Адвокат по статье 205. Террористический акт

Адвокат по статье 205. Террористический акт

Террористический акт считается общественно опасным, тяжким преступлением, за которое можно получить наказание в виде пожизненного заключения. К основным негативным последствиям террористического акта относят:

  • Дестабилизация внутриполитической обстановки;
  • Подрыв государственных устоев;
  • Причинение имущественного ущерба;
  • Гибель людей.

Именно тяжкие последствия стали причиной того, что государство возложило ответственность за исполнение закона о противодействии терроризму на органы ФСБ.

Борьба с терроризмом реализуется не только через законодательные документы. В уголовном кодексе общественной безопасности посвящена целая глава.

Статья 205 УК РФ Главы 24 – одна из статьей, определяющих наказание за террористическую деятельность, а вернее, за совершение террористического акта.

Работу адвоката довольно непросто показать обычным гражданам. Помимо того, что большая часть его деятельности остается в тени, адвокат часто выступает на стороне защиты, что не может не вызывать общественного порицания. Защита лиц, получивших обвинение по статье 205 УК РФ, — яркий тому пример.

Тем не менее, существует множество нюансов, благодаря которым человек может получить подобное обвинение за деятельность, никак не связанную с терроризмом. Адвокат здесь выступает не для того, чтобы виновный ушел от ответственности, а как гарант объективности предъявленного обвинения, гарант того, что невиновный будет освобожден от уголовной ответственности.

Многолетний опыт адвокатской работы позволяет мне выступать, как адвокат по статье 205 УК РФ в Санкт-Петербурге. Провожу консультации, оказываю практическую юридическую помощь по уголовным делам о террористических актах.

Услуги адвоката
Стоимость, руб.
Консультация по телефону Бесплатно
Юридическая консультация при личной встрече с изучением документов от 4 000
Работа адвоката по уголовным делам о террористических актах от 100 000

Ответственность за совершение теракта

Если террористический акт подразумевает под собой поджог, взрыв или прочие действия, направленные на устрашение населения, причинение имущественного ущерба, дестабилизацию деятельности органов власти, а также угрозу совершения перечисленных действий, то подобное деяние квалифицируется по части 1 статьи 205 УК РФ и влечет за собой наказание в виде лишения свободы на срок от 10 до 15 лет.

Те же деяния, совершенные организованной группой или группой лиц по предварительному сговору, наказываются лишением свободы на срок от 12 до 20 лет.

Следует учесть, что в части 2 настоящей статьи определены такие отягчающие обстоятельства, как смерть человека по неосторожности, а также причинение значительного имущественного ущерба.

После отбытия наказания подсудимого ждет ограничение свободы на срок до 2 лет.

Особо тяжким считается преступление, если теракты был устроен на объектах атомной энергетики или совершен с применением материалов, содержащих радиоактивные элементы.

Сюда же относятся террористические акты с применением биологических и опасных химических веществ. Теракт, направленный на умышленное причинение смерти человеку, относится к категории преступлений, квалифицируемых по части 3 статьи 205 УК РФ.

За подобные деяния предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок от 15 лет до пожизненного заключения.

Адвокат по статье 205. Террористический акт

Примечание к статье определяет условие снятия уголовной ответственности. Лицо, причастное к подготовке теракта, может быть освобождено от уголовной ответственности в том случае, если он предупредит органы власти или иным способом предотвратит готовящийся теракт, а также при условии, что в его действиях не содержится иного состава преступления.

Особенности толкования норм УПК

В качестве объекта преступления выступает общественная безопасность и режим функционирования органов власти. Террористический акт отличается своей масштабностью. Если он направлен на необходимость посеять страх и панику, то объектом становятся жители города или региона. Терроризм по степени тяжести состоит в одном перечне с такими преступлениями, как сепаратизм и экстремизм.

Объективной стороной преступления является взрыв, поджог или прочие устрашающие действия. Сюда же следует отнести и угрозу совершения действий. Таким образом, угроза взрыва в российском законодательстве рассматривается, как терроризм.

Если такие понятия, как взрыв и поджог не требуют дополнительного разъяснения, то на термине «иные действия» следует заострить внимание.

Подразумевается, что общественную опасность имеют такие деяния, как устройство аварии на производстве, отравление источников питьевой воды, крушение поезда, применение химического или биологического оружия.

Перед тем, как подозреваемому будет предъявлено обвинение, необходимо установить наличие признаков преступления. К признакам совершения террористического акта относят факт устрашения.

Таким образом, если деяние привело к появлению у населения чувства тревоги за свое имущество или здоровье, то это считается объективной характеристикой террористического акта.

Опасность причинения тяжких последствий или опасность гибели людей должна быть реальной. Суд обязан учитывать все обстоятельства, включая время и место теракта.

В статье 205 УК РФ фигурирует такое понятие, как «значительный ущерб». Это приводит к тому, что сама значительность должна оцениваться, в соответствии с конкретными условиями. Учитывается характер ущерба, его значимость для региона или муниципалитета, а также возможные последствия.

К примеру, отключение отопления влечет за собой не только затраты на проведение восстановительных работ, но еще и затраты на выплату компенсации пострадавшим гражданам.

При определении состава преступления необходимо помнить, что действия обвиняемого должны вызывать реальную угрозу, то есть взрыв на пустыре, вдали от опасных объектов и жилых домов не может расцениваться, как теракт.

Угроза теракта – уголовно наказуемое преступление. Расценивается как угроза сообщение по телефону, в соцсетях, при личном разговоре, по телевидению.

Если же реальная угроза отсутствует, то сообщение о терроризме попадает под статью 207 УК РФ и чревато крупными штрафами или лишением свободы.

Работа адвоката по защите обвиняемого

Контртеррористическая деятельность в России развернута в полном объеме и всячески поддерживается государством. Поэтому на раскрытие преступлений, связанных с совершением террористических актов, бросаются все силовые структуры.

Обычно после теракта события разворачиваются в считанные часы. Говорить о том, что нужно искать хорошего адвоката, нецелесообразно.

При получении обвинения по такой серьезной статье, необходимо как можно раньше обратиться за квалифицированной помощью.

Адвокат по статье 205. Террористический акт

В работу адвоката включены юридические консультации. Как вы понимаете, их может быть несколько, поэтому лучше всего обеспечить себе комплексную защиту, в которую консультирование входит в полном объеме, нежели платить ка каждую консультацию в отдельности.

Из всех предложений необходимо отобрать только те, которые представлены адвокатами, имеющими опыт ведения подобных дел. Полезно будет проанализировать имеющуюся практику, чтобы оценить, как будут дальше развиваться события.

Адвокат не только знает все нормы уголовного и уголовно-процессуального законодательства. Он поможет своему подзащитному в правильном толковании законодательных и нормативных документов. Нередко некорректно истолкованное понятие становилось причиной непоправимых последствий.

В уголовных делах трудно гарантировать успех, а в делах, связанных с терроризмом, в особенности. Поэтому своеобразным «лучиком света» для обвиняемого станет оценка перспективы дела. Адвокат по 205 статье УК РФ определит шансы на тот или иной исход, чтобы на основании этого разработать свою стратегию защиты.

На этапе разработки тактики и стратегии защиты адвокат определяет направление своей деятельности. Оно зависит от обстоятельств дела и от правовой оценки действий доверителя. Именно в данном этапе решается, чего будет добиваться защита. Тактика поведения подзащитного, как правило, едина – максимальное сотрудничество со следствием.

Изучение материалов дела начинается с ознакомлением имеющихся документов. Параллельно с этим, адвокат запрашивает материалы в органах следствия. Подобными полномочиями его наделяет статус адвоката. Помимо этого, защитник может собирать доказательную базу путем пороса свидетелей, сбора видеозаписей с камер наблюдения, проведения независимых экспертиз.

В любом деле к смягчающим обстоятельствам относят наличие положительных характеристик на подсудимого. Суд может учитывать или не учитывать такие характеристики, однако задача адвоката заключается в том, чтобы максимально полно собрать базу доказательства невиновности клиента. Он направляет официальные запросы по месту учебы или по месту работы своего подзащитного.

Под сбором дополнительной документации подразумевается составление жалоб, ходатайств, заявлений. Как правило, это обобщенное наименование услуги. Полный ее состав определяется, исходя из текущих обстоятельств.

Адвокат по статье 205. Террористический акт

Наглядная работа адвоката раскрывается в суде. Он защищает интересы своего доверителя в течение всего судебного процесса. Адвокат имеет право привлекать к слушанию свидетелей, предоставлять суду доказательства, привлекать независимых экспертов и сторонних специалистов. Именно адвокат озвучивает просьбу к суду о назначении более мягкого наказания или о переквалификации дела.

Общение представителей правоохранительных органов или судебной системы осуществляется не только во время судебного разбирательства.

Адвокат присутствует при всех проводимых мероприятиях в рамках досудебного разбирательства. Следует подчеркнуть его особую роль при избрании меры пресечения.

Защитник постарается добиться того, чтобы на период следствия на обвиняемого были наложены ограничения, не связанные с пребыванием под стражей.

На вынесении приговора судом первой инстанции дело может не закончиться. Если вы решили обжаловать приговор, то адвокат поможет подготовиться к апелляционному суду. Он также будет принимать участие в судах апелляционной, кассационной и надзорной инстанции. Приговоры по делу о терроризме достаточно суровы, поэтому приходится до последнего отстаивать свои права.

Читайте также:  С ГУП «Мосгортранс» взыскано полтора миллиона рублей за ДТП с автобусом

Адвокат по статье 205 УК РФ в Санкт-Петербурге

Для того, чтобы найти хорошего адвоката, необходимо потратить немало времени на изучение и анализ целого ряда критериев. Как правило, таким запасом времени лица, получившие обвинение по статье 205 УК РФ, не обладают.

Специалисты как один едины во мнении, что иногда в подобных делах все решают даже не часы, а минуты. Адвокат в Санкт-Петербурге Александров К.С.

максимально открыто представляет на своем сайте подробную информацию о себе, чтобы любой пользователь мог оценить степень его квалификации и профессионализма.

Каждому обратившемуся клиенту он гарантирует:

  • посильную помощь;
  • персональный подход к делу;
  • открытую политику ценообразования услуг;
  • отсутствие тайных манипуляций.

Первым делом, адвокат направит все свои усилия на то, чтобы вывести своего подзащитного из-под обвинения. Сделать это можно, доказав непричастность обвиняемого к теракту или доказав отсутствие в его деяниях состав преступления.

Если данная стратегия не сработала, то адвокат начинает готовиться к судебному процессу. Все тонкости стратегии защиты не раскроет, да и не сможет раскрыть ни один юрист.

Очень часто приходится стратегию корректировать в режиме настоящего времени.

Важную роль играет наличие правовой поддержки во время проведения следственных мероприятий.

Учитывая рвение наших следственных органов «найти крайнего», нетрудно догадаться, что в процессе допроса обвиняемый будет получать провокационные вопросы, ответы на которые могут ухудшить его ситуацию.

Адвокат обеспечит чистоту проведения мероприятия, а также законность всех действий представителей власти. В противном случае в соответствующие инстанции будет подана жалоба, а факт нарушения закона со стороны представителей следствия может быть использован в пользу стороны защиты.

Александров К.С. не отказывается от сложных дел ради чистоты его портфолио. Даже в самых запутанных ситуациях он сможет облегчить участь обвиняемого.

Адвокат в обязательном порядке делится со своим доверителем подробностями стратегии защиты и лишь при наличии полного согласия, приступает к ее реализации. Таким образом, адвокат может гарантировать, что своими действиями никак не ухудшит ситуацию.

Цели и задачи ставятся изначально и лишь в некоторых случаях могут корректироваться. В рамках защиты адвокат может обеспечить:

  • Прекращение уголовного преследования;
  • Вынесение оправдательного приговора;
  • Прекращение уголовного дела;
  • Переквалификацию уголовного дела на административное правонарушение;
  • Вынесение минимально возможного наказания.

Адвокат по статье 205. Террористический акт

Адвокат добился прекращения дела по террористическим статьям

26 июля МВД России по Республике Дагестан уведомило адвоката АП РД Исрафила Гададова о прекращении уголовного дела в отношении его подзащитного, ранее обвиняемого в причастности к деятельности незаконного вооруженного формирования и террористической организации в Сирии, за непричастностью к преступлениям, предусмотренным ч. 2 ст. 205.5 и ч. 2 ст. 208 УК РФ.

15 декабря 2020 г. старший следователь отделения по расследованию преступлений, организованных преступных групп по экстремизму и терроризму следственной части СУ МВД по Республике Дагестан З.

вынесла постановление о возбуждении уголовного дела и принятии его к производству (имеется у редакции) в отношении гражданина Х.

По версии следствия, этот мужчина, желая участвовать в деятельности международной террористической организации «Исламское государство» (запрещена в России. – Прим. ред.), прибыл транзитом через Турцию в Сирию в октябре 2016 г.

Там, по мнению правоохранителей, Х.

участвовал в боях вооруженного формирования «Джамаат Сабри» против правительственных сирийских войск, охранял подконтрольные этому формированию территории и объекты в целях, противоречащих РФ.

Поводом для возбуждения уголовного дела в отношении гражданина по ч. 2 ст. 205.5 и ч. 2 ст. 208 УК РФ послужило сообщение о совершенном преступлении, отраженное в рапорте оперуполномоченного по ОП МТО «ИГ» ЦЭП МВД по РД.

В комментарии «АГ» адвокат Исрафил Гададов пояснил, что его подзащитный ранее проживал в Турции и ОАЭ, а в январе 2021 г. его депортировали из Дубая в Россию, где он находился в федеральном розыске. «19 декабря 2020 г. Х. было заочно предъявлено обвинение по ч. 2 ст. 208 и ч. 2 ст.

205.5 УК РФ, а 21 января этого года дагестанские правоохранительные органы задержали Х. в порядке ст. 91 и 92 УПК РФ. В тот же день его допросили в качестве подозреваемого, что является грубым нарушением УПК. 26 января Кировский районный суд г.

Махачкалы отказал в удовлетворении ходатайства об избрании меры пресечения моему доверителю со ссылкой на то, что у следствия отсутствуют фактические сведения о причастности Х. к инкриминируемым преступлениям.

Таким образом, подзащитному была избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде», – подчеркнул защитник.

Впоследствии защита неоднократно заявляла ходатайства о прекращении уголовного дела. В них, в частности, указывалось на то, что вывод органа предварительного следствия о выезде Х. в Сирию с целью вступления в одну из группировок незаконных вооруженных формирований не основан на полученных по результатам расследования дела доказательствах, а все обвинения носят голословный характер.

В этих документах подчеркивалось, что в своих показаниях Х. последовательно утверждал о том, что он вместе со своей семьей некоторое время проживал в Москве, а затем в Стамбуле на съемной квартире, где зарабатывал на жизнь продажей криптовалюты. Далее, по словам мужчины, он переехал в Дубай, где занимался ремонтом автомобилей.

Все это время Х. вел законопослушный образ жизни и поддерживал связь с родными. «Таким образом, вывод органа предварительного следствия о выезде Х.

в САР с целью вступления в одну из группировок незаконных вооруженных формирований не основан на полученных по результатам расследования дела доказательствах», – отмечалось в ходатайствах.

По словам защитника, в ходе предварительного следствия его доверитель дал подробные показания о своей непричастности к инкриминируемым преступлениям и местонахождении с 2016 г.

«В ходе предварительного следствия стороной защиты было заявлено ходатайство о приобщении фото- и видеоматериалов, а также иных документов из государственных и муниципальных образований ОАЭ и Турции, подтверждающих факт того, что Х. не принимал участие в террористической организации в Сирии.

Также мною было заявлено ходатайство о направлении международного поручения в Турецкую республику относительно того, возможно ли пересечение турецко-сирийской границы вне зоны КПП», – сообщил Исрафил Гададов.

Он добавил, что следствию не удалось документально доказать факт пребывания Х. в Сирии. «Мною были заявлены ходатайства об установлении документального подтверждения вхождения подзащитного в “Джамаат Сабир”.

Также было заявлено ходатайство об установлении, какие именно конкретные активные действия совершал Х.

, подтверждающие факт его участия в незаконном вооруженном формировании и террористической организации в Сирии», – пояснил адвокат.

В комментарии «АГ» Исрафил Гададов подчеркнул, что в уголовном деле его подзащитного не имелось ни одного вещественного доказательства, доказывающего причастность Х. к инкриминируемым преступлениям. «Для подтверждения факта вхождения Х.

в незаконные сообщества следствием не были установлены лидеры таковых вооруженных формирований, их численность и состав, местонахождение и использование “перевалочных баз”. Все обстоятельства в деле были указаны голословно, без каких-либо доказательств.

Правоохранители не проводили проверку показаний на месте с участием свидетелей и Х. при помощи географических карт для установления места пересечения государственной границы и места проживания в Сирии и Турции, т.е.

не устанавливались время и место, способ и другие обстоятельства совершения преступления», – рассказал адвокат.

Приговоры за террористическую деятельность по уголовным делам

Из текста приговора Чегемский районный суд Кабардино-Балкарской Республики от 11 ноября 2014 года:

Ф.И.О. совершил умышленные преступления против общественной безопасности при следующих обстоятельствах. Так, Ф.И.О., примерно во второй декаде мая 2011 г., находясь в своем доме, встретился с другим лицом, являвшимся активным участником незаконного вооруженного формирования, запрещенного решением Верховного суда Кабардино-Балкарской Республики от 09.07.2010 г. в связи с осуществлением экстремистской деятельности. При этом другое лицо предложило последнему оказать финансовую помощь участникам указанного незаконного вооруженного формирования. Согласившись с этим предложением, имея умысел на обеспечение деятельности указанного незаконного вооруженного формирования путем оказания финансовой помощи, то есть предоставления его членам денежных средств, осознавая, что целью и задачами незаконного формирования являются: совершение посягательств на жизнь работников федеральных органов власти и органов местного самоуправления, незаконный оборот огнестрельного оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, а так же осуществление террористической деятельности, при этом достоверно зная, что своими незаконными действиями он финансирует данное незаконное вооруженное формирование, структурно входящее в международную террористическую организацию, Ф.И.О. предоставил последнему денежные средства в наличной форме в сумме 750 000 руб., а именно на приобретение огнестрельного оружия и компонентов для изготовления самодельных взрывных устройств для последующего совершения тяжких и особо тяжких преступлений, в том числе и террористических актов. Он же, Ф.И.О., в период времени с октября 2011 г. по 14.03.2014 г. добровольно вступил в состав незаконного вооруженного формирования (НВФ), реализуя преступные цели и задачи, установленные в НВФ, незаконно, в нарушение ч.5 ст.13 Конституции Российской Федерации, запрещающей создание и деятельность общественных объединений, цели и действия которых направлены на подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни, а так же в нарушение ч. 9 ст. 1 Федерального закона «Об обороне» № 61-ФЗ от 31.05.1996 г, запрещающей создание и существование формирований, имеющих военную организацию или вооружение и военную технику, либо в которых предусматривается прохождение военной службы, не предусмотренной федеральными законами, создал и возглавил структурное подразделение НВФ. При этом, Ф.И.О., осознавая, что совершаемые им действия являются уголовно наказуемыми нарушениями законодательства РФ, умышленно, заведомо зная о преступных целях и задачах НВФ, и будучи осведомленным о том, что члены указанного формирования совершают тяжкие и особо тяжкие преступления, связанные с посягательствами на жизнь сотрудников правоохранительных органов и военнослужащих, разделяя цели и желая их достижения, вступив добровольно в структурное подразделение указанного НВФ, и оставаясь на легальном положении, начал оказывать членам указанного НВФ пособническую помощь, направленную на обеспечение деятельности незаконного вооруженного формирования, а именно незаконно хранил по месту своего жительства огнестрельное оружие, боеприпасы и компоненты для изготовления самодельных взрывных устройств, переданные ему членами НВФ. Ф.И.О., будучи участником НВФ, осознавая, что указанные действия являются уголовно-наказуемыми деяниями, в октябре 2011 г., выполняя отведенные ему обязанности, действуя в составе организованной преступной группы, для достижения целей и задач ее участников, находясь в своем доме, получил от другого лица, также являвшегося на тот период активным участником НВФ, спортивную сумку темно-синего цвета, в которой находился автомат Калашникова, боеприпасы к нему, точное количество которых не установлено, а также пять гранат неустановленных образцов, которые хранил у себя в домовладении, в том числе и до его задержания правоохранительными органами. В продолжение своих преступных действий, Ф.И.О., в октябре-ноябре 2011г., (более точная дата следствием не установлена), находясь в своем домовладении, продолжая действовать умышленно в составе организованной группы, осознавая общественную опасность своих действий, незаконно, в нарушение установленного Федеральным законом РФ №150-ФЗ от 13.12.1996 «Об оружии» порядка оборота огнестрельного оружия, боеприпасов и взрывных устройств, не имея соответствующего разрешения компетентных органов, приобрел у другого лица самодельное взрывное устройство (СВУ), изготовленное по типу управляемой мины, с готовыми поражающими элементами и электрическим способом подрыва, мощностью заряда в тротиловом эквиваленте 800-1000 гр.; 3 патрона. калибра 9х18 мм.; 17 патронов, калибра 5.45х39мм; 1 патрон, калибра 9×39 мм., которые пригодны для стрельбы; две ручные осколочные гранаты РГН с двумя взрывателями УДЗ, пластичное взрывчатое вещество на основе гексогена, промышленного способа изготовления, пригодные для производства взрывов, которые незаконно хранил в своем домовладении до 09 часов 30 минут 14.03.2014 г., то есть до того как они, кроме одной ручной осколочной гранаты РГН и одного взрывателя УДЗ, были обнаружены зале жилого дома и изъяты сотрудниками ЦПЭ МВД по КБР в ходе санкционированного обследования жилища Ф.И.О. Также, 14.03.2014г., в период времени с 08 час. 50 мин. по 09 час. 22 мин., в ходе личного досмотра Ф.И.О., находившегося в своем доме, в правом кармане брюк обнаружена и изъята ручная осколочная граната РГН, в левом кармане взрыватель УДЗ, которые пригодны для производства взрыва. Указанные боеприпасы, взрывчатые вещества и взрывные устройства Ф.И.О. незаконно приобрел и хранил до их обнаружения и изъятия при вышеизложенных обстоятельствах. Подсудимый Ф.И.О. в судебном заседании вину в инкриминируемых ему преступлениях признал полностью и от дачи показаний отказался. Судом установлено, что Ф.И.О. оказывал финансовые услуги для обеспечения деятельности незаконного вооруженного формирования с осознанием того, что они направлены на приобретение огнестрельного оружия и компонентов для изготовления самодельных взрывных устройств для последующего совершения тяжких и особо тяжких преступлений, в том числе и террористических актов, в связи с чем действия его в этой части подлежат квалификации по ст.205.1 ч.1 УК РФ как финансирование терроризма.

Читайте также:  Адвокат по статье 157. Неуплата средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей

По смыслу уголовного закона для квалификации по ч.2 ст.

208 УК РФ необходимо, чтобы лицо осознавало, что участвует в не предусмотренном федеральным законом объединении, отряде, дружине или иной вооруженной группе, созданной для реализации определенных целей (например, для совершения террористических актов, насильственного изменения основ конституционного строя или нарушения целостности РФ), т.е. понимало его незаконность и свою принадлежность к нему, а также действовало для реализации его целей.

Под участием в незаконном вооруженном формировании надлежит понимать вхождение в состав такого формирования (например, принятие присяги, дача подписки или устного согласия, получение формы, оружия), выполнение лицом функциональных обязанностей по обеспечению деятельности такого формирования (обучение его участников; строительство временного жилья, различных сооружений и заграждений; приготовление пищи; ведение подсобного хозяйства в местах расположения незаконного вооруженного формирования и т.п.).

Преступление в форме участия лица в незаконном вооруженном формировании считается оконченным с момента совершения конкретных действий по обеспечению деятельности незаконного вооруженного формирования (п. 23, п.27 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 9 февраля 2012г. N 1 «О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях террористической направленности»).

Суд квалифицирует действия Ф.И.О. в части получения им от другого лица, являвшегося активным участником НВФ оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств по ст.208 ч.2 УК РФ как участие в вооруженном формировании, не предусмотренном федеральным законом.

Полный текст приговора по статьям 205.1 и 208 УК РФ официально размещен здесь: https://bsr.sudrf.ru/bigs/showDocument.html?id=4ffa791641ff29b65467048523358897&shard=Уголовные дела&fieldName=court_document_documentext1_tag&from=p

Политическое — это террористическое [дело]. Особенности статей 205.4 и 205.5 УК | ОВД-Инфо

Уголовные статьи об участии в террористическом сообществе или организации нередко используются в политически мотивированных уголовных делах: дело «Сети», дела сторонников Вячеслава Мальцева, многочисленные дела за участие в «Хизб ут-Тахрир». Фигуранты этих дел получили или, вероятнее всего, получат огромные сроки, при этом никто из них не совершал и не готовил терактов. ОВД-Инфо рассказывает о специфике этих уголовных статей.

Эта статья появилась в Уголовном кодексе в 2013 году. Она разделена на две части.

Часть 1 — создание террористического сообщества. Обвиняемым грозит от 15 до 20 лет лишения свободы.

Часть 2 — участие в террористическом сообществе. Обвиняемым грозит от 5 до 10 лет лишения свободы.

Фигурантами дел по этой статье становятся люди, входящие, по мнению силовиков, в некое сообщество, цель которого — совершение терактов.

Политически мотивированные дела по этой статье: дело «Сети», дела против сторонников Вячеслава Мальцева.

Статья 205.5 — организация деятельности террористической организации и участие в ней

Статья тоже появилась в УК в 2013 году и точно также разделена на две части.

Часть 1 — организация деятельности организации, которая признана в террористической в России. Обвиняемым грозит от 15 до 20 лет лишения свободы.

Часть 2 — участие в деятельности организации, признанной террористической в России. Обвиняемым грозит от 10 до 20 лет лишения свободы.

Фигурантами этих дел становятся люди, которые, по мнению силовиков, состоят в организациях, признанных Россией террористическими. Самого факта членства уже достаточно, чтобы предъявить обвинение человеку.

Политически мотивированные дела по этой статье: уголовные дела за членство в «Хизб ут-Тахрир». Это международная панисламская политическая партия. Верховный суд России признал ее террористической организацией.

В то же время ряд экспертов правозащитных организаций считает, что для этого нет оснований, поскольку члены «Хизб ут-Тахрир» не были замечены в причастности к совершению или подготовке терактов.

Участников этой организации обвиняют в терроризме только на основании их партийной деятельности: чтения литературы и встреч. Именно поэтому эти уголовные дела и считаются политически мотивированными.

Согласно базе данных «Политпрессинг», которую ведет ОВД-Инфо, по обвинению в участии и организации деятельности так называемых ячеек «Хизб ут-Тахрир» на территории России и крымского полуострова осуждены или находятся под следствием более 200 человек.

— Эти преступления входят в категорию тяжких и особо тяжких. Их расследованиями занимается ФСБ (хотя в теории может и Следственный комитет). Уголовные дела возбуждаются на основании рапортов оперативных сотрудников этой спецслужбы.

— Дела по этим статьям рассматриваются не в гражданских, а в окружных военных судах.

— Рассмотрение этих дел судом присяжных запрещено.

— При вынесении приговора судья имеет право зачитывать только вводную и резолютивную часть, без мотивировочной. То есть то, почему именно суд принял такое решение, на заседании суда не оглашается. Мотивировочную часть приговора по запросу может получить осужденный и его адвокат уже после заседания суда.

— Если по другим статьям один день содержания в СИЗО засчитывается за полтора или два дня в колонии, то по террористическим статьям идет день за день.

— Обвиняемые ставятся в СИЗО на профучет. Это значит, что человека изолируют от людей, на которых он потенциально может повлиять. На практике это может выражаться в размещении в одиночных камерах.

Читайте также:  Письмо (заявление) на арендные каникулы из-за коронавируса

— Обвиняемых и осужденных по террористическим статьям включают в список террористов Росфинмониторинга. Попавшим в него блокируют счета и фактически выключают из банковской системы. Выйти же из списка можно только после погашения судимости.

— Зачастую осужденные по этим статьям отбывают наказания в колониях строгого режима.

— Условно-досрочное освобождение возможно только после отбытия ¾ от срока приговора.

— Осужденных по террористическим статьям не амнистируют. Прямого запрета в законе нет, но ни в одну амнистию они не входили.

Пытки

Нельзя сказать, что пытки со стороны силовиков — неотъемлемая часть расследований дел по террористическим статьям. Но во многих политических делах они использовались.

В деле «Сети» о пытках со стороны силовиков заявили пять фигурантов: Виктор Филинков, Дмитрий Пчелинцев, Илья Шакурский, Арман Сагынбаев и Андрей Чернов. Их били электрошокером, избивали, подключали к конечностям провода, через которые пускали электрический ток.

Также следы пыток обнаружили и у Игоря Шишкина, однако он заявил, что получил эти травмы во время спортивных тренировок. Шишкин заключил досудебное соглашение со следствием — полностью признал вину и получил три с половиной года колонии.

Пыткам подвергся и свидетель по делу «Сети» Илья Капустин.

В делах против сторонников Вячеслава Мальцева о пытках током заявлял Олег Дмитриев. По информации «Медиазоны», пыткам током подверглись Олег Иванов и Сергей Озеров.

Все трое проходили по одному и тому же уголовному делу об участии в террористическом сообществе (ч. 2 ст. 205.4 УК). Позднее эти обвинения были сняты.

Троих мужчин приговорили на сроки от семи до восьми лет по обвинению в подготовке теракта. Сами они утверждают, что стали жертвами провокации силовиков.

При расследовании «террористических» дел против крымских татар силовики также используют пытки. Подозреваемого в связях с «Хизб ут-Тахрир» Рената Параламова пытали током и избивали, но позже выбросили на вокзале в Симферополе. Раиму Айвазову вменяли участие в «Хизб ут-Тахрир». Вскоре после задержания силовики вывели его в поле, поставили на колени и имитировали расстрел.

 — Дела по этим статьям в каком-то смысле все политические – это дела об идейных группах. Называем мы их репрессиями или не называем – это наши оценки политологического свойства. Юридически нет разницы, если вдуматься.

С точки зрения следствия, что боевик Аль-Каиды, что участник «Сети», они – боевики, партизаны какие-то. А с точки зрения самих обвиняемых – они противники режима.

[Оценка] очень зависит от угла зрения, откуда ты смотришь на это.

Статья 205.4 (организация террористического сообщества) аналогична статье 282.1 (организация экстремистского сообщества). А 205.5 аналогична 282.2 (организация деятельности экстремистской организации).

И поскольку терроризм входит в определение экстремизма, организации, запрещенные как террористические, до 2013 года прекрасно обслуживались по 282.2 УК. Введение статей 205.4 и 205.

5 позволило давать более тяжелые наказания за то же самое.

[Если говорить о специфике] 205.4, то до 2018 года эта статья использовалась реже чем 282.1. Теперь же наоборот террористическая 205.4 используется чаще. Суть дела одна и та же. Должна быть какая-то группа, по которой следователям не лень доказать, что они действительно организовано что-то делали.

Когда-то террористические группы тоже шли по 282.1. И ее применяли иногда в тех случаях, когда не хватало более конкретных обвинений. Поэтому инкриминировалось то, что люди что-то там планировали.

И если дело «Сети» идет по 205.4, то дело «Нового величия» расследуется по 282.1 – картина та же самая. Деяний конкретных, которые бы тянули на какое-то весомое наказание и оправдывали всю эту бадягу, нет. А сообщество вроде как есть.

И соответственно, в качестве доказательной базы идут записи разговоров, которые можно интерпретировать как планирование. Часто это бывает очень натянуто, потому что от болтовни до реального планирования все-таки есть некая дистанция.

Вот она преодолевается умственным усилием, и получается, что люди готовили преступление.

Достаточно готовить одно преступление террористической или экстремистской направленности, чтобы это был состав [преступления]. Так разъясняет это Верховный суд. Поэтому, конечно, сейчас мы наблюдаем некоторую такую деградацию.

Что в «Новом величии», что с «Сетью». Вот есть люди, вот мы не можем им ничего серьезного предъявить. Но вроде как нам кажется, что они что-то готовили, и мы предъявляем им, в сущности, эту подготовку. При этом доказать, что они готовили, тоже толком не можем.

Вот так выглядит позиция следствия.

Со статьей 205.5 и 282.2 ситуация в некотором смысле гораздо проще. Это чисто формальный состав. Там не надо ничего доказывать, никакого конкретного деяния. Нужно, чтобы человек совершил некие действия, которые следствием интерпретируется как продолжение деятельности ранее запрещенной организации. Самое массовое — это «Хизб ут-Тахрир», конечно, но не единственное.

С участием [в деятельности террористической организации] существует, как я понимаю, исторически сложившийся механизм доказывания. Человек должен совершать действие от имени этой организации.

Или должны быть, обычно оперативными способами полученные, доказательства, — прослушка или изъятые материалы — что были собрания или какие-то организованные действия, где люди идентифицировали себя как члены этой организации.

По делам «Хизб ут-Тахрир» — сейчас то же самое. Делается прослушка помещения, доказывают через разговоры. Что это именно используется какая-то специальная партийная терминология, а дальше все, кто в комнате присутствовал, считаются участниками собрания. На этом месте, конечно, можно поспорить очень сильно.

Да мало ли, может, кто-то чай зашел попить — откуда он знал, что «Хизб ут-Тахрир». Доказывать что-то вроде надо. Но. Считается, что все, кто тут есть, — все участвуют в собрании. То же самое происходит и со Свидетелями Иеговы. Участвовал в молитвенном собрании Свидетелей Иеговы — значит, ты участвовал в деятельности запрещенной организации — все очень просто.

Поэтому эти дела легкие [для следствия]. Там доказывать нужно просто сам факт участия.

Виталий Черкасов, адвокат «Агоры», защищает фигуранта дела «Сети» Виктора Филинкова (ч. 2 ст. 205.4 УК):

[Дела по статье о террористическом сообществе] характеризуются повышенным вниманием надзорных органов, но это не гарантирует, что будет обеспечиваться соблюдение закона. Как правило, это повышенное внимание направлено на то, чтобы никаких эксцессов не произошло. Чтобы раз уж в отношении человека возбуждено дело, то все это дошло до судебного приговора.

Если в обычной практике следователи вольны сами принимать те или иные решения в ситуации, когда они видят, что появились новые обстоятельства, указывающие, к примеру, на невиновность человека, либо на то, что квалификация его завышена, — и можно применить к нему иные щадящие меры ответственности — то здесь все идет так, как заранее уже задумано.

Виталий Черкасов / Фото со страницы Черкасова в фейсбуке

Эти дела (по статье о террористическом сообществе, 205.4 УК — ОВД-Инфо) рассматриваются в военных судах для того, чтобы принимались необходимые решения. Выносились обвинительные приговоры.

Получается, что в судах мой подзащитный, несмотря на наличие в материалах дела очевидных признаков фальсификаций основных доказательств, не может рассчитывать на суд присяжных.

Мы полагаем, что если бы дело ушло в суд присяжных, то вероятность получить оправдательный приговор была бы очень хорошая.

Эмиль Курбединов, адвокат, защищает шестерыхкрымскотатарских активистов, обвиняемых в участии в «Хизб ут-Тахрир» (ч. 1 и ч. 2 ст. 205.5 УК):

В основном [обвиняемые по статье 205.5 УК крымские татары] — это гражданские активисты. Это волонтеры, это те, кто стримит и стримил места обысков, приезжал в суды, собирал слушателей к судебному заседанию.

Все эти уголовные дела строятся на двух китах: лингвистические экспертизы и секретные свидетели. Также в делах присутствует в качестве доказательств исламская литература. Специфика [этих дел] такая, что в доказательство обвинения приводятся аудиозаписи их разговоров: в мечети, у кого-то дома, на кухне.

Потом эти «кухонные разговоры» ФСБ передает их экспертам. Эксперты составляют заключение, что манера разговора, те темы, которые поднимаются, это все присуще членам «Хизб ут-Тахрир», а значит это была тайная встреча.

[Затем] в обвинительном заключении перечисляется, что велась антироссийская, антиконституционная пропаганда.

Они проходят все жернова как террористы. То есть обыски у них проходят как у террористов: выбивают окна, Росгвардия, оружие и так далее. Следствие они проходят как террористы, в СИЗО они ставятся на спецучет.

Когда выносится приговор, их этапируют в места лишения свободы и сразу помещают в штрафные изоляторы, в помещения камерного типа только из-за статьи. И сразу на них накладываются взыскания.

Вот вплоть до выхода из тюрьмы они постоянно находятся под взысканиями.

Об условно-досрочном [освобождении] вообще говорить не приходится.

Более того, когда люди освобождаются, администрация тюрьмы обязана подать заявление в суд, а суд обязан им назначить восемь лет ограничения свободы.

То есть после освобождения ты восемь лет находишься под ограничением. Не имеешь права выезжать никуда, ты должен два раза каждый месяц отмечаться. 15 лет тебе дали, ты еще восемь будешь ходить отмечаться.

Эмиль Курбединов / журналист Антон Наумлюк

Это бы поддавалось логике, если бы по этим статьям проходили Бен-Ладен какой-нибудь или те, кто взрывают, убивают и так далее. У которых оружие находят. Террористы. Это было бы хоть как-то понятно. А так это абсолютно мирные люди, у которых, кроме книжек, ничего не находят. В большинстве случаев им еще и книжки подкидывают.

С 2014 года на наших подзащитных навешивали такие ярлыки. Нам было очень трудно донести правозащитникам, что это не террористы. Как только слышали, что это террористическая статья — все. Все отворачивались и не хотели в этом разбираться. И российские спецслужбы это понимают.

Что вот этот ярлык отпугивает всех. Особенно, если услышат исламские названия, мусульманские фамилии. Постепенно, постепенно в течение пяти лет вот этот барьер удалось, слава богу, разломать.

И начали обращать внимание, что это действительно преследования по террористическим статьям абсолютно мирных людей.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *