коваленко 3,5 года лишения свободы.

Какие выводы из всего вышесказанного можно сделать? В настоящее время привлечь к ответственности по ст.318 УК РФ можно за абсолютно любое воздействие на представителя власти (толчок, захват руки, укус и т.д.).

Более того, на теле потерпевшего может вообще не быть никаких следов насилия: достаточно будет того, что, например, полицейский пожалуется на физическую боль или плохое самочувствие.

Конечно, такой подход не может считаться правильным, поскольку представители правоохранительных органов (в отличие от обычных граждан) имеют и спецсредства, и профессиональную подготовку, позволяющую им эффективно отразить атаку нападающих лиц.

Уголовные дела по статье 319 УК РФ возбуждаются очень легко (в отличие от уголовных дел по ст.286 УК РФ).

Следствие и суд нередко допускают политику «двойных стандартов», отдавая приоритет доказательствам стороны обвинения и критически относясь к доказательствам стороны защиты.

Очень часто органы правосудия не принимают во внимание показания свидетелей, которые хотя бы отдаленно знакомы с обвиняемым, что делает процесс доказывания невиновности граждан крайне непростым процессом.

По этим причинам гражданам, вступившим в потасовку с представителями власти, необходимо обязательно запечатлеть все происходящее на видеокамеру. Если сотрудники правоохранительных органов применили физическую силу, то лицу нужно пройти медицинское освидетельствование и зафиксировать побои.

И, конечно, не нужно забывать об обращении к опытному уголовному адвокату. Специалист сделает все возможное, чтобы его доверитель не получил обвинительный приговор, а если это неизбежно – приложит усилия к тому, чтобы он был максимально мягким.

О насилии в отношении представителя власти

Краткое содержание:

  • Проблема опознания сотрудника
  • Обсуждение

Статья 318 УК РФ «Применение насилия в отношении представителя власти» достаточно распространенная, и проблема этой статьи заключается в том, что человек не всегда понимает последовательность своих действий в случае, если к нему предъявляют какие-то требования сотрудники правоохранительных органов, либо другой представитель власти.

https://www.youtube.com/watch?v=8hjuZl7Pj60

Для состава достаточно совершить действия, которые направлены в отношении представителя власти.

При этом надо понимать, что представителем власти может быть не всегда сотрудник правоохранительных органов, это может быть в том числе и работник администрации, либо другого государственного или муниципального учреждения.

Важно, чтобы человек был, как говорится, при исполнении, либо осуществлял какие-то государственные функции, и вред ему должен был быть причинен именно в результате исполнения этих функций. Имеется в виду вред со стороны виновного.

В одном конкретном случае суд приговорил подсудимого к трем с половиной годам лишения свободы за то, что он на московском марше протеста оказывал сопротивление сотруднику Росгвардии при задержании, при этом он вывихнул сотруднику плечо (как говорится в обвинении), в результате тот получил вред здоровью, что и способствовало образованию состава преступления.

В основном статья 318 УК РФ применяется, конечно, по отношению к сотрудникам полиции.

Классическая ситуация, когда какого-то человека доставляют в отдел полиции, как правило, его задерживают где-нибудь в ночном клубе, либо дома при распитии спиртного.

Его задерживают, он начинает рассказывать полицейским, какие они плохие, плюет в них, отрывают знаки отличия, погоны, толкает или пытается бить, и в конечном итоге его действия квалифицируются по 318 УК РФ, либо по 317 или 319 УК РФ.

На следующий день человек просыпается, жалеет о том, что случилось, но, как говорится, из обвинительного заключения слов не вычеркнешь, и ему вменяют состав по 318 УК РФ – это самый распространенный случай.

Проблема опознания сотрудника

В случае, если требования предъявляет человек в форме, по умолчанию имеется в виду, что вы понимаете, что это сотрудник правоохранительных органов и согласно закону его требования надо исполнять. При неисполнении наступает одна степень ответственности, а если при этом еще и оказывается сопротивление, то тогда это уже практически готовый состав по 318 УК РФ.

Если сотрудник в форме, то все очевидно, но очень часто бывает так, что случаются задержания, когда люди не в форме. Сотрудники правоохранительных органов не всегда носят форменную одежду и знаки отличия.

Любой следователь или оперативный работник большую часть времени проводит в гражданской одежде, в том числе задержания и другие следственные и оперативные мероприятия.

Если человек совершил какое-то преступление, он подозревается и его в какой-то момент задерживают сотрудники, это может быть не в момент совершения преступления и не на следующий день, а может случиться через полгода.

В такой момент человек понимает, что ничего плохого не совершал, а на него нападают люди в обычной одежде, очень похожие на бандитов. Может быть, он не успевает понять, что ему показали удостоверения, а может, и не показывали и не объясняли, по какой причине его задерживают – и он оказывает сопротивление.

В подобных случаях суд должен очень тщательно разбираться, насколько человек осознавал или понимал, что это именно сотрудники правоохранительных органов предъявляют к нему претензии и требования, которые предусмотрены Уголовно-процессуальным кодексом РФ.

По статистике, только около 0,3% приговоров судов в России оправдательные, а когда в роли потерпевшего выступает представитель власти – доля оправданий еще меньше.

Наверное, можно было бы устранить эту проблему судом присяжных, но в Российской Федерации суд присяжных по таким составам не собирается, и судит человека конкретный специалист в области правосудия, насколько он объективно судит – это вопрос открытый.

Максимальное наказание по статье 318 УК РФ – 10 лет лишения свободы.

Они здесь власть. Кто кроме полицейских может стать потерпевшим по статье 318 УК

В марте 2017 года в лесу близ поселка Неманское Калининградской области лесничий заметил, что двое местных жителей рубят деревья. Он подошел к мужчинам и потребовал, чтобы они прекратили незаконную вырубку.

В ответ они как минимум трижды ударили лесничего, после чего у него остались кровоподтеки на глазах и ушах.

Против лесорубов возбудили дело о применении неопасного для жизни насилия к представителю власти (часть 1 статьи 318 УК). 

В примечании к этой статье Уголовного кодекса говорится, что представителем власти считается «должностное лицо правоохранительного или контролирующего органа, а также иное должностное лицо, наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости». В комментарии к статье уточняется, что под «иными должностыми лицами» здесь подразумеваются остальные представители исполнительной и законодательной власти. 

Лесничий из этого уголовного дела — сотрудник регионального управления охотничьего и лесного хозяйства, которое подведомственно министерству природных ресурсов Калининградской области. Таким образом де юре двое жителей поселка Неманское избили представителя исполнительной власти. Суд оштрафовал каждого из них на 70 тысяч рублей, сообщает региональная прокуратура. 

Сотрудница городской администрации 

В феврале 2018 года сотрудница администрации города Волгореченск Костромской области решила проверить, как местные жители соблюдают правила содержания домашних животных. В одном из дворов, пишет Kostroma.Today, чиновница заметила собаку без намордника.

Она спросила у находившегося рядом мужчины, не его ли это питомец.

Когда 47-летний местный житель утвердительно кивнул, женщина показала ему удостоверение и попросила надеть на пса намордник, пригрозив, что в противном случае она составит на хозяина административный протокол. 

Как сообщает издание, из-за этого мужчина разозлился, а чиновница достала из сумки фотоаппарат, чтобы зафиксировать нарушение. Тогда местный житель взял автомобильную щетку и ударил ею чиновницу по руке.

СК возбудил дело о применении насилия, опасного для жизни представителя власти (часть 2 статьи 318 УК). В суде обвиняемый, по данным Kostroma.Today, раскаялся и извинился перед чиновницей. Уголовное дело закрыли, назначив местному жителю судебный штраф в 15 тысяч рублей. 

Сотрудница Роспотребнадзора

Летом 2016 года во владивостокское кафе «Маханаим», принадлежащее, по данным VL.ru, членам христианской Ассоциации церквей «Дом жизни», пришла проверка.

Сотрудники заведения отреагировали странно: заперли инспектора пожарного надзора в подсобке и какое-то время не выпускали его. Еще у одной работницы кафе возник конфликт с экспертом Роспотребнадзора: сначала проверяющую выставили за дверь, а потом толкнули в грудь.

Женщина упала и повредила ногу, ей пришлось вызывать скорую помощь. Врачи вкололи чиновнице обезболивающее и перевязали стопу.

В итоге инспектора доставили в больницу, а нескольких сотрудников «Маханаима» — во Фрунзенский отдел полиции, остальные работники кафе закрылись в помещении, не отзывались на стук и не пускали внутрь оставшихся проверяющих. 

В отношении 40-летней сотрудницы кафе, которая повздорила с экспертом, возбудили дело о применении неопасного для жизни насилия к представителю власти: Роспотребнадзор — контролирующий орган.

Один из членов «Дома жизни» Юрий Дарьевич в разговоре с каналом «Вести. Приморье» настаивал, что сотрудники и посетители кафе ни на кого не нападали.

По его мнению, произошедшее — провокация отошедших от «Дома жизни» адептов, которые по каким-то причинам хотят опорочить организацию. 

«Там ситуация такая, что некоторые бывшие члены нашей церкви, которые ушли, обижены, они финансово обеспеченные люди. Они начинают строить козни определенного плана. Она пришла с подвернутой ногой…» — говорил Дарьевич. 

Однако суд сначала отправил работницу кафе в СИЗО, а затем приговорил ее к году лишения свободы условно. 

Инспектор МАДИ 

В январе 2016 года 49-летний москвич Олег Бурлаков припарковал свою машину около одного из жилых домов на улице Зацепский Вал. Стоянка в этом месте запрещена. К водителю подошел инспектор Московской административной дорожной инспекции (МАДИ) и попросил предъявить документы для составления протокола. Бурлаков был несогласен с требованиями инспектора и ударил его по лицу. 

Как сообщается на сайте московского управления Следственного комитета, водитель не причинил вреда здоровью потерпевшего, но все же стал обвиняемым по 318-й статье. МАДИ — орган исполнительной власти Москвы, поэтому сотрудники инспекции считаются представителями власти. 

В суде Бурлаков свою вину полностью признал и раскаялся. Его приговорили к году лишения свободы условно. 

На официальном сайте московского транспорта напоминают, что контролеры при исполнении служебных обязанностей тоже «являются представителями власти, а значит — во время работы находятся под особой защитой государства». За применение насилия к контролерам также предусмотрено наказание по статье 318 УК. 

Депутат и следователь 

60–летний новосибирский бизнесмен Евгений Бизин в июне 2013 года пришел в здание регионального Законодательного собрания. Во время перерыва в фойе малого зала он встретил депутата от фракции КПРФ Андрея Жирнова и дал ему пощечину, пишут «Новосибирские новости». Сам Бизин объяснял, что сделал это из личной неприязни к депутату. 

«Я ему по-хорошему сказал, еще в прошлом году: сдай мандат. Иначе я буду добиваться через прокуратуру, через следственные органы, чтобы ты сдал мандат», — говорил бизнесмен журналистам. 

Через месяц Бизин пришел в кабинет следователя Заельцовского межрайонного следственного отдела регионального управления СК, который проводил проверку по его жалобе на работу районного суда, и ударил следователя по лицу.

По информации агентства «Байкал 24», пока шла проверка, бизнесмен регулярно заходил к следователю и угрожал ему, что если тот вынесет отказ в возбуждении уголовного дела, у него «будут карьерные проблемы».

Но следователь все же вынес отказ. 

Предприниматель стал обвиняемым сразу по двум эпизодам, квалифицированным по статье 318 УК — применение насилия к сотруднику правоохранительного органа и к представителю законодательной власти.

Сначала Заельцовский районный суд назначил Бизину два года лишения свободы условно, но прокуратура оспорила это решение, посчитав наказание слишком мягким для того, чтобы «способствовать восстановлению социальной справедливости и исправлению осужденного».

Новосибирский областной суд, говорится на сайте прокуратуры, жалобу удовлетворил и приговорил предпринимателя к 2,5 года колонии общего режима. Бизина взяли под стражу в зале суда. 

Пристав 

В конце декабря 2018 года координатор петербургского отделения правозащитной организации «Русь сидящая» Динар Идрисов сообщил, что в отношении него проводится доследственная проверка по статье 318. Проверку начали после того, как в сентябре, когда Идрисов после заседания ждал копию решения суда, приставы начали выгонять его из зала. 

«У нас завязался словесный конфликт. Я начал снимать, тогда приставы стали препятствовать съемке, которая была законной — заседание кончилось», — рассказывал правозащитник. 

Идрисов настаивает, что не применял силу к приставам и не толкал их, но они вывели его из зала. На выходе один из них попытался задержать правозащитника. Тогда на Идрисова составили протокол по статье о неповиновении приставу (статья 17.3 КоАП), мировой судья позже оштрафовал правозащитника на 500 рублей. 

Однако после этого конфликта один из приставов обратился в травмпункт, утверждая, что его ударили локтем в грудь. Полицейские хотели составить протокол по статье 6.1.

1 КоАП (побои), но для этого нужно было получить разрешение прокурора, так как Идрисов — член избирательной комиссии.

 Прокуратура в возбуждении административного дела отказала, решив, что квалифицировать действия правозащитника нужно по статью 318 УК (Федеральная служба судебных приставов — орган исполнительной власти). Материалы передали в Следственный комитет. 

Охранник

В октябре 2017 года в вестибюль общежития «Ивановский почтамт» зашли двое мужчин. На вид оба были пьяны. Охранник общежития попросил показать пропуска, мужчины ответили, что документов у них нет, и забежали внутрь здания. Тогда, сообщает прокуратура, охранник заблокировал входную дверь и сообщил о вторжении начальнику караула, а тот передал сигнал в полицию. 

Мужчины тем временем решили уйти. Перед входной дверью охранник остановил их и сказал, что визитеры задержаны до приезда полиции. В ответ один из них ударил охранника по ноге, завязалась драка. Охранник решил применить спецсредство, какое именно — в сообщении прокуратуры не уточняется. Нападавший это спецсредство отобрал и ударил им охранника по спине. 

В отношении мужчины возбудили дело по части 1 статьи 318 УК, так как охранник — сотрудник филиала ФГУП «Связь-безопасность». Это ведомственная охрана Минкомсвязи, ее сотрудники — представители исполнительной власти.

Потерпевшими по статье 318 УК могут стать также сотрудники вневедомственной охраны Нацгвардии и всех ведомственных охранных организаций (список органов исполнительной власти, которые могут создавать свою ведомственную охрану, утвержден постановлением правительства). 

И другие

Кроме приведенных примеров, представителями власти также считаются сотрудники ФСБ, ФСИН и других силовых структур. Как объясняет «Медиазоне» адвокат международной правозащитной группы «Агора» Светлана Сидоркина, есть два критерия, которым должны соответствовать потерпевшие по статье 318. 

«Во-первых, это лицо, которое находится на государевой службе, исполняет волю государства и защищает его интересы.

А те нарушения, о которых идет речь, должны быть обязательно совершены в отношении должностного лица, — рассказывает юрист. — Сотрудник полиции может в быту находиться, а может при исполнении.

Ответственность по 318-й [наступает] только в том случае, если представитель власти исполняет свои должностные обязанности». 

При этом, отмечает адвокат, человек может и не знать, что перед ним находится представитель власти — например, если тот одет в штатское. 

«Оперуполномоченные — они же не ходят в форме, они ходят в гражданской одежде. Но их могут на какое-то задание отправить, допустим, получить какую-то информацию. И тут в отношении него применяется насилие. Это тоже будет расценено как применение насилия в отношении представителя власти», — предупреждает Сидоркина. 

За применение насилия, опасного для жизни и здоровья представителя власти и его близких, предусмотрено до 10 лет лишения свободы (часть 2 статьи 318). Неопасное для жизни и здоровья насилие, а также угроза применения насилия наказывается штрафом до 200 тысяч рублей, принудительными работами до пяти лет или же лишением свободы на срок до пяти лет (часть 1). 

В заметке под заголовком «Следственное управление разъясняет!» на сайте управления СК по Сахалинской области говорится, что неопасное для жизни насилие — это побои или другие действия, которые причиняют потерпевшему физическую боль или же ограничивают его свободу. Например, если представителя власти сковывают наручниками или оставляют в закрытом помещении. 

Угроза применения насилия — это любое высказывание, которое пострадавший расценивает как связанное с опасностью для жизни и здоровья. Кроме того, под это определение попадают все угрожающие жесты и демонстрация оружия. 

Как отмечает Сидоркина, за угрозу применения насилия к людям, которые не считаются представителями власти, уголовной ответственности не предусмотрено. Наказание предусматривается только за угрозу убийством (статья 119 УК). Адвокат добавляет, что наказания за какие-либо действия в отношении представителя власти всегда будет жестче, чем за те же самые действия в отношении «простых людей». 

«И последствия хуже. Даже то же самое «болотное дело», там же две статьи вменялись — 212 (участие в массовых беспорядках — МЗ) и 318. Там же просто смехотворные были обвинения по 318-й. Кому-то на ногу наступили, кого-то просто задели. [Алексей] Гаскаров вообще сотруднику руку на плечо положил, а другого сотрудника за ногу держал.

То есть фактически никаких действий, которые свидетельствовали бы о том, что реально какая-то угроза есть в отношении этих сотрудников либо какие-то последствия, которые сказались бы на [их] жизни, здоровье — ничего такого не было.

Если бы это было в отношении простого человека, который не обременен статусом представителя власти, на мой взгляд, там бы вообще и уголовно наказуемого деяния не было.

Вот здесь те обстоятельства, при которых это происходило, и то, что эти люди находились при исполнении, повлекло то, что всем ребятам назначили наказание с учетом статьи 318 в совокупности с 212. Одна другую поглотила, но каждый из них получил наказание по 318», — рассуждает адвокат. 

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *