Адвокат по статье 303. Фальсификация доказательств и результатов оперативно-разыскной деятельности

Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК РФ. К недопустимым доказательствам относятся:

ИЗ ПРАКТИКИ. Как следует из кассационного определения СК по уголовным делам ВС РФ от 11.02.2008 по делу № 82-008-4, уголовное дело в отношении И. было возбуждено 15.09.2006 по признакам преступлений, предусмотренных ст.ст. 286, 292 и 303 УК РФ. Постановлениями о частичном прекращении уголовного дела уголовное преследование И. по ст. 292 и ст. 286 УК РФ прекращено.

Вопреки доводам кассационных жалоб, в соответствии с действующим уголовным законодательством состав «фальсификация доказательств», предусмотренный ст. 302 УК РФ, является специальной нормой по отношению к общим нормам, предусмотренным ст. 292 и ст. 286 УК РФ.

Поэтому при конкуренции указанных норм в силу ч. 3 ст. 17 УК РФ совокупность преступлений (в данном случае — идеальная совокупность) отсутствует и применению подлежит специальная норма, что призвано исключить незаконное двойное вменение.

В связи с изложенным материалы уголовного дела в части совершения И. преступлений, предусмотренных ст. 292 и ст. 286 УК РФ, обоснованно прекращены, что, однако, не может свидетельствовать об отсутствии в содеянном им объективной стороны преступления, предусмотренного ст. 303 УК РФ.

Оценив действия осужденного по ч. 2 ст. 303 УК РФ, суд в приговоре указал, как это предусмотрено ст.

307 УПК РФ, в чем конкретно выразилась фальсификация доказательств, раскрыв на основе исследованных доказательств объективную и субъективную стороны содеянного им.

 В этой связи не может быть признан состоятельным довод И. о том, что на предварительном следствии были фактически прекращены все его противоправные действия.

В судебном заседании достоверно установлено, что «И., являясь следователем при ОВД , умышленно сфальсифицировал протоколы следственных действий, которые им фактически не производились, приобщил эти протоколы к материалам соответствующих уголовных дел, для последующего приостановления дел с целью придания видимости производства расследования и улучшения показателей своей работы».

ИЗ ПРАКТИКИ. Как следует из апелляционного приговора судебной коллегии по уголовным делам Новгородского областного суда от 03.07.2015 по делу № 1–47/15-22-888/2015, действия Ш. и Т. суд квалифицировал по совокупности преступлений:

— по части 4 ст. 303 УК РФ — как фальсификация результатов оперативно-розыскной деятельности в целях уголовного преследования В., заведомо непричастного к совершению тяжкого преступления,

— а также и по п. «в» ч. 3 ст.

286 УК РФ — как превышение должностных полномочий, то есть совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы их полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов гражданина и охраняемых законом интересов общества и государства, совершенных с причинением тяжких последствий, а Т. — в том числе с применением специальных средств по п. «б» ч. 3 ст. 286 УК РФ.

Оценив содеянное осужденными, суд фактически в приговоре признал, что их злоупотребления служебными полномочиями заключались в фальсификации результатов оперативно-розыскной деятельности в целях уголовного преследования В., заведомо непричастного к совершению тяжкого преступления.

Между тем в соответствии с ч. 3 ст. 17 УК РФ, если преступление предусмотрено общей и специальной нормами УК РФ, то совокупность преступлений отсутствует и уголовная ответственность наступает по специальной норме.

Признав Ш. и Т. виновными по двум преступлениям, предусмотренным ч. 3 ст. 286 УК РФ и ч. 4 ст. 303 УК РФ, суд неправильно применил уголовный закон. В нарушение требований ст.

17 УК РФ квалифицировал по совокупности преступлений одни и те же деяния должностного лица, предусмотренные общей (ст. 286 УК РФ) и специальной нормами (ст.

303 УК РФ), без учета того, что последняя норма представляет частный случай злоупотребления служебными полномочиями специального должностного лица.

При установленных судом обстоятельствах, когда преступное посягательство осужденных было направлено на один объект — интересы правосудия, — судебная коллегия признала необходимым содеянное Ш. и Т.

в части фальсификации результатов оперативно-розыскной деятельности в целях уголовного преследования В., заведомо непричастного к совершению преступления, квалифицировать по ч. 4 ст.

303 УК РФ о специально-должностном преступлении против правосудия, а общую норму (ч. 3 ст. 286 УК РФ) исключить из приговора как излишне вмененную.

К таким же выводам пришел Благовещенский гарнизонный военный суд в приговоре от 26.05.2014 по делу № 1–1/2014 (1–25/2013): «анализ состава преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 303 УК РФ, позволяет прийти к выводу, что данная норма является частным случаем превышения должностных полномочий…».

Анализ состава преступления, предусмотренного статьей 303 УК РФ

Статьей 303 Уголовного кодекса РФ устанавливается уголовная ответственность за совершение общественно опасного посягательства на деятельность суда и органов, содействующих ему в отправлении правосудия. Преступление совершается с умышленной формой вины и специальным субъектом.

Ключевые слова:уголовная ответственность, фальсификация доказательств, субъект преступления.

Федеральным Законом от 29 ноября 2012 г. № 207-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» были внесены изменения в статью 303 УК РФ. [1]

Наименование статьи изложено в следующей редакции: «Статья 303. Фальсификация доказательств и результатов оперативно-розыскной деятельности».

Статья дополнена частью четвертой следующего содержания:

«4. Фальсификация результатов оперативно-розыскной деятельности лицом, уполномоченным на проведение оперативно-розыскных мероприятия, в целях уголовного преследования лица, заведомо непричастного к совершению преступления, либо в целях причинения вреда чести, достоинству и деловой репутации». [4]

Объектом преступления выступают общественные отношения по отправлению правосудия, т. е. нормальная деятельность суда, органов предварительного расследования, прокуратуры и других органов и учреждений, способствующих суду реализовать свои цели и задачи.

В качестве дополнительного объекта выступают права и интересы личности.

В сферу уголовно-правовой охраны входят не все общественные отношения, возникающие в процессе функционирования суда, а также органов прокуратуры, предварительного расследования, органов и учреждений, исполняющих приговоры и решения, а только те, которые появляются при осуществлении этими органами специфических задач правосудия. [9, с.413]

  • Частью первой статьи 303 УК РФ устанавливается уголовная ответственность за фальсификацию доказательств по гражданскому делу, лицом, участвующим в деле или его представителем.
  • Согласно статье 55 Гражданского процессуального кодекса РФ доказательствами по гражданскому делу являются: полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. [3]
  • Эти сведения могут быть получены из объяснений сторон и третьих лиц, показаний свидетелей, письменных и вещественных доказательств, аудио- и видеозаписей, заключений экспертов.
  • Доказательства, полученные с нарушением закона, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу решения суда.
  • Объективная сторона преступления характеризуется действиями, состоящими в фальсификации доказательств по гражданскому делу.

Способы фальсификации могут быть самыми разнообразными. Применительно к рассматриваемому деянию фальсификация заключается в сознательном искажении представляемых доказательств, например документов (доверенностей, расписок, договоров, актов ревизий, протоколов следственных действий и т. д.

), путем их подделки, подчистки, внесения исправлений, искажающих действительный смысл, или ложных сведений, т. е. искусственном создании доказательств в пользу истца или ответчика (подлог документов, уничтожение или сокрытие улик), создании искусственных (ложных) вещественных доказательств и т. д.

[7, с.1181]

Не имеет значения, повлияли ли сфальсифицированные доказательства на содержание судебного решения или нет. Данное преступление считается оконченным с момента приобщения фальсифицированных доказательств к материалам дела в порядке, установленном процессуальным законодательством. Фальсификация доказательств является преступлением с формальным составом. [7, с.1182]

Субъективная сторона — умышленная форма вины.

Субъект преступления — специальный. Им может быть лицо, участвующее в деле (истец, ответчик) и (или) его представитель.

Не несут ответственности по ч.1 статьи 303 УК РФ должностные лица. Фальсификация доказательств, совершаемая ими, признается служебным подлогом и квалифицируется по ст. 292 УК РФ. [9, с.433]

Частью второй установлена уголовная ответственность за фальсификацию доказательств по уголовному делу лицом, производящим дознание, следователем, прокурором или защитником.

Объект преступления — общественные отношения по отправлению правосудия, т. е. нормальная деятельность суда, органов предварительного расследования, прокуратуры и других органов и учреждений, способствующих суду реализовать свои цели и задачи.

В качестве дополнительного объекта выступают права и интересы личности.

Предметом преступления являются доказательства. Они складываются из совокупности относимых, допустимых, достоверных, достаточных данных. Если какой-либо из перечисленных признаков отсутствует, то фактические данные не могут быть признаны доказательствами по делу. Именно фактические данные (т. е. сведения о фактах) являются предметом фальсификации. [7, с.1183]

Правильное установление предмета преступления является обязательным условием решения вопроса о наличии фальсификации доказательств. [7, с.1184]

  1. Доказательствами по уголовному делу являются любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном Уголовно-процессуальным кодексом РФ, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.
  2. Согласно статье 74 Уголовно-процессуального кодекса РФ [5] в качестве доказательств допускаются:
  3. 1)      показания подозреваемого, обвиняемого;
  4. 2)      показания потерпевшего, свидетеля;
  5. 3)      заключение и показания эксперта;
  6. 3.1) заключение и показания специалиста;
  7. 4)      вещественные доказательства;
  8. 5)      протоколы следственных и судебных действий;
  9. 6)      иные документы.
  10. Объективная сторона преступления характеризуется фальсификацией доказательств по уголовному делу лицом, производящим дознание, следователем, прокурором или защитником.
Читайте также:  Адвокат по статье 210.1. Занятие высшего положения в преступной иерархии

Фальсификация может выразиться в составлении протокола допроса, который не проводился; уничтожении вещественного доказательства; подделке заключения эксперта и т. п.

Вещественными доказательствами являются предметы, которые служили орудиями преступления или сохранили на себе следы преступления либо были объектами преступных действий: деньги, ценности, нажитые преступным путем, и любые другие предметы, способные послужить средствами обнаружения преступления, установления фактических обстоятельств дела, выявления виновных, опровержения обвинения или смягчения ответственности. [8, с.540]

Субъект специальный — лицо, производящее дознание, следователь, прокурор или защитник.

Квалифицированным составом (часть третья ст. 303 УК РФ) является фальсификация доказательств по уголовному делу о тяжком или об особо тяжком преступлении, а равно фальсификация доказательств, повлекшая тяжкие последствия.

В уголовном законе понятие тяжких последствий не раскрывается, поэтому в каждом конкретном случае, суды должны исходить их фактических обстоятельств уголовного дела и определить тяжкие последствия.

Этот признак является оценочным, под которым следует понимать осуждение подсудимого к лишению свободы, пожизненному лишению свободы, самоубийство подозреваемого, незаконное взыскание, приведшее к банкротству предпринимателя, причинение крупного ущерба и т. п. [8, c. 540–541]

  • Частью четвертой статьи 303 УК РФ установлена уголовная ответственность за фальсификацию результатов оперативно-розыскной деятельности.
  • Результаты оперативно-розыскной деятельности — это сведения, полученные в соответствии с Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности», о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного преступления, лицах, подготавливающих, совершающих или совершивших преступления и скрывшихся от органов дознания, следствия, суда.
  • Сведения, полученные, в ходе оперативно-розыскной деятельности приобретают силу доказательств только после их оформления надлежащим образом.
  • Оперативно-розыскная деятельность — вид деятельности, осуществляемой гласно и негласно оперативными подразделениями государственных органов, уполномоченных на то Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности», в пределах их полномочий посредством проведения оперативно-розыскных мероприятий в целях защиты жизни, здоровья, прав и свобод человека и гражданина, собственности, обеспечения безопасности общества и государства от преступных посягательств. [2]

Согласно статье 13 Федерального закона от 12 августа 1995 г.

№ 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» на территории Российской Федерации оперативно-розыскную деятельность осуществляют: органы внутренних дел Российской Федерации; органы федеральной службы безопасности; федеральный орган исполнительной власти в области государственной охраны; таможенные органы Российской Федерации; служба внешней разведки Российской Федерации; Федеральная служба исполнения наказаний; органы по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ.

Оперативное подразделение органа внешней разведки Министерства обороны Российской Федерации проводит оперативно-розыскные мероприятия только в целях обеспечения безопасности указанного органа внешней разведки и в случае, если проведение этих мероприятий не затрагивает полномочий указанных органов.

Результаты оперативно-розыскной деятельности могут быть использованы для подготовки и осуществления следственных и судебных действий, проведения оперативно-розыскных мероприятий по выявлению, предупреждению, пресечению и раскрытию преступлений, выявлению и установлению лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших, а также для розыска лиц, скрывшихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от исполнения наказания и без вести пропавших, имущества, подлежащего конфискации, для принятия решений о достоверности представленных государственным или муниципальным служащим либо гражданином, претендующим на должность судьи, предусмотренных федеральными законами сведений. [2]

Порядок представления результатов оперативно- розыскной деятельности регулируется «Инструкцией о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд», утвержденной совместным Приказом Министерства внутренних дел Российской Федерации, Федеральной службой безопасности Российской от 17 апреля 2007г. № 368/185/164/481/32/184/97/147. [6]

  1. Органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность обязаны исполнять в пределах своих полномочий поручения в письменной форме органа дознания, следователя, руководителя следственного органа о проведении оперативно-розыскных мероприятий по уголовным делам и материалом проверки сообщений о преступлении, принятым ими к производству, а также решения суда по уголовным делам. [2]
  2. Состав преступления — формальный.
  3. Объект преступления — общественные отношения по обеспечению нормальной деятельности органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность.
  4. Дополнительный объект — права и законные интересы личности.
  5. Объективная сторона выражается в фальсификации результатов оперативно-розыскной деятельности лицом, уполномоченным на проведение оперативно-розыскных мероприятий.

Фальсификация результатов оперативно-розыскной деятельности может выражаться в искажении фактических данных полученных при проведении оперативно-розыскных мероприятий. Например, уничтожение или подделка материалов, содержащих зафиксированные результаты наблюдения и т. п., искажение или уничтожение данных видео или аудиозаписей, других информационных систем, кино- и фотосъемки и др.

  • Субъективная сторона — умышленная форма вины.
  • Субъект специальный — лицо, уполномоченное на проведение оперативно-розыскных мероприятий.
  • Обязательный признак субъективной стороны — наличие специальной цели — в целях уголовного преследования лица, заведомо непричастного к совершению преступления, либо в целях причинения вреда чести, достоинству и деловой репутации.
  • Литература:

1.                  Федеральный Закон Российской Федерации от 29 ноября 2012 г. № 207-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» [электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «Консультант плюс».

2.                  Федеральный Закон Российской Федерации от 12 августа 1995 года № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» [электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «Консультант плюс».

Проблема существует

21 июля 2020 г. 14:39

Ответственность за фальсификацию доказательств и результатов ОРД хотят ужесточить

17 июля в Государственную Думу ФС РФ поступил законопроект № 990766-7 об ужесточении уголовной ответственности за фальсификацию доказательств и результатов ОРД.

Как сообщает «АГ», поправками предлагается относить преступления, связанные с фальсификацией результатов ОРД, к категории тяжких, а связанные с фальсификацией доказательств по уголовному делу – к категории особо тяжких. Мнения экспертов «АГ» в оценке поправок разошлись.

Советник ФПА РФ Нвер Гаспарян в целом поддержал законодательную инициативу: «В условиях обвинительного уклона в судах и крайне редкого признания доказательств недопустимыми проблема фальсификации доказательств представителями обвинения становится наиболее острой и актуальной».

Вместе с тем он не согласился с предложением усилить ответственность наряду со следователями и прокурорами для защитников, которые к доказательствам имеют весьма отдаленное процессуальное отношение и вообще не обладают властными полномочиями.

Содержание поправок

Поправки предлагают новую редакцию ст. 303 УК РФ, которая значительно усиливает текущие уголовные санкции за совершенные преступления, в том числе путем введения нижних порогов наказания в виде лишения свободы, а также увеличения верхних пределов этого наказания.

Так, предложено увеличить размер штрафов до 300–500 тыс. руб. за фальсификацию доказательств по гражданскому и административному делу. Увеличиваются сроки взимания зарплаты за такие деяния (от 2 до 3 лет), арест предложено продлевать на срок до 6 месяцев.

Текущее наказание за такое преступление предусматривает штраф от 100 до 300 тыс. руб.

или взимание зарплаты/иного дохода осужденного от 1 года до 2 лет, либо обязательные работы на срок до 480 часов, или же исправительные работы на срок до 2 лет, либо арест на срок до 4 месяцев.

Фальсификацию результатов ОРД планируется наказывать лишением свободы на срок от 5 до 7 лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от 2 до 3 лет (в настоящее время за это предусмотрено лишение свободы до 4 лет).

В свою очередь, фальсификацию доказательств по уголовному делу дознавателем, следователем, прокурором или защитником предложено наказывать лишением свободы на срок от 5 до 12 лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от 3 до 5 лет. В настоящее время такое преступление наказывается ограничением свободы либо принудительными работами на срок до 3 лет, либо лишением свободы на срок до 5 лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

За фальсификацию доказательств по уголовному делу о тяжком или об особо тяжком преступлении, а равно фальсификацию доказательств, повлекшую тяжкие последствия, планируется установить лишение свободы на срок от 12 до 20 лет со штрафом в размере до 500 тыс. руб.

или в размере зарплаты или иного дохода осужденного за период до 3 лет либо без такового и с ограничением свободы на срок до 2 лет.

В настоящее время за совершение такого деяния предусмотрено лишение свободы на срок до 7 лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 3 лет.

Таким образом, законопроект предлагает отнести преступления, связанные с фальсификацией результатов ОРД, к категории тяжких, а связанные с фальсификацией доказательств по уголовному делу – к категории особо тяжких.

По мнению авторов поправок, разработанные ими новеллы будут способствовать объективности расследования уголовных дел и ОРД, повысят уровень защищенности граждан от нарушения их прав и законных интересов, а также улучшат ситуацию с защитой прав человека и гражданина, основ правопорядка и конституционного строя в России.

Читайте также:  Планируется применение упрощенного порядка взыскания штрафов с водителей

Правительство и Верховный Суд не поддержали законопроект

Тем не менее Правительство РФ не поддержало законопроект, указав в своем официальном отзыве на отсутствие в пояснительной записке к поправкам статистических данных и анализа правоприменительной практики, свидетельствующих об устойчивой тенденции к росту числа соответствующих преступлений и о недостаточности существующих мер ответственности за их совершение. «Согласно статистическим данным Судебного департамента при Верховном Суде РФ количество преступлений, предусмотренных ст. 303 УК РФ, незначительно и не имеет тенденции к росту. Так, в 2016 г. по этой статье было осуждено 101 лицо, в 2017 г. – 123 лица, в 2018 г. – 115 лиц», – отмечено в правительственном отзыве.

В этом документе также подчеркнуто, что предлагаемые законопроектом сроки лишения свободы до 12 и 20 лет в санкциях ч. 3 и 4 ст. 303 УК РФ сопоставимы с ответственностью за убийство, терроризм, бандитизм и госизмену, что не соответствует принципу справедливости.

«Кроме того, установление в ст.

303 УК РФ безальтернативных санкций не позволит обеспечить индивидуализацию наказания в зависимости от характера и степени общественной опасности преступления, личности виновного, наличия обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание», – отметило российское правительство.

В свою очередь заместитель председателя Верховного Суда РФ Владимир Давыдов подчеркнул, что согласно официальной статистике Судебного департамента в 2018 г. по делам о преступлениях, предусмотренных ст.

303 УК РФ, наказание в виде лишения свободы назначалось судами на срок, не превышающий половины от максимального размера этого наказания, установленного это статьей. «В частности, по ч. 3 ст.

303 УК РФ лишение свободы назначалось на срок не свыше 3 лет, в то время как верхний предел санкции составляет 7 лет», – отмечено в его официальном отзыве.

Со ссылкой на принципы справедливости и гуманизма Владимир Давыдов пояснил, что предлагаемое законопроектом усиление уголовной ответственности должно базироваться на результатах научного анализа правоприменительной практики, статистических и иных объективных данных, свидетельствующих о недостаточности мер наказания, предусмотренных действующей ст. 303 УК РФ, чего в пояснительной записке к поправкам нет.

Эксперты «АГ» разошлись в оценке поправок

Комментируя законопроект, управляющий партнер АБ «ОПОРА» Приморского края, адвокат Алексей Ананьев отметил, что он предлагает весьма существенно ужесточить текущую ответственность за фальсификацию доказательств.

«Как практикующий юрист могу отметить, что предлагаемый и очень часто практикуемый законодателем подход в виде ужесточения наказания за то или иное деяние сам по себе абсолютно неэффективен.

Для примера – ужесточение уголовно-правового законодательства, направленного на борьбу с коррупцией: никакого эффекта по снижению, а тем более искоренению преступлений коррупционной направленности это не вызвало, а тем более в совокупности с абсолютно неэффективным комплексом иных антикоррупционных мер», – подчеркнул он.

По мнению эксперта, причина совершения должностными лицами фальсификаций доказательств и результатов ОРД – это не мягкость наказания, а высокая латентность выявления таких фальсификаций.

«Сама же латентность связана с “круговой порукой” и нежеланием правоохранительными и судебной системами признавать факты фальсификаций именно в качестве преступлений, так как это может повлечь прекращение уголовных дел и оправдание привлекаемых к уголовной ответственности лиц, которые, по мнению судей и должностных лиц следственных и правоохранительных органов, реально совершили преступление, но из-за фальсификации, допущенной при делопроизводстве, останутся безнаказанными», – пояснил Алексей Ананьев.

Адвокат добавил, что на практике должностными лицами, рассматривающими дело, фальсификация доказательств воспринимается как некий незначительный проступок, который надо любыми завуалированными путями скрыть, чтобы не «развалить» дело.

 «С другой стороны, считаю, что преступления против правосудия должны наказываться весьма строго, невзирая на статусы и чины, так как история (в том числе и современная) знает немало примеров фабрикации дел, что не способствует провозглашенным целям и задачам судопроизводства», – резюмировал Алексей Ананьев.

Старший партнер АБ «ЗКС» Андрей Гривцов считает, что предлагаемые в законопроекте изменения нельзя оценить как своевременные и в достаточной степени обоснованные. «Авторы проекта предлагают без изменения объективной стороны преступлений, предусмотренных ст.

303 УК РФ, увеличить предусмотренный указанной статьей размер наказания. Однако, как верно отмечено в отзыве Верховного Суда, какого-либо обоснования подобного ужесточения уголовного закона не приводится.

 Наш законодательный орган часто грешит таким “легкомысленным” подходом к реформированию наиболее репрессивной отрасли.

Очевидно, что изменение наказания (особенно в сторону увеличения) должно иметь под собой глубокое криминологическое исследование общественной опасности как самого деяния, так и лиц, их совершающих, а также влияния предлагаемого вида и размера наказания на исправление преступника и достижение целей уголовного преследования», – полагает он.

По мнению эксперта, в результате предлагаемого увеличения максимального размера наказания в виде лишения свободы за фальсификацию доказательств и результатов ОРД изменяется и категория тяжести указанных преступлений, имеющая существенное значение для множества уголовно-правовых институтов (вид исправительного учреждения, минимальные сроки для возможности условно-досрочного освобождения, длительность судимости). Данные последствия, их тяжесть и значения также необходимо учитывать и исследовать при принятии решения об изменении санкции статьи.

«В целом, законопроект можно назвать ситуационным – за последнее время было возбужденно несколько довольно громких уголовных дел по ст. 303 УК РФ, что, возможно, и стало причиной разработки законопроекта. Предлагаемые изменения не только не имеют под собой какого-либо теоретического обоснования, но и не возымеют предполагаемого результата.

Несмотря на приведенную Правительством РФ в отзыве на законопроект довольно низкую статистику привлечения к ответственности по данной статье, нельзя отрицать, что проблема фальсификации результатов ОРД и материалов уголовных дел существует.

Но ее решение не лежит в плоскости уголовного права, поскольку она не может быть преодолена с помощью простого увлечения наказания (которое, кстати говоря, и в действующей редакции является достаточно суровым).

Данный вопрос требует комплексного подхода, в том числе более внимательного отношения к отбору и обучению сотрудников правоохранительных органов, качеству контроля за лицами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, и к развитию правовой культуры среди граждан», – подытожил Андрей Гривцов.

В свою очередь адвокат АП Владимирской области Максим Никонов отметил, что авторы законопроекта вместо того, чтобы предложить системное и аккуратное исправление непростой ситуации с фальсификацией доказательств, представляют поправки, которые даже юридико-технически написаны непрофессионально.

«Призывая “выкрутить ручку” санкций по разным частям ст.

303 УК РФ до размера наказания за убийство или групповое причинение тяжкого вреда здоровью, инициаторы поправок не учитывают ни соразмерность проектируемой “вилки наказания” самому преступлению, ни взаимосвязи при построении санкций внутри общей части УК РФ, “ячейкой” которой является ст. 303 УК РФ», – полагает он.

По мнению эксперта, повышение «верхней планки» (до 6 лет) имеет смысл только для наказания за фальсификацию доказательств по уголовным делам небольшой и средней тяжести и результатов ОРД – для того, чтобы заблокировать возможность прекращений на основании ст.

75 и ст. 76.2 УК РФ. «Кроме того, депутаты не предлагают ничего, кроме ужесточения санкций.

Однако это не решение проблемы, поскольку ее истоки лежат в недостатках уголовного процесса и “теневой стороне” ОРД, а не в действующей редакции УК РФ», – убежден Максим Никонов.

Представитель Федеральной палаты адвокатов прокомментировал поправки

Советник ФПА РФ Нвер Гаспарян в целом поддержал законодательную инициативу: «Для данного законопроекта действительно созрели достаточные предпосылки. В условиях обвинительного уклона в судах и крайне редкого признания доказательств недопустимыми проблема фальсификации доказательств представителями обвинения становится наиболее острой и актуальной».

Вместе с тем Нвер Гаспарян не согласился с предложением усилить ответственность наряду со следователями и прокурорами для защитников, которые к доказательствам имеют весьма отдаленное процессуальное отношение и вообще не обладают властными полномочиями.

«Следует иметь в виду еще один важный практической аспект: можно усилить ответственность за фальсификации, но если правоприменители будут стараться не замечать допускаемые нарушения закона, то введенные уголовные нормы окажутся невостребованными, а благие побуждения законодателей останутся нереализованными», – подытожил советник ФПА РФ.

Читайте также:  Ходатайство о производстве дополнительных следственных действий и дополнении материалов уголовного дела

Зинаида Павлова

Статья 303. Фальсификация доказательств и результатов оперативно-разыскной деятельности

Под фальсификацией доказательств российский законодатель понимает совершение указанными в ст.

303 УК РФ лицами умышленных действий по подлогу материальных объектов и документов, признаваемых доказательствами по гражданским, административным или уголовным делам, а также по подлогу результатов оперативно-розыскной деятельности.

Актуальность правовой регламентации обусловлена довольно широкой распространённостью подобных деликтов, опасностью подрыва авторитета органов государственной власти и доверия к ним со стороны населения и значительностью ущерба, причиняемого интересам общества.

Многоканальная бесплатная горячая линия Юридические консультации по уголовному праву. Ежедневно с 9.00 до 21.00

  • Москва и область: +7 (495) 662-44-36
  • Санкт-Петербург: +7 (812) 449-43-40

Судебная практика

Для наглядности приведём по одному случаю судебной практики по подделке улик.

Изложим их в соответствии со структурой рассматриваемой статьи:

  1. Х., в связи с необходимостью получения кредитного займа, обратился к своему знакомому Б., занимающему руководящую должность в ООО, с просьбой о внесении необходимых записей в его трудовые документы. Б., пользуясь положением руководителя, принудил Г. внести в трудовую книжку Х. заведомо недостоверные данные об исполнении Х. трудовых обязанностей специалиста по безопасности труда ООО. В дальнейшем, в ходе заседания М-кого городского суда по делу о прекращении права пользования Х. жилым помещением, последним, в обоснование мнимого права на приватизацию указанного жилого помещения, была представлена трудовая книжка с недостоверными свидетельствами его трудовой деятельности. Х. осуждён по ч. 1 ст. 303 УК РФ.
  2. Дознаватель группы дознания Ф. для создания видимости осуществления расследования по делу о причинении побоев М., в целях приостановления процедуры и сокрытия дисциплинарного проступка в форме волокиты, без фактического проведения необходимых следственных мероприятий составил фиктивные протоколы осмотра места происшествия и допросов Б. и Ю. Подписи и рукописные тексты, подтверждающие факты проведения мероприятий, по просьбе Ф. были произведены неустановленными лицами. Ф. осуждён по ч. 2 ст. 303 УК РФ.
  3. Старший следователь Л-кого МСО управления Следственного комитета РФ по Т-кой области И., осуществляя производство следственных действий в рамках уголовного дела по факту убийства Ж., осмотрел место происшествия, в ходе чего изъял железный прут и деньги. Протокол осмотра места происшествия в процессе проведения не составлялся. В дальнейшем, находясь в помещении служебного кабинета, И. оформил упомянутый протокол, в который не включил изъятые деньги, достоверно зная, что они имеют значение вещественного доказательства. После этого И. сфальсифицировал в протоколе подписи судебно-медицинского эксперта П. и специалиста-криминалиста Н., так как знал, что они потребуют внести запись об изъятии денег. И. осуждён по ч. 3 ст. 303 УК РФ.
  4. Оперуполномоченный отделения по раскрытию преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков УУР УВД О-кой области Б., с целью повышения статистических данных о результатах своей работы, вступив в сговор с Л., заведомо занимавшимся преступной деятельностью по сбыту наркотиков, спланировал фальсификацию результатов оперативно-розыскных мероприятий. Для этого Л. выехал в г. П-к республики Казахстан, где приобрёл наркотическое средство гашиш. Приобретённый наркотик Л. спрятал ухищрённым способом на дне сумки с предметами одежды. Затем он, под предлогом занятости, убедил своего знакомого гражданина Казахстана Ж.. оказать ему помощь в транспортировке сумки через границу на территорию О-кой области Российской Федерации. О наличии в сумке наркотика Ж. сведениями не располагал. Далее Л. посредством мобильной связи передал Б. сведения о Ж., предполагаемом времени пересечения границы и прибытии в г. В-к О-кой области. Впоследствии на основании сфальсифицированных результатов ОРМ в отношении Ж. было вынесено постановление о возбуждении уголовного дела, он был задержан и заключён под стражу. Б. осуждён по ч. 4 ст. 303 УК РФ.

Изучение и обобщение судебной практики по такой категории уголовных дел способствует правильному толкованию правовых норм о фальсификации, а также помогает понять наиболее распространённые формы совершения преступлений подобного рода.

Специальная и общая нормы ук рф

Фальсификация доказательств в уголовном деле

Под фальсификацией доказательств, принято считать предоставление любой поддельной, недостоверной информации, которая мешает расследованию найти реального преступника. Это могут быть ложные показания свидетелей или аргументация неправдоподобных фактов относительно какого-то правонарушения.

Фальсификация доказательств, как преступление

Для преступников, фальсифицирующих доказательства, с целью направить на ложный путь следствие и правдиво наказать виновного, а не лицо непричастное к преступлению, предусмотрена ст.

303 УК РФ, причём, виновного в данном преступлении можно ещё обвинить по статье ложный донос. Именно ложный донос, а не клевета, ведь в процессе обвинения правонарушитель активно запутывает следствие и предоставляет ложную информацию органам полиции.

Вследствие чего, невиновный терпит осквернение своей репутации и подрыв авторитета.

Ложные факты могут предоставлять третьи лица, экспертное заключение, медицинское заключение, договора, чеки, квитанции и сотрудники полиции, внося недостоверные данные в документы для рассмотрения уголовного дела.

Все эти инструменты преступления сбивают сотрудников, ведущих расследование, с верного пути найти и покарать виновника. Это преступление влечёт уголовную ответственность, потому, что совершается с умыслом по заранее тщательно продуманному плану.

Обычно такие преступления совершаются с целью увести законные подозрения с правонарушителя и обременить ими совершенно невиновного в этом деле человека.

Ст. 303 УК РФ » Фальсификация доказательств и результатов оперативно-розыскной деятельности»

Данная статья состоит из 4 частей:

Часть 1

Рассматривает подделку доказывающих фактов по гражданскому делу одного из участников, за такое правонарушение грозит штраф 100 тыс.-300 тыс. руб. или 480ч. обязательных работ, или принудительные работы сроком до 2 лет или же заключение до 4 месяцев.

Часть 2

Описывает предоставление уполномоченным лицом, имеющим к разбирательству уголовного дела прямое или косвенное отношение поддельной информации. Это могут быть следователь, дознаватель, прокурор, адвокат и прочие. Помимо этой статьи, данных правонарушителей можно обвинить по статье превышение полномочий.

Наказанием за такое правонарушение могут назначить меру ограничения свободы, сроком до 36 месяцев или до 4 лет принудительных работ или заключение под стражу не более 5 лет, также постановлением суда запрещается занимать определённую должность в течение 3 лет и заниматься подобного рода деятельностью.

Впоследствии правонарушители всю жизнь будут иметь плохую репутацию и серьёзные проблемы с трудоустройством.

Часть 3

Гласит о преступлении тяжёлого или же особо тяжёлого масштаба, где лица имеющие отношение к этому делу дают ложные доказательства. При нарушении виновники, согласно решению суда не могут занимать определённую должность в течение 3 лет и заниматься подобными видами деятельности, также преступникам грозит до 7 лет заключения под стражу.

Часть 4

Описывает предоставление поддельных доказательств должностным лицом с целью обвинить непричастное лицо к данному уголовному делу. Мерой наказания назначают штраф 300 тыс. руб.

или тюремное заключение не более 4 лет, виновного отстраняют от занимаемой должности и накладывают запрет на деятельность занятиями подобного рода в течение 5 лет.

Это самое тяжкое преступление, совершённое по данной статье и имеет самую строгую меру наказания.

Фальсификация

Фальсификацией считается предоставление поддельных документов, несущих ложные сведения, которые выдаются в качестве правдивых. Не считаются фальсифицированными документы, содержащие ненамеренно ошибочные сведения, допущенные в результате допущенных ошибок экспертами, следователями и прочими лицами, имеющих отношение к делу.

Виновниками по данной статье могут быть гражданские лица (родственники обвиняемого, ответчик, истец и их доверенные лица), так и уголовные (следователи, адвокаты, прокуроры, эксперты, дознаватели и прочие лица, имеющие отношение к ходу ведения уголовного дела).

Виновники могут предоставлять ложные информационные и вещественные доказательства.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *