Жилье должника, признанное роскошным, будет изыматься в любом случае

Жилье должника, признанное роскошным, будет изыматься в любом случае

Росреестр начнет доставлять документы курьерами

Ажиотаж подогревают громкие заголовки многочисленных публикаций о том, что главный суд страны разрешил отнимать у должника его единственное жилье, превращая гражданина фактически в бомжа.

Хлесткие комментарии подогревают возмущение тех, кто не видел и не читал этого документа. Безапелляционно утверждается, что Конституционный суд посягнул на самое святое — существующий запрет выбрасывать людей на улицу из единственного жилья, если у них есть долги.

Такие выводы, не соответствующие действительности, делаются либо от правовой безграмотности, так как ничего подобного в этом решении не сказано, либо подобные комментарии — просто сознательная спекуляция.

Итак, 26 апреля было обнародовано решение КС по делу «О проверке конституционности положений абзаца второго части первой статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и пункта 3 статьи 213.25 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)».

О такой проверке главный суд страны попросил житель Калужской области Иван Ревков. И вот почему он это сделал.

Еще в 1999 году он дал деньги взаймы знакомой. Та долг не вернула. Тогда Ревков пошел в суд. Но у него ничего не вышло. Дело о попытке вернуть долг превратилось в долгоиграющее. За годы ожидания сумма долга им была проиндексирована и возросла до 4 миллионов рублей.

Правовые тонкости операций с жильем эксперты «РГ» разбираютв рубрике «Юрконсультация»

Но долг беспокоил лишь кредитора. Сама должница за прошедшие годы купила квартиру площадью более 110 кв. м и после удачной покупки оперативно признала себя банкротом.

Иван Ревков настаивал на продаже этой недвижимости, купленной, к слову, уже после возбуждения против должницы исполнительного производства. Но в судах ему отказали, сославшись на статью 446 ГПК РФ. Эта статья запрещает обращать взыскание на единственное жилье должника и членов его семьи. Ревков подал жалобу в Конституционный суд.

Должница вместо возврата денег купила квартиру площадью более 110 кв. м и после удачной покупки оперативно признала себя банкротом

КС напомнил, что уже рассматривал подобную ситуацию еще в 2012 году (N 11-П). Тогда суд посчитал, что исполнительский иммунитет в отношении единственного жилья должника-гражданина хотя и оправдан, но не может быть безусловным и требует законодательных корректив.

И сейчас, оставаясь на той же позиции, КС решил, что норма закона, которую обжалует Иван Ревков, отныне не будет основанием полного запрета обращать взыскание на жилье должников.

Но это в том случае, если суд посчитает необоснованным применять этот исполнительский иммунитет, в том числе по делам о банкротстве граждан.

Жилье должника, признанное роскошным, будет изыматься в любом случае

Оформить права на недвижимость теперь можно из другого региона

  • Определить изъятия должна по-прежнему законодательная власть, но пока эти решения не приняты, отказ в применении исполнительского иммунитета возможен при соблюдении некоторых условий.
  • В частности, должника нельзя оставить без жилища, причем площадью не меньше, чем предоставляется по соцнайму, или выселить в другое помещение, если он сам на это не согласен.
  • Принимая такие решения, суды вправе учесть время присуждения долга, возбуждения исполнительного производства, а также извещения должника об этих событиях.

И, с другой стороны, имеет значение время, условия и суммы сделок и других операций должника. Включая доказанные злоупотребления в приобретении жилья, когда при неисполненном решении суда должник переводит свое имущество под защиту исполнительского иммунитета, чтобы укрыть его там от взыскания по долгам.

На вопрос корреспондента «РГ», повлечет ли подобное решение массовое изъятие жилья у должников, пресс-служба Конституционного суда заявила вот что:

— Не надо опасаться массового изъятия жилья у должников. Речь идет не об абсолютной отмене исполнительского иммунитета на их единственное жилье. Он как раз подтверждается и сохраняется. Но у суда появляется возможность обращения взыскания на единственные жилые помещения в случаях, когда применение иммунитета было бы неправильным и нет иного имущества, на которое можно обратить взыскание.

Фактически суды получили право преодоления явно несправедливой ситуации, когда кредиторы, а часто это обычные граждане, не могут обратить взыскание на формально единственное, но при этом сколь угодно роскошное жилье должника.

Гражданин с семьей, подчеркивают в КС, не должны остаться без пригодного для жизни жилья

То есть по объективным параметрам оно не стандартное, а значительно превышающее разумно достаточное. Стоимости такого жилья должно хватить и на погашение существенной части долга перед кредитором, и на удовлетворение жилищных потребностей должника и его семьи.

Жилье должника, признанное роскошным, будет изыматься в любом случае

Президент утвердил запрет изымать питомцев за долги

Гражданин и его семья, подчеркивают в КС, ни в коем случае не должны остаться без пригодного для проживания жилья площадью по крайней мере не меньшей, чем по нормам предоставления на условиях социального найма, и в пределах того же поселения, где эти лица проживают.

А у федерального законодателя сохраняются все возможности как можно быстрее урегулировать этот вопрос. В суде подчеркивают — нужны общие нормативные ориентиры в определении достаточного уровня обеспеченности жильем должника-гражданина и членов его семьи.

Поэтому такое регулирование — не просто право, а обязанность законодателя прежде всего в интересах граждан. Законодатель также может установить дополнительные гарантии прав должника в случаях, когда ему противостоит экономически более сильный субъект.

Например, банк.

В этом понимании оспариваемые нормы в их взаимосвязи соответствуют Конституции РФ.

КС решил, что дело Ивана Ревкова будет пересмотрено.

Даже если нет ипотеки

Екатерина Мирошкина

экономист

Профиль автора

В 2021 году Конституционный суд совершил революцию в теме изъятия единственного жилья у должников. Теперь его все-таки можно забрать за долги, даже если это единственная квартира без ипотеки.

Пока это не изменения в законе, но суды уже начнут их использовать. Это значит, что за долги по расписке или перед банком можно остаться без единственного жилья. Это не значит, что жилье совсем заберут, а должник останется на улице, — но жилищные условия могут заметно ухудшиться. Исполнительский иммунитет, который еще месяц назад защищал дома и даже офисы, может больше не сработать.

Вот что сказал об этом Конституционный суд и кто рискует переехать против своей воли.

Курс для тех, кто много работает и устает. Цена открыта — назначаете ее сами Начать учиться

Банкротство — это процедура, которая позволяет списать долги. При условии, что управляющий нашел и изъял все имущество, которое подходит для взыскания. То есть что можно — забирают для расчета с кредиторами. А безнадежные долги списывают — с негативными последствиями для банкрота.

Если у вас или знакомых такая ситуация, теперь есть риски, что исполнительский иммунитет не спасет.

Все это указано в законе. Он действует и для банкротов — при долге по потребительскому кредиту или по расписке в размере 2 млн рублей можно жить в квартире за ту же сумму, но не отдавать ее.

Некоторые должники злоупотребляли такой защитой — иногда покупали на заемные деньги жилье, не возвращали долг и становились банкротами.

Даже если все понимали, что разумно было бы переехать в квартиру поменьше или в менее престижном районе, а разницу в стоимости отдать кредитору, исполнительский иммунитет позволял не делать этого.

Должник оставался при жилье, кредитор — без денег, а суды и приставы разводили руками: такой закон. Если жилье единственное, то будь оно сколько угодно большим и роскошным, изымать нельзя.

В законе не изменилось ничего. Законопроект, который широко обсуждался в 2017 году, так и остался в подвешенном состоянии — поговорили и отложили. Поправок по поводу замены роскошного единственного жилья на скромное в гражданском процессуальном кодексе все еще нет, а иммунитет формально работает.

Правами толковать закон в России наделен Конституционный суд. Он может находить нормы, которые нарушают чьи-то права или не соответствуют другим законам. И на основании этого дает разъяснения — дело пересмотрите, закон измените.

Законодатели могут довольно быстро отреагировать и уточнить нормы, а могут годами игнорировать эти указания. Так и случилось с изъятием единственного жилья — этот вопрос КС разбирал еще 2012 году.

И тогда же указал, что исполнительский иммунитет — это правильно. Но владеть домом площадью 320 квадратных метров и не отдавать долг в размере 3 млн рублей — не совсем честно.

Так что нужно защитить не только должников и их семьи, но и кредиторов, а статью 446 ГПК РФ — уточнить из-за имеющихся дефектов.

Вот только ничего с тех пор в законе не изменилось. Но тот же Конституционный суд рассмотрел очередное дело. Мужчина в 1999 году одолжил женщине 772 тысячи рублей, а должница годами не отдавала деньги.

Зато купила квартиру площадью 110 квадратных метров — причем уже после того, как было возбуждено исполнительное производство. С 1999 года долг ее вырос до 4,5 млн рублей, а должница стала банкротом.

Кредитор дошел до Конституционного суда. Потому что это как вообще — мне должны 4,5 млн рублей, при таком долге покупается квартира, но раз она единственная — я не могу получить свои деньги.

Почему бы должнице не сменить жилье на менее роскошное, а мне отдать разницу в счет долга. Если она сама не хочет — пусть ее обяжет суд. Но суды во всех инстанциях мужчине отказали — исполнительский иммунитет, извините.

Стоимость жилья не имеет значения: единственное — значит, защищено от взыскания.

У Конституционного суда, видимо, на этот раз терпение лопнуло. Он напомнил и про свои разъяснения 2012 года, когда постановил изменить закон для баланса интересов должников и кредиторов.

Но почти за 9 лет — заметили главные судьи страны — работы не продвинулись.

Это прямо так и назвали — «недопустимым законодательным бездействием», которое стало поводом для новой проверки конституционности статьи 446 ГПК.

Раз закон вы менять не хотите, будем уточнять нормы своими методами — говорят судьи в новом постановлении. И установили критерии, когда исполнительский иммунитет можно снять даже без изменений в ГПК РФ.

Конкретных норм, как в законопроекте, до сих пор нет. То есть нельзя сказать, что вот эта квартира в два раза больше нормы — поэтому на нее можно наложить взыскание, а вот на эту — нельзя, потому что это двушка для семьи из двух человек.

Очевидно, что работать эти разъяснения теперь точно будут. Не для всех должников и не в каждом деле, но теперь суды уже не смогут отфутболить кредиторов со ссылкой на безусловный иммунитет. Придется разбираться в каждой истории с наличием жилья и долга.

В первую очередь переехать в менее комфортное и более дешевое жилье рискуют должники-банкроты при злоупотреблениях. Но поменять единственный дом площадью 300 квадратных метров на двухкомнатную квартиру могут и без банкротства и злоупотреблений. Тут все на усмотрение конкретного суда с учетом условий, описанных в постановлении КС.

Читайте также:  Юридические услуги физическим лицам (гражданам)

Например, должник забыл погасить 500 тысяч рублей долга. Но уже после просрочки купил квартиру за 4 млн рублей. И теперь живет там вместе с женой и ребенком. Площадь единственного жилья — 90 квадратных метров.

Норма предоставления в регионе — 18 квадратных метров на человека, то есть семье хватит 54 квадратных метров. Даже если поменять их жилье на квартиру площадью 75 квадратных метров, разницы хватит на полное погашение долга.

Суд может отдать трешку в центре кредитору при условии, что тот предоставит должнику трешку в другом районе того же города.

Но если у такого же должника квартира площадью 60 квадратных метров, то хоть это и больше нормы, все равно забрать ее из-за долга будет проблематично — слишком маленькая разница между рыночной ценой и суммой задолженности.

Скорее всего, взыскание будут обращать все-таки не на квартиры, а на роскошную недвижимость — вроде загородных домов с участками или квартир в элитных комплексах, где налицо злоупотребление правами должника. Потому что Конституционный суд хоть и одобрил снятие иммунитета, но сделал акцент на разумности таких мер. Все-таки это должна быть не мера устрашения, а обоснованный способ погасить долг.

Российским банкротам разъяснили, как у них будут изымать единственное жилье — МК

Верховный суд разъяснил, как следует изымать «роскошное» единственное жилье у банкрота: цена продажи должна покрывать существенную часть долга, а ключи на меньшие квадратные метры надо вручать должнику заранее. Число россиян, из-за долгов переселившихся в более скромные дома или квартиры, будет расти.  

Всем, кто через суд объявил и объявит себя банкротом, надеется на списание долгов или их реструктуризацию и считает единственное собственное жилье неприкосновенным, в любом случае надо иметь в виду, что это больше не так.

Да, статья 446 Гражданско-процессуального кодекса по-прежнему гарантирует неприкосновенность единственного принадлежащего должнику пригодного для жизни дома или квартиры, за исключением заложенного по ипотеке. Но ещё в 2012 году Конституционный суд постановил, что этот иммунитет не должен распространяться на дорогостоящую недвижимость, её можно изымать, и обязал прописать в ГПК критерии «роскошности» жилья.

Правительству и парламенту до сих пор не удалось договориться, какой же цены и площади жилье можно считать «роскошным».

И в апреле 2021 года КС ещё раз вернулся к этому вопросу, назвал затягивание решения проблемы «многолетним недопустимым законодательным бездействием» и подтвердил: даже если жилье у должника в собственности единственное, но превышает определенные нормы, продавать его можно. Взамен следует купить нечто гораздо более скромное в том же населенном пункте. Пока изменения в ГПК не внесены, суды уже сейчас должны руководствоваться именно таким подходом, решая вопрос в каждом случае с учетом конкретных обстоятельств дела. При этом, оговорил КС, надо определять, есть ли смысл продавать единственное жилье, если за него можно выручить сумму, не делающую погоды при погашении долга.

Проект закона, который должен обеспечить выполнение решений КС, в правительстве ещё только готовят. Но первые ласточки уже полетели.

В конце июня в Екатеринбурге продали c торгов единственную пятикомнатную квартиру одинокого и бездетного банкрота Аркадия Поторочина — взамен ему предоставили однокомнатную и в пять раз меньше площадью.

А теперь вот Верховный суд, вынося определение по делу обанкротившегося бизнесмена из Хабаровского края Владимира Балыкова, попутно разъяснил, как с учетом решений КС следует поступать судьям всех уровней при рассмотрении подобных дел. 

Г-н Балыков должен Россельхозбанку 34,68 млн рублей. Эта сумма была с него взыскана как с поручителя по кредиту ООО «ВостокИнвест», где ему принадлежит 50%. Началась процедура банкротства, и Балыков попытался защитить от продажи в счет долга земельный участок (21 сотка) и стоящий на нем дом (366.4 кв.

м), единственное принадлежащее ему жильё. Суды разных уровней принимали разные решения.

Две первые инстанции Балыкову отказали, потому что заподозрили в стремлении защитить иммунитетом то, что защищено быть не может: дом построен еще в 2012 году, но зарегистрировал право собственности на него и прописался там г-н Балыков лишь в 2020 году, вскоре после того, как стал банкротом (раньше он был прописан в квартире матери). А кассационный суд принял во внимание аргументы должника (тот, мол, задолго до регистрации прав на дом жил в нем, а зарегистрировать недвижимость раньше не мог из-за конфликта с соседом) и решил, что жилье продавать нельзя. 

Теперь нижестоящим судам придется разбираться во всех обстоятельствах заново…

В общем, во всех случаях о банкротстве граждан ВС рекомендовал судам руководствоваться несколькими правилами. В частности, право собственности на новую квартиру или дом гражданин и его семья должны получить до того, как утратят право собственности на прежние.

А процедуру продажи единственного «роскошного» жилья следует прекращать, если цена на жилье упала и выручить за него можно несущественные по сравнению с суммой долга деньги.

Когда кредиторов у банкрота несколько, вопрос о продаже его единственного жилья должен сначала обсуждаться на их общем собрании, где следует выслушать и кредиторов, и должников, и иных заинтересованных лиц. Лишь после этого суд вправе утвердить порядок и условия предоставления замещающего жилья.

Разбор: когда должник может лишиться единственного жилья

Конституционный суд признал законными нормы Гражданского процессуального кодекса и закона о банкротстве, которые позволяют в некоторых случаях отбирать единственное жильё должника.

Такое постановление вынесено по делу жителя Калужской области Ивана Ревкова. В 1999 году он одолжил деньги знакомой, которая их не вернула. При этом в 2009 году женщина купила квартиру площадью 110 м2 — её единственное жилье, а позже объявила себя банкротом.

К настоящему моменту сумма долга с учётом индексации выросла до 4,5 миллиона ₽. Однако суд во взыскании денег Ревкову отказал, пояснив тем, что изымать единственное жильё запрещено.

Ревков обратился в Конституционный суд. Его судьи напомнили, что есть положение, по которому взыскивать запрещено только «разумно достаточную» жилплощадь. При этом должница владеет квартирой площадью 110 квадратов — такую недвижимость можно выставить на торги, но с соблюдением нескольких условий, решил суд.

В каких случаях единственное жильё могут выставить на торги

Вопрос, выставлять единственное жильё должника на торги или нет, должен решаться индивидуально в каждом случае. Чётких критериев тут нет, но есть ряд факторов, которые суд будет учитывать, поясняет главный юрисконсульт «Правокард» Наталья Гребнева.

Вот на что будет смотреть суд:

  • дата присуждения долга и дата возбуждения исполнительного производства;
  • информирование должника о наличии долга и его взыскании;
  • размер долга;
  • правомочность сделки по приобретению жилья уже после присуждения долга.

То есть если человек знал о своём долге, никак не пытался вернуть деньги и вместо этого купил квартиру, кредитор может обратиться в суд и попросить вернуть средства за счёт продажи недвижимости.

Однако если сумма долга мала по сравнению с недвижимостью, её вряд ли выставят на торги. Например, человек не вернул 10 тысяч ₽, а его жильё стоит 5 миллионов ₽.

В зоне риска — при больших долгах — находится дорогое жильё, скорее даже роскошное, добавляет юрист по банкротству, финансовый консультант юридической компании Vmestodolgov Василий Черепанов. По его словам, в практике есть случаи, когда суд обязывал продать квартиру стоимостью более 35 миллионов ₽ при сумме долга около 4 миллионов ₽.

Могут ли должника оставить вовсе без жилья

Суд не может оставить должника без жилья или предложить ему дом в деревне вместо трёхкомнатной квартиры в Москве, говорят юристы.

При снятии запрета на продажу единственного жилья должны быть учтено следующее:

  • должника нельзя оставить без жилища;
  • необходимо учесть норматив жилой площади на человека, которая предоставляется по социальному найму (он свой в каждом регионе, в Москве, например, это 18 м2);
  • должника нельзя переселить в другой населённый пункт, если он сам на это не согласен.

То есть если у должника изымают квартиру, взамен ему должны предоставить жильё площадью, достаточной для проживания всех членов семьи, поясняет главный юрисконсульт «Правокард» Наталья Гребнева. Также, если должник согласится, ему могут предоставить жильё в другом городе или посёлке, но равнозначное по состоянию.

В практике был случай, когда Верховный суд не разрешил отобрать у должника квартиру 40 м2 и предоставить взамен квартиру 19 м2.

Тогда суд пояснил, что иммунитет единственного жилья никто не отменял и квартира явно не соотносится с понятием роскошного жилья, отмечает юрист Игорь Зиневич.

Но в случаях, когда единственное жильё действительно роскошное — дорогое и большой площади, судебная практика не на стороне собственника. Кредиторы лишают должника такого роскошного жилья и предоставляют взамен более скромное, говорит Зиневич.

С появлением постановления Конституционного суда, скорее всего, в большинстве случаев суды по-прежнему будут обращать взыскание только на действительно дорогие объекты недвижимости, добавляет генеральный директор ООО «Институт земельного права» Фёдор Левов. При этом он советует в любом случае аккуратно и добросовестно подходить к вопросу кредитования, регулярно вносить платежи по кредитам и возвращать все долги.

Читайте также:  Адвокат по статье 121. Заражение венерической болезнью

Отдельный случай — ипотечное жильё. Такая квартира изначально находится в залоге у банка, который выдал деньги на её покупку. Если заёмщик перестанет платить по кредиту, банк выставит квартиру на продажу, чтобы вернуть свои деньги, поясняет юрист, эксперт в области недвижимости и банкротства Игорь Зиневич.

При этом никто не будет предоставлять семье взамен другое жильё.

Минюст представил новый вариант изъятия единственного жилья у должников

30 ноября 2018, 13:26

Москва. 30 ноября. ИНТЕРФАКС — Единственное, но роскошное жилье у человека можно будет изъять за долги в рамках процедуры банкротства, следует из доработанного законопроекта Минюста, с которым ознакомился «Интерфакс».

Нововведения распространятся на все виды долгов, а не только на алименты и возмещение вреда, как обещали ранее в министерстве. Эксперты называют документ «революционным» и потенциально интересным для крупных кредиторов, в частности, банков.

О начале разработке документа стало известно в январе 2017 года, когда Минюст обнародовал поправки в Гражданский кодекс РФ и закон об исполнительном производстве, разрешающие продавать с торгов единственное жилье должника.

Это допускалось, если обязательства превышают 5% от его стоимости, а площадь в два и более раза больше социальной нормы (разная по регионам — в среднем 14-18 кв.м на человека). Такой вариант развития событий предполагался, если задолженность подтверждена судом и другого имущества для взыскания не нашлось.

Эксперты идею раскритиковали за риск граждан лишиться привычного жилья при наличии весьма скромных долгов по ЖКХ или кредитам. К примеру, закон мог бы распространяться на имеющих долг в 50 тыс. рублей и квартиру стоимостью 1 млн рублей.

В результате в мае 2017 года Минюст пообещал, что жилье за долги по кредитам, ЖКХ изымать не будут.

Сферу действия проекта ограничили случаями взыскания долгов по алиментам, возмещению вреда здоровью или в связи со смертью кормильца, а также по возмещению вреда от преступления.

Уточнены и параметры «роскошного» жилья — более 36 кв.м на человека. А размер долга устанавливался на сумме не менее 200 тыс. рублей.

Свою инициативу министерство объясняло необходимостью исполнить постановление Конституционного суда (КС) РФ от мая 2012 года, в котором тот поручил законодателю определить пределы имущественного иммунитета на единственное жилье должника. КС решил, что он не должен распространяться на помещения, размеры которых превышают средние показатели, а их стоимость достаточна для удовлетворения требований кредитора. Иначе нарушается баланс интересов должников и кредиторов.

Теперь Минюст кардинально переписал законопроект. Обновленный документ позволяет изымать единственное жилье за любые долги, но только в рамках дела о признании человека банкротом.

Поправки в закон о несостоятельности разрешают включать его в конкурсную массу, а затем реализовывать на торгах. Инициировать процедуру банкротства человека можно, если размер долга перевалил за 500 тыс.

рублей, а просрочка — не менее трех месяцев.

Четких параметров «роскошности» на этот раз Минюст не предлагает. «Пока не доказано иное, не считается роскошным жилище, стоимость которого заведомо не превышает 30 млн рублей», либо на каждого члена семьи должника, проживающего в нем, не превышает 30 кв.м, говорится в законопроекте.

Доказывать «роскошность» жилья будет заявитель, желающий изъять его, а суд при решении этого вопроса будет «принимать во внимание» число проживающих совместно с должником и «иные обстоятельства».

При этом отказать в изъятии суд должен, если размер требований «явно несоразмерен стоимости спорного жилища» — это предполагается, если размер долга не превышает 1 млн рублей или менее 5% от стоимости спорного жилья.

На улице до покупки нового жилья должник не останется. Кредитор должен еще до продажи ему купить взамен другое, более скромное, допускается покупка и за счет денег из конкурсной массы.

Среди требований: расположение в том же населенном пункте, что и изымаемое, не аварийное и уже построенное, а на каждого члена семьи приходится не менее 10 кв.м жилой площади и 20 кв.м общей, количество изолированных комнат — не менее половины от числа членов семьи.

В расчет не будут приниматься те, у кого есть другое жилье. Кроме того, не должна ухудшиться доступность садиков, школ, больниц для детей и нетрудоспособных иждивенцев должника.

Суд может определить дополнительные критерии с учетом места работы и учебы, заболеваний членов семьи и иных обстоятельств. Кредитор и финансовый управляющий должны обеспечить возможность участия должника и членов его семьи в просмотре нового жилья.

Кроме того, проект предусматривает возможность на год приостановить рассмотрение вопроса об изъятии жилья при наличии уважительных причин у должника и членов его семьи, в частности, беременности, наличия детей до одного года, тяжелой болезни. Оставшиеся после реализации роскошного жилья средства пойдут на погашение долгов кредиторов, а остатки — достанутся должнику.

Мнения экспертов на счет проекта разделились.

«Законопроект можно назвать революционным, поскольку до настоящего времени единственное не ипотечное жилье оставалось практически недосягаемым для кредиторов», — говорит партнер «Пепеляев Групп» Юлия Литовцева.

Предлагаемый механизм достаточно разумный, соглашается руководитель практики «Недвижимость. Земля. Строительство» АБ КИАП Сергей Попов. По его словам, огромный плюс законопроекта в том, что он хоть что-то предлагает.

И сейчас в практике встречаются случаи, говорит он, когда кредиторы предлагают должникам купить взамен жилье поменьше, а имеющееся продать и закрыть долг.

Но, как правило, на это должники не соглашаются и ссылаются на то, что жилье единственное.

По словам Ю.Литовцевой, многие их состоятельных ответчиков или банкротов до настоящего времени убеждены в том, что можно вывести любые активы, без риска сохранив за собой дворец-дом-квартиру, названные в законопроекте роскошными.

«Безусловно, это ненормальная с точки зрения баланса интересов должника и кредиторов ситуация, настоятельно требующая решения», — считает она.

Против идеи выставления на торги единственного жилья должников партнер юрфирмы «Юст» Александр Боломатов.

«Отнимать жилье — это ужасная подлость. Давайте тогда сразу в долговую яму сажать», — говорит он.

По его мнению, кредиторы не должны компенсировать свои риски единственным жильем должника — нужно знать своего партнера и подстраховываться.

В других случаях, например, компенсации ущерба нужно взыскивать с доходов, но для этого нужно улучшать, в частности, работу приставов.

Права кредиторов были бы лучше защищены, если бы исполнение можно было системно контролировать, например, через банки, если бы появились частные приставы, полагает А.Боломатов. Он убежден, что КПД нововведения будет высоким совсем недолго.

«Люди быстро поймут, что единственное жилье под ударом, будут переводить его на родственников, друзей. Новая норма будет действовать год — через год ее КПД упадет», — убежден он.

По его мнению, государство может продавить эту идею не столько в интересах кредиторов, сколько в интересах коммунальщиков и налоговиков.

Новый механизм может быть интересен для крупных кредиторов, располагающих возможностью предоставить заем на приобретение другого жилья для должника, в частности, банков, полагает Ю.Литовцева.

С.Попов напоминает, что 22 ноября Верховный суд РФ как раз в деле о банкротстве гражданина высказался о том, что роскошное жилье может составлять предмет взыскания.

Юрист правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры» Руслан Муртазин отмечает, что многие юристы и судьи объективно полагают, что единственное жилье — понятие относительное и, исходя из здравого смысла, не каждое единственное жилье нужно исключать из конкурсной массы. Однако, по его словам, пока непонятен порядок оценки и дальнейшей продажи роскошного жилья.

«Возможно, заявитель столкнется и с другими трудностями: с поиском жилья и переселением гражданина-банкрота, с косвенными расходами», — отмечает он.

Великое переселение банкротов

Не дождавшись реакции властей, за девять лет так и не уточнивших критерии роскошного жилья и границы исполнительского иммунитета, Конституционный суд (КС) РФ попытался сам решить проблему.

Он допустил при ряде условий изъятие единственного жилья у граждан-банкротов с предоставлением взамен более скромного. Юристы называют позицию революционной и считают, что продолжниковая судебная практика теперь развернется в сторону кредиторов.

В первую очередь проблемы могут возникнуть у владельцев больших домов и многокомнатных квартир. Но могут пострадать и те, у кого жилплощадь просто больше социальной нормы.

Читайте также:  Помощь и консультация юриста по договорам

В защиту роскоши

КС опубликовал постановление (.pdf) по жалобе Ивана Ревкова, допустив ограничение исполнительского иммунитета, защищающего единственное жилье гражданина-должника от взыскания. Ст.

 446 Гражданского процессуального кодекса РФ (ГПК) не разрешает продать такое жилье для погашения долгов, даже если оно является очевидно роскошным.

Это позволяет должникам приобретать недвижимость на заемные средства (без ипотеки), которые они не собираются возвращать.

Проблема существует много лет, и КС неоднократно указывал на необходимость корректировки ГПК, но Минюст и Госдума рекомендации игнорировали.

В 2012 году КС прямо обязал законодателя определить пределы защиты единственного жилья и разработать порядок обращения на него взыскания, если недвижимость явно превосходит разумные потребности человека в жилище, а активы должника несоразмерны его обязательствам. Но за девять лет поправки в ГПК так и не были внесены.

Не изменилась за это время и судебная практика, занимающая сторону должников.

Так, Верховный суд РФ (ВС) прошлой осенью отказал кредиторам в праве принудительно заменить гражданину-банкроту его единственную квартиру на жилье меньшей площади (см.

“Ъ” от 24 октября 2020 года), сославшись как раз на то, что закон этого не позволяет. Теперь КС решил самостоятельно восполнить недостаток регулирования.

Больше не безусловное право

Иван Ревков более 20 лет назад одолжил своей знакомой Елене Шахлович 770 тыс. руб., но та деньги не вернула. Кредитор получил решение суда о взыскании средств и передал его на исполнение приставам, но долг взыскать не удалось.

В 2019 году должницу признали банкротом.

В рамках этого дела выяснилось, что еще в 2009 году Елена Шахлович приобрела квартиру площадью 110 кв. м стоимостью большей, чем сумма ее задолженности перед Иваном Ревковым (к 2019 году с учетом индексации долг составил 4,5 млн руб.).

Но арбитражный суд Калужской области отказался продавать жилье и исключил его из конкурсной массы, так как оно для должницы оказалось единственным и не было обременено ипотекой. Это решение поддержали вышестоящие инстанции, а ВС не стал пересматривать дело.

Господин Ревков обратился в КС, настаивая, что ст. 446 ГПК во взаимосвязи с п. 3 ст. 213.25 Закона о банкротстве противоречит Конституции, так как дает единственному жилью иммунитет, даже если оно приобретено после возбуждения приставами исполнительного производства и значительно превышает разумно достаточную площадь для удовлетворения потребности в жилище.

В постановлении КС снова напомнил об обязанности законодателя внести изменения в ГПК, раскритиковав его медленную реакцию: «Помимо многолетнего недопустимого законодательного бездействия, указанный длящийся риск причинения вреда конституционно значимым ценностям отягощается самим по себе неисполнением акта конституционного правосудия». По мнению суда, «это лишает оснований дальнейшее ожидание своевременного исправления действующего законодательного регулирования и вынуждает КС вновь обратиться к проверке конституционности (той же статьи.— “Ъ”)».

Ключевым выводом КС стало признание того, что ст. 446 ГПК больше не может служить в качестве «безусловного отказа в обращении взыскания на жилые помещения, если суд считает необоснованным применение исполнительского иммунитета».

  • Снятие защиты с единственного жилья возможно, если суды установят, что оно было приобретено со злоупотреблениями, говорится в постановлении.
  • Может учитываться время присуждения долга, возбуждения исполнительного производства и извещения должника об этих событиях, условия сделок по отчуждению другого имущества для приобретения защищенного иммунитетом жилья.
  • Также суды должны учитывать рыночную стоимость жилья и ее соотношение с величиной долга, чтобы обращение взыскания было обоснованным, а не использовалось как «карательная санкция» или «средство устрашения должника угрозой отобрания у него и членов его семьи единственного жилища».

Оставить на улице должника нельзя — ему следует предоставить новое жилье площадью не меньше, чем по договору соцнайма и в пределах того же поселения (либо в другом регионе с его согласия). В связи с этим решения судов об отказе взыскать квартиру должницы Ивана Ревкова подлежат пересмотру, постановил КС.

Революция в практике

«Суть позиции КС сводится к тому, что допустимо предоставлять должнику иное, более скромное жилище, а то в котором он проживает, продавать для погашения долгов перед кредиторами»,— говорит советник юрфирмы РКТ Иван Стасюк. Иммунитет не действует, если должник злоупотреблял правом при приобретении жилья, то есть когда оно куплено фактически на деньги кредиторов, но залогом не обременено, поясняет он.

Юрист банкротного направления Vegas Lex Валерия Тихонова называет постановление «поистине революционным для практики», добавляя, что на фоне бездействия законодателя и продолжниковой позиции арбитражных судов КС «взял на себя миссию по установлению границ исполнительского иммунитета».

Адвокат юргруппы «Яковлев и партнеры» Бронислав Садиков считает позицию КС особенно важной для кредиторов, учитывая то, что «число злоупотреблений со стороны должников достигло критической массы, и дальше так продолжаться не могло». Об этом, по его словам, свидетельствует как возросшее число споров данной категории, в том числе в ВС, так и активное обсуждение вопроса профсообществом.

Отдельно господин Садиков приветствует критику суда в отношении многолетнего бездействия законодателя, «по-видимому, все свои силы и энергию направляющего на спасение Родины от иностранных агентов, клеветников в интернете и прочих деструктивных сил» вместо исполнения указаний КС о внесении поправок в ГПК.

«Постановление будет иметь огромное значение для правоприменительной практики,— соглашается с коллегами партнер коллегии адвокатов Pen & Paper Станислав Данилов.

— Фактически КС отменяет исполнительский иммунитет для подавляющего большинства граждан, которые попадают в процедуру банкротства, и возлагает на арбитражные суды функцию определять порядок приобретения другого жилья для должника и его семьи по нормам социального найма».

Социальные нормы жилья разнятся от региона к региону и зависят от количества и родства проживающих вместе лиц.

В Москве, например, минимальная норма составляет 18 кв. м на человека, но для семьи из супругов положена «однушка» площадью до 44 кв. м.

«Можно ожидать изменения подхода арбитражных судов и ВС к разрешению вопроса о возможности забрать у должника его единственное жилье. С высокой долей вероятности суды будут разрешать предоставление должнику замещающего жилья»,— говорит Валерия Тихонова.

Бронислав Садиков рассказывает о примере из личного опыта, когда арбитражный суд исключил из конкурсной массы трехэтажный дом должника на Новорижском шоссе и землю, на которой он расположен, общей стоимостью свыше 20 млн руб. при сумме долгов около 10 млн руб. Он рассчитывает, что «с принятием постановления КС подобные случаи будут исключены».

Иван Стасюк положительно оценивает позицию КС, но считает необходимым закрепление критериев, при которых единственное жилье может быть продано за долги, на законодательном уровне.

«Впрочем, принятие поправок в скором времени не выглядит очевидным.

Принятие таких мер вряд ли будет воспринято многими позитивно, так что весьма вероятно, что вопрос продолжит регулироваться на уровне судебной практики»,— полагает господин Стасюк.

«Это начало радикальных изменений практики применительно к обращению взыскания на единственное жилье, по крайней мере, в рамках банкротных дел»,— согласен Станислав Данилов.

На практике это будет выглядеть примерно так, рассказывает он: «По решению суда из конкурсной массы выделяются средства на покупку должнику замещающего жилья в том же городе и примерно в том же районе, которое по своим конструктивным и техническим характеристикам соответствует тому же уровню жилья по метрам соцнормы».

Согласие должника в таком случае не будет спрашиваться, какие-то жизненные факторы (детсады, школы, поликлиники, кружки), вполне вероятно, будут игнорироваться судом как не имеющие имущественной оценки, рассуждает господин Данилов.

Однако вопрос о том, насколько широко будет применяться позиция КС, остается открытым. «В принципе ее можно применить к любому жилью, где на проживающего приходится больше метров, чем по социальной норме. Но в первую очередь это, конечно, должно касаться именно роскошного жилья, а не просто превышающего минимальные размеры»,— говорит Иван Стасюк.

Бронислав Садиков тоже полагает, что в приоритете для кредиторов будет продажа больших дорогих домов и квартир.

Впрочем, Валерия Тихонова допускает, что на практике «наличие трех комнат для двух жильцов может быть расценено как излишняя обеспеченность жилплощадью, и если выручка от продажи такой квартиры достаточна для расчета с кредитором, то риск обращения на нее взыскания будет существенным».

При этом госпожа Тихонова опасается, что позиция КС может привести к лишению единственного жилья и тех должников, кто дошел до банкротства из-за своей финансовой безграмотности и неосторожности, а не в результате злонамеренного уклонения от погашения долгов. Но, по мнению господина Садикова, для добросовестных должников ничего измениться не должно, а риски возникают лишь для тех, кто злоупотребляет правом, пользуясь бездействием законодателя.

Анна Занина, Марина Царева

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *