О прекращении уголовного дела по ст. 199 УК РФ на основании п. 2 ч. 1ст. 24 УПК РФ

5 февраля 2021 в 18:56

О прекращении уголовного дела по ст. 199 УК РФ на основании п. 2 ч. 1ст. 24 УПК РФ

В Государственную Думу внесли интересный законопроект: этим документом предлагается внести изменения в статьи 239 и 254 УПК, согласно которым прекращение уголовного дела судом по основанию, предусмотренному частью второй статьи 24 УПК, допускается только с согласия обвиняемого или подсудимого.

Чтобы разобраться в законопроекте, редакция обратилась к руководителю уголовно-правовой практики адвокатского бюро «Правовая гарантия», адвокату Адвокатской палаты города Москвы, кандидату юридических наук, доценту Шарову Денису Васильевичу, который подробно объяснил суть документа и обосновал степень его важности для уголовного процесса.

Мнение адвоката

Данный законопроект устраняет имеющуюся правовую неопределенность, касающуюся прекращения уголовного дела в судебных стадиях процесса, когда до вступления приговора в законную силу преступность и наказуемость совершенного деяния устраняются в связи с принятием нового уголовного закона.

О прекращении уголовного дела по ст. 199 УК РФ на основании п. 2 ч. 1ст. 24 УПК РФ

Все дело в том, что в настоящее время УПК РФ не содержит требования обязательности учета позиции обвиняемого, подсудимого при решении вопроса о прекращении уголовного дела в связи с

принятием закона, устраняющего преступность и наказуемость инкриминируемого ему деяния (ч.2 ст. 24 УПК РФ).

При этом прекращение уголовного дела по данному основанию констатирует, с одной стороны, наличие самого деяния, содержавшего признаки преступления, а с другой — отсутствие в нем преступности и наказуемости по смыслу нового уголовного закона.

Такое прекращение уголовного дела, хотя и со ссылкой на п.2 ч.1 ст.

24 УПК РФ (отсутствие в деянии состава преступления), не порождает у обвиняемого, подсудимого права на реабилитацию и не свидетельствует ни о законности и обоснованности выдвинутых обвинений, ни о восстановлении его чести и доброго имени.

Иными словами, предусмотренное УПК РФ, безусловное прекращение уголовного дела в судебных стадиях процесса в связи с декриминализацией совершенного деяния новым уголовным законом в любом случае означает признание судом факта совершения обвиняемым, подсудимым данного деяния, и, как следствие, лишение его права на реабилитацию.

Причем, уголовное дело по данному основанию с необходимостью будет прекращено судом даже в том случае, если обвиняемый, подсудимый не согласен с предъявленным обвинением и считает себя невиновным. Предусмотренного законом права возражать против такого прекращения он в настоящее время не имеет.

Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении от 15 октября 2018 г.

№36-П обратил внимание на сложившуюся ситуацию и сформулировал правовую позицию, согласно которой суд обязан выяснить позицию обвиняемого относительно прекращения уголовного дела в связи с принятием закона, устраняющего преступность и наказуемость инкриминируемого ему деяния, и только при наличии его согласия вправе прекратить уголовное дело. В случае, если обвиняемый возражает против прекращения уголовного дела, суд обязан рассмотреть данное дело по существу и либо постановить оправдательный приговор, либо прекратить уголовное дело по указанному основанию.

Комментируемый законопроект разработан с учетом изложенной правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации и, без сомнения, направлен на более полное обеспечение прав обвиняемого, подсудимого.

Согласно данному законопроекту, прекращение уголовного дела в судебных стадиях процесса в связи с принятием закона, устраняющего преступность и наказуемость совершенного деяния, допускается только с согласия обвиняемого, подсудимого. В случае, если обвиняемый, подсудимый возражает против прекращения уголовного дела, судебное разбирательство продолжится в обычным порядке.

Иными словами, если обвиняемый, подсудимый не согласен с предъявленным обвинением и считает себя невиновным, то, после принятия рассматриваемого законопроекта, он будет вправе добиваться оправдательного приговора и, как следствие, своей полной реабилитации, а суд, в свою очередь, в этом случае будет обязан продолжить судебное разбирательство в обычном порядке.

Учитывая изложенное, внесенный законопроект, безусловно, заслуживает поддержки.

Также, следует отметить, что в досудебном производстве аналогичная ситуация уже была разрешена ранее. Так, в 2015 году, на основании Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 19 ноября 2013 г.

№ 24-П, в уголовно-процессуальный кодекс была внесена ст. 125.

1, которая предусмотрела возможность обжалования в судебной порядке постановления дознавателя, следователя о прекращении уголовного дела в связи с принятием нового уголовного закона, устраняющего преступность и наказуемость совершенного деяния.

Именно поэтому рассматриваемый законопроект касается только судебных стадий уголовного процесса.

Другие интересные материалы адвоката:

Назначение судебного штрафа по ч. 1 ст. 228 УК РФ

Абсурдный кейс: 20 рублей в день – цена незаконного содержания в СИЗО невиновного

Лишение права высказаться в прениях как основание для отмены приговора

Прекращение уголовного дела по п. а,б ч. 2 ст. 199 УК РФ (уклонение от уплаты налогов)

Периодически те или иные организации и, соответственно, их руководители/учредители попадают в бдительное поле зрения налоговых инспекторов и/или сотрудников правоохранительных органов.

Ситуация крайне неприятная не только сама по себе, но и в связи с тем, что никто и никогда не будет слушать ваши доводы о том, что осуществляемая деятельность легальна, законна, прозрачна. Что Вы взаимодействуете только с проверенными контрагентами и надежными участниками рынка.

Чем активнее и успешнее Ваша деятельность – тем сложнее избежать неприятного общения с правоприменителями.  При должном усердии проверяющие всегда найдут несколько, по их опять же мнению, «неблагонадежных» контрагентов и вот тут-то и начинаются настоящие проблемы.

А уж если у правоохранителей вдруг появится какая-то заинтересованность в исходе дела со стороны (кроме служебной), то ситуация точно перетечет в разряд просто катастрофических.

Эта небольшая история о ситуации, которая причинила предпринимателю ОГРОМНЫЙ ворох проблем, но благополучно закончилась в канун Нового года.

В ходе коммерческой деятельности у директора одной организации возник конфликт с одним из конкурентов, за которым последовало обращение недоброжелателя в правоохранительные органы и проведение соответствующей проверки.

Читайте также:  Исковое заявление о компенсации морального вреда и расходов на погребение

В ходе проверки правоохранители совместно с ревизорами и налоговыми инспекторами нашли несколько «подозрительных» контрагентов, с которыми у проверяемой организации имелись взаиморасчеты.

Ну а далее уже «дело техники»: опросы, запросы, ответы и, безусловно самое главное — Справка предварительного исследования документов, он же по сути акт ревизии. После сотрудники УБЭП передали материалы в следственный комитет.

В рамках материала проверки сотрудниками следственного комитета также назначена и проведена налоговая судебная экспертиза.

При этом важно отметить, что Исследование в рамках материала проводилось сотрудником Управления по борьбе с экономическими преступлениями, а налоговая экспертиза — экспертом следственного комитета. Абсолютно не удивительно, что их результаты подозреваемого определенно не обрадовали. Кроме одного момента — сумма ущерба в экспертизе, проведенной СК, получилась иной и отличалась от ранее установленной.

О прекращении уголовного дела по ст. 199 УК РФ на основании п. 2 ч. 1ст. 24 УПК РФ

Директор в ходе материала проверки пояснял, что общество занимается осуществлением деятельности по предоставлению различным юридическим лицам услуг грузоподъемных механизмов с экипажем.  Техника сдается и своя, и арендованная.

Изначально происходит предварительное согласование с заказчиком примерного объема, характера, специфики и места осуществления работ, в связи с которыми необходимо предоставление техники. Водителю спецтехники выдается путевой лист с указанием марки крана, гос.

номера, отметки о технической исправности техники, и техника отправляется для производства работ к заказчику.  По результатам выполненных работ мастером заказчика делается отметка в путевом листе о количестве отработанных норма-часов, который в дальнейшем сдается водителем в бухгалтерию.

На основании путевых листов составляется акт выполненных работ и счет-фактура. За весь период договорных взаимоотношений с 2011 года между организацией и контрагентами-заказчиками никаких претензий по качеству оказанных услуг не предъявлялось.

Договоры, заключенные между ООО и контрагентами-поставщиками общества, не являются фиктивными, поскольку обязательства по этим договорам сторонами исполнены в полном объеме.

Организации, на объектах которых использовалась техника, факт выполнения работ в соответствии с условиями заключенных договоров подтверждали. По условиям данных договоров контрагенты ООО принимали на себя обязательства в том числе по ремонту спецтехники, её обслуживанию и заправке ГСМ.

Поскольку ООО топливо для спецтехники не закупало, а спецтехника на объектах заказчиков фактически долгое время использовалась, организации-поставщики свои обязательства по техническому обслуживанию и заправке спецтехники своевременно выполняли.

Таким образом, факт уклонения от уплаты налогов и сборов места не имел, предпринимательская деятельность осуществлялась в соответствии с действующим законодательством, налоговые отчеты и балансы сдавались своевременно и содержали верные сведения.

Однако, несмотря на логичную и обоснованную позицию защиты — все сомнения, естественно, были истолкованы против предпринимателя и материалы направлены в Следственный комитет.

Хоть изначально и было вынесено несколько постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела, однако после активного включения в процесс прокуратуры – СК все же возбудил на предпринимателя уголовное дело по п. а, б ч.2 ст. 199 УК РФ.

 Вмененная сумма тоже оказалась далеко не «шуточная» — 24 673 110 рублей.

Без вины виновный, или Незаконность приговоров, вынесенных в отношении генеральных директоров по ст.199 УК РФ

Уверен, тема статьи весьма актуальная для многих и родилась из нашей практики защиты бизнеса.  

Рассмотрим один из аспектов, неправомерности привлечения к уголовной ответственности по ст.199 УК РФ (Уклонение от уплаты налогов) генерального директора (главного бухгалтера, учредителя) компании, а именно случаев, когда первоначально именно компания была привлечена к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Распространённая ситуация, инспекция ФНС (ифнс) проводит выездную налоговую проверку (ВНП), по результатам которой выносится Решение о привлечении компании к ответственности, предусмотренной п.1 ст.122 НК РФ.

Данная правовая норма предусматривает ответственность за совершение неосторожного налогового правонарушения, выразившегося в неполной уплате сумм налогов, сборов и страховых взносов.

В соответствии со ст.106 НК РФ и ст.110 НК РФ налоговое правонарушение компанией может быть совершено по неосторожности, и в таком случае, умысел в действиях должностных лиц компании (генерального директора, главного бухгалтера и учредителя) отсутствует.

Между тем, налоговое правонарушение, совершенное компанией умышленно, уже предусматривает ответственность п.3 ст.122 НК РФ.

Совершенно очевидно, что качество и сложность доказывания умышленного налогового правонарушения гораздо выше.

Процесс сбора доказательств умышленного правонарушения трудоёмкий, требует больших затрат времени и ресурсов налоговиков, а требования к качеству проверки ифнс становятся выше.

Решения по ВНП, в дальнейшем, проходят много этапные стадии обжалования. Риск отмены результатов ВНП, при квалификации по п.3 ст.122 НК РФ, представляются гораздо выше.

Учитывая, что юридическую защиту в инфс (дальше в арбитражном суде) достаточно часто осуществляют высококвалифицированные налоговые юристы, налоговый процесс и спор проходит при их активном участии и профессиональном контроле.    

Вероятно, именно по всем вышеуказанным причинам ифнс, гораздо проще, вынести Решение и привлечь компанию к ответственности за совершение налогового правонарушения по п.1 ст.122 НК РФ.

Дальше, информация от ифнс о совершенном компанией налоговом правонарушении для проведения доследственной проверки поступает в Следственный Комитет (СК).

СК при наличии достаточности суммы не уплаченных налогов возбуждает уголовное дело по ст.199 УК РФ за уклонение от уплаты налогов, как правило, в отношении генерального директора (главных бухгалтеров и учредителей).

Итак, следователь СК при наличии крупного размера неуплаченных налогов в сумме превышающая за период в пределах трех финансовых лет подряд 15 миллионов рублей, а особо крупного размера — сумма, превышающая за период в пределах трех финансовых лет подряд 45 миллионов рублей, благополучно возбуждает уголовное дело.

Читайте также:  Жалоба на незаконное бездействие следователя

При чём, возбуждение в СК уголовных дел по ст.199 УК РФ происходит независимо от квалификации ифнс налогового правонарушения как неосторожного (п.1 ст.122 НК РФ) или умышленного налогового правонарушения (п.3 ст.122 НК РФ), что является уже недопустимым.  

СК не принимает во внимание, что в соответствии с п.4 ст.

110 НК РФ форма вины организации определяется формой вины ее руководителя и указанное свидетельствует об обнаружении неосторожной формы вины генерального директора (главного бухгалтера и учредителя) компании. Данные обстоятельства, свидетельствуют об отсутствии у генерального директора умысла на уклонение от уплаты налогов.

СК признаёт, что именно результаты ВНП служат основанием для возбуждения уголовного дела, но не учитывает квалификацию ифнс по совершенному налоговому правонарушению.

Умысел генерального директора (главного бухгалтера и учредителя) компании, направленный на уклонение от уплаты налогов, СК в основном, не устанавливает, и не получает доказательств совершения им действий, нацеленных на достижение этого преступного результата.  Полагаем, такие уголовные дела подлежат прекращению по основаниям, предусмотренным п.2 ч.1 ст. 24 УПК РФ (отсутствие в деянии состава преступления).   

В Постановлении Пленума Верховный суд РФ от 26.11.

2019 N 48 «О практике применения судами законодательства об ответственности за налоговые преступления» прямо указывается, что налоговые преступления всегда совершаются с прямым умыслом, который необходимо доказывать, что следствием, зачастую, не делает. Согласно п.8 вышеназванного Постановления Пленума Верховный суд РФ необходимо обратить внимание судов на то, что уклонение от уплаты налогов, сборов, возможны только с прямым умыслом.

При решении вопроса о наличии такого умысла суду необходимо, в частности, учитывать обстоятельства, исключающие вину в налоговом правонарушении (ст.111 НК РФ), а также исходить из предусмотренного п.7 ст.3 НК РФ принципа, согласно которому все неустранимые сомнения, противоречия и неясности актов законодательства о налогах и сборах толкуются в пользу налогоплательщика.

Согласно ст.111 НК РФ обстоятельства, исключающие вину лица в совершении налогового правонарушения выполнение налогоплательщиком письменных разъяснений о порядке исчисления, уплаты налога или по иным вопросам применения законодательства о налогах и сборах, данных ему налоговым органом в пределах его компетенции.

Указанные обстоятельства устанавливаются при наличии соответствующего документа этого органа, по смыслу и содержанию относящегося к налоговым (расчетным) периодам, в которых совершено налоговое правонарушение, независимо от даты издания такого документа), и (или) выполнение налогоплательщиком мотивированного мнения налогового органа, направленного ему в ходе проведения налогового мониторинга.

Диспозиция нормы ст.199 УК РФ носит бланкетный характер и отсылает к нормам отраслевого и специализированного (налогового) законодательства. Поэтому, представляется единственно верным и логичным, при возбуждении уголовного дело по ст.199 УК РФ ориентироваться именно на квалификацию допущенного компанией правонарушения налоговым органом.

В Решении ифнс о привлечении компании к ответственности за совершение налогового правонарушение прямо указывается часть статьи 122 НК РФ, что и должно являться основанием для принятия решения об отказа или напротив в возбуждении уголовного дела.

В настоящее время, в СК отсутствует подобная практика принятия решения о возбуждении уголовных дел, что, видимо, является существенным профессиональным допущением и пробелом.

Поэтому уголовные дела по ст.199 УК РФ, возбужденные при подобных обстоятельствах, изначально возбуждаются незаконно и неправомерно.

В указанных случаях, вина подозреваемого, обвиняемого и в дальнейшем подсудимого остаётся не доказанной.

Вот и получается парадокс, что генеральный директор (главный бухгалтер и учредитель) без вины виновный!

Предварительное расследование и судебное следствие зачастую проходит весьма формально с множеством различных нарушений, как материальных, так и процессуальных. О множестве таких нарушений писали наши коллеги, например Алексей Иванович Стенькин (https://zakon.ru/stenkin).

Анализ судебной практики в московском регионе показал, что основная масса уголовных дел по ст.199 УК РФ рассматривается в особом порядке (но это отдельная тема для статьи), что только усугубляет ситуацию с незаконными приговорами и качеством правосудия.

В отличии от налоговых споров по налоговым уголовным делам по ст.199 УК РФ, во-первых, ощутимо и заметно отсутствие активной и агрессивной защиты подозреваемый, обвиняемых и подсудимых.

Здесь можем догадываться и предположить, что налогоплательщик, видимо, готов обжаловать и бороться в ифнс и арбитражном суде по суммам вменяемых неоплаченных налогов, сборов, пеней и штрафов, но после уже теряет силы, финансовые и человеческие ресурсы, возможности (желание) защищаться дальше по уголовному делу; во-вторых, отсутствуют качественные и профессиональные проводимые предварительные и судебные расследования; в-третьих, практически полное отсутствие судей в районных судах, специализирующихся на рассмотрение дел по налоговым преступлениям (в отличии, например, от арбитражных судов).

Все вышеперечисленные причины приводят к низкому качеству уголовного расследования и правосудия по налоговым преступлениям, возврату уголовных дел прокурору по ст.237 УПК РФ и отмене приговоров.  

Таким образом, очевидна незаконность привлечения генерального директора (главного бухгалтера, учредителя) компании к уголовной ответственности по ст.199 УК РФ, при привлечении компании к ответственности за совершение налогового правонарушения по п.1 ст.122 НК РФ.

Причина и цель этой статьи добиться с помощью мобилизации сил юридического сообщества отказа СК и прекращения в СК и судах незаконных возбужденных уголовных дел по ст.199 УК РФ, при наличии противоречий в квалификации действий налогоплательщиков между решениями ифнс и уголовными делами.  

«Осужден по ст. 199 УК РФ»: что делать, и есть ли шансы на спасение?

«Я признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ст. 199 ч. 2 УК РФ, и мне назначено наказание в виде лишения свободы на срок 2 года условно. По делу удовлетворен гражданский иск в отношении меня, как главбуха, а также к руководителям фирмы. С меня в пользу государства взыскана сумма в размере 16,5 млн. рублей.

Читайте также:  Взыскать долг с физического лица без расписки - как составить претензию и вернуть деньги

Подавала апелляционную и кассационную жалобу с просьбой изменить приговор в части гражданского иска, т.к. я не могу отвечать за деньги юридического лица (которое, кстати, обанкрочено). Я их себе не присваивала. Но везде отказ. Собираю документы в ВС РФ.

Есть ли у меня какая-нибудь надежда снять с себя долги фирмы перед бюджетом?»

Пару дней назад я прочитала эту историю из жизни одного главбуха… Я часто натыкалась на подобные «передряги» в новостях. Но, почему-то, эта история не давала мне покоя.

Просто чисто по-человечески стало жалко: я представила, что у этой женщины 2 детей, она живет в съемной квартире, работала за зарплату в 50 тыс.

рублей, и не подозревала, чем могут обернуться махинации с налогами, которые ей пришлось проводить не по собственной воле…

Я задалась целью помочь, хотя бы попытаться найти ниточку, за которую можно зацепиться…  Есть ли шанс на спасение?

В поисках решения, я проштудировала огромное количество судебной практики, а также обратилась к юристам компании «Туров и партнеры». Итак, что мне удалось найти.

Досудебное погашение ущерба снимет «уголовку»

В соответствии с примечанием 2 ст. 199 УК РФ «Лицо, впервые совершившее преступление, предусмотренное настоящей статьей, а также статьей 199.

1 УК РФ, освобождается от уголовной ответственности, если этим лицом либо организацией, уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с которой вменяется данному лицу, полностью уплачены суммы недоимки и соответствующих пеней, а также сумма штрафа в размере, определяемом в соответствии с НК РФ».

Апелляционное определение Саратовского областного суда по делу №22-111/2017 (22-4315/2016) от 12.01.2017 г.

Руководителя компании осудили по п. «б» ч. 2 ст. 199 УК РФ назначили наказание в виде штрафа в размере 400 тыс. рублей.

Однако, обвинитель посчитал наказание «мягким» и просил ужесточить до реального лишения свободы и взыскать еще более 6 млн рублей.

Ведь ущерб бюджету составил около 16 млн рублей, а осужденный погасил лишь 9,5 млн рублей. Поэтому и посадить! Что за наказание размером 400 тыс.?

Адвокаты просили переквалифицировать действия руководителя по ч. 1 ст. 199 УК РФ и применить амнистию. Ведь обвиняемый в процессе предварительного слушания хотел воспользоваться примечанием и оплатить ущерб, причиненный бюджету, но не смог, потому что арестовали все движимое и недвижимое имущество. А тем более, частично погасил ущерб.

Суд применил п. 9 Постановления об амнистии от 24.04.2015 года, и освободил от наказания со снятием судимости.

Максим Заглядкин

Юрист департамента защиты бизнеса «Туров и партнеры»:

    Практика применения п. 2 ст. 199 УК РФ в части освобождения от ответственности известна и очередной раз останавливаться на ней не буду, просто отмечу здесь одно интересное и спорное судебное решение.

    Вышеназванное положение освобождает лицо от уголовной ответственности при наличии собственно решения суда по этому делу не в пользу данного лица.

    Но есть судебное решение (Апелляционное определение Свердловского областного суда по делу № 33-11889/2015), в котором апелляционная коллегия возложила на руководителя ответственность за неуплату юридическим лицом налогов, обязав его возместить причиненный бюджету государства вред, и все это при отсутствии обвинительного приговора в отношении руководителя юридического лица! Хотя не исключаю, что в данном конкретном случае не последнюю роль в исходе спора сыграли содержание «отказного» постановления следователя и пассивное поведение самого руководителя.

Истечение сроков давности не освобождает от обязательств

Апелляционное определение Архангельского областного суда по делу 33-58/2017 (33-7709/2016) от 12.01.2017г.

Инспекция обратилась в суд с требованием о возмещении ущерба в бюджет с директора компании. В возбуждении уголовного дела по ч.1 ст. 199 УК РФ было отказано, в связи с истечением сроков давности уголовного преследования по пп.3 п.1 ст.

24 УПК РФ, то есть по нереабилитирующему основанию. К тому же, в проверяемом периоде, по которому были доначислены пени, недоимки и штрафы, обвиняемый директор не работал в компании.

Согласно сведениям из ЕГРЮЛ, директор начал руководить компанией после спорного периода.

Однако, суд установил, что директор являлся единоличным исполнительным органом и в проверяемый период: подписывал договоры поставки, платежные документы. А исковая давность – не имеет значения… С директора взыщут недоимки на основании:

  • «Общие основания ответственности за причинение вреда сформулированы в ст. 1064 ГК РФ – вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. По смыслу вышеприведенных норм закона на лицо, которое совершило налоговое преступление и причинило государству ущерб в виде недополученных сумм налогов, может быть возложена обязанность по возмещению ущерба»;
  • «Из п.1 ст.27 НК РФ следует, что законными представителями налогоплательщика-организации признаются лица, уполномоченные представлять указанную организацию на основании закона или ее учредительных документов»;
  • «Из разъяснений, изложенных в Постановлении КС РФ от 08.11.2016 г. №22-П, следует, что при прекращении уголовного дела в связи с истечением сроков давности уголовного преследования лицо, в отношении которого оно осуществлялось, также не освобождается от обязательств по возмещению причиненного им ущерба – в этом случае, как неоднократно отмечал Конституционный Суд РФ, не исключается защита потерпевшим своих прав в порядке гражданского судопроизводства, причем не содержит каких-либо ограничений для такой защиты и п.3 ч.1  ст. 24 УПК РФ 

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *