Возражения на кассационное представление гособвинителя об отмене оправдательного приговора

  • Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ
  • защитника _____________________,
  • адрес: _________________________
  • тел.___________________________
  • в интересах ___________________
  • В О З Р А Ж Е Н И Я

(в порядке и на основании ст. ст. 401.6. 401.15 УПК РФ)

на кассационное представление государственного обвинителя

На основании вердикта присяжных заседателей Б. оправдан судом…..

  1. Доводы кассатора считаем несостоятельными, а постановленный приговор ― законным, правильно основанным на оправдательном вердикте коллегии присяжных заседателей, ввиду чего полагаем необходимым обжалуемое судебное решение оставить без изменения, а кассационное представление ― без удовлетворения.

 Статья 401.6 УПК РФ..

устанавливает,  что пересмотр в кассационном порядке приговора, определения, постановления суда по основаниям, влекущим ухудшение положения осужденного, оправданного, лица, в отношении которого уголовное дело прекращено, допускается в срок, не превышающий одного года со дня вступления их в законную силу, если в ходе судебного разбирательства были допущены повлиявшие на исход дела нарушения закона, искажающие саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия.

Таким образом,  указаны основания отмены оправдательного приговора, в то числе постановленного на основании оправдательного вердикта присяжных. В данном деле таких оснований нет.

  1. Так, отсутствие ответов на вопросы № 4, 10, 13, 16 ни в малейшей степени не вносит каких-либо неясностей или (и) противоречий в вердикт, а также не влияет на содержание ответов на вопросы вопросного листа[1].

Ответив на предыдущие (№ 3, 9, 12, 15) вопросы ― «Нет, не доказано» ― присяжные исключили, тем самым необходимость ответа на последующие вопросы о снисхождении, так как процессуальный закон прямо разрешает не высказывать присяжным своего мнения в подобных случаях, оставляя без ответа соответствующие вопросы.

Ч. 8. Ст. 343 УПК РФ гласит

 Ответы на вопросы вносятся старшиной присяжных заседателей в вопросный лист непосредственно после каждого из соответствующих вопросов. В случае, если ответ на предыдущий вопрос исключает необходимость отвечать на последующий вопрос, старшина с согласия большинства присяжных заседателей вписывает после него слова «без ответа».»

Никакого иного толкования такие ответы присяжных на вопросы вопросного листа («Нет, не доказано»), кроме однозначного утверждения об оправдании обвиняемых, не допускают. Следовательно, какая-либо неясность вердикта отсутствует. Тем более отсутствует и его противоречивость.

Внутренняя логика вердикта никоим образом не нарушается. В свою очередь, создавшаяся ситуация не повлияла, и при таком положении дел не могла повлиять, на само содержание ответов на вопросы вопросного листа.

А только такие обстоятельства, в силу прямого указания закона, и могут явиться основаниями отмены оправдательного приговора, основанного на вердикте коллегии присяжных.

Отсутствие же в вопросном листе самих слов «без ответа» является не более чем технической ошибкой в заполнении документа, не влияющей на существо самих ответов и не вносящей никаких противоречий и неясностей в вердикт, и, соответственно, заведомо не являющейся, в силу прямого указания, основанием отмены обжалуемого судебного решения.

В качестве вспомогательного довода хочу указать на оглашение вердикта старшиной присяжных, в ходе которого были произнесены слова «без ответа», в качестве юридически значимой реакции на вопросы № 4, 10, 13, 16. При этом в силу императивных требований ст. 240 УПК РФ, уголовное судопроизводство является устным.

Происходящее в ходе судебного разбирательства фиксируется в протоколе судебного заседания.

Соответственно, можно утверждать о наличии совокупности достаточных процессуально-технических гарантий, позволяющих объективно закрепить юридически значимое волеизъявление присяжных по вопросам вопросного листа надлежащим образом, как это имеет место и в настоящем деле.

Оценивая обстоятельства в совокупности, единственно возможным выводом вне всяких сомнений может стать утверждение об отсутствии в имеющей место технической ошибке свойств предусмотренных законом оснований отмены приговора.

  1. Исходя из текста представления, состоявшийся приговор подлежит отмене ввиду неясности и противоречивости вердикта. При этом кассатор не указывает, в какой части, по его мнению, вердикт является неясным, а в какой ― противоречивым. Соответственно, защита объективно лишена возможности входить в обсуждение вопросов ясности и противоречивости вердикта по отдельности, а потому затрагиваемые аспекты будут оценены в настоящем документе лишь в совокупности. Ознакомление с вопросным листом позволяет утверждать о полной ясности и абсолютной непротиворечивости вердикта.

Ответ на вопрос № 5 по своей сути исключает необходимость ответов на вопросы № 6, 7, так как присяжные сочли доказанными такие действия Б.

, которые сами по себе очевидно не соответствуют версии обвинения и заведомо не являются теми действиями, которые стали фактическими основаниями предъявленного обвинения, на доказанности которого настаивал государственный обвинитель в ходе всего судебного разбирательства.

Тем самым присяжные признали недоказанным совершение оправданным вменяемых ему обвинительной властью действий, что и позволяет утверждать об отсутствии необходимости отвечать на последующие вопросы.

При этом нет и каких-либо неясностей в толковании вердикта, ввиду фактического оставления присяжными без ответа вопросов именно о виновности и проявлении снисхождения, что является правильным и не позволяет как-то по-иному трактовать решение присяжных. Нет между различными частями вопросного листа и каких-либо противоречий, напротив, налицо последовательность позиции судей факта, касающейся в том числе Б. Резюмируя сказанное, толковать вердикт (в том числе в части ответов на вопросы № 5, 6, 7) можно лишь единственным способом, а, следовательно, последний ясен и непротиворечив.

Субсидиарно полагаю, что утверждение о противоречивости и неясности вердикта беспредметно, ввиду обоснованной и единственно возможной квалификации председательствующим ответа на вопрос № 5, как деяния, не содержащего признаков преступления.

Только в случае, если бы председательствующий признал в деянии Б.

наличие признаков какого-либо преступления, но не имел бы возможности дать окончательную правовую оценку этому деянию, ввиду отсутствия ответа присяжных о виновности и снисхождении, можно было бы входить в обсуждение вопроса о неясности и противоречивости вердикта.

Такие обстоятельства в рассматриваемом деле отсутствуют: однозначно и бесспорно ответ на пятый вопрос исключает возможность квалификации действий Б. как уголовного правонарушения. Следовательно, присяжные вправе были оставить последующие вопросы без ответа, что не повлекло появления неясностей и противоречий в вердикте.

При этом, несмотря на имеющуюся повторяющуюся техническую ошибку, состоящую в незаполнении соответствующих строк в вопросном листе (т.е.

невыполнении записи «без ответа»), такие технические недостатки не являются предусмотренными законом основаниями отмены оправдательного приговора ввиду обстоятельств, изложенных выше (касающихся ответов на вопросы № 4, 10, 13, 16).

Фактическое оставление вопросов без ответа также закреплено и юридически: при оглашении вердикта старшина прочитала ответы на вопросы № 6, 7 как «без ответа». Более подробное обоснование позиции в этой части приведено выше (см. п. 2 настоящего документа), поэтому аргументация по сходным аспектам носит отсылочный характер.

  1. Ситуация, абсолютно аналогичная описанной выше (по обвинению Б, см. пункт 3 настоящего документа)? повторяется в части ответов на вопросы № 17, 18, 19: имеются лишь технические ошибки (п. 2) заполнения документа при сохранении внутренней логики решения присяжных по обвинению Д. в совершении хулиганства, т. е. полных ясности и непротиворечивости, вердикта. Признание председательствующим отсутствия в деянии Д. признаков преступления дополнительно позволяет утверждать о бессодержательности ссылок кассатора на неясность и противоречивость вердикта в соответствующей части.
  1. Аргументация в части возражений по поводу дефектов ответов на вопросы № 23, 26, 30, 33 аналогична п. 2 настоящего документа.
  1. Определенный интерес представляет ссылка кассатора на лишение стороны защиты права на постановку частных вопросов в качестве обоснования необходимости отмены оправдательного приговора. Ввиду ясности и непротиворечивости позиции высшего судебного органа России намеренно оставляем данный аргумент без комментариев.

Пленум Верховного Суда РФ, Постановление № 23 от 22 ноября 2005 г. «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих судопроизводство с участием присяжных заседателей»:

«27. В соответствии с частью 2 статьи 338 УПК РФ судья не вправе отказать подсудимому и его защитнику в постановке вопросов о наличии по уголовному делу фактических обстоятельств, исключающих ответственность подсудимого за содеянное или влекущих за собой его ответственность за менее тяжкое преступление. Нарушение этих требований закона влечет за собой отмену обвинительного приговора.

Эти же нарушения закона в случае вынесения присяжными заседателями оправдательного вердикта и соответственно постановления оправдательного приговора не могут являться основанием для его отмены.».

Исходя из изложенного, просим приговор ____ областного суда от 1 ноября 200_ г. в отношении__, постановленный на основании вердикта присяжных заседателей, оставить без изменения, а кассационное представление без удовлетворения.

  1. «__» ______________ 200_ г.
  2. С уважением,                                            защитник (адвокат) _____________________
  3. [1] С целью оптимизации документа доводы, касающиеся незаполнения некоторых граф вопросного листа, будут подробно изложены ниже и полностью распространяются на аргументы кассатора по поводу техники ответов на вопросы № 6, 7, 19, 23, 26, 30, 33.
Читайте также:  Ходатайство о производстве дополнительных следственных действий и дополнении материалов уголовного дела

В вс обжалована отмена оправдательного приговора из-за ссылки суда на недопустимые доказательства

В Верховный Суд РФ 20 марта поступила кассационная жалоба в связи с отменой Верховным Судом Чувашской Республики оправдательного приговора. Апелляция указала, что суд первой инстанции не должен был ссылаться в описательно-мотивировочной части приговора на видеозаписи, признанные недопустимыми доказательствами.

Причина для уголовного преследования

Надежда Иваницкая являлась заведующей отделением – врачом-судмедэкспертом в филиале Цивильского межрайонного отделения Республиканского бюро судебно-медицинской экспертизы Минздрава ЧР.

При учреждении находился магазин ритуальных принадлежностей ИП О. Ручниной, в котором был трудоустроен сын Иваницкой; в его обязанности входила подготовка тел к захоронению, но фактически эти услуги оказывала его мать.

Оплату услуг Надежда Иваницкая просила производить в магазине.

В том же магазине работала мать санитарки филиала Цивильского межрайонного патолого-анатомического отделения Бюро судмедэкспертизы Ольги Кузиной. После работы дочь помогала матери – вносила в кассу деньги, оформляла счета-квитанции и другие документы.

В 2016 г. в отношении Иваницкой и Кузиной было возбуждено уголовное дело.

По версии следствия, Надежда Иваницкая, достоверно зная, что в соответствии с Правилами приема, регистрации и выдачи трупов в судебно-медицинских моргах и приказом начальника БУ ЧР РБСМЭ «О порядке выдачи трупов» запрещается взимание денежных средств с лиц, обратившихся за получением тел покойных родственников, сообщала обратившимся о том, что услуги морга, в том числе предпохоронная обработка тел, платные. Ольга Кузина, как посчитало следствие, принимала оплату в магазине ритуальных услуг и заполняла документы с целью придания законности действиям заведующей. Таким образом, как посчитали правоохранители, женщины похитили более 82 тыс. руб.

В итоге Иваницкую обвинили в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 159 «Мошенничество» и ч. 1 ст. 285 «Злоупотребление должностными полномочиями» УК; Кузину привлекли к ответственности в качестве пособника – по ч. 5 ст. 33 и ч. 1 ст. 285 УК.

Оправдание в первой инстанции

При рассмотрении дела в Цивильском районном суде Чувашии гособвинитель Елена Волкова исключила обвинение Иваницкой по ч. 3 ст. 159 УК как излишне вмененное. Кроме того, она попросила убрать указание на то, что подсудимые совершили преступные действия вопреки Правилам приема, регистрации, хранения и выдачи трупов.

Гособвинитель указала, что 19 потерпевшим был причинен материальный ущерб, поскольку им не были оказаны ритуальные услуги, за которые они заплатили. Кроме того, был подорван авторитет Бюро судмедэкспертизы. В качестве доказательств совершенного преступления обвинение представило аудио- и видеозаписи, полученные в ходе ОРМ.

Подсудимые вину не признали. В частности, Надежда Иваницкая указала, что в Бюро судмедэкспертизы работала полдня, а предпохоронной обработкой тел занималась во внерабочее время, получая зарплату на имя сына.

Ольга Кузина в свою очередь отметила, что помогала матери во внерабочее время и за работу в магазине не получала деньги или иные поощрения.

Кроме того, она подчеркнула, что Иваницкая не является ее начальницей, поскольку они работали в разных филиалах.

В ходе судебного заседания потерпевшие пояснили, что при допросе следователем неверно понимали значение выражений «вскрытие трупов», «судебно-медицинское исследование трупа», «ритуальные услуги», в связи с чем их показания в суде отличаются от данных в ходе предварительного следствия. Большинство граждан, признанных потерпевшими, в суде указывали, что не имеют претензий к качеству оказанных Иваницкой услуг.

В результате суд оправдал обеих подсудимых, указав, что потерпевшим были оказаны услуги в полном объеме, а доказательств того, что был подорван авторитет учреждения, не имеется, поскольку в каждой квитанции указаны реквизиты ИП, а не Бюро судмедэкспертизы (приговор имеется у «АГ»).

Также суд подчеркнул, что представленные обвинением аудиозаписи не содержат информации о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного подсудимыми противоправного деяния.

Что касается видеозаписей, то первая инстанция трижды сослалась на них в приговоре.

В первом случае суд указал на факт наличия видеозаписи, которая якобы подтверждает вину подсудимых, во втором он отметил, что на видеозаписи при разговоре о выборе ритуальных услуг Иваницкая отсутствует, следовательно, показания потерпевшей, показавшей ее присутствие, опровергаются. В третьем случае суд подчеркнул, что на видеозаписи Иваницкая всего лишь оформляет документы и информирует потерпевшего о работе магазина.

Кроме того, суд признал видеозаписи недопустимыми доказательствами, сославшись на позицию ЕСПЧ, выраженную в Постановлении «Ахлюстин против России».

Он отметил, что наблюдение за Иваницкой в отсутствие судебного решения привело к вмешательству в ее частную жизнь, поскольку предусмотренное п. 1 ст.

8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод понятие «жилище» может охватывать не только место проживания, но и место работы.

Прокуратура обжаловала приговор

Не согласившись с оправдательным приговором, прокуратура обратилась в Судебную коллегию по уголовным делам ВС Чувашской Республики.

В апелляционном представлении (имеется у «АГ») указано, что Ольга Кузина, которая вносила полученные деньги в кассу магазина, также заполняла документы, чем придавала видимость законности получения платы за услуги.

Кроме того, от владельца магазина, по мнению прокуратуры, она получала подарки.

Также в представлении указано, что Иваницкая совершила злоупотребление должностными полномочиями из корыстной и иной личной заинтересованности, поскольку ее сын был трудоустроен в магазине и ему, не выполнявшему работы, передавалась через Кузину зарплата.

В апелляционном представлении подчеркивается, что согласно ст. 37 Закона о государственной судебно-экспертной деятельности в РФ деятельность учреждений, экспертных подразделений органов исполнительной власти субъектов РФ финансируется за счет средств местных бюджетов.

Государственные судебно-экспертные учреждения вправе проводить на договорной основе экспертные исследования для граждан и юрлиц, взимать плату за производство судебных экспертиз по гражданским, административным и арбитражным делам, делам об административных правонарушениях.

Судебно-медицинское исследование трупов по уголовным делам к указанным категориям не относится.

Кроме того, отмечается, что ввиду необоснованного оправдания подсудимых по предъявленному обвинению судом нарушен принцип уголовного судопроизводства, определенный в ст. 6 УПК и предусматривающий защиту прав и законных интересов потерпевших.

По мнению прокуратуры, суд нарушил уголовно-процессуальное законодательство, поскольку признал недопустимыми доказательствами видеозаписи, полученные в результате ОРМ, сославшись на практику ЕСПЧ.

Защитники настаивают, что оснований для отмены оправдательного приговора не было

В возражениях на апелляционное представление защитник Кузиной – вице-президент АП Чувашской Республики, адвокат Владимир Арапов – отметил, что гособвинителем не указано, показаниями каких конкретно потерпевших, свидетелей и как именно доказывается виновность оправданной.

Потерпевшие, указал он, заявили, что противоречия, связанные с написанием следователем в протоколах их допросов фраз и словосочетаний, якобы свидетельствующих о том, что они платили «за вскрытие трупов», возникли либо потому, что они не понимают и не могут пояснить разницу в понятиях «судебно-медицинское исследование трупа», «ритуальные услуги», «бальзамирование трупа», либо потому, что перед началом допроса следователь не объяснял им сущность понятий и их разницу. Некоторые отметили, что вообще не говорили таких слов, как «вскрытие трупа», а в таком виде их озвучил следователь и внес в протокол допроса.

Владимир Арапов подчеркнул, что никаких существенных нарушений норм уголовно-процессуального законодательства первой инстанцией допущено не было.

«Сторона защиты полагает, что суд первой инстанции обоснованно и всесторонне дал надлежащую оценку представленным государственным обвинителем в качестве доказательств видеозаписям на DVD-R дисках… полученных в период с 10 декабря 2015 г.

по 18 апреля 2016 г. в результате оперативно-розыскного мероприятия», – отмечается в документе.

Возражение на апелляционное представление также было подано защитником Надежды Иваницкой – адвокатом КА «Московский район» ЧР Мансуром Гайнуллиным.

Приняв апелляционное представление к рассмотрению, ВС ЧР отметил, что нижестоящая инстанция, обосновывая вывод об отсутствии в действиях обвиняемых признаков преступления, в качестве доказательств привела видеозаписи, признанные недопустимыми. В связи с этим Суд апелляционным определением от 18 января отменил оправдательный приговор и направил дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Доводы кассационной жалобы

Защитники обвиняемых обратились в Президиум ВС ЧР с кассационной жалобой, однако 25 февраля тот отказал в ее удовлетворении, после чего адвокаты подали аналогичную жалобу уже в Верховный Суд РФ.

В жалобе (есть в распоряжении «АГ») Мансур Гайнуллин и Владимир Арапов указали, что в соответствии с п. 15 Постановления Пленума ВС от 31 октября 1995 г. № 8 судам необходимо иметь в виду, что согласно ч. 3 ст. 49 Конституции РФ неустранимые сомнения в виновности обвиняемого (подсудимого) должны толковаться в его пользу. Кроме того, в п.

16 постановления указано, что при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона (ч. 2 ст. 50 Конституции), а также без выполнения требований ст.

75 УПК, в силу которой доказательства, полученные с нарушением уголовно-процессуального законодательства, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения.

Адвокаты отметили, что из данного постановления во взаимосвязи со ст.

Читайте также:  Признание права собственности на автомобиль и что делать для восстановления прав

73 УПК следует, что, если доказательство, полученное хотя и с нарушением уголовно-процессуального законодательства, необходимо для обоснования недоказанности обвинения, или подтверждает наличие неустранимых сомнений, или порождает сомнение в причастности подсудимого к совершению преступления, оно может быть использовано для опровержения обвинения.

В жалобе также указано, что апелляция не учла тот факт, что приведенные в описательно-мотивировочной части оправдательного приговора ссылки на видеозаписи не являлись для первой инстанции основными или единственными доказательствами.

«Более того, в тексте апелляционного представления государственного обвинителя, поданного на оправдательный приговор Цивильского районного суда ЧР от 22 ноября 2018 г.

, вообще не было указано, каким образом видеозаписи …подтверждают виновность каждой из подсудимых в предъявленном им конкретном обвинении или подтверждают наличие и доказанность любого из иных обстоятельств, перечисленных в ст. 73 УПК (даже в случае признания их допустимыми доказательствами)», – подчеркивает сторона защиты.

  • Отмечается, что в ходе апелляционного рассмотрения дела гособвинитель не ходатайствовал об исследовании и непосредственном просмотре коллегией видеозаписей, а также не совершал никаких активных действий по представлению суду иных конкретных доказательств виновности Иваницкой и Кузиной или установлению обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу.
  • Защитники указали, что даже если апелляционная инстанция посчитала существенным нарушением уголовно-процессуального закона тот факт, что суд первой инстанции, обосновывая свои выводы, в том числе об отсутствии в действиях оправданных признаков преступления, привел в качестве доказательства признанные недопустимыми видеозаписи, то это явилось бы основанием только для изменения в апелляционном порядке оправдательного приговора с исключением из его описательно-мотивировочной части ссылки на указанные видеозаписи.
  • Адвокаты попросили Верховный Суд отменить апелляционное определение и передать уголовное дело во вторую инстанцию на новое рассмотрение.

Адвокаты о деле

В комментарии «АГ» Владимир Арапов высказал мнение, что апелляция отменила приговор исключительно по формальным основаниям, хотя могла просто изменить его, исключив из мотивировочной части ссылки на три видеозаписи, поскольку оснований для оправдания было более чем достаточно. «Иные доводы прокуратуры не приняли во внимание потому, что они необоснованные, явно надуманные и опровергаются установленными судом доказательствами и иными фактическими обстоятельства дела», – пояснил адвокат.

Мансур Гайнуллин также считает, что поводов для отмены оправдательного приговора не было. «Была формальная причина, которую, если искать, всегда можно найти. Это такая мелочь, из-за которой можно было просто изменить в части приговор», – отметил он.

Адвокат подчеркнул, что намерен вновь добиваться оправдательного приговора. «Легче бороться сейчас, в новом рассмотрении. В крайнем случае можно обратиться в КС, поскольку основания для отмены приговора нет, недопустимые доказательства нельзя использовать для обвинения, но можно – для оправдания», – указал Мансур Гайнуллин.

Возражения прокурора на кассационную жалобу

Подборка наиболее важных документов по запросу Возражения прокурора на кассационную жалобу (нормативно–правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое).

Судебная практика: Возражения прокурора на кассационную жалобу

Зарегистрируйтесь и получите пробный доступ к системе КонсультантПлюс бесплатно на 2 дня

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:Определение Первого кассационного суда общей юрисдикции от 19.08.2020 N 77-1388/2020Приговор: Ст. ст. 30, 105, 222 УК РФ (приготовление/покушение; убийство; незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов).

Определение: Приговор изменен, исключено осуждение виновного за незаконные хранение и ношение огнестрельного оружия; окончательно осужденному назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 6 лет 8 месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

В возражениях на кассационную жалобу осужденного В. заместитель прокурора Московской области Рокитянский С.Г. указывает, что нарушений уголовного и уголовно-процессуального законов, влекущих отмену или изменение судебных решений, не имеется.

Суд, соблюдая принципы уголовного судопроизводства, обеспечил сторонам равные права в предоставлении и исследовании доказательств. Все ходатайства участников процесса рассмотрены судом в порядке, предусмотренном ст. 271 УПК РФ, по ним приняты мотивированные решения.

Отказ суда в удовлетворении некоторых ходатайств не свидетельствует о необъективности суда. Просит судебные решения оставить без изменения, а кассационную жалобу — без удовлетворения.

Статьи, комментарии, ответы на вопросы: Возражения прокурора на кассационную жалобу

Зарегистрируйтесь и получите пробный доступ к системе КонсультантПлюс бесплатно на 2 дня

Открыть документ в вашей системе КонсультантПлюс:Статья: Ухудшение положения осужденного судом кассационной инстанции: некоторые вопросы правоприменения(Багаутдинов Ф.Н.)

(«Российская юстиция», 2020, N 5)

Применительно к кассационному представлению прокурора данное требование закона никакого возражения не вызывает.

Однако, если речь идет о потерпевшем, который, например, в результате совершенного преступления получил тяжкие телесные повреждения и длительное время находился на стационарном лечении, почему данное обстоятельство не может рассматриваться как уважительное в случае пропуска срока обжалования судебного решения потерпевшим с постановкой вопроса об ухудшении положения осужденного? Полагаем, что данное требование закона нарушает конституционное право потерпевшего на справедливое судебное разбирательство. Потерпевший в исключительных, строго определенных законом случаях (например, в связи с получением в результате преступного посягательства тяжких телесных повреждений и длительным нахождением на стационарном лечении) должен иметь право и возможность для восстановления срока обжалования судебного решения в сторону ухудшения положения осужденного.

Нормативные акты: Возражения прокурора на кассационную жалобу

Прокурор разъясняет — Прокуратура Воронежской области

Обжалование приговора суда в кассационном порядке

Каждый осужденный за преступление имеет право на пересмотр приговора вышестоящим судом (ч.3 ст.50 Конституции РФ и ст.19 УПК РФ), а потерпевшим государство обеспечивает доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба (ст.52 Конституции РФ).

Назначение кассационного суда как суда вышестоящей судебной инстанции – проверка законности, обоснованности и справедливости не вступившего в законную силу приговора, определения и постановления судов первой и апелляционной инстанции (ст.373 УПК РФ).

Цель кассационного обжалования не вступивших в законную силу приговоров – устранение судебных ошибок при принятии решений по уголовным делам, предотвращение осуждение невиновных и оправдание виновных, чем обеспечивается гарантированная Конституцией РФ защита прав и законных интересов граждан.

Право обжалования судебного решения принадлежит осужденному, оправданному, их защитникам и законным представителям, государственному обвинителю или вышестоящему прокурору, потерпевшему и его представителю (ст.354 УПК РФ).

Кассационное представление и жалоба на приговор могут быть поданы в течение 10 суток со дня провозглашения приговора.

Представление, как и жалоба, внесенное с пропуском срока, остается без рассмотрения, однако законом определен порядок восстановления срока обжалования, если будут установлены уважительные причины его пропуска.

Представление и жалоба приносятся через суд, постановивший приговор (ст.355 УПК РФ).

Подача жалобы и представления на приговор приостанавливает приведение его в исполнение, за исключением судебного решения об освобождении подсудимого из-под стражи, которое исполняется немедленно. 

В соответствии со ст.383 УПК РФ несправедливым является приговор, не соответствующий тяжести преступления, личности осужденного, либо когда назначено наказание, которое не выходит за пределы соответствующего закона, но по своему виду или размеру является несправедливым как вследствие чрезмерной мягкости, так и суровости.

  • Следует помнить о том, что в случае если судом при рассмотрении уголовного дела, особенно в особом порядке судопроизводства, не учтено какое-либо смягчающее наказание  обстоятельство и это  не оговорено в приговоре, суд второй инстанции обычно удовлетворяет доводы таких обращений и снижает назначенное осужденному наказание.
  • Вопросы размера назначенного наказания, являются прерогативой суда и обжаловать их следует только в случае явной несоразмерности тяжести совершенного преступления.  
  • Суд кассационной инстанции не вправе применить к осужденному уголовный закон о более тяжком преступлении или усилить назначенное наказание, в этих случаях в жалобе ставится вопрос об отмене приговора и направлении дела на новое рассмотрение.
  • При подготовке жалобы необходимо соблюдать требования, предъявляемые к их форме и содержанию.
  • Во вступительной части необходимо указывать наименование суда, куда приносится данный акт, наименование суда, вынесшего приговор или иное судебное решение, дату принятия оспариваемого решения, анкетные данные осужденного (оправданного), статьи закона, по которым тот осужден (оправдан), основания оправдания, вид и размер наказания.
  • В описательной части жалобы излагается анализ доказательств, подтверждающих позицию лица ее подающего о необходимости отмены или изменения принятого судом решения по уголовному делу, которое основывается исключительно на материалах дела с обязательной ссылкой на них.

В резолютивной части жалобы должен содержаться вывод в зависимости от оснований жалобы (об отмене, изменении приговора, исключении из него отдельных пунктов, частей, статей уголовного закона, отдельных эпизодов преступлений и т.д.).

Читайте также:  Налоговые споры в арбитражном суде - порядок рассмотрения и их виды

При этом резолютивная часть должна содержать конкретные и аргументированные предложения.

Нежелательно ограничиваться общими рассуждениями, немотивированными выводами, а также допускать некорректные высказывания.

Вс не разрешил кассации отменять оправдательный приговор из-за переоценки доказательств

Суд кассационной инстанции не может отменять оправдательный приговор на основе противоположной оценки доказательств, в том числе с точки зрения их полноты и достаточности для обоснования изложенных нижестоящим судом выводов о фактических обстоятельствах дела, поясняет Верховный суд РФ. Высшая инстанция подчеркивает, что пересмотр в кассационном порядке приговора, определения или постановления суда по основаниям, влекущим ухудшение положения осужденного или оправданного, является лишь исключительной мерой и должен быть подробно обоснован.

Суть дела

Савеловский суд Москвы признал невиновным жителя столицы по делу об умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть человека.

Судья счёл, что следствию не удалось опровергнуть версию защиты о том, что обвиняемый не совершал каких-либо преступных действий, а наоборот, обнаружив потерпевшего лежащим на полу, пытался его спасти — делал искусственное дыхание и массаж сердца.

Судья, оправдывая подсудимого, также указал на то, что следствие не установило предмет, которым могли быть причинены телесные повреждения погибшему. 

Мотив совершения преступления — личная неприязнь, также не нашел своего подтверждения, а потому утверждения, содержащиеся в обвинении, носят характер предположений, на которых не может быть основан обвинительный приговор, отметил суд. 

Районный суд, толкуя все сомнения в пользу подсудимого, оправдал его за отсутствием в деянии состава преступления. Оправдательный приговор устоял и в Мосгорсуде. Однако кассационная инстанция отменила все решения и направила дело на новое рассмотрение. 

  • Позиция ВС 
  • Пересмотр в кассационном порядке приговора, определения, постановления суда по основаниям, влекущим ухудшение положения осужденного или оправданного является исключительной мерой, отмечает ВС.
  • «Исключения из общего правила о запрете поворота к худшему допустимы лишь в качестве крайней меры, когда неисправление судебной ошибки искажало бы саму суть правосудия, смысл приговора как акта правосудия, разрушая необходимый баланс конституционно защищаемых ценностей, в том числе прав и законных интересов осужденных и потерпевших», — подчеркивает высшая инстанция.
  • Иное приводило бы к нестабильности правовых отношений, произвольности изменения установленного судебными решениями правового статуса их участников и тем самым — к нарушению общепризнанного принципа правовой определенности, указано в определении. 
  • При этом, по смыслу закона, суд кассационной инстанции обязан обосновать по каким мотивам то или иное нарушение материального либо уголовно-процессуального закона признано искажающим саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия, напоминает ВС. 
  • Согласно материалам дела, кассационный суд посчитал, что нижестоящие инстанции дали неверную оценку выводам экспертов и неправомерно отмели одну из версий специалистов об инциденте. 
  • Между тем из приговора Савеловского суда Москвы следует, что суд исследовал все имеющиеся в материалах дела доказательства, привел их подробный анализ, оценил все доказательства с точки зрения их допустимости, достоверности и достаточности для разрешения дела, и пришел к выводу о том, что представленные стороной обвинения доказательства не подтверждают виновность фигуранта в совершении инкриминируемого ему деяния и не являются основанием для какой-либо иной квалификации его действий, указывает ВС. 
  • При этом районный суд обоснованно учёл, что экспертизы и специальные исследования не имеют заранее установленной силы и преимущественного значения перед другими исследованными судом доказательствами, напоминает высшая инстанция. 
  • «По смыслу уголовно-процессуального закона, иная оценка судом кассационной инстанции собранных по делу доказательств, в том числе с точки зрения полноты их установления и достаточности для обоснования изложенных судом в приговоре выводов относительно фактических обстоятельств дела, не может служить основанием для отмены принятого судом по делу окончательного решения с целью ухудшения положения осужденного или оправданного», — отмечает ВС. 

Высшая инстанция считает, что кассационный суд, отменяя оправдательный приговор, вышел за рамки полномочий, пересмотрев выводы экспертов. Более того, кассационная инстанция в определении фактически предрешила вопрос о виновности фигуранта и даже сделала выводы за своих коллег, которые они могли бы сделать при повторном рассмотрении данного уголовного дела, поразился ВС.

В связи с допущенными многочисленными нарушениями ВС определил отменить состоявшееся решение Второго кассационного суда общей юрисдикции и передать дело на новое кассационное рассмотрение в ином составе судей.

Алиса Фокс

Уголовная кассация: обжалуем по-новому в новых судах — новости Право.ру

Иллюстрация: Право.ru/Петр Козлов Пленум Верховного суда разъяснил правила обжалования в новых кассационных судах общей юридсикции, которые начнут работу в сентябре. Куда обращаться, если приговор вступил в силу до начала работы судов, а кассационную жалобу хотят подать после? На какие акты не распространяется правило о «сплошной» кассации? В чем будет заключаться роль суда первой инстанции? Ответы — в нашем обзорном материале.

Проект Постановления впервые обсуждался на заседании Пленума в начале июня. С тех пор его доработали — внесли как технические поправки, так и значимые для практики разъяснения, рассказал глава коллегии Верховного суда по уголовным делам Владимир Давыдов.

В порядке сплошной кассации будут пересматриваться приговоры или иные итоговые решения, а выборочно — промежуточные судебные решения. Постановление ограничивает повторные жалобы в отношении одного и того же осужденного – вне зависимости от оснований и субъекта обжалования. Если кассационный суд уже рассмотрел одну жалобу, то следующую можно направлять только в Верховный суд.

Кассационные жалобы нужно подавать в суд первой инстанции, который проведет подготовку к рассмотрению дела. А именно:

  • Известит о жалобе тех, чьи интересы она затрагивает — в том числе и с помощью СМС-сообщений;
  • Направит им копии;
  • Приобщит возражения;
  • Разрешит ходатайства, связанные с участием в рассмотрении дела в кассационной инстанции;
  • Выяснит у лиц, которые находятся под стражей и подлежат извещению, хотят ли они участвовать в судебном заседании, нуждаются ли в помощи защитника, отказ от которого должен быть письменным;
  • Оценит формальную приемлемость жалобы (наличие необходимых реквизитов и т.п.).

Как рассказал Владимир Давыдов, в Постановление отказались включить норму, согласно которой суд при извещении сторон разъяснял бы им право на обжалование и на подачу возражений. «Было бы неправильно если бы суд каким-либо образом влиял на волеизъявление сторон», — объяснил он.

Все перечисленные мероприятия суд первой инстанции должен будет провести «в разумный срок». «Мы не сочли возможным указывать какой-то конкретный срок», — заявил Давыдов.

«Основную дискуссию», как сказал Давыдов, вызвал пункт, который предусматривал право суда кассационной инстанции продолжить разбирательство в случае отзыва жалобы и представления.

Его решили сохранить, но указали: пересмотр в таком случае может быть только в пользу осужденного.

«Диспозитивные начала имеют место быть, но они ограничены в силу специфики уголовного производства. В силу своих задач они не могут иметь приоритет перед необходимостью исправления существенных нарушений закона, допущенных при уголовном преследовании гражданина. Это приводило бы на практике к продолжению исполнения неправосудного судебного акта», — объяснил решение Давыдов.

Пленум ВС регламентировал и вопрос перехода к худшему – то есть, возможности в течение годичного срока пересмотреть решение в худшую для осужденного сторону в исключительных случаях (если были допущены нарушения закона, «искажающие саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия»). Проект постановления в любом случае запрещает восстанавливать годичный срок, который был пропущен при подаче кассационной жалобы или представления.

Кроме того, вопрос об ухудшении положения осужденного или оправданного лица не может быть поставлен в дополнительных кассационных жалобах потерпевшего и представлении прокурора, если такое требование не содержалось в первоначальных жалобе и представлении.

Пленум разъясняет: круг оснований для отмены или изменения решения в кассационном порядке ввиду неправильного применения УК и УПК ограничен лишь такими нарушениями, которые повлияли на исход уголовного дела — в частности на вывод о виновности, на юридическую оценку содеянного, назначение судом наказания или применение иных мер уголовно-правового характера и на решение по гражданскому иску.

Если кассация отменит или изменит приговор нижестоящих инстанций или возвратит дело прокурору, то суду нужно «в разумные сроки» решить вопрос о мере пресечения в отношении фигуранта дела.

В случае избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста или запрета выходить в определенные периоды времени за пределы жилого помещения, в котором он проживает, суд кассационной инстанции обязан указать конкретный срок ее действия.

Источник: Постановление Пленума ВС «О применении норм главы 47.1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство 
в суде кассационной инстанции» (.docx).

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *